Стихи про С-Петербург: Городская архитектура

Стихи про С-Петербург: Городская архитектура

24. Воспоминание о Александровском парке

Анастасия Шпак

Увидала цветок на земле
И нагнулась к граниту ступень.
Как божественно в Царском Селе
В этот ласковый солнечный день!

Совершая положенный круг,
Прохожу по душистой траве.
Только музы средь шумных подруг
Прячут лица в зелёной листве.

Отвела осторожно вуаль.
Так ли всё, как я вижу за ней?
Всё такое же, только печаль
Отчего-то светлей и видней.

Никуда не уйти от неё.
Прячусь в хрупкий задумчивый грот.
А она прославляет своё
И покоя она не даёт.

Унесусь, легконогая лань,
По глядящимся в воду мостам.
Это времени древняя дань,
Я её без остатка отдам!

23. Александровский парк Царское село

Андрей Болль

Под лучами осеннего солнца,
Парк наполнен не зримой тоской,
Золотые, пунцовые гроздья,
Как картины весят пред тобой.

А дорога все тянется дальше,
Под ногами играет листва,
Покружив на прощание в вальсе,
На дорогу ложится она.

Впереди, стоит каменный сторож,
Средь руин, великан Арсенал,
И в своей старине отражая,
Величавый, изрубленный стан.

Вот родник, где тут каждый прохожий,
Может жажду свою утолить,
И под липой, задуматься может,
От жары, в тень ее пригласить.

А чуть дальше, дворцовый ансамбль,
Своим золотом просто слепит,
И вернуться в роскошное время,
И в душе, просто сердце стучит.

И куда бы мой взор был не брошен,
Всюду дух благородных кровей,
И где Пушкин творил свою прозу,
Для влюбленных нет места сильней.

И хоть осень, но парк не утратил,
Своих старых, и новых гостей,
Провожая, и снова встречая,
Он, берет наши души в свой плен.

Старый парк, ты несешь свою силу,
В композициях сложенных строк,
И с тобой, до весны, я прощаюсь,
У роскошных, Орловских ворот.

22. Александровский парк Царское Село

Андрей Ниноров

В тени аллей, игривым светом,
Нам улыбаясь с высоты,
Объятья распахнуло лето,
Даря восторги красоты…
Умылся, летними дождями,
Напился утренней росы
Парк, где заботливые няни,
Где Пушкин оставлял следы…
Китайский мост, гранитной статью,
Гора «Парнас», «Большой каприз» —
Возвышен царской благодатью,
И вяз к воде склонился вниз…
Здесь мной протоптаны тропинки
И в восхищении душа,
Напомнит снова, чуть дыша
Все Царско-Сельские картинки…

21. Александровский дворец

Груданов Евгений

Дворец с нелёгкою судьбой…
Шедевр искусства классицизма
С его изящною красой,
С необъяснимою харизмой.

Вуаль из стройных колоннад
Его прикрыла очертанья,
Но их прозрачный белый ряд
Лишь подчеркнул очарованье.

Как драгоценный бриллиант
Он светит, гранями играя,
И будто сам безмерно рад,
Что красота его — живая.

Куда б потом ни уходил —
Всё хочется назад вернуться:
Душа — в плену… И нету сил
От плена этого очнуться.

У александровского дворца

20. У александровского дворца

Груданов Евгений

Разогнал рассвет вконец
Сумрак за оградой.
Дивно засиял дворец
Белой колоннадой.

Пруд зарделся и стряхнул
Тень ночной прохлады,
И украдкою взглянул
В очи колоннады.

И она, осилив тьму,
Робко заалела…
В душу глянула ему
И похорошела.

Сколько лет уж вьётся нить
Жизненного круга…
Хорошо, коль можно жить,
Глядя друг на друга.

19. Александровский парк в Царском Селе

Елена Егорова

Бабье лето. Царские дубравы
Пышным фейерверком величавым
Множатся в таинственных глубинах
Вод озёрных сизо-голубиных.
Струги листьев золотисто-алых
Проплывают по лучам каналов,
И аллей янтарных анфилады
Слушают восторженно рулады,
Что поёт императрица-осень.
Ветер смолк в зелёных кронах сосен,
Воцарилась тихая прохлада
В рощах Александровского сада.
Здесь в красе осенней быстротечной
Прозреваю Божий образ вечный.

