Пт. Апр 19th, 2024
Врубель Михаил Александрович — Русский художник рубежа XIX-XX веков, работавший практически во всех видах и жанрах изобразительного искусства: живописи, графике, декоративной скульптуре и театральном искусстве. С 1896 года был женат на известной певице Н. И. Забеле, портреты которой неоднократно писал.
Картины — Демон сидящий. 1890, Сирень, 1900, Утро. 1897, Царевна-Лебедь. 1900, Демон поверженный. 1902, Шестикрылый серафим (Азраил). 1904, Портрет Брюсова. 1906, Видение пророка Иезекииля. 1906.

Сирень. По картине М. А. Врубеля

Алевтина Маркова
Синего неба теплеют глубины,
Взглядам усталым являя холсты,
Где живописец писал мастихином
Пышной сирени живые кусты.

Ветка от лёгкого ветра качнулась…
Выразить чувства мне хватит ли слов?
Дева-весна и сама окунулась
В море безбрежное дивных цветов.

Гроздья сирени заполнили плотно
Время, пространство и души людей.
Гаммой оттенков играют полотна,
Блещут огнём аметистов-камней.

То возникая из массы зелёной,
То погружаясь в лиловую тень,
В музыке сумерек, днём утомлённой,
Кружится взбитая в пену сирень.

Слышатся запаха чудного нотки,
Видится жизни земной полнота…
Девушки образ, простой и нечёткий,
Кажется призраком в гуще куста.

Сердце стучит, в этой пышности млея,
Зелени шелест ласкает мой слух…
Кто эта девушка? Может быть, фея?
Или сирени таинственный дух?

Кожа её лунный свет отражает,
Очи и волосы девы темны…
В звёздном сиянии благоухают
Гроздья бушующей в цвете весны…

Картина Михаила Александровича Врубеля «Сирень» (1900)

К картине Врубеля Демон поверженный


Белый Филин
Разломаны,разбиты крылья,
Облиты скорбной бронзою цветов.
На ложе из Кавказских гор,
Лежит Повергнутый, раздавлен
ОН грузом собственных оков….
А в далеке последней вспышкою,
Неповторимый нежно-розовый закат,
Играет с ним прощальной краскою,
Но хладен Демон и недвижим взгляд!!!

К картине М. Врубеля ПАН

Белый Филин
Смеркается. Природа дышит колдовством,
И заворожены лесные дали.
И ранний месяц золотым рожком,
Нам свет волшебный с неба дарит.

Поднялся легкий ветер. Шелестят березы
Своей зеленою листвой.
И вдалеке река лесная
Сверкает лентой голубой.

И вот! Настал тот миг,
Когда Природа приоткрыла тайну,
И перед нами ПАН возник,
Застали мы его как-будто бы случайно.

Возрос он, словно, из Земли,
И пахнет мхом и древнею смолою,
И бесконечно он из века в век,
С растеньями, зверями и землею.

Но сам не Зверь он, и не человек,
А воплощение лесного духа,
Повенчан с перелесками навек,
И наделен от чутким слухом.

И говорит на всех он языках,
Со всем живым свободно изъясняясь.
Всегда волшебная Свирель в его руках,
Извечным символом несбывшейся Любви являясь.

В его седых кудрях и бороде
Былые годы жизни отразились,
И тянет Мать-Земля его к себе,
И все ее цвета в его чертах продлились.

Сама Природа щедрою рукой,
Пред нами этот образ воплотила.
И взгляд его глубоко-голубой
Притягивает с Тайной силой.

В прозрачности озерной этих глаз
Спокойствие Познания Природы,
И кажется, встречали мы не раз,
Такой вот чистый взгляд,
Бездонный, словно родниковы воды.

И смотрит он на нас через года,
С великой муростью седого старика,
Рукой художника навек запечатленный.
И взгляд его такой же голубой,
Как кустик Незабудок у косматых ног,
Так бережно дремучим ПАНОМ сохраненный….

К картине М. Врубеля Снегурочка


Белый Филин
Под лунным светом вся струится,
Рожденная из бури снежной,
И иней россыпью алмазной
Искрится в коже белоснежной.

