Сб. Май 18th, 2024
Перов Василий Григорьевич — Русский живописец, один из членов-учредителей Товарищества передвижных художественных выставок.
Наиболее известные картины — Сельский крестный ход на Пасхе. 1861, Чаепитие в Мытищах, близ Москвы. 1862, Проводы покойника. 1865, Приезд гувернантки. 1866, Тройка. Ученики-мастеровые везут воду. 1866, Последний кабак у заставы. 1868, Птицелов. 1870, Спящие дети. 1870, А. Н. Островский. 1871, Охотники на привале. 1871, Рыболов. 1871, Монастырская трапеза. 1865-1876, Снятие с креста. 1878.
 
В. Перов. Слепой музыкант
Борис Межиборский
А музыкант был слеп, но не был глух,
Он слышал музыки звучанье,
Жил в музыканте дух, особый дух,
Привыкший к мукам и страданьям,
А музыкант был слеп, но не был глух,
Его сопровождала муза,
И голос детский так ласкал наш слух,
Как будто пел нам сам Каррузо.
Мальчишка слеп, мальчишка бос,
И руки у него дрожали,
А рядом с ним сидел барбос,
Он звуки понимал едва- ли.
Мальчишка слеп, но он играл,
И звуки в небо уносились,
Мальчишка чуть перевирал,
Но песня из души просилась.
Мальчишку написал Перов,
Мальчишка пел, судьбой обижен,
У живописца не хватило слов,
Создать величие Парижа.
В монастырской трапезной

Валерий Штормовой

Этюд на картину Перова

Собрались монахи пообедать,
А у них что трапеза — то пир.
Ломятся столы от разной снеди,
И жирует, веселится клир.

Им нет дела до голодных нищих,
До калек и матерей с детьми –
Тех, что со слезами просят пищи,
Кланяясь монахам до земли.

Отношенье к знатным прихожанам
Здесь совсем другой имеет толк.
Вон как поп перед богатой дамой
Суетится, проводя за стол.

На холсте показана отлично
Духовенства внутренняя суть:
Ханжество, корыстную двуличность —
Все пороки их мы видим тут.

Крестный ход

Валерий Штормовой

Этюд на картину Перова

Из церкви сельской в светлый Христов праздник,
Чтоб повести людей на крестный ход,
Шатаясь, вышел выпивший изрядно,
Держась за стойку, деревенский поп.

Дьячок, спьяна запутавшийся в рясе,
Упал, бедняга, и не может встать,
А под крыльцом, как будто на матрасе,
Напившись вдрызг, мужик улегся спать.

И остальные батюшек не хуже,
Держа иконы и хоругви взяв,
Шагают с песней по весенним лужам,
Хмельного вдосталь на душу приняв.

Проповедь

Валерий Штормовой

Этюд на картину Перова

Читает в церкви проповедь священник,
Перстом взывая страстно к небесам,
О жизни грешной, о делах священных,
Стремясь привлечь вниманье прихожан.

Глядит с сомненьем на него крестьянин:
«Какую чушь ты, батюшка, загнул!».
Другой за ухом чешет. Ну, а барин
Сидел, скучая, и совсем уснул.

Пока он спит, супруга молодая —
Чего впустую время тут терять —
Сидит, словам влюбленного внимая,-
Глядишь, и в церкви можно флиртовать.

И каждый чем-то поглощен всецело,
В кругу своих и мыслей, и забот.
Нет никому до проповеди дела,
До истин тех, что им внушает поп.

И только дети: мальчик и девчонка,
Наморщив лбы, пытаются понять,
О чем вещает проповедник, только
Едва ли смогут это разобрать.

Сироты

Валерий Штормовой

Этюд на картину Перова

Зима, холодный сумеречный вечер,
Строенья изб виднеются вдали.
Сестренка, брата посадив на плечи,
Вдвоем сюда на кладбище пришли.

В глазах детей начертано страданье —
Они, похоронив своих родных,
К могилкам, как на скорбное свиданье,
Пришли, чтоб праху поклониться их.

Нетрудно видеть: деток мучит голод
И нет у них ни крова, ни угла.
Детей-сирот пронизывает холод
И черной тучей наползает мгла…

Чаепитие в Мытищах

Валерий Штормовой

Этюд на картину Перова

Солдат, в сраженьях ногу потерявший,
Совсем слепой, и мальчик-поводырь,
В скитаньях с ним голодный и уставший,
В лохмотьях рваных, сношенных до дыр,

Пришли к столу, где самовар дымился,
Звенели чашки, рафинад хрустел
И густо запах чая разносился,
И тучный поп там за столом сидел.

Они пришли и просят подаянья –
Мальчонка даже шапку протянул.
Но поп на них не обратил вниманья,
Он, знай себе, из блюдца чай тянул.

