Стихи про С-Петербург: Скульптуры Питера

Стихи про С-Петербург: Скульптуры Питера

65 стихов о памятниках Санкт-Петербурга, питерских ангелах и атлантах.

66. Атланты

Юрий Краснокутский

Атланты держат небо на каменных руках…
А. Городницкий

Ты посмотри, они стоят, как стража,
Их десять, будто близнецов,
У Зимнего дворца, у Эрмитажа,
Атлантов, смуглых молодцов.

Зимой и летом, днём и ночью,
В снегах и лужах талых вод
Им суждено, хоть трудно очень,
Всю жизнь держать небесный свод.

В одних набедренных повязках
Они пришли из южных стран,
Быть может из волшебной сказки
Сюда отправил их тиран.

Ведь тяжкий труд другим не виден,
И потому больней вдвойне.
За чьи смертельные обиды
Им прозябать в чужой стране.

Из Греции, а может, из Тавриды
Атланты прибыли и высятся у входа,
А у домов их ждут кариатиды,
Без устали, из дальнего похода.

65. Атланты Императорского Эрмитажа

Александр Беличенко

Талантливому петербургскому самородку, скульптору Александру Теребенёву, поручили уникальную задачу – для возведения Императорского музеума (Нового Эрмитажа) создать десять огромных гранитных (серый сердобольский гранит) фигур атлантов для входа в музей со стороны Миллионной улицы. Император Николай I пожелал, чтобы эти атланты, вопреки классическим канонам могучих бородачей-атлантов, были юношами-исполинами (7 аршин — 5 метров роста), и тем самым тоже «снял» атлантам бороды, как и его предок Пётр I снимал бороды боярам, приобщая тех к европейской культуре. А Россия создавала уже свою культуру! Лица всех десяти юных атлантов делал сам скульптор. Работа была закончена в 1848-1849 годах. Атланты стали легендой Санкт-Петербурга.

Империя Петрова
поставила здесь Град,
И юные атланты
опорой встали в ряд!

Октябрь революцией
поправил Ей наряд,
Но юные атланты
незыблемо стоят!

Фашисты, навалившись,
шлют бомбу и снаряд,
А юные атланты
с презрением глядят!

Один атлант изранен,
снарядом поражён,
Но не покинул строя
атлантов юных он!

Теперь пример невестам,
как вдохновенно жить —
Счастливое случится,
лишь к пальцу приложись!

Град выстоял в блокаде,
пред Ним ничтожен гад,
С Ним юные атланты
преодолели ад!

Врагом разрушен Город,
но Он свободе рад,
Досталось и атлантам…
Но восстановлен лад!

Вновь строится Держава,
иной имея взгляд,
Атланты снова рядом,
Поддерживая, бдят!

Хотя крепки атланты,
но факты говорят,
Что твёрже камня в битве,
за Родину, Солдат!

64. Атланты Эрмитажа

Андрей Рождественский

«Когда на сердце тяжесть
И холодно в груди…»
Александр Городницкий

Балку портика так деловито
Века, вот ведь, уже полтора
Двадцать рук из простого гранита
Держат в холод и зной на «Ура».

Ни воды им не надо, ни хлеба,
Только вены надулись на лбах.
Ведь они держать ЦЕЛОЕ небо
На своих напряженных руках.

Рядом кучкой стояли ребята.
Улыбнулся, услышав я их:
— Погляди, дядька как Терминатор
Держит мир на ладонях своих!

Идеальны пропорции тела,
Нынче вряд ли такие сыскать.
Знают твёрдо они своё дело —
Кто ж ещё станет небо держать?!

63. Атлант

Борис Фроенченко

Как страшно тяжек свод небес!
Немеют плечи, терпнут руки…
Как мог завистливый Зевес
Меня обречь на эти муки?

Увы, божественная спесь
И черной зависти истома —
Ему Олимп подвластен весь,
А мне — лишь кров родного дома…

Кипенье неизбывных сил,
Наполненность прозрачным светом —
Со всем я миром в мире жил
И виноват лишь только в этом…

Внимал Природы голосам,
Не затевал потехи бранной
И вот прикован к небесам
По воле злобного тирана…

То плавлюсь в солнечных лучах,
То грудь холодный ветер студит,
Но небе на моих плечах
Не для богов! Так нужно людям…

Так вот в чем истина чудес —
Не опускать в бессилье плечи
И я хрустальный свод небес
Держу над миром Человечьим!

62. Атланты Эрмитажа

Вадим Ясень

Воинов десяток стоит под навесом,
Давит, сгибая Вселенная весом.
В торсе изгибом натянута сила,
Руки привычно держат полмира.

Лица спокойны, в глазах бесконечность,
Лбами упёрлись в матушку Вечность.
Ноги — стволы, а стопа — это корни.
Дух — не сгибаем, подобен колонне.

Люди тенями проходят их мимо.
Солнце мелькнёт за тучей незримо.
В смене природы ликует движение.
Здесь обретаю приют и спасение.

61. Атланты

Весса Блюменбаум

Ты думаешь, лишь слабые страдают —
Об этом ты толкуешь мне сейчас,
А ты видал, как сильные рыдают?
Вот я, представь, видала. И не раз.

Они опорой сделались невольно,
И целый мир лежит на их плечах,
Но им, как и тебе, бывает больно,
Блестит порой слеза и в их очах.

Они не ноют, помощи не просят,
Как будто ничего не нужно им,
Но если мир они однажды сбросят
С усталых плеч — что сделается с ним?

Понятно все, как дважды два — четыре.
Вас, слабые, спросить хочу сейчас:
Когда не станет сильных в этом мире —
Кому придется делать все за вас?

Где слабые по счету не заплатят —
Там сильные расплатятся вдвойне.
Ты думаешь, на все их силы хватит —
Поэтому она и не в цене.

Где слабому простят ошибок тыщу —
Там сильному не спустят ни одной…
И ты, слабак, возможно, удивишься —
Что сильный — это все же не стальной.

60. Атланты и кариатида

Виктор Игнатиков

Всегда помочь готовы,
Не за великий труд,
Атланты держат слово
И нас не подведут.

Опять с богами споря,
В сверкающей дали
Они стоят у моря
На краешке земли.

Без страха и без муки,
Без слов про чудеса,
Их мраморные руки
Нам держат небеса.

Но как-то не для вида,
Под дьявольский настрой,
Одна кариатида
Вмешалась в этот строй.