А в волосах хрусталь и жемчуг,
Как звезды дальние сияют.
Недостижима и прекрасна,
Сквозь полночь плавно проплывает.

Ее вуаль из снежной пыли,
Полупрозрачна как топаз,
Холодно-голубым сверканьем,
Как дым окутывает вас.

И вся пронизана лучами,
И вся видению подобна.
Но что скрывается в озерах
Очей бездонных и холодных?

К картине М. Врубеля Царевна-Лебедь

Белый Филин
Кто ты? Откуда?
Не исчезай так быстро, подожди!
Ещё мгновение! Минуту!
Очей своих не отводи!

Ты звёздный Свет, что воплотился
В сиянье этой Красоты?!
Иль Ангел, что с небес спустился,
Приняв столь тонкие черты?!
Откуда это серебро,
Что так загадочно мерцает,
И невесомости покров,
Что в воздух крылья поднимает?!

А шёлк, стекающий рекой,
Вдруг превратился в снежность перьев,
Как волшебство передо мной —
Перерождение материй!

Вокруг такая Тишина,
И только море тихо плещет,
Тебя качая на волнах,
Ведь ты любой пушинки легче.
И чем темнее, тем сильней
В венце твоём сияет жемчуг,
И драгоценный блеск камней
Подобно звёздам ярче светит.
Бриллиант, опалы, изумруд!
Переливаются свеченья,
Цвета пульсируют, живут,
И льются как ручья теченье.
Но меркнет все в огне очей,
В Души бездонно-синей тайне.
Скажи, красавица, зачем,
И кто тебя в наш Мир направил?
Ты птица или человек?!
Ты явь иль дивное виденье?!
В тебе и лёд, и тёплый Свет,
В тебе и Радость, и томленье!
Но ты нема, уста сомкнула,
Позволив все же созерцать
Мне миг, когда перешагнула,
В тот Мир , где Свет и БЛАГОдать!

И мне тебя не удержать,
Ловлю последний взгляд прощальный,
Ещё чуть-чуть — тебе взлетать,
А я клянусь хранить молчанье!

К картине М. Врубеля Царевна-Лебедь

Белый Филин
Не исчезай, прекрасное мгновенье!
Предо мною явь или виденье?!
В сиянье лунном росчерк серебра,
И легкость белоснежного крыла…
Откуда ты? Постой, не уплывай!
Остановись на миг, тебя увидеть дай!
А море пенное бездонной синевой
Куда-то в даль тебя уводит за собой.
Уже сердито берег волны лижут,
Призыв глубинный сквозь прибой я слышу.
И бриз ночной твое взвивает платье,
Ты будто таешь вся в жемчужно- розовой волне,
И лунный перламутр, играя в складках,
Волшебной искрой отражается в воде…
Кто одарил тебя короной изумрудной?
На пальчик тонкий кто надел кольцо?
Все это тлен, в сравнении с сияньем,
Что дарит мне сейчас твое лицо.
Твои глаза — Вселенная и Море,
И глубина, в которой нету дна,
Но от чего же,мне скажи царевна,
Твоя Душа земной тоской полна?

Врубель  

Борис Межиборский
Он ворвался мастерством в бессмертье,
И своим изящным мастерством,
Он оставил жить своё наследие,
Необыкнолвенным волшебством.
Этот Демон, что остался в памяти,
До сих пор волнует нашу грудь,
Этот символ, что остался в грамоте,
Оставляет в грамоте свой путь.
Полон страсти, власти и насилия,
Демон удивительной мечты,
Наконец-то делаю усилие,
Чтоб войти в прообраз чистоты.
И остались жить в мечтаньях Врубеля,
Вся палитра, не успев застыть,
Красками, на полотне загублена,
Всё равно, нам приказала жить.
И остались Врубеля Творения,
Среди всех великих мастеров,
В росписях церковного служения,
В красоте великих городов.

