Стихи про С-Петербург: Достопримечательности, 2

Стихи про С-Петербург: Достопримечательности, 2

20 стихов про достопримечательности Петербурга: Петропавловскую крепость,  Мариинский театр, Коломну и другие.

  • Дворец Юсуповых на Мойке (Юсуповский дворец) — бывший дворец в Санкт-Петербурге, памятник истории и культуры федерального значения. Располагается на набережной реки Мойки, территория дворца с садом простирается до улицы Декабристов. Дворец вошёл в историю как место убийства Григория Распутина.

61. В Юсуповском дворце

Алла Верная

Под ногами мрамор лестниц расстилается ковром.
По истории беспечно поднимаемся вдвоем.
Этим стенам доводилось слышать музыку балов,
Шорох чьих-то кринолинов, трепетанье вееров.

Жизнью полнились когда-то кабинеты, этажи,
Солнце в окна пробивалось, освещая витражи.
Нынче в залах бродят тени, взор сверкнет лишь иногда,
То глядят вослед с портретов удивленные глаза.

«Театральные подмостки». — Вновь трагедия. — Страна,
Жизнь людская — всё обломки. И исчезли навсегда…
Анфилада комнат белых, охраняемая львом…
Отражаемся в прошедшем нынче мы с тобой, вдвоем.

Дворец Юсуповых на Мойк

60. Каков Юсупова дворец на Мойке в Питере, ребята,

Вадим Тросницкий

Каков Юсупова дворец на Мойке в Питере, ребята,
Распутин в нём убит когда-то,
Не это главное, сегодня,
Ходить по залам стало модно,
В них отдохнёшь от суеты
И под покровом красоты,
Со стен смотрящей на тебя,
России прошлое любя,
Добром помянешь тех творцов,
Что понастроили дворцов
На восхищение потомкам,
Когда б октябрьская ломка
Народу двери не открыла,
В дворце людей не густо было.
Жила бы здесь одна семья,
Прислуга рядом обитала,
Ну, пусть балы, когда давала
Для света высшего она.
Культура и толпе нужна,
Её напор в твои палаты
Это, Юсупов, час расплаты
И высока его цена.
Заранее за всё сполна
Платил бы, князь, за это чудо,
То ярость бы взялась откуда?
А средства тратил на забавы,
О нуждах, позабыв державы.
Нашлись таки лихие люди,
Сказали: — «с этих не убудет,
Разграбь, награбленное ими
И сделай все дворцы своими!»
Урок жестокий для России,
Но не последний, позабыли
О грустном прошлом «демократы»
Вновь понастроили палаты,
Народ к ним ненавистью зреет,
Ещё один урок сумеет
Тем преподать, кто уцелеет
От его гнева и напора,
Что прочь сметёт всю эту свору.

59. Юсуповский дворец на Мойке

Елена Рид

Когда в душе темно и смутно,
ступай в Юсуповский дворец.
Там шепчет ветер поминутно:
всему конец, всему конец.

Кусают сфинксы кольца-пальцы,
склоняя нежное лицо,
хозяйка уронила пяльцы
и покатилось колесо.

Наружу внутренность органа,
распотрошенных тайников,
и плавно оседает прана
лечебных нервных порошков.

Покинь и ты свои покои,
покой и Родину оставь,
помчатся бронзовые кони
сквозь полночь лунную стремглав.

На половицах проступает
кроваво-красное пятно,
никто тебя не провожает,
не ставит лампу на окно.

Когда душа изнемогает,
поймешь с отчетливостью злой —
тебя ничто не оправдает.
Ты неудачник. Ты живой.

58. Юсуповский дворец в Петербурге

Игала

Юсуповский дворец блистает красотой,
Величием своим другие затмевает,
Подобные ему, в нём царствует покой
И душу он триумфом ублажает.
Из зала в зал вхожу я с трепетом души,
Когда-то жизнь в нём била водопадом,
Весь высший свет бывал здесь, но уже
Встречает он теперь и служит всем отрадой.
Неповторим его декор и интерьер,
Картины, люстры, мебель впечатляют,
Театр для россиян работает теперь,
Игра его артистов восхищает.
Дворец живёт на свете столько лет!
Хранит былые образы и лица,
И не один таит в себе секрет,
России здесь история хранится.

57. Юсуповский дворец в С. Петербурге

Лилия Римм

Красив «Юсуповский» дворец,
Под стать значительному роду.
Здесь свет и тьма переплелись,
В угоду власти и народу!

Юсуповский дворец на Мойке

Ольга Васильевна Савченко

Юсуповский дворец на Мойке
Шедевр бесценный Петербурга,
Обширный, с множеством надстроек,
Встречает каждого, как друга.

Владельцы были не простые,
Родня царя и фавориты,
Ценились связи родовые,
Застройка в центре — для элиты.

К Ивану Грозному однажды
Двух сыновей султан отправил,
Дарами был обласкан каждый,
И в новой прижились державе.

Отца их недруги убили.
В Орде жестокие законы.
В грехах всех братьев обвинили,
На родине к ним непреклонны.

И соплеменники колдунью
Наслать проклятье попросили,
На долю ворожила злую,
Чтоб род свой братья прекратили.

От них пошло пять поколений,
В Юсуповском дворце прожили,
Богатств немало и имений
Легко и быстро заслужили.

Когда идешь по пышным залам,
Их роскошь просто поражает,
Во всём изыск, в большом и малом,
Воображенье оживает.

Есть свой театр, большой, просторный,
Гостиных облик королевский,
Эдем волшебный рукотворный,
И интерьер вокруг прелестный.

На все несметные богатства
Один лишь был всегда наследник,
Хоть дети у князей родятся,
Их век не слишком долголетний.

Портреты их с картин взирают,
Княжна прекрасна Зинаида,
Дворцом владенье завершает,
Изящна, будто Афродита.

Она являлась светской львицей,
И при дворе всегда блистала,
Была известна всей столице,
Играла, пела, танцевала.

Благотворительность вершила,
А в революцию бежала,
В Париже время проводила,
И эмигрантам помогала.

Теперь музей в дворце чудесном,
Есть экспозиция в подвале,
И в этом жутковатом месте
Распутина убить желали.

Средь заговорщиков князь Феликс,
Сын Зинаиды, все застыли,
Фигуры их запечатлелись,
Пусть и из воска, как живые.

Когда экскурсия к финалу
Подходит, ты уже уставший,
Буфет при розовом есть зале,
Один другого тортик краше.

Из кухни княжеской рецепты
Вам предлагаются на выбор,
И чаем можно здесь погреться,
Ведь Питер. Даже летом сыро.

  • Фонтанный дом — один из дворцов графов Шереметевых в Петербурге, получивший своё название по реке Фонтанке, на берегу которой он стоит. До 1917 года Шереметевский дворец и усадьба принадлежали пяти поколениям старшей (графской) ветви рода Шереметевых.
    В настоящее время
    В одном из флигелей Фонтанного дома расположен Музей Анны Ахматовой.

56. Дом Фонтанный

Алла Верная

С утра мы будем очень заняты —
Искать на набережных здания:
На Мойке — Пушкинский музей
И Дом Фонтанный. Для друзей,
Что с ритмом, рифмою дружны,
Они во истину важны.
О Пушкине и речи нет:
Во все века — поэт. Поэт!
А Дом Фонтанный — что ж такое?
Поэма, даже без героя,
Там зародилась пред войною.
И, как дитя, там много лет
Её растил в душе поэт.
Там за оградой чудо-зданья
Живут стихи-воспоминанья,
Возникнув в флигеле дворца,
И ныне трогают сердца,
Сегодня, в двадцать первом веке, —
О женщине, о человеке,
О сыне, боли и войне
И, кажется, что обо мне.
Фонтанный дом. Дворец. Ограда.
На набережной Ленинграда.