Могучие телеса,
И миловидный взгляд —
Не то, чтобы принцесса,
Но тоже сладкий яд!

Царевной славной Трои
Предстала наперёд,
И дрогнули герои —
И рухнул небосвод!

Могучею десницей
Разверзнулся Аид,
Нарушились границы
Под вой кариатид.

И запылало солнце,
И грянул ураган,
И нету горизонта,
И по земле — туман.

И нечисть массой серой
Полезла из углов —
Кошмарные химеры
Ночных кошмарных снов!

С тех пор по воле Рока,
Хлестнувшей через край,
В загибах и пороках
Погряз наш светлый рай!

Всегда в унылых буднях
Без права продохнуть,
Тернист и многотруден
Лежит земной наш путь!

Страдаем от убогой
Сизифовой тоски.
Наверное, так Боги
Карают за грехи.

И нету нам прощенья —
Судьбину не унять!
И ждём, как очищенья,
Небесного Огня!

 59. Атлант

Галина Дядина

Чтоб небо на нас не упало,
Его подпирает Атлант —
Стоит и вздыхает устало
Нагруженный небом гигант.

И капельки пота стекают
С его великанской груди —
Так ливни порой возникают,
А также грибные дожди.

Под тяжестью звезд серебристых,
Планет, самолетов и птиц,
Застыл он, подобно штангисту,
Кряхтит, но не падает ниц.

Скрипит от натуги зубами,
Кривится от боли в спине,
Но синее небо над нами
Ответственно держит вполне.

Работу Атлант исполняет
(Да что там! На ней он горит!),
Но все же, бывает, роняет
Какой-нибудь метеорит.

И даже порой самолеты
Он может случайно стряхнуть.
Эх, кто бы ему от работы
Позволил чуть-чуть отдохнуть…

58. Атланты держат небо

Екатерина Картоева

Атланты держат небо.
Их каменные руки
Испытывают, видно,
Страдания и муки.

Натруженные плечи,
Натертые мозоли
И мышцы напряженные
Испытывают боли.

Титановые плечи
Когда- нибудь устанут
И небосвод тяжелый
Держать они не станут.

Обрушится на землю
Небесная громада.
И прекратятся с этим
Все испытания ада.

57. Кариатиды, ангелы, атланты

Инесса Митина

Кариатиды, ангелы, атланты
Живут, гуляя высоко на крыше,
Разыгрывая вечно счастья фанты,
При жизни поднимая взор наш выше.

Им по плечу и мысли, и дела,
Не зря они взирают с высоты,
Известна наша им мятежная судьба,
Дарят нам щедро легкие мечты.

Им с высоты отлично видно,
Объемы всех земных деяний,
Бывает часто им за нас обидно,
Нет от поступков ярких-то сияний.

Кариатиды, ангелы, атланты
Всем помогают сдержаннее быть,
Они сильнее нас, они гаранты
Судьбы нелегкой, чтоб по жизни плыть.

56. Атланты Крюкова канала

Мария Богомолова

Собратьев других моложе*
Атланты, что держат свод
У дома на форт похожий,
Во двор украшая вход.

Зачем им парадный Невский,
Садовая, Эрмитаж** —
Там властвуют дух имперский,
Бравада и эпатаж…

Они в тишине Коломны,
Где жизнь замедляет бег,
Нашли свой приют: в колонны
Их спины вросли навек.

В прорезавшем двор проёме
Фигуры могучих тел
Застыли, предавшись дрёме, —
Таков уж камней удел.

Не ведома исполинам
Ничтожность мирских забот.
И дела им нет, махинам,
До наших людских невзгод.

Стоят красоте в угоду
Столетие — срок немал…
А мимо проходят годы
И Крюков течёт канал.

  • * Пожалуй, самые знаменитые атланты в Петербурге те, что украшают портик Нового Эрмитажа. Они были установлены в 1848 году. Атланты, расположенные у дома Р.Г.Веге на Крюковом канале, значительно моложе. Годами их возведения считаются 1912-1914 гг.
  • ** В Петербурге фигур атлантов можно насчитать огромное количество. Знаменитые дворцы, особняки богатых горожан и доходные дома на главных улицах города изобилуют декоративными украшениями в виде мифических титанов. Район Коломна, где протекает Крюков канал, немного отдалён от центра и в своё время считался спокойной петербургской окраиной.

55. Атланты

Наталья Апрельская

В напряженье привычном их руки и спины.
Разновозрастны лики, могучи тела.
В ежедневной работе застыли картинно,
Наблюдая бегущую жизнь до угла.

А что там, за углом, да какое им дело?
Им бы выдержать натиск вознёсшихся стен,
Сохранить для столетий прекрасное тело,
Невзирая на годы земных перемен.

А внизу, в суете, пробегают минуты,
Воплощённые множеством слов и шагов.
И не смотрит народ на атлантов как будто,
Сочиняя своих примитивных богов.

54. Атланты и Кариатиды

Сергей Казук

I.
Вы видели когда-нибудь — хоть раз —
О помощи молящего атланта,
На плечи водрузившего каркас
Музея или старого почтамта?

Все мускулы его напряжены,
Натянуты все вены до отказа,
А на лице — лишь лёгкая гримаса,
И ни одной от боли борозды.

Легко несёт он многотонный гнёт,
Опровергая физики законы.
Что для него какие-то балконы,
Когда держал он мира небосвод?

II.
Неся на головах своих корзины
С цветами ароматными и фруктами,
Не думали красотки полногрудые,
Что погодя коварные мужчины

Додумаются встроить их под портики,
Усилив тем строительные балки.
С тех пор окаменелые гречанки
Не помышляют больше об эротике.

Мифологи, ответьте мне, пожалуйста:
«Так почему не плачут от обиды
Свой дамский век влачащие под тяжестью
Блистательных дворцов кариатиды?»

53. Кариатида

Юрий Бауэр

Мой взгляд тебя ещё винит.
Склонилась ты, и не подъемлешь взора.
Своим лучом рассветная аврора
Не оживит погаснувших ланит.
Бывает,камень тихо говорит,
Бывает,что молчит стыдливо.
Когда — то ты была красива…
Но красота безропотно молчит.

52. Кариатидам

Наталья Апрельская

Забудьте о балконах на мгновенье!
Отриньте тяжесть эркерных оков.
И, стены оттолкнув без сожаленья,
Шагните на проспекты из веков.