Картины Врубеля


Вадим Константинов
Скоро ль нам придётся насладиться
«Паном» ли седым с Его цевницей!
Иль «Царевной — лебедью» самой,-
Непорочной,точно снег зимой!…
«Демоном», — изгнанником из рая!…
Всё за дар бесценный принимая!…

Врубель  


Вероника Ткачёва
По избитым путям не дойти
До высот гениального бреда.
Оживать иль ложиться костьми
Ради роскоши лёгкого следа
Узнавания — абрис крыла
Или плавный изгиб шее-плечный;
Ангел, демон ли в темень угла
Прячет полог рассыпчато-млечный?
Всё равно! Олиловеет кисть,
И тенями изящными — в перья.
Мрак безумия выстрадан. Жизнь
Воздаётся по капле. По вере.
Врубель
Виктор Колесников 6
Как и тогда, на вытоптанных склонах,
Галоп табунный в полночь превратив,
На листопадно золотых иконах
Проступит дрожью Врубеля мотив,
Сиренью мокрой ляжет на подрамник,
Как в щебень рассыпаемый гранит,
И вновь к утру заноет злая рана,
Сирень грозой ночною прошумит.
Мерцают угли, как мерцают очи.
Ночь на кристаллы рассыпает путь.
Разбух репейник на картине «К ночи»,
Как бешеный в поту бредовом пульс.
Плывёт Царевна-Лебедь из тумана.
Расправил крылья Демон огневой.
И Врубель вновь безумно, властно, рьяно,
Как бритвы блеск, поманит за собой.

Врубель
Владимир Павлов Великие Луки
 
«Нам недоступны, нам незримы,
Меж сонмов вопиющих сил,
К тебе нисходят серафимы
В сияньи многоцветных крыл».
Валерий Брюсов «М.А. Врубелю»
Врубель не рубель,
Он — пианист,
Нотами-красками
Высветил лист…
И появился
Навстречу нам Пан:
— Я Русь Святую
Врагам не отдам.
В вихрях мелодий,
Выплыла вдруг,
Лебедь-царевна
Из круга подруг.
И на холсте —
Закипает сирень,
Ликом оконным
Родных деревень.
Врубель не рубель,
Он — пианист,
Нотами-красками
Высветил лист…
Монолог Врубеля 
Владислав Морев 
« — Живу я в параллельных Измереньях, —
Глядя попеременно в каждый Мир, —
И Гранями истерзано Творенье,
Что Образ мой, страдая, породил.»
«Я рвался вековечить Лики Высей,
Под Златом драгоценных Куполов, —
Но Места не нашлось в ажурной Ризе
Для Кисти, полыхающей без Слов.»
«Низверженный и изгнанный Навеки,
Я стал Иной расписывать Удел,
Увидев в Бытии и Человеке
Символику из Образов и Тел.»
«Безмолвно уходя в Иносказанье,
Свой Храм из Подсознанья возводя,
Пустился в Одинокое Исканье,
Запутанный в Пространственных Сетях…»
«Мой Мир был изначально не от Мира
Привычного и ясного «Сего», —
Жила в нём неизведанная Сила,
Заклятая Глубинами Веков;»
Там Жизнь цвела Предчувствием и Нервом,
Там Время забывалось Тишиной,
Угроза Ожиданиями пела
Под страшной и далёкою Луной;»
«Там пышно распускались Самоцветы
В Камнях Струёй могучей била Кровь,
И Взоры прорицали злые Беды
Из сумеречно-выточенных Снов…»
«Лишённый Предназначенного Богом,
От Пастбищ удалённый на Скалу,
Наказанный Природою жестоко,
Я превратил Сознание в Золу:»
«Я бросился на Поиск Идеала
Безумной, безграничной Красоты, —
Но мне её всегда казалось Мало, —
Ведь Истина не ведает Тщеты!»
«Так Демоном своим преображённый,
Я к Духу Дерзновенному пришёл, —
И в Пропасти Высокой и Бездонной
Величие Спокойствия обрёл!..»
Врубель
Генриетта Вютерих
 
«Он сам был демон, падший
и прекрасный ангел…»
                                 А. Блок
Кто был талантом обескровлен,
Кто видел тайные миры,
Тот тайной силы преисполнен,
Нездешний свет вдохнув в холсты.
И звёзд холодное мерцанье
Вживалось в плоть его картин.
Художник — гений созерцанья,
На мир глядел, как Серафим.
Боль пыточная проступала,
Души вскрывая наготу.
Улыбка горькая играла,
Людскую видя слепоту.
Томился дух его бесплотный.
Здесь на Земле он был чужим,
С тоской глядел на мир холодный,
Что людям виделся живым.
И думы дни его венчали,
Вели куда-то за собой…
Друзья с испугом замечали
Рост дивных крыльев за спиной.