18. Александровский парк

Наталья Апрельская

Не заблудишься — слишком знаком
Лабиринт бесконечных дорожек.
Старый пруд под дырявым платком
Бурой ряски. Обширное ложе

Изумрудных подстриженных шкур,
Где в траве поваляться нельзя мне.
Там застыли фигуры скульптур
В приземлённой эстетике камня.

Пара мостиков гнётся дугой
Над замшелым гранитом канала.
В этом парке витает покой
Наряду с суетой карнавала.

Мокнут ветки, баюкая грусть.
Мокнут пони, скамейки, аллеи.
Этот парк я пройду наизусть,
О погоде ничуть не жалея.

17. Столица дворцов

Александр Беличенко

(зовут в миру так град Санкт-Петербург)

Задуман имперской столицей,
Он стал великим образцом,
Не только собирая Лица,
Но строя множество Дворцов.

Дворцы росли на «першпективах», (проспектах)
На путешествия путях —
Родясь огромными (на диво!),
И для души (не при гостях).

Весь юг у Финского залива,
Где мест прекрасных череда,
Покрыли парки горделиво,
Над ними — зодчества краса!

Стоят дворцы на возвышениях,
Шедевров несравненный круг,
К величию их устремление,
Они хранят Державный Дух!

Являют парки образ Рая
На древнегреческий мотив —
Вода течением играет,
Есть россыпи скульптурных див.

Непуганой живой природе
Здесь обитанья уголки,
Птиц изобилье на свободе,
Дорожки, для шагов легки.

Под сенью чудных деток Флоры
Идти приятно, в лодке плыть,
Фонтанов слушать «разговоры»,
И… впитывать державный быт.

Символикой весь парк пронизан:
Россия здесь (и на века!),
Побед российских стелы призом,
И памятников череда.

Всех выше вознеслись здесь храмы,
Над ними — только Небеса,
С них — в даль и вечность панорамы,
В них — благолепия краса!

В дворцах естественны музеи
Наследия эпох былых,
Где собраны искусств затеи
Вниманию людей простых.

Привет тебе, Дворцов столица,
Благословенный Питер-град,
Величием твоим гордится
Народ России, встрече рад!

16. Архитектура Петербурга

Борис Иванов

Всем Петербург наш нравится
С красавицей Невой.
Он во всём мире славится
Своею красотой.

Его красоты описать
Не хватит русских слов,
Как мне словами передать
Всю прелесть берегов.

На них дворцы везде стоят,
Стоят с времён Петра.
В Неву, как зеркала глядят,
Глядят весь день с утра.

В них роскошь лезет напоказ
Владельцев тех времён…
Архитектура как рассказ
Без дат и без имён.

Всё о богатстве говорит,
Здесь жизнь бурлит, кипит,
Здесь каждый камень и гранит
Историю хранит.

Люблю тебя, мой милый город
На небе солнце золотое
Над необузданной Невой.
Промчалось время молодое
Теперь я старый и седой.

Но Петербург мне также дорог,
Как и в мои семнадцать лет,
Люблю тебя, мой милый город,
Милей тебя на свете нет.

Не нужен мне Париж и Лондон,
И Вашингтон мне ни к чему,
Петром Великим город создан
И дорог сердцу моему.

15. Петербургские соборы

Борис Иванов

Соборов в Петербурге много,
Как великаны в нем стоят,
Один красивее другого-
Все в небо синее глядят.

Кресты на солнышке сияют-
Сусальным золотом блестят,
Нас всех молиться приглашают,
Когда колокола звонят.