Шереметьевский дворец. Ленинград.

55. Фонтанный дом

Вадим Константинов

Овеян множеством
Легенд
И сплетен,
Он…

Своей узорчатой
Оградой
Отделён
И от Фонтанки…

И от нас
С тобою…

Лелеет прошлого
Пленительные
Сны!..

И снами этими
Невольно
Рождены,
Здесь ночью
Призраки
Проносятся
Гурьбою!..

  • В 1712 г. Петр I подарил один из участков на Фонтанке своему соратнику фельдмаршалу Б. П. Шереметеву для сына графа Петра Шереметева. Более 150 лет (до 1918 г.) дворец и усадьба принадлежали пяти поколениям известного дворянского рода Шереметев

54. Фонтанный Дом

Елена Олеговна Румянцева

Из тех времен,
куда возврата нет,
В окне двойном
латунный шпингалет,

До срока в тёмных
прячется углах,
Не фобия —
Тюремный липкий страх.

И в мутном зеркале,
Как будто наяву,
Тень прячет сердце
В стылую Неву.

Здесь темной патиной
Подернуты года,
Когда на эмках
Ездила беда.

И держит запертым
Латунный шпингалет
Окно туда,
Куда возврата нет.

53. Шереметьевский дворец. Белый зал

Изабо Буатетт

Кто отразился в этих зеркалах —
Прасковьи тень, ахматовский ли профиль?
«Поэмы без героя» мчатся строфы,
Когда в сознанье зародился страх.

Какую тайну скрыли зеркала?
Чей взгляд отобразился в них нескромно?
Подобно молнии, и речь — раскаты грома…
И страсть — над бездной вставшая скала.

Скользящий полонез и котильон —
Здесь отразилась я в порыве танца,
Лицо залилось пламенным румянцем,
Танцую венский вальс, и ОН влюблён!

Проходит бал, темнеют зеркала,
Хранящие ушедшего секреты.
За окнами раздался шум кареты.
Пустует зал, но летом ночь светла.

52. Шереметьевский дворец

Инесса Митина

На неспокойных берегах Невы,
Фонтанки, Мойки и каналов
три века уж красуются дворцы,
их и сегодня здесь ещё немало.
На левом берегу Фонтанки,
в тенистой глубине двора
дворец возвысился,
после нередких наводнений
залечивая ранки,
на этой самой вот земле Петра.

Участок сей когда-то графу
презентовал сам царь лишь одному,
за все его великие дела
Борису Петровичу Шереметеву, самому.

Военачальник,
первый русский генерал,
фельдмаршал отважно
при Петре он воевал,
дворянской конницей
командовал, преуспевал.
И даже Марту Скавронскую
в свой плен когда-то брал,
лишь позже мир царицу в ней,
Екатерину Первую,узнал.
Дворец был графу
милым родовым гнездом,
немалую известность
семья познала в нём.

Дом центром жизни
был на Фонтанке
и на самой красавице-Неве,
зажёг двор-род по той поре
свет яркий да, во всей стране.
Позднее история всех тех,
кто творил не на стороне,
величала уважительно по имени,
а графа ж почитали все:

Жуковский, Глинка и Серов,
Тургенев, Балакирев и Стасов.
Кипренский Пушкина
здесь рисовал портрет,
прекрасно помним
мы его со школьных лет.
Герб рода Шереметьевых
сияет на фронтоне,
инициалы видны на
ажурных и воротах, и заборе,
а за дворцом есть
тихий пруд и сад,
они прекрасно помнят всех,
кто там гулять был рад,

То вдохновение поэты
передали эстафетой нам,
добавлю только я,
что в правом флигеле дворца
жила позднее уж сама —
Анна Андреевна Ахматова,
и мысли строчками
в стихах своих лила.
Сегодня теплоходы,
дворцы все эти проплывая,
о ходе событий тех
времён нам щедро напоминают,
их красота, величие,
убранство, увы,
кровавых внутри баталий,
отнюдь, не затмевают.

Так, в жизни красота,
коварство, неизбежность рядом,
а время и сегодня
неумолимо командует парадом.

51. Ещё хранит Фонтанный Дом

Наталья Колмогорова

Проснувшись рано на рассвете,
Ещё хранит Фонтанный Дом
Воспоминаний чудный сон:
Борис Петрович Шереметев —
Фельдмаршал, князь, учёный муж
И покровитель дивных Муз,
(Судачат, прусской крови — плоть),
Храни властителя, Господь! —
Пьёт чай из тонкого фаянса,
И звуки трепетного вальса
Пленяют искренностью чувств…

Округлый свод над мезонином,
Чугунной изгороди вязь…
Судьба дворец всегда хранила,
Не зря великосветский князь,
Остался верен сам себе:
Слова излишние отсёк,
Вписав латынью на гербе:
«Бог сохраняет всё!»

Да, помнит на Фонтанке Дом:
И сад, и флигель за окном,
Эпох изменчивых раскаты…
Сюда спешили дипломаты,
Художники, учёный люд —
Вся знать столицы, мнится, тут!
Борис Петрович Шереметев —
Умён, порывист, точно ветер.
Легенда Северной столицы!
За честь отечества радея,
В награду орден получил
В честь Первозванного Андрея…

Тут побывать имели честь
Особы царского семейства —
Им до утра не надоест
Рассказы слушать без конца
О битве в Рыуге, Полтаве,
И глядя на Мальтийский крест,
Завидовать немного славе
Владельца оного дворца.

О, этот Дом ещё хранит
Воспоминания былые!
Здесь львы стоят, как часовые
На страже праздной тишины;
Когда-то жизнь в дворце кипела,
Тут пели Богу а капелла,
А на подмостках сцены снова
Блистала прима Жемчугова!

Звенел паркет от шпор в парадной,
Когда юнцы-кавалергарды
Сверкая золотом петлиц,
Под звуки вальса с менуэтом,
Кружились долго, до рассвета,
Обняв кокетливых блудниц…

И маскарады, и спектакли,
Балы, пирушки, вечера —
Всё это словно бы вчера,
(Увы, иные дни грядут!)
Жуковский, Пушкин и Кипренский,
Ах, Петербург великосветский! —
« Все промелькнули перед нами,
Все побывали тут…»

Ещё свежи воспоминанья
Минувших дней, минувших лет:
Фонтанки новый парапет,
Дворец в лучах ярила — светел…
Тут жил когда-то Шереметев,
У синей заводи реки,
Пять поколений — словно пальцы
Одной руки.

50. Фонтанный дом

Татьяна Казовская

Капризы барочные дома Фонтанного — Анна,
Душа непорочная, проповедь странная — Анна,
Ограда Корсини за окнами синими — Анна,
Жемчужина в инее, сказка по имени — Анна.

С Прасковьиной долею волей-неволею — Анна,
Стихами намолена с горькими болями — Анна,
У дома Фонтанного гостья желанная — Анна,
Подруга незваная, дымка туманная — Анна…

49. Фонтанный дом

Татьяна Карра

Фонтанный дом, фонтанный дом…
Она жила когда-то в нем.
Стихи писала, не спала…
С тоской ночною всех звала.

Звала любимых и родных,
Живых, а может неживых?
Молила образа святых:
«Спасите жизни остальных»…

Молилась всем богам небесным,
Но, не вернуть на землю грешных
В Фонтанный дом, в Фонтанный дом…
Так жизнь остановилась в нем.

Безбожный век, безбожный стих…
Кого он мог спасти в тот вихрь?
Не возвратить молитвой тех,
Кого забрать решил тот век!

Фонтанный дом, Фонтанный дом…
Здесь била жизнь давно ключом.
Афиша… Анны силуэт.
Она жила здесь…Наш поэт!

