Пт. Апр 19th, 2024
путешествие, самолет, города, мир
Греческие впечатления

Анна Арканина

Белый шершавый камень — на вкус — соленый
В море, большое море, как грек влюбленный
Рос и на зависть вырос, глядите сами —
Небо, большое небо качает руками

В Греции каждый камень на век умножен
Каждый белее другого и тверже и строже
С нежностью волны его обнимают и лижут
Камень не злится, ведь что с них возьмешь?
свои же…

Греческий берег в огнях

Анна Евгеньевна Васильева

Греческий берег в огнях,
Море как черный агат.
Ночь… На холодных камнях
Тени усталые спят.
Тени Богов ли? Веков?
Воздух здесь — терпкий настой.
Сколько летит мотыльков
Вдаль на огонь золотой!
Вновь осторожно рассвет
Выйдет на влажный песок,
Тянется розовый след
Будто гранатовый сок
Кто-то пролил впопыхах
На облака, берега…
Счастье в песочных часах…
Каждая ночь дорога.

Греция

Борис Фабрикант

В Ионическом море прозрачна вода.
Штиль и призрачный свет, и разлито тепло.
Под покровом воды накопились года,
Древний дагерротип — паспарту под стеклом.

Там подводное царство прошедшей земли,
Волны смыли дворцы и сады замели.
Позабыты богами, забыли Олимп,
За колоннами в храме окурок прилип.

Стая рыб, шевеля плавниками слегка
В тусклом отсвете их золотой чешуи,
Заплыла за года и смешала века,
Крутобокие мечет икринки свои.

В их кривых зеркалах, как в игре детвора,
Рыбаки отразятся, пираты, цари.
Тихо лопнут от смеха сегодня с утра
В газировке прибоя его пузыри.

Позабыв о земной бесконечности войн,
Об оливах, плодах и любови земной,
И поэт и жрецы, проститутка и воин,
Во всё горло поют в допотопной пивной.

Их плавучие души пасут в глубине
Стаи рыбок, а видится — стадо овец.
В этой вечной свободной подводной стране
Дозревает олива, и лету конец.

На родине Гомера

Вера Степашина

Над Эгейским морем пенным
Небеса — как купол храма.
Здесь — Эфес, Милет, Приена,
Царство мудрого Приама.

Я поездила по свету,
В мире есть красот немало.
Но, лазурь увидев эту,
Восхищенья не скрывала.

Горы замерли в поклоне,
Так божественно красивы
На ярчайшем синем фоне
Бирюзовые разливы.

Живы древние преданья
Здесь, на родине Гомера.
Кажется, вдали, в тумане,
Стройные скользят триеры.

Вот причалят в час закатный
В гавани богатой Смирны,
А назавтра — в путь обратный,
В Трою, по волнам сапфирным.

Ввысь в Дидиме устремились
Храма древнего колонны.
Здесь молитвы возносились
Сыну Зевса, Аполлону.

Кто торжествовал, кто плакал
Под священным храма сводом, —
Здесь предсказывал оракул
Судьбы людям и народам.

Мне бы солнечного бога
Разглядеть в лучах священных,
Но давно прошла эпоха
Ясновидцев вдохновенных.

Здесь туристы лишь толкутся
И свои мозолят ноги,
И над смертными смеются
Беломраморные боги.

из варяг в греки

Виктор Колесников

Ехал к грекам через реки
И летел через моря.
Прилетел. Здорово, греки!
Здравствуй, Греция моя!

Эти синие просторы!
Эти горы и моря!
Всё унынье, все раздоры
За кормою корабля.

Льётся флаг, как море греков,
Полосато-голубой.
Все трагедии от века
Не навеки под Луной.

Семь полос на флаге греков.
Столько было слов у них,
Когда вышли драться греки
Против турок вековых.

И другой не знали клятвы,
Только «Родина и смерть!»
Всем славянам греки братья
И не только сходством вер.

Браво, греки! Ортодоксий
Не случаен выбор ваш.
В греках есть в немалых дозах
И отвага и кураж.