Обидно очень, что порой бывают
В поповской и чиновничьей среде
Такие, что невзгод не замечают,
Живут, заботясь только о себе.

Перов. Чаепитие в Мытищах. 1862

 
Вера Балясная
Войной израненный солдат-
Герой — чёрт был ему не брат…
Теперь он нищий, бездомный, слепой, больной:
— Подайте хлеба… Ждёт с протянутой рукой…

С ним мальчик босый — поводырь-
Одежда ветхая из дыр…
Монах пьёт чай — подносит блюдечко к губам…
А эти бедняки ему, как дым, как пар…

Ему до сирых* дела нет…
Он служит Богу — дал обет…
Ест вкусно, пьёт и взятки, с радостью, берёт,
Ребёнок и солдат — пустое место — скот…

Чернец в сторонке там стоит,
А совесть у него молчит…
Не хочет ничего о бедняках он знать:
— Должны молиться и на Бога уповать…

Служанка просит их уйти-
Мы видим жест её руки…
Неловко прогонять и очень не легко:
-Что делать — ведь слуге — другого не дано…

Несчастных на картине жаль,
Уйдут они куда — то вдаль…
А мир бездушный этот вечно будет жить-
Терпеть всё люди станут — по теченью плыть…

По ныне так живут они-
Их в нищете проходят дни…
И старики, и дети милостыни ждут,
А богачи крадут, народу подло лгут…

И в наши дни картина эта актуальна-
Коль общество бездушно — аморально…

*обездоленных

Василий Перов. Странник
Владимир Гусев Тульский 
 
//1870 год./
На странника посм`отрите иначе
И восхититесь вы его судьбой,
Узнав, какие сложные задачи
Частенько ставил он перед собой.
И в зной, и в дождь, и днями, и ночами,-
Его вела заветная мечта.
Он шёл с котомкой тощей за плечами,
Чтобы увидеть Божие места.
Печаль монастырей и храмов наших.
В селениях или в густом лесу.
Мир памяти однажды просиявших
В служении Небесному Отцу.
Святых мужей гробницы и могилы,-
К ним иногда он шёл немало дней,-
Духовные ему дарили силы-
И делали душевней и мудрей.
Он, будто по Всевышнему веленью,
Своё служенье людям видел в том,
Чтоб обходить деревни и селенья
И говорить о вечном и святом.
Щедр человек, душой живущий в Вере,
Весь мир он греет праведным трудом.
Для странника всегда открыты двери,
Ведь вместе с ним и Бог приходит в дом.
К тому ж не всем была доступна пресса,
А спрос всегда на новости не мал,
И потому с огромным интересом
Народ его историям внимал.
Он говорил о людях и о Боге.
О городах встречавшихся в пути,
О том, что с ним произошло в дороге,
О том, что с ним могло произойти.
Он говорил о светлом и о чистом.
Всё то, что видел, слышал или знал.
Он был в душе поэтом и артистом.
Изба простая — театральный зал.
Но странники все были одиноки,
Лишь Богу посвящали жизнь они.
И, отходив, свои земные сроки,
В монастырях заканчивали дни.
В. Г Перов. Приезд гувернантки в купеческий дом
Гертруда Арутюнова

Ну, и худая! Тела-то и нету.
Такую за год не откормишь нипочём,
Не то, чтоб бабою смотрелась к лету,
Не угадаешь — палка иль плечо.

Рекомендует Ситников Игнатий,
При детях у него жила пять лет.
В толк не возьму, на что надето платье…
Ну, и худая, истинный шкелет!

Перов. Пасхальный ход в деревне
Дмитрий Суханов 4
Идут, шатаясь, прихожане,
Неся хоругви и кресты.
Забыв духовные основы,
В порок они погружены.

Стоит едва священник сельский,
Немало он на грудь принял.
Идти с процессией не может,
Боится как- бы не упал.

Слабы, увы, в деревне духом,
Непросто змия победить.
Святая Пасха это повод,
Спиртное вволюшку испить.

Перов. Трапеза
 
Дмитрий Суханов 4
В монастыре накрыт богатый стол,
Едят монахи и вино вкушают.
Забыв чревоугодие, что грех,
И алкоголь их душу убивает.

Забыв закон любви и сострадания,
Готовы только пред богатством льстить.
Никто из них ведь руку не протянет,
Чтоб бедному немного подсобить.

 
Перов. Чаепитие в Мытищах, близ Москвы
Дмитрий Суханов 4
— Святой отец, копеечку подайте!
В сражении лишился я ноги.
— Ступай отсель,- служанка оттолкнула,
Ему твои проблемы не нужны!

Священник отвернулся, нет желанья,
Калеке и мальчонке помогать.
Приятнее попить чаек с вареньем,
Чужую боль не хочет замечать.