48. Фонтанный дом

Улекса фон Лу

Фонтанный дом — дом русского барокко,
как много в нем истории России!
Взгляд на Фонтанку из высоких окон,
в колоннах крыльев — высота и сила!

Граф Шереметьев собирал здесь книги,
оружие, монеты и картины,
прибежища российского пиита
тепло хранят старинные камины.

Чугунная решетка оплетает
дворец и сад со статуей поэта,
в узорах — хор гармоний стародавних,
Фонтанный дом — легенда и поэма!

  • Таврический дворец — петербургская резиденция князя Григория Потёмкина-Таврического. Построен в 1789 году. Дворец расположен на Шпалерной улице, в квартале между Потёмкинской и Таврической улицами. Позади него находится Таврический сад.
    В 1906-1910 годах интерьеры здания изменили в связи с размещением в нём Государственной думы. С началом Февральской революции в Таврическом дворце разместились Временный комитет Государственной думы, а затем и Временное правительство (до июля 1917), здесь же возник Петроградский совет рабочих депутатов. В Таврическом дворце проходил I Всероссийский съезд Советов рабочих и солдатских депутатов 3-24 июня 1917 года. До переезда в августе 1917 года в Смольный в Таврическом дворце заседал ВЦИК Советов.

47. Таврический сад

Александр Егоров

В Таврическом саду,
Аллея вдоль ограды,
Свой путь ведет к пруду,
В тенеты парка — сада.

Мостки на острова,
Ландшафтные пространства,
Зеленая листва,
Природы постоянство.

Английские сады,
Разбитые когда — то,
Столетние дубы,
Вечерняя прохлада.

Неясный силуэт,
И взгляд, «Прекрасной дамы»,
Вдруг воскресит сонет,
Из позабытой драмы.

Таврический дворец,
Ажурная ограда,
«Потемкинский» венец,
Таврического сада.

46. Сентябрь в Таврическом

Андрей Осемар

Времена года делятся на
мужские и женские. Первые
законченные, определённые,
контрастные. Это лето и зи-
ма. Вторые же размытые,
аморфные и иррациональные.
Весна и осень.
какой-то французкий философ

Осень в городе прекрасна.
Если, выпив полтораста
граммов водки по пути,
в сад Таврический зайти.

Тут вальяжен и беспечен,
сыт и глуп бредёт народ.
В Аушвице стынут печи,
стал гешефтом Холокост.

В городе прекрасна Осень,
все её о чём-то просят.
Чтоб спешила… чтоб ждала…
чтоб любила… чтоб дала.

Осень дарит нам надежды
щедро. Голова хмельна.
Женщины доступны, нежны
и нам преданы до дна.

45. В Таврическом саду

Батый Ирина

Весь день в саду Таврическом,
На месте историческом
Толпится петербургский люд.
Найти не просто в Питере
В его всегдашней кутерьме
отдохновения уют.

Жизнь лишь в саду Таврическом.
Вовне — в сне летаргическом
Недвижны, мрачны острова.
Вдоль улиц тянутся дома,
Как скучной повести тома.
И веет холодом Нева.

Пройтись в саду Таврическом
Ветрам назло нордическим
Является народ толпой.
Гнушаясь беспорядками,
Бредёт по саду с грядками
Извилистой тропой.

Покой в саду Таврическом.
Тут весь народ нервический
Утешиться на время рад.
Забыть о сумрачных домах,
О бедных, тощих закромах…
Забыть суровый Петроград.

Века в саду Таврическом
В манере поэтической
Плетут из зелени венки.
Ах, как сей мир не украшай,
Всё будет копия, не Рай.
Не Вечность, краткие деньки.

44. Таврический сад

Вадим Константинов

Таврический дворец звучит,
Как сказка!..

А сад Таврический, —
Та сказка наяву…

И я в приезд свой
Питером обласкан,
Цветам подобно, впечатления
Нарву…

Собрав букет!..

И средь того букета,
Меня своим дыханьем
Опьянят
Таврический дворец…

И дивный этот
Таврический неповторимый
Сад!..

  • Таврический сад — памятник садово-паркового искусства в центральной части Санкт-Петербурга. Располагается в квартале, ограниченном Кирочной, Потёмкинской, Шпалерной и Таврической улицами.

43. Таврический сад

Ирина Ершова

Таврический сад в осенней раскраске,
Его узнает каждый без подсказки.

Там спят мои воспоминания,
Как в юности ходили на свидания.

Потом с детьми гуляли в том саду
В далеком незапамятном году.

Все те же дорожки и тот же пруд,
По-прежнему утки в нем живут.

Но снова осень, снова листопад…
И не вернуться нам уже назад.

42. В Таврическом саду

Марина Серебряная

Как я люблю красоты Петербурга!
Цветущею природой он богат.
Я отправляюсь утром на прогулку
в чарующий Таврический наш сад.

Среди природы яркой и зеленой
дворец, как в сказке, манит красотой.
Гуляет каждый словно окрыленный.
Дворцом любуюсь солнечной порой.

Я вижу зал чудесный превосходный.
Над головой узорный потолок.
Мир освещают золотые люстры.
На них искрятся сотни огоньков.

Зашла я в зал, где в красном цвете стены.
Кругом портреты смотрят на меня.
Дух в зале удивительный волшебный.
А под ногами солнце вижу я.

В весенний сад цветущий возвращаюсь.
Дышать природой чистой у воды.
Природа силой жизни наполняет
в том городе, где сбудутся мечты.

41. Пруд в саду

Наталья Апрельская

В Таврическом дремлет затянутый зеленью пруд.
Там плавают утки, рисуя бесцельный маршрут.
Полосками темной блеснувшей свободой воды
Остались за ними на глади зеленой следы

На долю минуты. И вновь изумрудный покой
Сомкнет покрывало над робкой утиной строкой,
И снова погрузится в рясковый медленный сон
Таврический прудик, похожий уже на газон.

В Таврическом саду

40. Осенняя прогулка по Таврическому саду

Светлана Шаляпина

Не жалею, не зову, не плачу…
С. Есенин

В Таврическом саду бочком сидит Есенин,
С собой уже в ладу, в руке листок осенний.
Напротив, тет-а-тет — с трагической ухмылкой
Девица средних лет грустит с пустой бутылкой.

Она сидит давно, не чувствуя, что зябко,
Ей будто все равно, что осень здесь хозяйка.
Не вспомнить ей строку стихов каких-то старых,
Но разделить тоску похмельного угара

Ей хочется теперь с поэтом небезгрешным.
Кто знает счет потерь сегодняшних и прежних?
И наблюдает сад, сам не избегнув тленья,
Унынье и разлад без тени сожаленья.

Как листья, дни падут. Он всё берет без боя,
Безжалостный недуг с печатью роковою.
Пронизан сад насквозь осенней дрожью нервной…
Что в жизни не сбылось? Да многое, наверно.

Не стоит звать, жалеть, и не поможет — плакать.
Стекает листьев медь в погибельную слякоть.
Как осени хвалу воздать? О, про неё-то
Чайковский там, в углу, придумывает ноты.

А может быть, про то, как в жизни неуютно,
Когда не ждет никто, не нужен никому ты.
«Осенней песни» той мотив забыт старинный.
А в жизни непростой звучат другие ритмы.

И впрямь — аккордов звон… Вот островок веселья,
Где ждет аттракцион, закружат карусели!
Но лебеди плывут, понурые, по кругу,
Крылами не взмахнут, не обретут друг друга,

Вовеки не взлетят — и нет у них задора.
Призывно смотрят в сад пустынный билетёры,
Где ветер — господин, нет от него спасенья!
Спокоен лишь один задумчивый Есенин.