Божественно весомым совершенством
Сойдите на мгновенье с высоты,
Являя атлетическое в женском
Скульптурном эталоне красоты.

Пройдите вдохновенно по асфальту —
Пусть бредят вне реалий города —
Ударным эстетическим контральто
Им надо встрепенуться иногда.

Но тень легла на каменные лица,
Потупил взоры мрамор и гранит, —
Фасады исковеркать не решится
Никто из городских кариатид.

51. Кариатида

Юлия Борисова Из Питера

Кариатида плачет каменной слезой,
Что ненадёжно-недвижим её атлант,
А значит небо ей удерживать самой.
Сама себе она надёжности гарант.

Атлант не сдвинется. Он с места не сойдёт.
А это значит, что усталость на века.
Но, как поётся в песне: «небо упадёт»,
Едва ослабнет её хрупкая рука.

Давно бы каждый уже руки опустил,
Но небеса, увы падением грозят.
Она их держит из последних самых сил,
Тех, что закончились века тому назад.

50. Петербургский ангел

Юлия Валентайн Левченко

Этот Ангел олицетворяет те испытания, что выпали на долю ленинград­ской интеллигенции в ХХ веке.

В северном городе много хранителей —
Ангелов грозных с крестами, мечами,
Что с высоты на восторженных зрителей
Строго взирают святыми очами.
Оберегают ладонью открытою
К радости вящей отца — демиурга,
А на скамейку, дождями омытую,
Тихо присела Душа Петербурга…
С книжкой сидит, возвышаясь над бортиком,
Ждет терпеливо таких же прохожих,
Старенький ангел под маленьким зонтиком, —
Сколько их ходит здесь, очень похожих:
Сразу их можно узнать по походочке —
Старые пары… Держась друг за друга,
Вместе плывут они в жизненной лодочке,
Вместе идут до последнего круга.
Маленький ангел и скромен и благостен,
Он суть и сердце у града Петрова,
Если придете к нему — станет радостен,
И будет ждать вас он снова и снова.

49. Санкт-Петербургский Ангел-хранитель

Алла Вериго

С дыханием Господа солнышко светит,
Стеной поливалки бьют пыль на заре
И Ангел раскинул над Питером сети,
Чтоб радость рассыпать в дневной мишуре.

В День Города Ангел незримо качает
По волнам сирени, кого — в облаках,
Нева на болтанке ветров свои чары
Несёт до Ростральных — под стягом огня.

На Белых ночах при свечах от каштана
Творит заколдованный город весну,
Лишь рев мотоциклов врывается в тайну,
И хмурятся статуи в Летнем саду.

Я сяду под шёлково крылышко света
И буду читать с упоеньем стихи,
Родные мальчишки и девочки, верьте,
Нет в жизни божественней чистой любви.

48. Ода Питерскому ангелу…

Андрей Ниноров

Сидит задумчиво под клёном,
Сутулясь прожитым годам.
Плечо скамейки стало домом,
Душа открыта всем ветрам…

Пальто примято, долгополо,
Из моды вышел «котелок».
Дождь по зонту выводит соло
И льётся музыка меж строк…

В мечтах его туманят дали,
Теряют стрелки свой разбег,
Дурманом травы в поле манят,
Сплетают рощи оберег…

А рядом плещется Фонтанка
И капли снова бьют на бис.
Под ноги осень-самобранка
Постелет скоро жёлтый лист…

Перед глазами мчится время,
Но не вернуть былого вспять.
Несёт с достоинством он бремя,
Его удел — всегда летать…

Устало город засыпает,
Пришла пора творить добро.
Нередко люди замечают,
Что их хранит его крыло…

Он светит улицы прохожим,
Разводит вовремя мосты.
А задаётся день погожий —
Зарею алой жжёт кресты…

Сам грозный Пётр его приятель,
Он с каждым ангелом знаком.
Молчун, но всем всегда понятен
И в воздух Питера влюблён…

Вот новый день… Какой по счёту?
Фонтанки плеск невдалеке.
Плечо скамейки… Зонтик… Боты…
И томик Пушкина в руке…

47. Ангел

Евгений Миронов

Ночью дожди полоскали,
Солнышко днём припекло,
Город различных регалий
Делал своё ремесло.

С белыми вся гребешками
В тёмном наряде Нева —
Славится и берегами —
Между гранитом жива.

На Петропавловском шпиле
Ангел на ветер глядит:
Чтобы ветра не забыли —
Дамбою выставлен щит.

46. Петербургский ангел

Евгений Торяник

На скамеечке в шляпе-панамке
В тишине петербургской листвы
В старом парке у речки Фонтанки
Вдруг, увидите ангела вы.

В старомодной потёртой одежде
Он под зонтиком скромно сидит
И раскрытая книга как прежде
У него на коленях лежит.

В книге судеб страницы открыты.
Он читает её день и ночь.
И глаза виновато прикрыты.
Он не в силах всем людям помочь.

45. Над невой

Людмила Корнаева

Мой город над Святой Невой
Вплывает в День, открытый Чуду.
Зовёт всех жителей с собой,
Что здесь собрались отовсюду.

Ты, нерушимый град Петра,
Твори смелее Жизни Завтра!
С тобою волны и ветра,
И обновлённое Пространство!

И я с тобой, как ты со мной,
Пока нам звёзды смотрят в очи,
И Светлый Ангел над Невой
Пронзает мрак сознанья ночи.

44. Питерский ангел

Марианна Голенищева

Небо усыпано звездными крошками,
Парк опустевший листвой шелестит,
Лишь на скамье, по-мальчишески «с ножками»,
Питерский ангел тихо сидит…

Милый чудак в макинтоше и с зонтиком
Здесь появился однажды не вдруг…
До золотого начищены ботики –
Плод теплоты человеческих рук.

Грустно, печально до боли, наивно…
Тяжкая ноша — чужие грехи…
Бронзовый ангел сидит сиротливо
В парке холодном, читая стихи…

Листья прощаясь, медленно кружат…
За листопадом придут холода…
Маленький страж, охраняющий души,
В сердце оставит свой след навсегда!

43. Петербургский ангел

Марина Кунина

В промокшем парке тихий старичок
Читает книжку, сидя на скамейке.
Помятый зонтик держит кулачок
В осенней обезлюдевшей аллейке.