Греция


Елена Казакова 3
Душа наполнена покоем
Лазурный берег,тишина,,,
Я диалог веду с собою,
Где взор ласкает лишь волна

Чудесный край,страна Эллады
Сказаний древних и миров
Олимп был выбран ей в награду
Дань поклонения Богов!

Греческое

Игнатова Анна

На просторе бирюзовом
Лодки быстрые легки.
За серебряным уловом
Вышли в море рыбаки.

Заблестит на солнце вскоре
Рыб эгейских чешуя.
Эта лодка, это море —
Это Греция моя!

Жизнь идет неторопливо,
Как за праздничным столом.
К солнцу тянется олива,
Наполняется теплом.

Из кувшина масло льется,
Золотистая струя!
На оливках капли солнца —
Это Греция моя!

Заплелась густым ажуром
Виноградная лоза.
Созревает в поле буром
Виноградная слеза.

Поднимай бокал, красотка!
Пьем за радость бытия!
Виноград, олива, лодка —
Это Греция моя!

Греция

Илья Будницкий

Греция тоже торгует стразами. —
Ранее было руно с алмазами,
Нынче — овчина с стеклярус-бусами. —
Видимо, мы не сойдемся вкусами.

Водороздел не по слову «разные»,
Даже не «чистое» или «грязное»,
А на понятии «настоящее» —
Я не ворона хватать блестящее! —

То черепаха летит на твердое
Или орел воспарил — мы гордые! —
В том и другом стопроцентно случае
Выбора нет или он за тучами.

На горизонте одни копытные
И пастухи, что столпы гранитные,
А не пастушки, как дань поллюции, —
Даже потребности стали куцые.

Если сравнить муравья и Грецию —
То победит муравей. — Гельвецию
Хватит двух пальцев на апологию —
Формы придумали шестиногие!

Кризис язычества — смерть эклектике,
Мы помешались на диалектике,
Сны воплощая слепого разума, —
Это уже не назвать проказами! —

Через одно или два столетия
Греция, точно десерт, на третее
Чудом останется в светских хрониках,
Как Атлантида времен платоников.

Древнее то ли сбылось проклятие,
Или же то, что все люди — братия,
Но на Олимпе уже вакансии —
Боги спасаются от экспансии!

Что бы ни выросло — мне не нравится.
Ты же пока отдохни, красавица,
Спрячь от потомков свое наследие,
Даст бог — и мы ещё не последние…

Эллада — Греция

Инна Овчинникова

Аэропорт — ворота в небо.
Летим в далекие края.
Туда, где никогда ты не был,
Ждет незнакомая земля.

Седой Эллады города,
Олимпа снежные вершины,
Царят где ветры, холода.
Каньонов темные глубины.

Святилище богов — Акрополь,
И Зевсу памятник — Дион.*
Филиппа славного некрополь,
Где знаменитый царский трон.

Салоники — не город, а невеста.
Здесь Аристотеля ликей,**
Великий Александр на помосте,
Вновь ждут с радушием гостей.

Всего неделя нам дана,
Чтоб оценить пытливым взглядом
Века истории, а старина
Была повсюду с нами рядом.

Аэропорт. Вот мы и дома.
Эллада-Греция, эфхаристО.***
К тебе еще приедем снова,
К монастырям, где дух Христов.

*Дион — археологический заповедник.
** Ликей — имеется ввиду университет им. Аристотеля
*** ЭфхаристО — спасибо (греч.)

Греция

Ирина Сидорова-Рижская

Есть что-то в этих белых островах,
Затерянных в лазурных теплых водах.
В улыбках и приветливых словах
Живущего здесь южного народа.

И властный мелодический узор,
И скрытый в ритме танца пыл желанья,
Все так же сильно действует, как взор
При первой встрече и при расставаньи.

Пригрезится на миг короткий вам,
Что, может быть, потомок Аполлона
На паруснике мчится по волнам,
Красив, как древний бог, определенно.

И солнце, плавясь в яркой синеве,
Неистово сияет словно счастье.
И кажется — печали все на дне.
Есть красота! И к вечности причастье.