39. Таврический дворец

Сергей Шишко

Пространное, но в меру высотой,
Простое внешне, внутренне богато,
В нём торжество, размеренный покой,
Названием своим зовёт на юг куда-то.
Там жили полководцы и цари,
Соседствовали церковь и мечеть,
Там «Гром победы» в торжестве зари
Заставил мир надолго присмиреть.
Два русских имени Потёмкин и Старов —
Для времени причуда и отрада.
Два цвета — символа на плоскости фасада —
Истории загадочный покров.
В нем жил Суворов, умер Карамзин,
Столетний Пушкину воздвигнули венец,
О, сколько славных дат, ушедших лет и зим
Таит в себе Таврический дворец.

38. Таврический дворец в Санкт-Петербурге

Улекса фон Лу

Прекраснейший Таврический дворец!
Изящная садовая ротонда,
разбег колонн и длинных галерей
поэт в архитектуре Старов* сОздал.

И росписей настенных полихром,
художественные камины, печи,
простор двора и ширь — аэродром,
здесь романтичен музыкальный вечер*.

Потемкинский дворец — красив фасад,
украшенный колонным барабаном.
И сени таинством влекущий сад,
гармонией чарующая странность.

Квартировал Конногвардейский полк,
а после заседала здесь Госдума,
собранья Учредительного воля —
здесь было многолюдно, тесно, шумно.

И кажется, средь портиков, колонн
легко шагает и сам князь Потемкин,
в Екатерину страстно был влюблен,
игрок и мастер таинств недомолвок.

Таврический дворец — красив ансамбль,
в нем слышится нам музыка барокко,
гармонией захвачен в плен ты сам,
в оковах красоты и теней рока.

  • * архитектор И. Е. Старов.
  • * Во дворце проводят музыкальные Потемкинские вечера.

37. Михайловский замок

Андрей Машковцев

Стык Фонтанки и Мойки:
Свод старинных мостов,
Величавы постройки
Средь тенистых садов.

Замка серого стены
Вырастают вдали,
Что Баженов и Бренна
Для царя возвели.

Тут нелюбящий правил,
Окрылённый мечтой,
Всеми преданный Павел
Ждал напрасно покой.

Этот замок из камня,
Как терновый венец,
Здесь властителя судеб
Был бесславный конец…

36. Михайловский замок

Арсений Платт

Небо в провал темнеющий
Звезды насыплет скоро.
Тысячи стылых ночей еще
Замку тревожить город.

Снова прохожий крестится,
Пряча глаза… Напрасно!
Мрамор на белой лестнице
Густо окрашен красным.

Замок холодным пламенем
Лед на Фонтанке плавит.
Чтоб в коридоре каменном
Рук не морозил Павел.

35. Михайловский замок

Артем Балашов

Тёмной громадой — Михайловский збмок :
весь в неприступных гранитных откосах…
Прорези в камне — немыми устами,
с горькою складкой под сморщенным нoсом.

Пирамидальные лестницы склeпа,
тайные двери, проходы, ловушки —
мрачный дворец, бесполезная крепость
с вечно подмоченным порохом в пушках!

Разве не знал ты, державный властитель,
что ищет вoрон в заснеженном парке,
что слово “сфинкс” означает: “душитель”,
а игры в прятки — что мёртвым припарки?

В городе этом, подъятом на сваях
косточек, втоптанных вeком в трясину,
грех и проклятье отцов убивают
внуков в отместку за шалости сына…

34. Михайловский замок

Вадим Константинов

Он выстроен будет
Вне всякого
Срока!..

Вобравший в себя
Классицизм
И барокко…

Из «невского» камня…

Из мраморных
Плит..

С помпезностью, против
Баженовских
Правил!..

И верно, недаром
Здесь будет
Убит,
Три года спустя,
Табакеркою

Павел!..

33. Михайловский замок

Ирина Корпусова

От речки ветерок прозрачный…
Что наша жизнь, коль все мы бренны!
Что думаешь о замке мрачном?
О бедном Павле убиенном?

В Фонтанке замка отраженье,
И волны плещутся в печали,
Как ты придумал все, Баженов!
Ты ведал, что творил?.. Едва ли…

Неуловимое желанье —
Таинственной коснуться силы,
Пасть на колени с покаяньем —
Архистратигу Михаилу.

32. Михайловский замок

Маргарита Люблинская

Замок тот — мощная крепость,
Рвы окружают его.
Молча стоит, неприступно.
Но он не спас никого!

Ночью виденье явилось.
Царь и солдат на часах
Видят: Архангел летает,
Был Михаил в небесах!

«Это же мой покровитель!» —
Павел с испугом сказал.
Место, где храм надо строить
Гость им ночной показал.

Церковь с дворцом — возле Мойки.
Стройку вели впопыхах
Днём, по ночам — при зажжённых
Факелах и фонарях.

Царь изучал все проекты,
Сам измененья вносил.
Тысячи бедных рабочих.
Тяжко так! Нет больше сил!

Для украшения срочно
Камень и материал
Брали из разных соборов
Да из дворца, что сломал.

Восьмиугольную форму
Двор возле замка имел,
Словно звездою мальтийской
Павел согреться хотел!

Лестница в части восточной
Просто ведёт в никуда.
Пусть широка и парадна,
Царь здесь не шёл никогда!

Видишь, за дверью роскошной
Комната очень мала?
Там караул находился.
Может, охрана спала?

Тёмною мартовской ночью
Заговор осуществлён:
Павел задушен. Сегодня
Призраком сделался он!

Тронный, Овальный, Церковный
Залы молчанье хранят.
С лестницы тихо спустившись,
Мчится сквозь строй анфилад.

Видели всё инженеры,
Те, что учились потом
В замке. Музейный работник
С призраком царским знаком…

31. Замок Михайловский

Михаил Набока

Дворец летний, караулы —
Над Фонтанкой слышен глас,
Как шагает, стиснув скулы
Гренадёр, топча палас,

На посту, возле парадной
Ему брызнул свет в лицо,
Зала, сделалась отрадной,
Осветилось и крыльцо.

Он застыл, оцепененье —
Перед ним Архангел встал,
Это явь или виденье?
Гренадёр, к земле припал.

Император, в честь явленья,
Повелел здесь заложить
Символ гордого правленья —
Роду царскому тут жить!

Михаил-Архангел плачет —
Приготовил Бог венец,
А посыльный к Бренну скачет —
Павел, нынче молодец,

Лизаветы достоянье
И Растрелли, славный труд —
Теперь, Павла осмеянье,
Превратится скоро в груд,

Ингербурские фасады
И Посадский скотный двор,
Их дополнят анфилады
Замка нового, обзор.

От Гагариной перчатка —
Изыск колера дворца,
Итальянская брусчатка —
Хитрый замысел творца,

Мост подъёмный и две пушки,
Площадь, ров и три моста —
Вот такие, вот игрушки
Завёл Павел, неспроста.

Фасад южный — обелиски,
Строй торжественный колонн,
Фронтон, аттик и надписки,
А на севере — балкон,

Кордегардии с мостами,
И каналов серых гладь,
Павильоны с этажами —
Это Гатчинская ладь.

Именем Святым, врага денницы
Он назвал лихой прожект,
Нет прекраснее гробницы —
Романтический респект.

Тут задумал Павел скромно
Флаг английский извести,
Но измена вероломно,
Шла за ним, в шагах пяти,

И в отместку, змей проклятый
Графа Палена, прельстил,
Духом Каина, объятый
Тот, предательство свершил,

Союз с Францией напрасен,
Поход в Индию — мечты,
Фунт Уитворта ужасен
И не терпит суеты.