Весь обращенный в зрение и слух,
Нас вечно умилять уполномочен,
Он здесь всегда, неслышный добрый дух,
Он к городу бессменно приурочен.

Замотанный шарфом воротничок.
Крылато-худощавая фигурка.
В промокшем парке тихий старичок,
Интеллигентный ангел Петербурга.

42. Петербургский ангел

Надежда Дмитриева-Бон

Роман Шустров, кукольная скульптура «Петербургский ангел» 2012г

В Сад Измайловский, по осени,
Чудесный ангел прилетел,
Он пожилой на лавочку присел.
А дождь ему не страшен,
Он зонтик над собой открыл,
И старый томик со стихами,
Который он читать любил.
Он здесь теперь обосновался,
Прохожим людям радость подаёт.
И память об ушедших стариках
Теперь от нас уж не уйдёт,
В душе людей почтение живёт!

41. Городской ангел

Надежда Радченко

С моря тянет промозглой пылью,
Дождь по крышам колотит гулко.
Опустил утомлённо крылья
Ангел города Петербурга.

Отпуск ангелу не положен,
Нет ни сна ему, ни покоя.
Просто, если не он, то кто же?
Назначенье его такое,

Что во всякое время года,
В дождь и ветер, жару и холод,
От невзгод, от причуд природы
Он обязан хранить свой город.

Дождь по крышам колотит гулко,
С моря тянет промозглой пылью.
Ангел кружит над Петербургом,
Простирая над нами крылья.

40. Три ангела

Надежда Радченко

Взмывает над людскою суетой
Подобный солнцу ангел золотой.
Слегка склонив кудрявую главу,
Серебряный взирает на Неву.
А бронзовый колонну увенчал —
Непобедим, прекрасен, величав.
Встречая грудью время и ветра,
Хранят они надёжно град Петра.

  • В Санкт-Петербурге ангелов много. Но самые главные хранители — это три ангела: бронзовый, серебряный и золотой. Бронзовый — тот, что на Александровской колонне на Дворцовой, серебряный — на куполе церкви св.Екатерины на Васильевском острове, а золотой — на шпиле Петропавловского собора.

39. Петербургский ангел

Наталья Дубовик

День стоит- золотой и нежаркий.
Ветер гонит листву вдоль аллей.
На скамейке в Измайловском парке
Примостился он с книгой своей…

А скамеечка скромная эта-
Доброты и тепла островок.
Существует такая примета:
Этот милый смешной старичок

Исполняет любые желанья
У того, кто мечтой окрылён.
И спешат к нему все на свиданье.
Всех согреет улыбкою он.

Он сквозь книгу глядит отрешённо-
В ясный день, в непроглядную тьму…
А осенние яркие клёны
На колени бросают ему

Ворох листьев своих разноцветных…
И под зонтиком сгорбился он.
Осень крыльями машет приветно.
Пролетают года, точно сон…

38. Питерскому Ангелу, серия петербургских стихов

Наталья Поддубняк

Мой ангел, не плач под дождем,береги свои слезы.
Из каждой родится цветок по весне в этом парке.
Случатся, наверное, шумные летние грозы.
И осень шагнет, не спеша, из под каменной арки.
Мой Ангел, ты крылья свои береги от ненастья…
Они так нежны, они сотканы из канители,
В которой сверкают тончайшие ниточки счастья,
И пух с крыльев птиц, что однажды в мечту улетели…
Мой Ангел, сплетаются вихри мелодий,
Сливаясь в единую песню надежды.
А ты, одевайся всегда, я прошу, по погоде,
Какая у вас там, не знаю, но все же одежда…
Тебе я шептала о том, кто в руках мое сердце,
Так ласково держит и душу мою обнимает.
О том, с кем могу я зимою согреться.
Кто все холода от меня так легко прогоняет.
Мой Ангел улыбкою доброю сердца коснулся,
Спасибо за шорох крыла и за то, что мы рядом.
И город, уснувший под тихим дождем, вдруг проснулся,
Меня провожая своим обнимающим взглядом…

37. Питерскому ангелу

Наталья Смирнова Верена

Ангел, прочти мне сказку из бронзовой книжки
О радужном ветре, взлетевшем над старой крышей.
О рыжем котенке, играющем в кошки-мышки
С озябшей листвою на строгой аллее притихшей.

Прочитай мне о зайчиках, скачущих в утренних лужах,
Под заботливым взглядом чуть побледневшего солнца.
О дожде прочитай. Он, бедняга опять простужен,
Надышался тумана в глубинах двора-колодца,

Как наверно непросто хранить безмятежной улыбку,
Собирая в подшивку страницы увядшего счастья
Только ты настоящий в этой реальности зыбкой.
Мне уютно с тобой… Жаль, что время настало прощаться….

36. Петербургский ангел

Нина Шендрик

12 октября 2013 года в Измайловском саду появилась скульптура «Петербургский ангел».

Золото листвы роняют липы,
Дождь поет и мелко моросит,
Взяв с собою маленькую скрипку,
Ангела послушать пригласил.

Скромный ангел с зонтиком раскрытым,
Чтобы спрятать крылья от дождя,
Слушает скрипичную сюиту,
Добрых глаз от строк не отводя.

С томиком шекспировских сонетов
И со всей вселенною в ладу,
В рыжий плащ поношенный одетый,
На скамье в Измайловском саду.

Осень вышла в праздничных нарядах,
Желтый лист слетает мотыльком,
Радостно, что ангел где-то рядом —
На душе от этого легко.

35. Над городом Питером…

Татьяна Сытина

Инъекция Питера в кровь — и навек зависим…
Неждана Юрьева

В нелепые строки сплетаются литеры,
Дурацкие мысли поют: тру-лу-лу…
Приснился мне сон, что над городом Питером
Растрепанный Ангел* присел на иглу.

В карманах — не густо. И тучи чернильные…
Но добрый Хранитель с широкой душой
Приветливо машет огромными крыльями,
Внушая прохожим, что всё хорошо.

Он весело сыплет забавными фразами,
Слепому дождю подставляя бока.
И хочется верить, что мир одноразовый
Не будет измят, как бумажный стакан.

Пусть Господу — Богово, августу — летово,
Висеть паутине в паучьем углу…
А странному Ангелу — всё фиолетово,
Он просто однажды присел на иглу…

  • *Ангел на шпиле Петропавловского собора — один из символов Санкт-Петербурга

34. Питерские ангелы

Сергей Васильев

О питерские ангелы, родные!
Свидетели и взлётов и потерь…
Как прежде, бережёте вы и ныне,
Окно в Европу и в Россию «дверь».