И рядом небо, боги и Олимп…
И ткет ковер упрямо Пенелопа.
И плещутся игриво стайки нимф,
И оживает в сумерках Акрополь.

История и мифы здесь сплелись
В клубок из тонких нитей Ариадны.
Века над этим миром пронеслись.
Но он стоит, как древних гор громада.

А время здесь остановилось вдруг —
Сомкнув и прошлое, и будущее в круг…

Греческий след

Лана Григ

Пусть заносит песками тропинки,
Чуть заметный виднеется след
В симпатичной эллинской горбинке
Словно древней Эллады привет.

Оживают старинные мифы,
Может, здесь, на песчаной косе,
Обойдя бесконечные рифы,
Пенелопу нашёл Одиссей.

Солнце дарит волшебное утро,
И сквозь дымку привидится мне,
Как раскрыв тишину перламутра,
Афродита родится в волне.

Позабудутся давние распри,
Разметал ветер пыль белых стен.
Вновь на берег бегут в модных «капри»
Сотни юных Прекрасных Елен.

Перепутались даты и страны,
Настоящее с прошлым сплелось
В непонятных названиях странных,
В ярких прядях роскошных волос

Греция, Метеора

Лариса Янковская
Такие неприступные стоят монастыри,
Их первыми приветствует свет утренней зари,
Под небо вознесённые, от глаз людских вдали,
И от всего, что суетно, от будней, от земли,

Такие неприступные, кто их воздвигнуть мог,
Они нерукотворные,создал их, видно, Бог,
Метеора, Метеора, воспетые в стихах,
Вы музыкой торжественной плывёте в облаках!

Греция, У моря
Лариса Янковская
Звенят цикады,и бьёт прибой,
Пылает небо над головой,
Царит над морем полдневный зной,
Пустынный берег, жара, покой.

А горы древней седой земли
Буквально млеют в морской дали.
Волна тихонько о берег бьёт,
Ах, всё приходит и всё уйдёт.

Вот также много веков назад
Всё это видел Алкивиад,
Другие мерки чужой страны,
Но все под небом во всём равны.

Я благодарна своей судьбе,
Что я, Эллада, пришла к тебе,
Здесь будто время меняет ход,
У этих тихих, прохладных вод

Поездка в Грецию шутка


Лариса Янковская
Тринадцать туристов отправились в путь,
Копить впечатленья, узнать, отдохнуть
На древнюю землю, к просторам морским,
К оливковым рощам, к руинам седым.

Прочувствовать что-то и что-то открыть
И здорово-дёшево шубы купить.
И вот из сибирских просторов родных
Мы здесь очутились, в пределах иных.

Что может поведать скупая строка!?
Афины! Акрополь! Седые века,
Я там испытала волненье до слёз,
Поднявшись на гору, на Лекабитоз.

Где теплятся свечи у ликов святых
В церковных притворах, неброских, простых.
Стоцветьем алмазным Афины у ног,
Где, как в лабиринте сто тысяч дорог,

Там толпы туристов из развитых стран,
Там так моментально пустеет карман,
О, греки! Улыбки! И всё от души,
Конечно, за деньги, за наши гроши.

Акрополь, таверны, круиз, острова,
Бессильны сравненья,бессильны слова!
Скорей бы в «Каллипсо» уже отдохнуть
И мы к побережью направили путь.

Всё ближе и ближе и ближе оно,
Но вот и «Каллипсо»! Какое г…но!
Стоят там бунгало на склоне крутом,
Их можно сравнить с нашим кап.гаражом,

Без окон совсем, в них заходишь,как в Ад,
Там пекло под звон неумолчный цикад,
Кровати в два яруса, Боже спаси,
Вот также в казармах у нас на Руси.

И мы покатили в Афины, назад,
Хоть нас удержать попытался Сократ.
Не грома раскаты над трассой гремят,
То наши сибирские бабы шумят!

Руками их голыми грекам не взять!
Афинам Палладам во гневе под стать,
Над Грецией древней сгущается мрак,
Народ у нас добрый, но он не дурак!