От юродивой сказанье —
Медь из Смольного двора,
Над воротами писанье —
Павлу знать его пора,

В день Святого Михаила
Осветили, Павла страсть,
Сорок дней свеча чадила —
Запустения напасть.

Мрамор тёсаный, дворцовый
Приготовлен был давно:
Императору — склеп новый,
Всё лицо измождено!

Мост подъёмный был опущен
И врата, отверсты в тьму,
Час предательства попущен —
Быть такому посему,

В коридорах замка топот —
Лестниц мраморных аккорд,
Вино в венах, в сердце ропот —
Заговорщиков чайнворд.

Отщепенцы и фигляры
В спальню Павла ворвались,
И как звери — янычары
К телу, в страхе добрались

На мгновение застыли,
А затем — удар в висок!
Службу, верно, сослужили…
Табакеркою бросок.

Пропал мученик ошибок
Сложил голову свою,
За венец, который зыбок
И когда, пригрел змею,

Павла дух мечтал о славе
Златоглавой же Руси
И, обширнейшей державе,
Боже! Ты его спаси…

Он доверился Иуде —
Тленом вечным увлекся,
И в Мальтийском атрибуте
За стенами, заперся,

А Иуда, сделав дело
Вскоре, в Гринвич подался —
Про убийство Павла смело,
Он речами, упился,

Жеребцова не в накладе —
Сумма выдана сполна,
Рады все такой награде
Правда, лишь утаена.

Что же Павел? Все забыли
Реформатора — Царя,
Тело бренное зарыли
Без ударов, звонаря.

Горе племени и ладу
И царям, в стране такой,
Коль законом, им в награду
Можно властвовать порой,

Есть один закон — от Бога!
Он, превыше остальных,
С ним откроется дорога
И не надо, отступных…

Ведь нельзя, пробив дорогу
Мчаться гордо на коне,
В тот же час, молиться Богу
И склоняться сатане,

Вам седалища не хватит
На двух стульях, усидеть:
Душу, огнище окатит,
Коль за Славу, будешь бдеть!

Вся земная слава тленна,
И не стоит, стен Дворца,
Жизнь без Бога наша бренна —
Во всём замысел Творца,

Всё от Бога — скорбь и блага,
Путь назад и бег вперёд,
Без Него не сделать шага —
Знай ты это наперёд!

  • Основан Михайловский замок в марте 1797 года и своим названием он обязан находящемуся в нём храму Михаила Архангела, покровителя дома Романовых, и причуде Павла I, принявшего титул Великого магистра Мальтийского ордена, называть все свои дворцы «замками». Также, название связано с явлением архангела Михаила или его посланника караульному солдату на месте, где впоследствии был возведён указанный замок (Википедия)

30. В Михайловском замке один уголок…

Николай Кулешов

В Михайловском замке один уголок
В послании Павла отпущенный срок

Словами Провидца он все передал
Что Царь — Искупитель за Русь пострадал

Все эти этапы должны мы пройти
Господь не дает нам другого пути

Как справиться с ним? Очень труден сей путь…
Но русским с него: не сойти, не свернуть

Пройти этот путь мы должны до конца
Раз Русь передали во власть «мудреца»

Забыты Каноны, забыли Догмат
Вставай на молитву, бери автомат

Как Минин с Пожарским…зовет нас Москва
Но голос наш русский я слышу едва

Он тише становится день ото дня
Вдруг вижу Уральского отблеск огня

Огонь этот страшный идет к небесам
Россия, прислушайся к Их голосам!

29. Дому твоему подобает

Николай Наливайко

Зыби Мойки и Фонтанки…
Вечный сумрак в красном замке.
Близ Невы мальтийский след,
В цвет перчаток — замка цвет!
Тайна, мистика над всем —
В барельефе — сорок семь —
Вещих знаков… Столько лет
Павел прожил… Что успел? —
Всех Иуд он проглядел…
«Правнук к прадеду» взывал,
Чуя ковы и финал…

  • * Библейский афоризм — «Дому твоему подобаетъ святыня Господня въ долготу дней» — барельеф на Михайловском (Инженерном) замке.

28. Михайловский замок

Нина Ершова

Над Михайловским замком тучи,
ветер злится, листы срывает.
Дремлет замок, еще могучий,
призрак Павла в окошке тает.

Потемнела вода в каналах,
о гранитные бьется стены.
Во дворцах,и больших,и малых
все идут и идут перемены.

Шелестят тут века упруго,
и песчинкою время сталось.
Как во тьме отыскать друг друга,
лишь надежда одна осталась…

Фонари на мосту горбатом,
Летний сад засквозил решеткой.
Так в молекуле кружит атом
в круге времени очень четком.

27. Михайловский замок

Сергей Мельников

Строгие залы, таинственный вид.
Уводит всё дальше начитанный гид.
Как странник в эпоху я ту погружён.
Как в зеркале образ мой здесь отражён.

Отстал я от группы, иду сам не свой.
Лакей, поклонившись, позвал за собой.
Что это всё значит, как это понять?
Назад оглянулся, но некого звать.

Иду, но понять это мне не дано.
А может здесь просто снимают кино?
Но я то тогда для чего нужен им?
Я в кадр не впишусь вовсе с видом своим.

Меня проводили в таинственный зал.
О, Боже, как будто открылся портал.
Сам царь, Павел первый стоит предо мной.
Лакей вышел вон, дверь закрыв за собой.

Царя я узнал, раньше видел портрет.
Когда-то читал, но прошло много лет.
И вот чудеса — я стою перед ним,
Стою перед ним, государем своим.

Во век сновиденьями я не страдал,
О встрече об этой совсем не мечтал.
Царь взглядом суровым взглянул на меня,
К окну подозвал он, рукою маня.

Там рота гвардейцев стоит на плацу.
Похожи как братья, мундир им к лицу.
Вот шпага полковника к верху ушла —
Торжественным маршем вся рота прошла.

Стою в удивлении, язык онемел.
Ни слова сказать я в тот миг не сумел.
Царь рядом стоит, молча смотрит в окно.
Вот это сюжет, вот кино так кино.

Но вот государь мне в глаза посмотрел,
Как будто мне что-то сказать он хотел.
Задумчивый вид и слеза на щеке,
Пульсирует жилка на левом виске.

Он стал удаляться, я молча за ним,
Как будто душой породнились мы с ним.
Почувствовал вдруг, что беда его ждёт.
Уйдёт он сейчас, но назад не придёт.

Вот спальня, темно, слышен топот сапог —
Идёт не один, топот множества ног.
От факелов блики, ругательства рык,
Потом раздаётся пронзительный крик.

В мгновенье всё стихло. Темнеет в глазах.
Иду я назад, а лицо всё в слезах.
В тот миг я осознанно всё понимал.
Царя в день последний я здесь увидал.

26. Бедный Павел

Татьяна Кульматова

О чём он думал, стоя здесь,
За кованной высокой дверью
И слушал ангельскую весть
Над алтарём, судьбой и чернью.

Как на фок-мачту вознесён,
Балкончик на одну персону —
Оторван и уединён
На жертву обречённый трону.

Не мог не чувствовать судьбы:
Был подозрителен, боялся.
Какие возносил мольбы,
Когда на мрамор опирался?

Сейчас здесь пыльно и темно,
Камин услужливо не греет,
Но входишь, словно в тень его,
И кровь от страха леденеет.

(На балкончике Павла в храме архангела Михаила в Инженерном замке)

25. Михайловский замок

Улекса фон Лу

Ах, замок Михайловский! Наш Эльсинор —
и темная юдоль событий печальных,
гармоний точеных баженовских «строк»
соната истории встреч-расставаний!

И три архитектора — Павел, Бренна,
Баженов работали над сотвореньем,
И сам Павел Первый план нарисовал,
а строили многие, даже Кваренги.