И крест подняв над этим дивным градом,
Один из вас вознёсся в облака!
Столпа Александрийского громада
Несёт тот крест сквозь бури и века!

А если выйти к берегу с Дворцовой,
Увидишь в свете утренней зари —
— сияет ангел над волной свинцовой,
Над шпилем Петропавловским горит!

С любовью нас крылами осеняет,
Без устали — с утра и до утра,
Глядит на мир и верно охраняет
Последнее пристанище Петра…

А в Невской Лавре набухают почки,
Сирень и мрамор в окруженьи луж,
Здесь, кое-где, склонились ангелочки
над русской славой и величьем душ…

А триста лет промчались, как мгновенье,
Застыв в граните невских берегов.
О ангелы! Небес благословенье!
Храните вечно стольный град Петров!

  • Питерские львы.  В камне или из чугуна, в полный рост или в барельефах, с шарами под лапами или с крыльями на спине. Точное количество львов в Петербурге до сих пор никто не подсчитал, однако известно, что их далеко больше сотни. Самые известные из них — Львы на Дворцовой пристани, львы у Львиного мостика, Львы у Русского музея, Семейство львов в усадьбе Безбородько, Китайские львы «Ши-Цза» на Петровской набережной, Львы в саду Дружбы, Грифоны на Банковском мосту, Львы-барельефы на Стрелке Васильевского острова, Львы на Итальянской лестнице в Павловске, Львы в Петергофе и многие другие.

33. На Петровской набережной

Юрий Василенко

Плоскомордые Ши-Цза
Много тысяч дней
Свои грустные глаза
Прячут от людей.

А в глубинах невских вод
Видится всегда
Им манчьжурский небосвод,
Сунгари вода.

Но домой дороги нет.
Им роса — слеза.
Петербургский тусклый свет
Слепит их глаза.

32. Львы Петербурга

Александр Егоров

По Петербургу бродят львы.
По набережным тенью бродят.
Играют у Невы в шары,
В музеи и дворцы заходят.

Глядят с фасадов на людей,
Глядят с гербов оскалив пасти.
Их покровитель дух — «Борей»,
Благоволит, своею властью.

У Пушкинского дома ждут,
Луны неспешного восхода,
И службу верную несут,
Незамечая непогоды.

И, Львиный мостик сторожа,
Они не смотрят на влюбленных,
Его над водами держа,
Ночами — «царственны» и сонны.

По Петербургу бродят львы
Под небом «Белыми ночами»,
Лежат безмолвно у Невы,
Гуляют набережной с нами.

31. Питерские львы

Андрей Бонди

Меняет нас не только время,
А те, кто с нами каждый час.
Кто был не раз уже проверен.
Кто никогда не прятал глаз.
Когда придёт пора расстаться,
Терять не надо головы.
И пусть себе пока резвятся,
Взрослея, питерские львы.

Отважным стать не так-то просто,
Герои все наперечёт.
Занявшись поиском вопросов,
Ответам был потерян счёт.
Нетрудно, в общем, догадаться,
За что тебя зовут на «Вы»?
И пусть себе опять резвятся,
Взрослея, питерские львы.

Всё будет с нами по-другому:
Не так, как представляли мы.
Что, если, путь ведёт не к дому —
Возможно, жизнь дана взаймы.
Не надо никого бояться,
Сказав в лицо, в чём не правы.
И пусть себе вовсю резвятся,
Взрослея, питерские львы.

Питерские львы

30. Крылатый лев

Валерий Антонов

Крылатый лев печально смотрит в небо,
свой взор насытив яркой синевой.
Но шансов нет реальной сделать небыль
счастливого полёта над Невой.

Дождями смоет крыльев позолоту
и льдом покроет пёрышки зимой.
И позабудет он свою заботу
свободного паренья над землёй.

29. Петербургские львы

Валерий Недюдин

Есть «Белый лев» у Эрмитажа,
По существу — гостиный двор,
А по ночам один из стражей,
Что в Петербурге с давних пор.

С высот «Исакия» взирают,
На «Львином мостике» не спят,
Домов секреты охраняют,
С фасадов пристально глядя.

«Дворцовый мост» и «Дом Лаваля»,
«Адмиралтейского» простор,
Хранит в веках седая стая,
Не отводя суровый взор.

А в «Летнем» все решает споры
«Совет старейшин» по ночам.
И затухают все раздоры,
Да и зачем раздоры львам?

У всех в веках одна задача —
Петра творенье охранять.
А кем отряд в дозор назначен?
Не суждено уже узнать.

28. Петербургские львы

Валерия Наумова

Львы на мостах и у Адмиралтейства,
Львы на Обводном — кошачье семейство.
Львы на Английской и на Моховой,
Львы в Петербурге всё время со мной.

Я во двор Лиговки мельком зашла,
Там тоже льва неслучайно нашла.
Львы на Обуховском, львы в зоопарке,
Львы почти в каждом питерском парке.

Львы на Елагином, львы на Литейном,
Львы у дверей в заведеньи питейном,
Лев на Дворянской и лев на Морской
С гривой седой и большой головой.

Львы у усадьбы семьи Безбородко,
Много их там, но ведут себя кротко.
На Кронверском два льва, — не целая рать, —
Во дворе дома под номером 5.

Лев возле дома по улице Правды, —
Словно из детского мультика кадры.*
У дома ЛавАля два льва возлежат,
Счастье приносят и вход сторожат.

Рядом с Суворовским лев сладко спит,
Кажется, чуточку даже сопит.
Где еще львы? Не припомню я даже…
У Мариинского, у Эрмитажа…

В Павловске, в Пушкине, в Петродворце!..
Вижу я ты изменился в лице…
Ты не страшись их, они ведь ручные,
Славные, милые, вовсе не злые.
Можешь их гриву потрогать рукой,
Ну а боишься, в сторонке постой.
Нет, не боишься?! Тогда выбирай
И поскорей как коня оседлай!

  • * Во дворике дома № 2 по улице Правды вы можете познакомиться с Трусливым львом
    из волшебной страны.

27. Питерские львы

Виктория Рощина

Не Африка, не Африка,
Но сколько львов кругом!
Сидят, играют шариком
За каждым тут углом.
Одна лишь стать звериная
Отбрасывает тень.
Сложна порода львиная —
Есть сила, драться ж — лень.