Держись, «Мандорана», мы скопом идём,
Ужо мы основы твои потрясём!
И дрогнул, сдаваясь, упрямый Сократ,
И взял своё твёрдое слово назад.

Смириться ему, а не нам суждено,
Пусть льётся рекою сухое вино!
Пусть льётся сухое вино через край,
Мы едем в Левенди, там истинный Рай.

Под греческим солнцем, в Эгейских волнах
Я русский наш дух воспеваю в стихах!

Мандорана — туристическое агенство в Афинах.
Сократ — представитель агентства
 

 

В стране Афины

Лика Гуменская

В стране Афины, Геи, Зевса
брожу растерянной туристкой.
Рисует маленькое сердце
усталый полубог бариста.

И Эос розовая шляпка
мелькает в дымке над Парнитой,
и амулет взлетит под пяткой,
оброненный в эпоху мифов.

В краю, где тайна и легенда
пропитывает каждый камень,
где горечь лишь в глотке абсента,
а море в бирюзовой гамме…

В краю, где Боги и Герои
взрастили славное потомство…
В колоннах Парфенона стройных
Приветственно смеется солнце.*


Греция
 
Людмила Фершукова
Греция- страна моей мечты,
И оттуда родом был мой прадед.
Вот однажды, денег накопив,
Я поехала туда с подругой Надей.
Еду за границу в первый раз,
Очень страшно, языка не зная.
Выучить хотя бы пару фраз.
«Брось, не парься!» — мне сказала Надя.
В самолете. Держим курс на Крит.
Начала моя мечта сбываться.
Слышу море, как оно шумит,
Волны лезут к скалам целоваться…
Представляю, (видела не раз):
Как такси к отелю подъезжает,
Вот портье выходит и багаж
В номера неспешно доставляет.
Все дают, как водится, на чай…
Стоп! У нас же крупная валюта!
Времени не будет разменять,
Дать на чай полтинник — это круто.
Как же не ударить в грязь лицом,
Чтобы за державу не обидно?
Разговорник есть — и выход в нем!
Ну, теперь мне вряд ли будет стыдно.
Я листаю, всматриваясь в текст,
Вот нашлись и нужные слова.
С торжеством творца смотрю окрест:
«Свой багаж доставлю я сама!»
Фразу я учила весь полет,
Тяжело чужой язык давался.
Совершил посадку самолет,
Мягко — это летчик постарался.
А потом автобус (не такси)
Развозил туристов по отелям.
Остров был приветлив и красив,
Море Средиземное синело.
Наконец, доставили и нас.
На фасаде 3 звезды сияют,
Нам с подругой это в самый раз,
И пейзаж опять же вдохновляет.

Пять минут стоим, на двери глядя,
Наш портье, как видно, задремал.
Тут по-гречески мне вдруг сказала Надя:
«Свой багаж доставлю я сама!»

Стихи про Грецию

Наиля Ландырева

Плантации гранатов
И сладкий виноград,
Рассвет, пленящий взгляды
И горный перепад,
Полей седых колосья
И домики в глуши,
Останутся навеки
В мечтах моей души!
Синеющее море
И пляжа полоса,
И бабушки с предгорья
Лучистые глаза,
Церковные молитвы
И лик монастырей
Останутся навеки
В памяти моей!…

Греция

Ольга Мегель

И снова до боли знакомые звуки:
Звенящие ночью над морем бузуки,
Неумолчный хор беспокойных цикад,..
Оливы седые, стоящие в ряд…

И синь, что без края повсюду разлита,
И берега кромка волною изрыта…
Здесь купола у церквей голубые,
Прочь отступают заботы любые.

Жизни размеренной плавно теченье,
Достоинство в каждом лица выраженье,
Сладких плодов изобилье в садах,
Пёстрых туристов толпа в городах…

Мифы, легенды, сказанья, преданья,
Раскопки старинных разрушенных зданий,..
И Зевс всемогущий здесь правит, как прежде…

Ты, Греция, даришь мечты и надежды,
Тянешь ты, словно магнитом, к себе,
Стала навеки мне знаком в судьбе!