Как звон колоколов утихнет —
Наступит ночи тишина,
И чайка над Невой не вскрикнет,
И в небо выплывает луна

14. Храмы Петербурга

Валентина Гладыш

Храмы Петербурга,
В них печаль и свет.
Ласково и мудро
Привечают всех.
Много испытали
На своём векУ,
Честно проживали
Долгую тоску.
Храмы Петербурга
Боль людей хранЯт.
Снова верно, гулко
Колокола звонЯт.
В храмы все приходят
Просто и с бедой,
Снова там находят
Радость и покой…

13. Соборный антураж

Валентин Клементьев

Весна пером творенья проспекты украшает,
Над городом, зеркально, открыта синева,
А ветер, как и прежде, строенья обнимает,
И нежится на солнце зелёная листва.

Соборный антураж на площади Растрелли,
Таврический дворец приветствует гостей,
Неброско притаились живые галереи,
Фонтаны изваяньем агатовых камей.

Манежный переулок и Храм Преображения,
На пушечных расчётах двуглавые орлы,
И купол на Соборе звездою воскресения
Являет духовенству божественность любви.

Вот, замок Инженерный в волшебном одеянии,
Тюльпаны на лужайках раскрыли лепестки,
И капельки воды хрустальным обаяньем
Напомнят неразрывность движения реки.

Дворцовое убранство, как летопись журнала,
Михайловская площадь засеянной травой,
И стройные колонны могущества и славы
Всегда стоят почетно над вечною Невой.

Регалии проспектов, скульптурные шедевры,
Тончайшие ограды ажурного литья…
Всё это не иначе, как стройность «бельведера»
И замысел работы великого творца!

На фоне Эрмитажа античные герои,
Возвышен над фасадом единый парапет,
Легендою восходит величественность Трои,
Написанная нитью мифических побед.

Фрегат стоит у пирса и мачтовые реи,
Канатные растяжки и сняты паруса,
И бродит детвора по праздничной аллее,
И золотом сверкает Петровская игла!

12. Люблю ущелья Питерских каналов…

Валерий Недюдин

Люблю ущелья Питерских каналов,
Дворцов уставших подлинную стать,
И выставки картин в старинных залах,
И храмов неземную благодать.

Здесь каждый шаг становится столетием,
А время, возвращая будто вспять,
Рождает восхищенья междометия,
И хочется понять, принять, сказать…

Готов войти я с утренним туманом,
Осев на эти камни навсегда,
Чтоб дописать без скорби и обмана
Отпущенные строки и года.

11. О Питере

Владимир Воднев

Сей город, многими воспетый,
Люблю, мне часто снится он:
Его широкие проспекты
И узкий Невского каньон,
Его музеев запах стойкий,
Его ночных кафе уют,
И дом на Набережной Мойки —
Последний Пушкина приют,
В его соборах и поныне
Гостей привычная толпа,
И светлый ангел на вершине
Александрийского столпа…
О нем прочел я уйму книжек,
Осуществил свою мечту:
Я видел сам, как Чижик-пыжик
Ловил монетки на лету!

10. Посвящение Петербургу

Дмитрий Алексеенко

Раскинул дружески объятья
Собор Казанский над рекой:
«Позвольте же обнять вас, братья,
Прижавшись мраморной щекой…».
А Зимний в этот вечер летний
Румянцем солнечных зарниц
Скрывает возраст многолетний,
Припудрив нос пометом птиц.

Там куполов златые злаки
Взошли над гордою Невой,
Под медный звон заснул Исакий,
А Медный всадник удалой
Под гул волшебный и густой
Сошел с гранитного обломка,
И осмотрев тот край морской,
Узрел дела своих потомков,
А утром — снова на постой…

…Вот ночь укутала весь город
Своею звездною фатой,
И утоляет жадно голод,
Съедая свет и звуков рой.

Мосты свои открыли рты,
Зевая в сонной тишине…

Из темноты возникла Ты
И растворилась вся во мне…

9. Атланты, лепнины, резные балконы…

Зоя Верт

Атланты, лепнины, резные балконы,
каналы и реки, колодцы дворов…
Люблю этот пасмурный северный город,
обитель туманов, дождей и ветров.

Имперская роскошь и бедные люди,
на гранях щербатых Дворцовой-Сенной,
застыли навеки в гранитной причуде,
над невской холодной уснув глубиной.