26. Петербургские львы

Ирина Ямщикова-Кузьмина

— Петербургские львы,
Зачем городу вы?
— Чтоб покой охранять,
Чтоб спокойно мог спать
Без тревог до утра
Город славный Петра,
Чтоб собой украшать
Парки, скверы, мосты…
А ты можешь сказать,
Зачем городу ты?
— Я здесь просто живу.
Вот смотрю на Неву,
Может, скажет она,
Зачем здесь я нужна?
А в тенистом саду
Я скамейку найду,
Отдохну, посижу
И на вас погляжу,
Петербургские львы.
Я ведь тоже, как вы,
Здесь обязана быть,
Чтобы…просто любить
Славный город Петра.
От утра до утра,
Каждый час, каждый день
Этот город, как тень,
Постоянно со мной.
Решено так судьбой —
В этом городе жить,
Этот город любить.

25. Львам на набережной Макарова

Наталья Апрельская

…Но и в сумерках вижу — не дышат
Никогда не дышавшие львы…
Юлия Хрисанфова

Как не дышат? Наш город живой,
И гривастые стражи живые.
И в ветра, и в дожди грозовые,
Знаю я, дышат львы над Невой.

Ухмыляются в тайной тоске,
Боязливо косятся на воду,
На безликие стайки народа,
Не мечтая о хищном броске.

Это — гордая царская стать.
Это — статус незыблемых стражей:
Даже в сильном охотничьем раже
Им дано только жить и дышать.

24. Питерские львы, серия петербургских стихов

Наталья Поддубняк

Они смотрят в холодные темные воды Невы.
Где стоят онемевшие белые льдины.
Стражи города, грозные мрачные львы.
Мимо них пролетают века и годины.
В черном небе застыл под луной силуэт.
И невольно сжимается сердце, волнуясь.
А вокруг ничего. Ничего вокруг нет.
Только воды реки нежно камни целуют.
Я рукою коснусь леденящей воды.
Я в себе сохраню ощущение счастья.
И меня не забудут уснувшие львы.
Когда утро их встретит извечным ненастьем…

23. Петербуржские львы

Наталья Смирнова

Дорогие мои Петербуржские львы,
Несмотря на оскал, вы добры словно дети!
На крутых берегах своенравной Невы
Вы, как стражи, стоите под грохот столетий!

День и ночь, в дождь и ветер, в мороз и в жару
На посту… Вы, наверное, очень устали?
Знаю — хочется вам убежать поутру
В золотистой саванны далекие дали,

На спине поваляться средь мягкой травы,
А потом целым прайдом пойти к водопою,
Нянчить львят, но, увы, вместо этого вы
Стережете наш город над вольной Невою.

Без обеда, без отдыха, даже без сна,
Видя все своим бдительным царственным оком.
Плачет осень, иль вдруг пробудилась весна —
Вы всегда на посту без конца и без срока!

И, прильнув к вашим лапам своею рукой,
Прошепчу я :«Спасибо, гривастые львы,
За любимого города вечный покой
На крутых берегах своенравной Невы.»

22. Питерские львы

Олег Майоров

Львы каменные, львы из бронзы
Несут свой пост и вид их грозный;
Уж триста лет они не спят —
Великий город наш хранят.

21. Питерские львы

Олег Майоров

Львы петербургские добрые, злые,
Львы великаны и львы небольшие.
Если дворец – обязательно львы
Дверь охраняют от сглаза, чумы.
Львы у Невы, в городском Зоосаде,
Львиные морды в чугунной ограде.
В баннерах львиных кипит стадион,
Будет «Зенит» наш опять чемпион!

20. Питерский лев

Олег Майоров

Чугунный лев под солнышком согрелся
И грезит Африкой родной,
В которой никогда он не был…
Родился лев наш в Питерской
Литейной мастерской.

19. Львы у Невы

Пётр Кольцов

Они лежат — спокойны, не сердиты —
Безмолвные охранники Невы,
Сработанные кем-то из гранита,
Не слишком величавые, но — львы.

Не знают ни тревоги, ни сомнений,
Ни страха в том, что нрав Невы суров.
Река всегда во время наводнений
Их омывает — каждого из львов.

Они всё помнят: праздники и беды,
Парады на Неве, «Авроры» залп,
Кошмар блокады и салют Победы,
Рождественский покой, пасхальный гвалт…

Не знаю, мир нас ждёт, иль, может, войны,
Но верю: через век, и через два
Всё также будут возлежать спокойно
У Пушкинского Дома оба льва.

18. Каменные львы

Сергей Жатин

Вдоль оград величественных зданий,
Дух храня блистательной Невы,
Сохраняя тайны мирозданий,
Притаились каменные львы.

Сколько они видели событий,
Сколько тайн в себе они хранят.
Сколько же забвений и открытий,
Перед ними выстроилось в ряд.

Городу спокойную стабильность
Создают хранители его.
За свой труд, не зная меркантильность,
Не имея часто ничего.

Под дождём, в жару и в холод лютый
Службу они верную несут.
Никакой заморскою валютой
Не измерить их бесценный труд.

Ведь без их величия немого
Жизнь бы городская замерла.
Так скажи им ласковое слово,
Отложив другие все дела.

Почеши им каменные уши,
Шапочки на гривы натяни.
И тогда согреются их души,
И продлятся каменные дни.

17. Петербургские львы…

Серик Устабеков

Петербургские львы
Охраняют покой
Безмятежной Невы,
Ставшей нынче другой.

Вот и ветер погас
Без дыханья свечей,
Ожидая рассказ
Нежно-белых ночей.

  • Сфинксы — скульптуры зооморфных мифических существ, находящихся на Университетской набережной в городе Санкт-Петербург. Сфинксы на Университетской набережной появились в разгар египтомании в Европе.

16. Петербургские сфинксы

Алла Васильевна Захарова

На сером застыв парапете,
Не зная ни слез, ни любви,
Египта великого дети,
Мы гордо лежим визави.
И в северной вашей столице
Взираем на мир сквозь века.
Дожди исхлестали нам лица.
Ветра искрошили бока.
Мы днем — петербургское диво,
А ночью нам снятся всегда
Далекие пыльные Фивы
И мутного Нила вода.