И средневековье живет и плетет
видений таинственных темные тени,
под сводами арок как будто идет
хозяин его — «Гамлет-царь» Павел l.

Здесь после убийства не жили цари,
училищу отдан был для инженеров.
Он мрачен в закатных лучах, как в крови,
но все же прекрасен для неслабонервных!

Колонны и фризы, наборный паркет
дарили Таврический и Исаакий,
Как легок, летуч светлый Летний дворец!
Внушителен замок для взгляда с Фонтанки!

И кажется, сердце сильнее стучит —
ты в глуби колодца историй столетий.
Сухой лист осины, пылая летит,
и стоном глухим отзывается ветер.

24. Михайловский замок

Юрий Парфенов-Невский

С расстановкою, с чувством и с толком
В окруженьи достойных персон
В назиданье грядущим потомкам
Я исполню народный шансон.

Павел Первый Россиею правил
Но судьба с ним сыграла кульбит,
И в Михайловском замке царь Павел
Был ни зА что, ни прО что убит.

В этом замке хоть влево, хоть вправо
Было множество тайных ходов.
Государь был тяжелого нрава
Но любил и дворняг, и котов.

В треуголке всегда импозантный
Гарцевал он на резвом коне
И мечтал, как в Михайловском замке
Заживет он на пользу стране.

Он любил барабаны и пушки
И покоя не ведал совсем.
Но в саду городская кукушка
Нагадала ему сорок семь.

Царь любил выходить на парады
И к нему потянулся народ.
Но приспешники были не рады
И устроили переворот.

Это было на речке Фонтанке
Девятнадцатый век наступил
И царь Павел в Михайловском замке
Свою горькую чашу испил.

И сегодня порою ночною
В замке вдруг загорается свет,
Павел ходит в руках со свечою,
На скрипучий ступая паркет.

Ах, Россия — родная держава,
Ты огромная, как рыба-кит.
И в тебя кто-то мерзкое жало
То и дело вонзить норовит.

Дайте ж рюмку, смолкаю, нет мочи,
Лучше вам расскажу о любви.
Не то станет в душе еще горче,
Коль спою вам про Спас-на-Крови.

23. Михайловский дворец

Юрий Сергеевич Макаров

Удивительнее чуда
В городах я не встречал.
Замок странный не забуду
Без конца и без начал.

Дом лишь с Янусом двуликим
Можно было бы сравнить.
Этот замок многоликий
Будто нанизан на нить.

С каждым новым поворотом
Возникает новый стиль.
Вход ведёт к большим воротам.
Дом открыт и в шторм и в штиль.

Может быть, не каждый знает,
Что Михайловский дворец
Инженерным называют:
Остроумным был творец.

Уникальные по виду
Все четыре стороны.
Инженерам не в обиду –
Меж собою все равны.

Красотою замок знатен,
Величавостью силён.
И, как Янус, непонятен,
Замком был я удивлён.

  • Ораниенбаум — дворцово-парковый ансамбль на южном берегу Финского залива в 40 км к западу от Санкт-Петербурга. Находится на территории города Ломоносова (до 1948 года — Ораниенбаум) и включает в себя дворцы и парки XVIII века.
    Дворцово-парковый ансамбль входит в состав памятника Всемирного наследия «Исторический центр Санкт-Петербурга и связанные с ним комплексы памятников». С 2007 года дворцы и парк находятся в ведении ГМЗ «Петергоф».

22. Ораниенбаум

Алексей Бессонов

Шел к парку я путем недальним,
Приехав поездом с утра
И вот уже — дворец опальный
Венчанного с женой Петра.

Не долго жили молодые
В любви — в ней счастья нет —
На букли париков другие
Все чаще косится лорнет.

Пусть время отдано забавам
Катальной горке, лебедям,
Но неуютен Ораниенбаум
Без чувств взаимных и царям.

Постройки новые вставали
И вёсел раздавался плеск,
Но ширм драконы отдаляли
Царя от лучшей из невест.

Вот подошли они к развилке
Перекрестившихся дорог :
Их брак расторгнут острой вилкой,
И бог царю там не помог.

Императрицей, Катерина
Супружеский забыла кров
И парк старел, как камни Рима,
Петра впитав святую кровь.

Кафтан Истории превратной
Музеям отдает свой тлен.
Лишь экскурсант неделикатный
Старинный тронет гобелен.

21. Прогулка. Ораниенбаум

Андрей Кропотин

Я помню, в прошлый выходной
Бродили в парке мы под вечер,
И словно крылья за спиной
Влекли меня тебе навстречу…
Держал тепло твоей руки
В своей тоскующей ладони,
Мы шли, игривы и легки,
И не стеснялись посторонних.
Вокруг покинутых дворцов
Неслись, даря друг другу взоры,
И без начал и без концов
Вели смешные разговоры.
И, словно вОрона крыло,
Темнела прядь под капюшоном,
В душе бурлило и цвело,
Хотелось быть умалишенным…
Олени бегали гурьбой
Среди темнеющих проталин,
И, с рук кормимые тобой,
Нестройно утки гоготали.
В тени дворцовых галерей
Висели старые портреты,
Скрипели петли у дверей
И с нетерпеньем ждали лета…

20. Ораниенбаум

Вирява

Ораниенбаум — померанец… апельсин…
Тебе созвучен лишь благородный клавесин,
Старинных клавиш коснётся тонкая рука,
Травинкой каждой внимает парк издалека,
И льются звуки, как струи звонкого ручья,
С Катальной горки скользит излучина луча,
Ромашек стаи в тени берёзок и дубрав,
Рождает звуки здесь каждый рукоплесный взмах.
Дворец Китайский — стеклярус вышитых панно
И пруд зеркальный за расстеклованным окном,
Вновь в вечной схватке сражается Лаокоон,
Детей спасая от яда змей ,- бесспомощн стон…
…Дворец Петровский и Кааросты водопад —
Здесь звуки скрипки и ныне трепетно звучат
И вторит скрипке старинный нежный клавесин:
Ораниенбаум — померанец… апельсин…

19. Ораниенбаум

Кирсанов Сергей

Увидев Ораниенбаум,
Я устремился за шлагбаум.
Стучало сердце, как звонок,
Открылся взору уголок.

Вошел в тенистый парк сначала:
Как диадема засверкала
Подкова нового дворца
И восхищала без конца.

В воображеньи чародея
Родилась длинная аллея,
Ей был Ринальди вдохновлен
И выстроил здесь павильон.

Он выглядит нарядно, броско;
В нем много чувственности, лоска;
Его пленяет интерьер
Роскошным пиршеством шпалер.

Хотя был день немного жаркий,
Я наслаждался в этом парке,
Все время убегая в тень,
И не забуду этот день!

18. Ораниенбаум

Любовь Федунова

Мастерства возвышенный дух
Завещал нам великий Ринальди.
Поспешу на раскидистый луг
И к дубам вековым в усадьбу,
Где Китайский блистает дворец,
На фасадах — гирлянды лепные.
Это рук его — чудный венец
И триумф классицизма в России.

Знаю я, что светлейший князь
Находился в плену строений.
Ликовал восторженный глаз,
Созерцая богатство творений.
Смальта, мрамор, паркет и резьба,
Роспись, щедрая позолота…
Только Меньшикова судьба
Опрокинула счастья ворота,
Уготовила песни пурги,
Вой волков в таёжной округе,
Где порой не видать ни зги,
Если злятся белые вьюги…

Мир Ринальди — опора душе.
Не волнует меня позолота
И плафонов модных клише,
Только камня звучные ноты.
Слышу скерцо возле колонн,
И сюиту — средь пышных фасадов.
Кружат голову лёгкий фронтон
И пилястры на анфиладе.
Среди этой звенящей красы
Мир мечтой Ринальди разбужен,
И я рада, что столько жемчужин
В ожерелье нашей Руси.