Сады и мосты, Петроградки трущобы,
Обводный, вокзалы, заводы, порты…
Размытые призраки прошлого бродят,
взирая на нас из ночной темноты.

И словно зовут нас немыми губами
в их время пройти сквозь старинный портал:
“Мы здесь, мы живем, мы творим рядом с вами…”
И дом утюгом заплывает в канал.

8. В Петербург приезжают…

Инна Романова-Атлас

В Петербург приезжают увидеть Дворцовый мост, распахнувший пролеты объятиям белых ночей, приезжают с надеждой удачу поймать за хвост и навек остаются — бессильны рецепты врачей.

В Петербург приезжают и дань отдают волшебству, восхищаясь величием вечно-застывших грифонов, и монетки — на счастье — горстями кидают в Неву, соблюдая обычаи строже, чем своды законов.

В Петербург приезжают найти вдохновение свыше, потеряться на Невском в танце раскрытых зонтов, по счастливой случайности, утро встречать на крыше, согреваясь в компании теплых дворовых котов.

В Петербург приезжают с улыбкой, без всякого повода, просто чувствовать тяжесть его дождевых облаков. И не стоит искать аргумент против веского довода — в Петербург приезжают влюбиться… Во веки веков.

7. Острова

Людмила Корнаева

Крестовский остров, Петровский, Вольный –
Читаю книгу о прошлых днях.
Как строил город царь Пётр упорно,
Торил дорогу сквозь ночи мрак.

Прекрасный город – Отчизны Слава,
Герой по жизни и по войне.
И им гордится не зря Держава:
Он строит Мост от себя вовне.

Построить мост – не простое дело.
Каналы, реки и острова –
По ним пути проложить умело
Сумели люди, птенцы Петра.

Земля – планета с материками,
Как град Петров, что на островах.
Когда единой, как город станет,
Непобедимой будет в веках.

Звезда Всесчастья взойдёт над Миром,
Взывая к Новой Большой судьбе,
Когда сомненья и страх откинув,
Любовью люди придут к Себе!

И город мой образцом упорства,
Примером Мудрости и труда
Покажет миру, как Веры стойкость
Мосты наводит для Света Дня.

И выйдут люди, творцы Надежды,
Открыв для Света свои сердца.
И Мир не будет таким, как прежде:
Мосты все пройдены – Жизнь Нова!

6. Линялые пятна красот Петербурга…

Наталия Филатова

«В богатом на легенды фольклоре Санкт-Петербурга много рассказов о призраках, населяющих дворцы или появляющихся на улицах и площадях Северной столицы. Есть в городе на Неве и вполне реальные дома-призраки, сохранившие былое величие, но заброшенные, — особняки, которые живут своей загадочной жизнью и хранят тайны былых эпох.
Казалось бы, странно, что в таком изысканно красивом городе существуют когда-то поражающие своим великолепием дома, которые не сносят и не реставрируют. Они просто тихо умирают своей смертью. И нигде так не чувствуется, что жизнь преходяща, а прошлое лишь развалины и осколки ушедшей в небытие эпохи, как в этих домах-призраках. Прогулка по заброшенным особнякам Санкт-Петербурга дает возможность почувствовать странную и мрачную красоту – красоту забвения.» (взято из интернета).

Линялые пятна красот Петербурга,
С тоскливою грустью взираю на вас.
Как будто воссоздан пером драматурга
Для пьес Достоевского быт без прикрас.

Забытые старые грустные зданья,
В них пыльные стены и блёклость окон,
Лишившись с годами былого блистанья,
Стоят, погружённые в тягостный сон.

А рядом смеются довольно беспечно
Стеклянными ртами громадины стен,
Но станут историей тоже, конечно.
Дай Бог избежать им подобных проблем!

Ведь были когда-то и эти — гусары,
Ласкали их взоры изысканных дам,
А ныне, вошедших не раз в мемуары,
Их сдали в утиль на съеденье годам.

И в грозном неистовстве ветхие стены
Съедают ветра и потоки дождей.
Но с грустной покорностью ждут перемены
Они, пережив и царей, и вождей.