15. Сфинксы Санкт-Петербурга

Вероника Ворожа

Ровесники Моисея, предположительно,
но охраняют город Петра — почти небожители.
Гранитные чужестранцы с севера Африки,
родными стали водам Невы и городу Балтики.

Южным солнцем палящим веками согретые,
зимуют в широтах севера, снегами одетые.
Гордые и величавые тайн хранители,
в них мудрость людей и сила львов, они — долгожители.

Родиной стала второй — им Россия снежная.
Значит, было в судьбе предначертанной неизбежностью.
Две реки породнились в сердцах сфинксов каменных.
Сторожилами города стали, мостов орнаментных.

14. Сфинксы

Виктория Рощина

От Нильских жарких берегов
Они привезены.
Пустынь хранила их богов
И мумий вечных сны.
Чудесна женская глава —
Гармония сама,
Но львицы стан (гласит молва) —
Загадка для ума.

13. Сфинксы

Гульсара Туктарова

Вне времени, слепы и недвижИмы,
Векуют каменные бабы.
Для чьих дорог, для чьей забавы?
Каков в них смысл недостижимый?

Они молчат, но в них хранится
Путей земных и свет, и темень….
И не найти наукой зелье
Листать прошедшего страницы.

Векуют странниками сфинксы,
Загадка их неразрешима.
Ущербом малым, как морщиной,
Наш век на камне отразится.

12. Северный сфинкс

Евгений Торяник

В этом городе зябко и стрёмно
И навряд ли понять я смогу,

Почему двести лет отрешённо
Смотрит сфинкс на Большую Неву?

  • Стрёмно (жарг) — тревожно, рискованно.

11. Сфинксы на Университетской набережной

Екатерина Пономарева

Они живые! Как иначе объяснить
эмоций тень на артефактах древних.
Спокойны утром, тихо-мирно дремлют,
а к вечеру показывают прыть
звериную. Не телом, лишь лицом,
оскалом грозным страхи нагоняя
и жизнь иную ночью вспоминая
им посланную Демоном-творцом.

10. Сфинксы над Невой

Игорь Рыбин

Мы помним небо милых «Фив»,
Песок, цветенье фиг и слив;
Свой край, где Нил и ветер в зной
Тростник колышут золотой…
Тяжёл там колос, виноград…
Тем земледелец горд и рад.
Там буйство пальм, — была б вода,
И Солнце — Ра над всем, всегда.
Наш Сфинкс-отец у пирамид
Нас вспоминает и грустит…

Под небом северным, иным,
Теперь прижились, вдаль глядим,
Туда, где из балтийских вод
Кронштадт привет нам дружбы шлёт.
Хоть помним край родной и зной,
Сроднились с градом над Невой.
Приятен вид колонн, дворцов,
Ажурных разводных мостов,
В саду скульптур осенний сплин,
И петропавловских седин;
Соборов, шпилей, куполов,
Забавных, благородных львов,
И конной статуи Петра…
Нам тут покой, как с Богом Ра.

По сердцу всё тут: бег Невы
И плеск задумчивой волны,
Гранит ступеней, берегов,
Решётки скверов и садов,
Дано нам ощущать хитро
Движенье поездов Метро,
Что под Невой спешат к родным,
Чудесным станциям своим.
Зимой на спинах снег искрится,
Весной нас греет луч денницы;
Признаемся: мил свет теней
Прозрачных северных ночей,
Забавен щебет горожан,
Порой воссевших на наш стан .
Мы знаем тайны древних рун,
Ход времени, пространств, их струн,
Мы берегли, что вспомнить есть,
Народ Египта, его честь…
Навеки Питер мы с тобой,
Несём тебе свой Мир, покой.

9. Сфинкс у Египетского моста

Ирина Кулакова Лосева

На Фонтанке — Египетский мостик,
Мы с подругою бродим вдвоём…
Тихо в городе… Поздняя осень…
Разговоры неспешно ведём…

Про дела, про судьбу, настроенье…
Старый город молчанье хранит…
У Фонтанки, всегда в безвременьи
Мудрый Сфинкс, улыбаясь, сидит…

Он взирает на всё с пониманьем
С пьедесталовой глыбы своей…
И в своём величавом молчаньи
Тайну Времени скрыв от людей…

8. Сфинксы у Академии художеств

Марина Чекина

Отъяв от недр своей земли
И погрузив на корабли,
Во град Великого Петра
Навстречу северным ветрам

Везли двух идолов, химер —
Что вес, что древность, что размер!
Минуя Сены берега,
В края, где буйствует пурга.

Под низким небом в облаках —
Дожди, смывающие прах
Тысячелетий, и зима,
Порой сводящая с ума…

Где яркий свет родимых Фив,
Где Нила щедрого разлив,
Где раскалённые пески?
Лишь берег чуждой им реки…

Рябит разбухшая Нева,
И перед взглядом божества
Преобладает серый цвет
Уже сто восемьдесят лет.

7. Северные сфинксы

Мария Вл Богомолова

Из глубины былых тысячелетий
Под пологом небесной синевы
Встречают нас, отсчитывая вечность,
Два сфинкса у холодных вод Невы.

Могучих изваяний строгий профиль
Задумчивой пленяет красотой
И в тишине волшебной белой ночи
Немало тайн рождает предо мной.

Божественной, величественной силой
Их наделили прошлого века;
Им грезятся во сне родные Фивы
И Нила золотые берега.

Посланникам затерянного мира,
Служителям священных пирамид
Покой суровой Северной Пальмиры
Судьбою уготовано хранить.

Здесь, на просторах матушки-России,
От родины утраченной вдали,
Сыны Небмаатры, два полумессии,
Пристанище когда-то обрели.

Напротив Академии художеств
Глядят друг другу пристально в глаза
(Картины этой не забыть из множеств),
На постаментах гордо возлежа.

И лики сфинксов истинно прекрасны
С улыбками на каменных устах,
А тот, кто потревожит их напрасно,
Рискует обратиться в тлен и прах…

Из глубины былых тысячелетий
Под пологом небесной синевы
Встречают нас, заглядывая в вечность,
Два сфинкса у холодных вод Невы.

6. Египетским сфинксам на Университетской набережной

Михаил Петров

Лежат сфинксы над Невой, как два борова,
Разлеглись у ворот как Егорова,
Их на мясо не продашь, их не сгонишь,
И назад их в Египет не загонишь.

Но экзотики здесь больше не стало,
Холодна Нева течёт вдоль пьедестала,
Их глаза застыли от холода,
Ностальгия, вродь морального голода.