О, Греция, пленила ты меня…

Ольга Назарова -Голубева

О, Греция, пленила ты меня!
Желанное, прекрасное виденье…
Среди земной ты-райская земля.
И пусть струятся ноты откровенья…

Истории былые времена
Переплелись с сегодняшними днями.
Античности древнейшей пелена
Волшебно создаёт живой орнамент.

Орнамент из любви и красоты,
Истории, культуры и природы.
И сквозь тысячелетия мосты
Протянуты незримо и свободно.

Олимп взирает сверху,а над ним,
Среди миров,что нам уж неподвластны,
Вершит дела Господь.Лишь Он один
Нас учит, что всё в мире не напрасно.

О, греческие чудо-острова,
Как многолико их разнообразье!
От видов дивных кругом голова…
О, Греция, будь в мире и согласьи!

Прозрачна моря синего лазурь,
Всё дышит негой, искренностью,счастьем.
И пусть следы мирских житейских бурь
Пройдут, как проходящи все ненастья.

На острове Закинф вечерний час…
Пейзаж пленит и ощущенья тонки.
И море ждёт в объятия сейчас
Бегущего к нему черепашонка…

О, Греция! Афины и Афон,
И остров Крит…Как многолик твой облик!
И ты стоишь, картиной потрясён,-
Закатом вечереющих Салоник…

Влюблённые в Грецию

Ольга Чудосветова

Солнце и море с закатами алыми,
Пляж и оливки, вина и специи,
Тихие храмы над горними скалами —
Всё это — сердце влекущая Греция,
В гимнах за долгие годы воспетая,
Родина юных и смелых героев,
Светом богов олимпийских согретая,
Тени их робко мелькают порою,
У тайного грота в сонном заливе;
Книги несут их дела и посланья,
Время, как сторож, таит их порывы
И сохраняет в веках их дыханье.

На берегу

Ольга Чудосветова

В прозрачных водах рыбы блещут,
На своде чистый луч парит,
От ветра травы не трепещут,
Лоза плодом своим манит.

Щедра для всех земля Эллады,
Душою грек для всех родной.
Мотив неистовой баллады
Чарует странной красотой.

В нём звуки слышатся вендетты,
О том, что жизнь — всегда турнир.
Но вся земля в цветы одета
И обещает долгий мир.

И снова берег примет волны,
Продлится жизнь на островах,
Глаза, как море, светом полны
И галька сохнет на руках.

В Греции всё есть?

Татьяна Шкодина 2

Нет меня в Париже, нету в Пизе,
В Турции, в Египте — тоже нет.
…Девушка с улыбкой Мона Лизы
Мне в турфирме сунула буклет.

Стоимость путёвок небольшая,
Но — увы! — ( неловко рассказать)
Мир увидеть фобия мешает:
Я боюсь- до чёртиков! — летать.

…Как-то ночью снился мне Акрополь.
Чудный сон… Когда бы не кошмар:
Что-то там случилось с самолётом, —
Падал он, как рухнувший Икар.

Падал он над Грецией прекрасной,
Падал долго… И не просто так:
Там сидел молившийся напрасно
Невезучий, с фобией дурак.

…Я смотрю в буклет с печальным вздохом,
Страхи свои давние кляня.
В Греции всё есть… Одно лишь плохо —
Нету в этой Греции меня!*

Аттика

Фаина Фанни

В парео из красного батика
Я пью на балконе чай.
Прекрасное место Аттика,
Похоже немного на рай.

Пальмы качают кронами
На солёном , морском ветру.
Мне хочется быть нескромною
В полуденную жару.

Хочется смуглому мальчику,
Что мимо идёт, подмигнуть.
Он так ладен в шортах и маечке,
Может сложится что-нибудь.