В. Перов Рыболов 1871 год 
Елена Ярина 
Какой заядлый рыболов
Застыл пред нами на портрете.
И прав художник был Перов,
Запечатлев мгновенья эти.
Он ждет вот-вот начнет клевать
И будет помнить ту рыбалку,
сома на фунтов двадцать пять,
и времени ему не жалко.
Какой заядлый рыболов,
Какой азарт необычайный.
Домой он принесет улов.
Заметим с вами, неслучайно.
В. Г. Перов Последний кабак у заставы 1868 г 
Елена Ярина 
Сумрачные всполохи огня.
Ожиданье долгое. Тревога.
Сани. И в санях сидит жена.
Мужа ждет крестьянка одиноко.
Загулял мужик. Ему видней.
В кабаке деньжата пропивает.
Плотный снег. Полозья от саней.
Час и два — замерзла — ожидает.
Не один наведался, с дружком.
Грязный снег и черная дорога.
И в кабак с работы прямиком,
Позабыв семью, детей , и Бога.
А огонь, что в окнах, все сильней,
Выбиться пытается наружу.
Сердце все сжимается — больней.
Ей сейчас согреться б в злую стужу.
Путь не тот избрали мужички.
Им бы в храм и Богу помолиться,
А они от тягот — в кабаки,
Чтобы выпить водки и забыться.
Небо так уныло, ей же ей.
Холодом пронизана картина.
Безысходность и в судьбе людей,
Заступись Христос за мать и сына.
Грустны темно-серые тона,
Желтый, черный…В жизни нет просвета.
Сжалась вся и мужа ждет жена…
Дай, Господь, ей Силы и Совета.
Драма жизни. Тяжкая судьба.
Ах, ты горе-горюшко, кручина.
К Богу просьбы и к нему мольба…
Мастерски написана картина.
В. Г. Перов. Портрет Ф. М. Достоевского. 1872
Иван Есаулков
Написан в сероватом тоне
Психологический портрет.
Фигура в полумраке тонет,
Но падает подвижный свет, —
И та из мрака выступает.
Писатель в думы погружён.
Пятно рубашки оттеняет
Цвет пиджака и тёмный фон.
Колено охватив руками,
Задумавшийся, он сидит,
Как будто бы и рядом с нами,
Но в вечность, кажется, глядит.
И отрешённость, и застылость
Во всей фигуре нам видна.
Какая истина открылась
Ему и чем она страшна?
От напряженья жилка вздулась,
Мысль подгоняя и спеша.
Скорбя, печалясь, содрогнулась
От безысходности душа.
Как нервны сцепленные руки!
Как мысль писателя звучит
Сквозь сострадание и муки:
«Терпи, смиряйся и молчи!»*
* «Терпи, смиряйся и молчи!» — неточная цитата из стихотворения Ф. И. Тютчева «Silentium!», приведённая в «Братьях Карамазовых». У Тютчева было:
«Молчи, скрывайся и таи
И чувства и мечты свои…».
В. Г. Перов. Последний кабак у заставы. 1868
 
Иван Есаулков
Огни кабака перед нами,
А рядом с ним — пара саней:
Бушует неистово пламя
Разгула крестьянских страстей.
Давно продолжается пьянка,
Никто из дверей не идёт.
Сидит одиноко крестьянка
В санях на морозе и ждёт.
Темны лошадей силуэты.
Картина тоскою полна —
В ней небо лимонного цвета
И грязного снега тона…
Путь тянется мимо заставы,
Обоз вдали влево берёт —
Церквушка виднеется справа,
Но к храму никто не свернёт.
Торопятся мимо проехать,
И каждый, видать, согрешил:
Заехав в кабак для утехи,
Стаканчик- другой пропустил…
Никто не выходит наружу.
Закуталась баба в платок,
Промёрзла, жалеючи мужа,
А лошадь жуёт сена клок.
И негде крестьянке погреться,
Приходится холод терпеть.
Куда, бедолаге, ей деться?
Домой бы скорее поспеть!
Кабак никогда не пустует,
Коль он у заставы стоит.
А ветер порывисто дует,
И женщина грустно сидит…
Приезд гувернантки в купеческий дом
Иван Есаулков
Мы видим на картине гувернантку,
Которая в семью купца пришла
Устраиваться утром, спозаранку.
Глава семейства встал из-за стола
И девушку надменно изучает,
Одет в домашний бархатный халат.
Из сумки та смущённо вынимает
Рекомендацию и аттестат.
Как молода она! Совсем девчонка,
С кристальною и светлою душой!
Имущество — лишь шляпная картонка,
А также чемоданчик небольшой.
Упитана купчиха — словно бочка!
На девушку с враждебностью глядит.
Взгляд слишком похотливого сыночка
По всей фигурке девичьей скользит.
Глядят две дочки на неё с испугом,
Пытаясь всё же взглядом ободрить.
Злорадно смотрит из дверей прислуга,
Уже сейчас готова осудить —
Не нравятся ей девичьи манеры!..
На стуле кем-то брошен мягкий плед…
Над всем семейством — с кружевом портьеры…
На стенке виден прадеда портрет…
Перов

Кондрат Припаркин

«Крестный ход» художника Перова,
«Дворник», «Гувернантка» и «Кабак»
В живописи были новым словом,
Для Перова — добрый вещий знак.