17. Поездка в Ораниенбаум

Марина Серебряная

Царственный мой Ораниенбаум,
ярким сентябрем я снова здесь!
Город в краски осени одетый,
посещу Китайский я дворец.

Я гуляю, восхищаюсь парком.
И влечет Китайский старый пруд.
А на берегу грустит печальный
древний и старинный мудрый дуб.

У Катальной горки прогуляюсь.
На мосте Петровском постою.
Мир природы сердцем я вдыхаю!
Пейзаж стихами опишу!

Возвращаюсь в город мой любимый,
где люблю гулять в сезон дождей.
До свидания Ломоносов милый,
и спасибо за чудесный день!

16. Ораниенбаум

Наталья Апрельская

Здесь потрескался камень,
и мрамор темнеет, старея.
И струящийся воздух
наполнен дыханьем веков.
Наше прошлое здесь
сохраняется дольше скорее,
Чем среди городских,
яркосветных рекламных оков.

Хоть мосты развалились
под тяжестью шага земного,
И исчезли ручьи, превратившись
в извивы морщин.
Всё равно красота —
что искусства живая основа —
Не истлела под пылью дорог
и от шороха шин.

Я иду по дорожке
с булыжным покрытием древним.
А по небу, как прежде,
седые плывут облака.
И ребенок в коляске,
которому годик, наверно,
Посмотрел на меня
строгим взглядом почти старика.

15. Ораниенбаум. Китайский дворец

Ольга Королева

Левей дворца, у домика кухарки,
Где ели великанские влажны,
Таится пруд хрустальным гробом в парке:
Там кто-то вечно спит и видит сны.

Чуть ветер зазвенит стеклянной дверью,
И ветками качнет старинных лип —
Хрустально отзовутся кроны елей,
И облака раздастся мокрый всхлип.

Скульптура в центре острова — наяда —
Как будто что-то высмотрев у дна,
Спускает ножку в воду постоянно
С приземистой скамейки-валуна.

Контрастно выделяясь белым телом
Над серым отраженьем-двойником —
Она, склоняя взгляд осиротелый,
С утопленником шепчется тайком:

«Твоя свеча в окошке не потухнет…
А сад как мертв — без света впереди…
Не ты ль звенишь стеклянной дверью кухни,
И радость через боль щемит в груди?

Зима через неделю нас разделит
Засыпанным порошей крепким льдом.
Но в сердце пал сквозь холод луч апреля:
Мы вместе — и вовеки не умрем. »

14. Парк Ораниенбаума. Нарцисс и нимфа Эхо

Ольга Королева

Округлый пруд в безлюдном царском парке —
Как блюдо на пиру у тишины.
Дворец на берегу и дом кухарки
В недвижимой воде отражены.

Лишь ветер ноября стучится в двери.
На стуже обмирают ветки лип.
Порой роняет дождь в бокалы елей
Срывающийся с тучи ветра всхлип.

Скульптура в центре острова — наяда —
Как будто что-то высмотрев у дна,
Спускает ножку в воду безоглядно
С приземистой скамейки-валуна.

Бела как снег на фоне темных елей,
Она, слегка подняв туники край,
С утопленником шепчется и верит,
Что в следующий миг с ним ступит в рай.

К ее ноге прилип травинки волос,
Оставшийся от ярких летних дней.
Земной последней птицы слышен голос…
И сумерки скрывают даль аллей.

13. Ораниенбаум

Татьяна Кульматова

Боскеты, шпалеры, партерный цветник
И бледной Минервы насмешливый лик,
Пурпурные розы, и снега белее
Собранье богов, Нижний парк, ассамблея.

При князе светлейшем, ещё в Ранибоме,
Их было полсотни, пятнадцать сегодня.
Фонтаны, каскады, шестьсот старых вишен,
Да яблонь три сотни и сад весь подстрижен.

Ах, как эти вишни должно быть цвели,
Как таяли в финской приморской дали,
А три водомёта с высокой струёй
Взмывали и били в просвет голубой.

И что, что скульптуры из дерева были,
Окрашены краской под мрамор, — служили
Они украшением парку и саду:
И быстро, и ловко — богини, наяды.

Блестящий триумф, славный апофеоз,
Балтийское море и шведский вопрос.
Не ведал светлейший, что следом паденье
Идёт за предельным таким возвышеньем.

Эпоха закончилась, сгинул хозяин,
Явились другие, и был обитаем
Ещё много лет дивный сей парадиз,
И лёгкий, и нежный, как дамский каприз.

И мы приезжаем с тобой иногда
Забыться беспечностью праздной сюда.

  • Государственный академический Мариинский театр — театр оперы и балета в Санкт-Петербурге, один из ведущих музыкальных театров России и мира. Труппа, основанная ещё в XVIII веке, до революции функционировала под руководством дирекции Императорских театров. С 1988 года художественным руководителем и директором театра является дирижёр Валерий Гергиев.

12. У театра

Александр Егоров

Как всегда вездесущ,
Ветер северный кружит.
На стене тонкий плющ,
Вьюгой белой — остужен.

Поцелуев мосток,
Театральная площадь.
Снова я одинок,
Петербуржскою ночью.

В Мариинском аншлаг,
А на площади снежно.
Из окна в двух шагах,
Льется музыка нежно.

Фонари чуть видны,
И в метель улетают.
Театральные сны,
В снежной мгле исчезают.

11. В Мариинке

Анастасия Скорикова

Поглаживая зелёный бархат барьерчика ложи,
зачарован мечтой, что когда-нибудь в ночи бескрайней,
в мерзлоте, среди звёзд бесконечно похожих
на блестящие конфетти, ты достанешь втайне
музыкальную шкатулку Мариинского театра
из кармана бездонного и откроешь её, и услышишь
эту дивную арию Неморино, ставшую понятной
без перевода — голос, уходящий всё выше и выше,
каждым звуком разрывающий безвоздушные сети,
чтобы вновь оказаться здесь — в затемнённой нише,
согреваемой светом сцены и музыкой Доницетти.

10. Мариинский театр

Игала

Мариинский театр затмевает в веках
Славу многих театров мира
И известность его уж давно велика,
Как искусства творца и кумира.
Много разных талантов на сцене твоей
Выступает и выступало,
И своим мастерством, и игрою своей
Славу в мире театру снискало.
Блещут люстры, партер и все ложи полны,
А восторги, и крики «браво»
Прилетают из мира и нашей страны,
В храм искусства-великий по праву.

  • Коломна — исторический район Санкт-Петербурга в Адмиралтейском районе, до революции — 4-я Адмиралтейская (Коломенская) часть. Делится на Большую (в границах Покровского острова) и Малую Коломны. Один из уникальных районов исторического центра Санкт-Петербурга, сохранивший большую часть рядовой застройки XIX века.

9. Литературный Петербург. 2. Коломна

Алкора

Коломна — петербургский уголок,
Известный с восемнадцатого века.
При Анне Иоанновне поток
Всех погорельцев двинулся за реку,

Себе нашли работу и постой,
Одной общиной поселившись густо.
Переселенцы слободы Морской
Речных каналов углубили русла.

Одетый камнем берег и мосты,
И фонарей старинных многоточье
Меня питают чудом красоты
В палитре нежных красок белой ночи.

Нева, Фонтанка, Мойка, и канал
С названьем Крюков, узенькая Пряжка
Сплелись в клубок, а неба пелена
Глядится в воду, где вокруг, как стражи,

Высоких храмов блещут купола.
Морской Никольский благовест разносит.
Собор ни дня в блокаду не смолкал,
Погибших отпевая… Кожа, кости

И бледный лик — голодною зимой
Такими мир запомнил ленинградцев…
Ты выжил, ты не сдался, город мой,
Не став добычей алчущих мерзавцев!