Хочется…, но не надо.
Пора уже стать скромней.
Аттика, август, Эллада…
Один из счастливых дней

Греция, Дельфы


Лариса Янковская
И вот дожила я до звёздного часа,
Я мир озираю с вершины Парнаса,
И вижу ущелье, где в годы былые
Творила свои предсказанья Пифия,

Дельфийский Оракул и храм Аполлона! —
Лишь груда каменьев на выжженных склонах!
Всё сгинуло в Стиксе, пропало былое,
Звенит тишина от великого зноя,

А горы в ладонях, морщинистых,древних,
Заботливо нежат деревни, деревни,
И в синь кипарисы вонзили макушки,
Приветливо смотрят церквушки, церквушки.

А там, где вершились военные драмы,
Белеют отели, как храмы, как храмы

Дельфы

Михаил Этельзон

«На развалинах Трои лежу…»
                    Ю. Левитанский

На развалинах Дельф я, полвека проживший, стою…
Словно павшие воины, камни лежат под ногами.
Поле брани — История. Чудом остались в строю
пару старых колонн, изувеченных в битве с веками.
Облака нависают и давят тяжёлым свинцом,
по холмам, как змея, извивается путь серпантином,
если можно в тумане и встретиться взглядом с Творцом,
то на склоне Парнаса, где наша была пуповина.

На развалинах Дельф, ясно вижу Иерусалим,
павший Рим, Византию, Помпею под пеплом вулкана,
на развалинах веры две тысячи лет мы стоим —
вижу Мекки останки и бледную тень Ватикана.
Зарастает оракул, не видно обкуренных дев —
в наркотическом трансе вещающих истинны пифий,
и жрецов, всё предвидевших, кроме разрушенных Дельф…
Мы гадаем без них по руинам, легендам и мифам.

На развалинах время замедленно — еле течёт,
во вселенских часах осыпаются древние храмы,
и песок, обретающий смысл и теряющий счёт,
на египетский лад завершит этих мест панораму.
Славу эллинов в греках ищу и забытую речь,
на земле повидавшей немало — немало и давшей,
что осталось от прошлого — что они смогут сберечь?
На развалинах Дельф я пытаюсь понять,
что же дальше.

Пенелопа/Итака

 
Людмила Фершукова
Мы плывем на Итаку
По лазурному цвету
Из осеннего мрака
В ярко-желтое лето.

Наш уютный кораблик
Щедро солнцем обласкан,
Незаметно причалим
Из реальности в сказку.

След вулкана и соли
На обветренных скалах.
Незавидная доля
Пенелопе досталась.

Не удержишь мужчину
Возле юбки своей,
Он находит причину —
«От жены, от детей…»

Все глаза проглядела,
Износила одежды,
Женихи одолели,
Но осталась надежда,

Да любимый сыночек,
Что похож на отца,
Те же синие очи
И суровость лица.

Пенелопа дождется,
И из дальних морей
К ней однажды вернется
Ее муж Одиссей.

Салоники

Татьяна Верейская
Город квадратами улиц к морю спустился.
В зелени ярких букетов цветущих акаций,
Плавно с заливом лазурным соединился
Лестницей белых домов без причуд и абстракций.

Пышных азалий цветы бахромою средь парков.
Розы красуются, вышив по скверам узоры.
Солнца лучи не по-русски в Салониках жарки,
И мореходов галеры старинные тешат Вам взоры.

В шаг современности древность вплетают раскопки.
Средь городского пейзажа музеи под небом открыты.
Не создают среди улиц машины летящие пробки.
Вехи истории Греции тут не забыты;

В них отголоски имён и ушедших столетий.
Римляне, греки и турки здесь проживали.
Войны, захваты, пожары, года лихолетий
Всё стены крепости Ано — Поли повидали.

Белая башня стоит у Эгейского моря
Будто надгробие в каменных стенах погибшим*
Сколько в ней пролито слёз, сколько видано горя.
Память о людях когда — то в сем городе живших.

Город прошёл чрез горнило великих империй.
Нации часто менялись в чреде поколений.
Царствует эллинов дух здесь, без всяких сомнений,
Средь базилик, среди фресок, святых откровений.