Вы помните грозной истории страсти,
Эпох увяданье, стихийные бури,
Расцвет и паденье «незыблемой» власти…
Всё это сказалось на вашей фактуре.

Но есть в вас душа, драгоценные зданья, —
Она не линяет, как краска на стенах.
Крепитесь! — вам тоже даны испытанья.
Грядут перемены! Грядут перемены!

5. Растрелли

Светлана Шаляпина

Еще не ведал итальянский мальчик,
С отцом в Россию снежную прибыв,
Чем обернётся — страшен и заманчив —
Такой нежданный поворот судьбы,
Что встретит царь и ласково, и строго,
Что жизнь пройдёт в неведомой стране…
Благословенна та его дорога,
Для Петербурга — дорогА вдвойне.

Не знал и Пётр, при встрече с «архитектом»*
Приметив рядом статного юнца,
Как будут дерзновенны все проекты
Того, кто славой превзойдёт отца,
Того, кто этот путь свершил неблизкий,
Чтоб новую столицу украшать,
Кто «для единой славы всероссийской»**
Готов творить и жить, и чья душа
Так поняла б неистовство Петрово:
Его размах петровскому сродни!
Напутствий царских прозвучало слово,
Но разошлись во времени они.

Страна снегов, озябшая Россия,
С тобой разделят всё твои сыны.
Ну а какой приворожила силой
Пришельца из далёкой стороны?
Необозримы невские просторы,
А город — сцена или чистый лист.
И замысла петровского достойны
Творения в стихийности кулис.

Как важно своего дождаться срока,
Готовым быть к триумфу своему.
… Витал над Петербургом дух барокко,
И гений соответствовал ему.
Родной страны нечаянный изгнанник —
Другой дарил священный жар страстей,
Ошеломляя богоданным знаньем
И европейской выучкой своей.
Он словно бы заморскую жар-птицу
Сумел поймать и даже приручить.
И разлетаются по всей столице
Из рук его торжественно лучи.

Как празднично-ликующе сплетенье
Струистых линий, гибких вензелей!
Прельщает живописность светотенью,
Но золото и роскошь всех милей.
Как расточительно и как капризно:
Сверканье залов, свечи, зеркала!
Любой из завитков с восторгом признан,
А сочинителю — честь и хвала.

Какой успех! Какой наводит глянец
Таланта и фантазии игра!
Ах, этот обрусевший итальянец,
Любимец знати, баловень двора!
Но посредине жизненного бала
Услышьте голос мой через века:
Вас ждут неблагодарность и опала,
Пусть Вы не в моде — вот моя рука.
Моё предупреждение не слышит.
Так лучше. Страшно знать всё наперёд.
Искусство, ты всего важней и выше,
А то, что после, — пусть произойдёт.

… И вычурно, и трепетно блистая,
Живут дворцы и храмы до сих пор.
БарОчных снов перелетела стая
Через века, ненастья и раздор.
И век былой не разумом, а чувством
Постигнешь вдруг — времён исчезла грань.
О граф Растрелли, сотворите чудо!
Архитектура, музыкою стань!

  • *Architekt (нем ) — так называли архитекторов в петровское время.
  • **Слова Ф. Б. Растрелли.

4. Сады Петербурга

Светлана Шаляпина

О, как бы город был жесток и холоден —
Из камня изваянье у воды,-
Когда б его не берегли, не холили
Своим дыханьем и теплом сады.
Михайловский, Таврический, Юсуповский,
И Александровский, и Летний сад…
От суеты, от горечи спасут они,
О чём-то важном нам прошелестят.
А кроме заповедных, исторических —
В них времени и тайна есть, и знак —
Там, где живу я, — парк Политехнический,
А рядышком Сосновский лесопарк.

Под сень и кружевную, и волшебную
Войду, как в благодать священных рощ.
Прислушиваясь к вечности, прошествую
Под шёпот снега и звенящий дождь.
Под солнечным лучом и под серебряным
Сиянием загадочной луны
Услышу вечно юную и древнюю
Мелодию природной тишины
С вкрапленьями и шелеста, и шороха,
Жужжания и птичьих голосов,
Открытий мимолётных щедрым ворохом
И откровенья вечного без слов.