Великий Гоголь здесь писал «Портрет»,
Потом «Шинель», снимал квартиру Пушкин,
И «Домиком в Коломне» был воспет
Вот этот дом с фронтоном на верхушке…

Люблю бродить в Коломне и дома
Рассматривать, будя воспоминанья
О тех, кто жил в них в прошлом иль бывал,
Творил шедевры и обрел признанье.

8. Вечная Коломна

Андрей Осемар

Сюда не заходит будущее, здесь все тишина и отставка…
Н.В. Гоголь Портрет 1833-1834 гг.

Муаром волн мерцает Мойка,
в глазах звучит чугун оград.
Домов Коломны ритм негромкий —
строй отставных седых солдат.

Заката свет в дыханье моря
стал — бледных красок акварель,
чтоб вспыхнуть краской, полной зноя
в заморском мареве степей.

А здесь, в коломенском Египте,
тысячелетьем пирамид,
стена с извёсткою оббитой
мой детский взгляд в себе хранит.

7. Геометрия Коломны

Андрей Осемар

Параллельные прямые пересекаются.
(широко распространённое заблуждение о содержании теории Н.И. Лобачевского)

Фонтанка в жёлобе гранитном
струит зелёное вино,
в заливе сырой дымкой скрытом
как в кубке пенится оно.

Я геометрию Коломны
учу подошвой об асфальт,
то бодрый, то похмельно сонный,
рождённый здесь чухонский скальд.

Тут аксиомы, теоремы
Евклида часто не верны,
судьба ведёт тропою бренной
по сферам тайной кривизны.

Пересеченье параллельных
готовит встречу невзначай,
и Вечность — лагерь теней пленных,
завесы открывает край.

Давно Истлевшего являя
лицо, раздвинув ночи мглу,
Коломна встречу назначает:
— Аларчин, полночь, на углу.

6. Сентябрь в Коломне

Андрей Осемар

Люблю летать, заснувши наяву,
В Коломну, к Покрову…
А.С. Пушкин, Домик в Коломне, 1830 год

Колышется время в Коломне
водою в стоячем пруду,
ветер, ленивый и сонный
в дворы заметает хандру.

Хмельно спотыкаясь волною,
в залив Грибоедов бредёт.
Пряжка унылой дугою
скорбь больных душ бережёт.

Холодной, осеннею пылью
жёлтые листья покрыв,
сентябрь забвением стылым
души усмиряет надрыв.

Верна неизбывности грустной,
осенним неспешно листом,
кружится в ветвях Невы тусклой
Коломна — покинутый дом.

5. Коломна — моя душа

Ирина Ямщикова-Кузьмина

Соборы, дворцы и колонны,
Реки, каналы, мосты —
Одетая в камень Коломна,
Со мною всегда будешь ты.

К тебе я спешу, как подруга,
Душою и сердцем любя,
Ведь нет уголка в Петербурге,
Роднее и ближе тебя.

По скверам твоим и по паркам,
По улицам и площадям,
И даже по коммуналкам —
Тоска и печаль пополам.

Живу я давно в новостройках,
Бетонно-стеклянный район —
Удобно, красиво, но только
Зовет колокольный звон

Коломны церквей златоглавых,
Крик чаек над Мойкой-рекой,
Канал Грибоедова, Гавань
И суета на Сенной.

Здесь Пушкина дух, Достоевского,
И Гоголя, Блока — витает.
В ближайших и дальних окрестностях
Герои их жизнь доживают.

Поэзия Белых ночей
Здесь ближе и откровенней,
И музыка неба — светлей,
Прозрачней и проникновенней.

Коломна, тебя, чтоб любить,
Не надо в любви признаваться,
А просто — с тобой рядом быть,
В тебе всей душой растворяться.

4. Моя Коломна

Лариса Незлобина

Когда- то тихое болото.
Потом убогая окраина.
В стихах, воспетая у Блока,
В сердцах великих след оставила.
Сейчас мосты, дворцы, соборы,
Смешение времён и стилей,
Всё от модерна до барокко
Желанья зодчих воплотили.
Неторопливая приватность
Воды в волшебном семимостье
И сфинксов каменных вальяжность.
Дивятся этому все гости.
Фонтанка, Мойка, как и прежде
Сроднились с водами Невы
И «львиный мостик» в пасти держат
Всё нестареющие львы.
Дома хранят все тайны судеб
Живущих и ушедших в Лету.
О вас Коломна помнить будет,
Средь них писатели, поэты.
Живи, Коломна, процветай
Навечно с Петербургом вместе!
Ночь белую украсит май,
Как и прошедшие лет двести.

3. Коломна

Павел Галачьянц

Этот дом мне, до боли, знаком.
Каждой трещинкой в старом фасаде!
Графский вензель в чугунной ограде
И запущенный сад за углом…

А на площадь в, булыжном ряду,
Вижу, как подъезжают кареты.
Золотятся в ладонях лорнеты
И монокли искрятся в глазу…

Фонари жёлтым светом зальют
Жалких нищих. Стоят горемыки!
Ждут. Проедет домой Бабарыкин —
Его люди на чай подают…

Бьют в Никольском вечернюю Весть.
В Синагоге — читают молитвы…
Это всё — Петербургская смесь.
Это всё — Петербургские ритмы…

В окружении болезней, как Рок.
На углу Офицерской и Пряжки
Всё страдает поэзией Блок
В декадентской фасонной фуражке…

Я, на сломе времён находясь,
Окунаюсь всем сердцем в былое.
Алексей Александрович, Князь —
Вижу молча проходит в Покои.

Он построил свой дом у воды
За оградой с фигурною вязью.
И, как строят его корабли,
Часто смотрит — Министр обязан!

Герб несёт его катер и стяг.
Паровой, самый быстрый на Флоте!
В Филадельфии строят «Варяг»,
А «НовИк», — тот в проектной работе…

Над Невою туманы и дым.
Люди топят камины и печи.
И на город спускается вечер
За кленовым листом золотым…

  • «Коломна» — это название носит часть Петербурга (типа районов), т.к. в этом месте селились при строительстве Города мастеровые, выходцы из подмосковной Коломны. «Коломна» располагается практически в центре Города.

2. На улочках Коломны…

Павел Галачьянц

На тусклых улочках Коломны
Нет величавой Красоты.
Здесь по дворам гуляют томно
Хозяйской поступью коты…

Здесь, на «задворках» Петербурга
В дремОте позапрошлый век.
В домах, похожих друг на друга,
Неяркий и уютный свет…

Здесь — ностальгическая «Мекка»
Для любознательных особ.
Здесь — «дом» и «улица с аптекой»,
И поэтический озноб…

Здесь время, связанное в узел,
В угоду призрачным Богам,
Не стало Городу обузой,
Всю старину оставив нам…

Чужда здесь «публика Салона».
Её здесь, попросту, не ждут.
Года на улочках Коломны
Без изменения текут…

1. Домой через Коломну…

Павел Галачьянц

Витебская, Псковская
Поперёк Мясной.
Улицы не броские,
Во дворах — покой…

И герань оконная,
И фиалок цвет.
Занавески сонные,
Запах щей в обед…

Кот на подоконнике
Ухом не ведёт.
А на кухнях в «ходиках».
Время — счёт ведёт…

По дворам — каретные
В первых этажах.
Там — места заветные,
Но для гаража…

Дворницкой и дворника
В старом доме нет.
И в мощённых двориках
Не видать карет…

Иногда Коломною
Я иду домой.
Переулки сонные…
Снег на мостовой…

Коломна

Хотите ещё?

16 просмотров
Обсуждение закрыто.