Памяти Врубеля


Елена Лог
Безумие, порыв, мятежность
И кажется ,что цель близка
И не хватает лишь броска
Бросок!
Паденье….
Безнадежность.
И крылья в кровь,
и темнота.
Сознанья вспышки:
боль,
утрата,
И слёзы горечи.
Расплата-
отчаянье и
ПУС-ТО-ТА.
Врубель

Кондрат Припаркин

Врубель загадал в искусстве тайну,
Форму бесконечности открыв,
«Богатырь» и «Лебедь» не случайно,
Были словно живописный «взрыв»!

Серафим и Демон побеждённый, —
Чудный образ культовых натур …
Он философ был непревзойдённый
В ярком свете знаковых фигур.

Печаль по картине Врубеля, Царевна — лебедь

Людмила Владимирская
Зачем Господь мне подарил чреду тех дней беспутных
чтоб испытать, что свет не мил…?

Чтобы взглянуь на мир прекрасными и равнодушными глазами
прикрытых пеленою нежной страсти,
и улететь задев крылами ветер, разрушив жестокость власти,
что смотрят в бесконечность глубины морей скалою нерушимой…

Испив напиток сладостный любви непостоянной,
грехи народные пригубив…. и возлюбить, и пожалеть,
и возненавидеть, изведав предательства отравленный кинжал..

Не слаще ль снова в вечности кружиться бабочкой ночной
в вуалевой накидке кружевной и слышать звоны поднебесья
и подземелий тишину…

И улететь туда навечно бессмертным ангелом беспечным…

Врубелю

Наталья Солошенко

Художник Врубель Михаил
В своих полотнах воплотил
Надежду, милую жену,-
В «Пророка»,»Ангела», весну,
«Царевну-Лебедь»,»Волхвову»,
«Принцессу Грезу» наяву…
Голубоглазый леший-«Пан»,
Богатыря могучий стан.
Земной «Валькирии»портрет
И в сумерках сирени цвет-
Любовь и боль,мечта и страсть…
Он «знал одной лишь думы власть»*,
Вселенной тайны постигая,
В смятенье души повергая,
Он «Демона» изобразил,-
В тоске сидящего, без крыл…
Природа мстит за откровенья:
Лишённый разума и зренья,
Творец покинул этот мир,
Как «Шестикрылый Серафим»,-
Оставив свой нетленный след
И в душах негасимый свет.

Царевна-Лебедь

Полина Какичева

по картине М.А. Врубеля.

В пол-оборота женщина плыла,
Не женщина — прекрасный Лебедь.
Она томна, хрупка, смугла была.
Её глазами можно вечно бредить.

В пол-оборота женщина была
В белесо-розовых прекрасных крыльях.
Ночь укрывала перстни, жемчуга
И тишину, звенящую в бессильи.

В пол-оборота вечность провела,
Всё не решаясь выспросить о чём-то.
Её фата, прозрачна и бела,
Пыталась убежать за кем-то.

В пол-оборота сердце на века.
И в море тёмно-синем
Она одна была, была, была.
Тоска — на лике лебедином.

Врубель

Эльза Попова

«Безумцы». Этот термин всем знаком.
Судили современники о вечном:
Да Винчи почитали чудаком.
Рембрандта называли сумасшедшим.

Не каждый выносил накал борьбы,
Разрыва между творчеством и жизнью
И гениев душевные холсты
Взмывали над обыденностью мысли.

Мир Врубеля. Картины. Витражи.
Сраженье темноты с сияньем света.
В них неизбежность данного пути
В надежде на явление рассвета.

Порою финансисты и дельцы,
Себя не называвшие купцами,
Бывали прогрессивными людьми.
Цена картины — ужин в ресторане.