…Забыть дела, свернуть с шумливой улицы
И словно райских вдруг вкусить плодов —
Припасть душой (захочешь — чудо сбудется!)
К поэзии и музыке садов.
Как описать скользящий свет берёзовый,
Стихию красок, линий взлёт в саду?
На языке любом, но лишь не прозою
У романтичной Музы на виду.

Тут в день любой — задумчивый иль ветреный,
На небе солнце иль туман с утра,
С концов ветвей слетает вдохновение,
Как сочиненье с кончика пера,
В древесном теле оживает скрипкою
С надеждой дня, тревогами ночей.
Мелодию летящую и гибкую
Продолжит нежная виолончель.
Сокрытый в древе звук на волю просится,
Чтоб флейтой или дудочкой петь всласть.
Но ветра взмах — стволов разноголосица
В гармонию вселенскую слилась.

Когда-то изгнанным из сада райского
Легко ль? Но есть награда за труды:
Средь совершенных образов прекрасного
Подобье рая на земле — сады.
Там липы дружат с клёнами, с берёзками,
Поют в сирени жарко соловьи.
Сады живут — Эдема отголосками —
По заповедям истинной любви.

3. Храмы Петербурга

Татьяна Кульматова

Храмы Санкт-Петербурга — знаковы.
Исаакий — эмблемой лаковой,
Классицизма богатой ризницей,
Монферрана Огюста «чернильницей».

В Казанском — сердце Кутузова.
Здесь победы его прославляются.
Поражение Наполеоново
В сём соборе запечатлевается.

Никольский — морякам молитвенник.
Смоленская — с Ксенией связана.
Спас — на крови царской выстроен,
На того, кто Богом помазанный.

Петропавловский — сердце города,
Императорам усыпальница.
Здесь начало берёт история,
Воля здесь да тоска-печальница.

Смольный — он, что дворец Лизаветинский,
Пышный призрак в туманах питерских,
Стометровый и нежный, Растреллевский,
И парит над Невой классически.

2. Творцам красоты

Юрий Бауэр

ФельтЕн, ФельтЕн, нам кружево сплети,
Чтоб мы могли с ажурною оградой
Плясать всей белой ночью до упада,
Не замечая приближения зари…

Мой Монферран,раздвинь собой простор,
Верни опять могущество и силу,
Ничто твое величье не затмило.
Ты благороден и могуч, как Гор.

Мой Фальконе, на вздыбленном коне
Взлети, взлети и помыслом летучим
Преодолей высоты неба, кручи,
Чтобы с небес сиять моей земле.

Мой грустный Росси, милости прошу,
Тебя простить нелепые усмешки
И этот мерзкий климат здешний,
Но знай, что я тебя превозношу.

Мой дорогой Кваренги, это ты,
Маэстро строгий сдержанной печали
Так не криклив, но так необычаен,
Как властелин глубокой красоты.

Растрелли восхвалять не хватит силы.
Соборным куполом под куполом небес
Ты трижды воскресал и этот крест
Укажет путь в небесную могилу…

Но первым было истинно трудней,
Мой милый, добрый, старена Трезини,
Пусть память о тебе нас не покинет
С начала дней и до скончанья дней.

1. Про достопримечательности Петербурга

Автор проекта ростральных колонн,
Стрелки и Биржи — Тома де Томон

Дворцовой площади украсил панораму
Столб Александровский — творенье Монферрана

Синий мост широкий самый,
Метров сто. Проверьте сами.

Одна из прекрасных петровских затей —
Кунсткамера, первый российский музей.

Острова. Их сорок два,
А вокруг — река Нева.

Зодчий Растрелли. Зимний дворец.
Стиля барокко прекрасный венец.

Атланты — мраморные стражи —
Хранят шедевры Эрмитажа.

Адмиралтейства зданье славное —
Постройка зодчего Захарова.

Славится Мойка мостами цветными:
Желтым, Зелёным, Красным и Синим.

Васильевский остров. Отсюда из Гавани
Флот отправляется в дальнее плаванье.

Хотите ещё?

1 просмотров
Обсуждение закрыто.