Камень только в постели не нужен,
Под резцом камня, дух прямь разбужен,
Из гранита и Невы берега,
Нагоняли что бы страх на врага.

По Неве кто плывёт удивляется,
В мифологии кто не особо разбирается,
Вон стоят, не хрюкают, не лают,
Кто по пьянке видел, вродь хвосты виляют.

У мутантов дух вряд ли здоров,
У них глаз разрез, как у коров,
Добры тёлки у нас, даже очень,
Они стражи гробниц между прочим.

Им хватило б на пьедестале и иероглифов,
Что б стояла очередь фотографов,
Их загадочен всегда менталитет,
Один подранок, есть на шкуре след.

Интересна их конечно биография,
Ясно дело, такая география,
Приключений ещё те искатели,
Потрудились древние ваятели.

К необычному всегда интерес,
Кто б смотрел, на их место я б влез ?
Ну и мне вдруг найдётся где местечко,
За рифмованное в песне словечко?

5. Загадка сфинкса

Николай Наливайко

Любимцы солнца, пышут жаром,
В гранит сплотилась пыль веков.
Они загадочны, но стары,
А тайна — в Фивах — далеко…

Другой загадкой я — ужален:
Смотрю на бронзовый оскал —
Шемякин, вправду ль гениален?..
Дилемму века изваял!

Брега Невы… Времён каменья…
Здесь явь, там призраки «Крестов»*…
Размежеванья, разночтенья,
Постичь их — разум не готов…

Найти бы сфинксов безобидных,
Без горькой тайны! В тайне — яд…
Я сфинксам радуюсь гранитным,
Тем, что на пристани стоят.

  • * Имеются ввиду сфинксы на пристани близ Академии художеств. И сфинксы работы Шемякина на набережной Робеспьера, напротив тюрьмы «Кресты» — в Петербурге.

4. Молчание сфинксов

Пушкина Галина

Грифон грифону говорит:
— У меня душа болит,
Как там сфинксы на ветру?!
Всё молчат, но поутру

Мне послышалось: они
Вдруг вздохнули… Эти дни
Вновь морозные стоят,
Как тогда… О, Ленинград!

Много-много лет назад
Петербург и Петроград,
Окружён врага кольцом,
Стыл под ветром и «свинцом»,

Что летел к нему с небес…
Всё же выжил и воскрес!
Только сны тревожат нас:
На ветру в рассветный час

Вновь приснился тот старик,
Что тогда ко мне приник,
И краюху надкусив, уронил…
Нет больше сил вспоминать!

Забыть хочу! Потому я замолчу,
Как и сфинксы на ветру,
Что вздыхают поутру тихо-тихо
И молчат, вспоминая Ленинград.

3. Гранитный сфинкс

Татьяна Кульматова

Гранитный сфинкс со взглядом Будды,
Полуулыбка на устах
Джоконды. Безмятежность мудрых,
Власть и спокойствие в чертах

Запечатлел резец искусный
И вывел вечности залог.
Не веря передаче устной,
Все тайны в камень он облёк.

Учений жреческих Египта,
Их квинтэссенцию в века
Несёт, хранит он лучше свитка —
Текст-образ для ученика.

Как cовладать с собой и с миром,
Как всё внутри объединить
И как уравновесить силы,
Найти связующую нить.

Подвластны сфинксу все стихии
И триединство в существе —
Зверь, человек и небо в мире
Друг с другом, слиты в естестве.

2. И снова сфинкс

Татьяна Лестева

Четыре сфинкса у Невы,
Волною невскою омыты,
О чём же думаете вы,
Любуясь берега гранитом.

Как стражи города Петра
Его храните от невежд.
От вечера и до утра
Вы не сомкнёте своих вежд.

В молчании на мир взирая,
Летите вы, в какую даль,
Не ведая ни ада и ни рая…
Знакома ль, сфинксы, вам печаль?

Вопросы, сложные вопросы…
Загадка Сфинги, — что же в ней ?
В них скрыты тайные угрозы
Душительницы вы людей.

Когда Эдип, сын Иокасты
Тебе ответил — «Человек».
Ты проклинал людскую касту,
Пропасть чтоб в пропасти навек?

Как феникс возродился в камне…
От Петербурга и до Гиз
По красоте тебе нет равных.
Бессмертен сфинкс и свеж, как бриз…

Когда он, грудь твою лаская,
На ушко новости шепнёт,
Про Африку, про Геру, Лая…
Неужто сердце не замрёт?

Или оно окаменело,
Как и Неву, сдавил гранит?
И смотришь в будущее смело…
Но и оно, как ты, — молчит.

Мы все молчим, на мир взирая.
И нет ни ада, и ни рая.

1. Сфинкс

Татьяна Лестева

Из древних Фив к брегам Невы
Сфинкс привезён в престольный град
Где дремлют мраморные львы,
Где даже камни говорят.
О чём ты думаешь, когда
Волна ласкает пьедестал,
Быть может, ждёшь: грядёт беда,
И миг возмездия настал.
Для убиенных миллионов
Отмщения пробьёт уж час.
Ты их не вспоминаешь стонов,
Испуганных не видишь глаз?
Иль правым ты себя считаешь,
Борясь с невежеством всегда?
Родные Фивы вспоминаешь?
Песок и солнце… Здесь вода.
Сфинкс в ссылке и навек в изгнаньи,
На родину возврата нет.
Я жду, чудовище, признанья,
Ты был ли счастлив? Дай ответ.
Иль всё же бремя преступлений
Порою, сфинкс, тебя гнетёт?
Иль жажда крови всё не дремлет,
Судьбы свершенья жертва ждёт.
Как встарь, коварные вопросы
Гнездятся в голове твоей.
Идут века, проходят грозы…
Неужто, сфинкс, ты стал добрей.
За жизнь изгнанника цепляясь,
Не видишь в снах ты больше Фив.
Мученья жертв не вспоминая,
Свою ты совесть усыпил.
Так кто ж ты? Изверг или жертва,
Страдалец или же палач?
Но сфинкс молчит, словам не внемлет,
Не слышит он ни смех, ни плач.
Прекрасный монстр окаменел,
На невскую волну взирая.
Бессмертие его удел.
Ведь красота зло побеждает.

Сфинкс

Хотите ещё?

5 просмотров
Обсуждение закрыто.