Чайки летящей Салоников вид у Эгейского моря…

*Белая башня была возведена турками в 143о году, как оборонительное сооружение,
но почти сразу стала тюрьмой, где проводились массовые казни; в народе её называли» Кровавой», она была красного цвета. После того,как город отошёл к Греции, освободившись от 5оо летнего владычества турок, башню покрасили в белый цвет в знак » очищения» от ига. Сейчас в ней находится Музей византийского искусства.

Храм Димитрия Солунского в Салониках

Елена Николаевна Егорова

Под сводами старинной базилики
Стою, забыв об отпуске беспечном.
С икон мозаичных святые лики
Рассказывают молча мне о Вечном,
О том, как за Христа страдали греки,
Молясь Ему всем сердцем перед смертью.
Жизнь без Него греховной круговертью
Их не прельстила. Чистой крови реки
Текли, смывая все их согрешенья.
Тем подвигам нет на земле забвенья,
Они прославлены на небесах вовеки!
А наша жизнь так далека от идеала…
К мощам припала я с благоговеньем,
И на душе тепло и ясно стало.

Мыс Сунион

Лика Гуменская

Вновь море синим языком
мои зализывает раны,
и воздух юга знойный, пряный
вдруг обернется ветерком.
Мыс Сунион, земля любви,
природы дикой и священной,
страны, в веках благословенной, —
однажды снова позови —
и я вернусь в твой древний храм
владыки моря Посейдона,*
почувствую себя как дома,
воздам хвалу его дарам.
* Сунион был населён с глубокой древности, и уже в древности был местом священным, средоточием двух культов — Афины и Посейдона, вечно соперничавших за обладание Аттикой. Мыс упомянут в «Одиссее» Гомера. Территория была населена рыбаками и земледельцами, остатки их каменных построек сохранились до сих пор.Святилище Посейдона было построено на вершине скалы в 490 году до н. э., в год Марафона, и разрушено в 480 до н. э., в год Фермопил и разорения Аттики.

Остров Тинос

Анатолий Бондарь

Теплоход моторит волны:
Пенный шлейф метелит синь.
Флаг полощет ветер вольный.
Взгляду рай куда не кинь.

Гнёзда белых вилл на скосах,
Словно в пене, — вид от моря.
Теплоход меня уносит
К новым далям, к новым зорям.

Острова Средьземноморья —
Каждый вечностью пропитан,
Пылью мифов и историй
От Спорады и до Крита …

Яхт у пирсов мачты — стрелы
Море с нежностью качает
И с волненьем остров белый
Синий теплоход встречает …

Вот и вновь дождался ты нас,
Величавый храм на взгорье,
Несравненный остров Тинос,
Вознесясь с пучины моря.

Твоих улочек просветы
Увлекают в совершенство
Связей разума и цвета,
Вдохновенья и блаженства.

Мы идём влекомы духом
Интригующей Эллады …
Верим мифам, верим слухам,
Каждой встрече с прошлым рады …

греческая кухня

 
Феликс Ручаевский
мы с детства знаем то, что в Греции все есть
нет только гречки там и грецких нет орехов
про кухню греческую — рассказать мне — честь
Олимпа-родина здесь, родина поэтов

легенды, мифы — привкус старины
Геракл, Прометей и Афродита
похожей больше в мире нет страны
где красками история налита

да,греки знают толк и вкус в еде
и сомневаться трудно и напрасно
здесь культ еды, практически везде
важнее золота — оливковое масло

то,что привычно называем шашлыком
у греков называется сувлАки
с тзадзини-соусом, под правильным дымком
и слушать Демиса и танцевать сиртаки

кэфтЭрэдес-созвучное с кюфтой
как все перемешалось в этов мире
а мУсаки такой вид призывной
вкус мяса с баклажаном-Б-г- и лира

у кокорэци свой особый вкус
пикантная закуска из барашка
у тарамосалаты — свой искус
да — быть гурманом — это очень тяжко

вот знаменитый греческий салат
знакомый по родному общепиту
вот только в Греции готовится не так
и как хорош он с греческою питой

и с фетой — королевою сыров
такою нежной и чуть чуть солоноватой
искусство местных чудо-поваров
богатство кухни — вкусами богатой