«На привале», «Рыболов», «Ботаник», —
Мудрости здесь просто и легко,
Это был народной жизни «пряник»,
Оценённый очень высоко.

В. Перов крестный ход на пасху

Леонид Адрианов
 
Лик Спаса на хоругвях,
На лицах веры свет,
Натруженные руки
Несут иконы вслед.
Клир затянул акафист,
Народ взметнул персты.
Молитв не сдюжат натиск
На маковках кресты!
Без шапок, бородаты,
Трикраты осенясь,
Крестьяне и солдаты
Живую месят грязь.
Они идут упрямо,
Надеясь на Христа,
Хоть их дорога к Храму
Тяжка и непроста.
Плачь Ярославны

Людмила Ревенко
 
Перов. Плач Ярославны
Ярославны голос-плач
Над забраловой стеной…
Солнце скоро сменит ночь…
— Князь мой! Возвратись домой!

Полечу зигзицей я
Над Каялою рекой,
Отыщу то поле я,
Князь мой! Возвратись домой!

В поле травы отцвели,
Князя не поднять одной,
Кровью красит ковыли,
Мой супруг! Вернись домой!

Где шеломы и щиты
Кровь омою я рукой…
Встанут воинов ряды…
Князь мой! Возвратись домой!

В. Г. Перов. В Гефсиманском саду
 
Марта Журавлева
Может ли безгрешный быть в аду?
Создавалась светом Эта Плоть…
В Гефсиманском сумрачном саду
Распростерт страдающий Господь.

Он, Источник Жизни, видит смерть.
Бесконечность смотрит в свой конец.
Как страданий бездну претерпеть?
Над Челом уж светится венец —

Из терновых веток! Впереди
Ужас мук. Но непреклонен сад:
Каждый ствол неистово гудит,
И бесовский свет зажжен в глазах

Тех домов, что караулят ночь.
— Отче! Мимо чашу пронеси!
Тяжесть мира смертному невмочь —
Сколько надо мужества и сил!

Я, создавший землю — на земле.
Я врастаю телом в эту твердь.
Да, мне — исполнять, Тебе — велеть,
Да, я послан был, чтоб встретить смерть!

Вся мирская скорбь мне душу рвет,
Пала боль земли — на одного.
Это не роса — кровавый пот.
Не оставь же сына Своего!

…Страшный миг — всевластье черноты.
Сам Спаситель пойман в эту сеть!

Но не суждено огню остыть:
Как ликует Пасха — знают все.

Картина В.Г.Перова «Христос в Гефсиманском саду» находится в Государственной Третьяковской галерее (г. Москва)
 

В. Г. Перов Птицелов

Ольга Суслова

Осень в лесу задержалась немного ,
Щедро своё разливает тепло .
В зарослях света хватает дневного,
Время охоты пока не ушло.

Луч осветил небольшую поляну,
Отрок на ней и старик-птицелов.
Всё совершится серьёзно, по плану,
Здесь и котомки стоят у кустов.

И прижимаясь к земле осторожно,,
Дед в ожиданье — Дай, Бог, повезло!
Птицу поймать здесь, возможно, и сложно,
Но есть помощник-внучок, у него.

Мальчик напрягся — он здесь не впервые.
Дед птицелов, и он мастер в делах.
Будут за пойманных птиц чаевые,
Будет на время семья при деньгах.

Птахам манок засвистел подражая,
Зорко мужчина глядит, притаясь.
Птица нужна, даже пусть и большая,
Только б охота, сейчас удалась!

Видно помощнику птиц оперенье —
Ждёт с нетерпением важный момент.
Птицу поймают они, без сомненья —
Дёрнут верёвку, и весь здесь секрет.

В. Г. Перов. Спящие дети

Ольга Суслова
Детству крестьянскому летом вольготно —
Игры подолгу чудесной порой,
Сладким дыханьем и смехом угодно —
Это не то, что суровой зимой!

В сон безмятежный погружены дети —
Лучшего места для сна не сыскать,
Свежее утро в сарайчике встретят,
Знают об этом и тятя, и мать.

Старая простынь, рогожа, солома,
Греет надёжно овчинный тулуп.
Здесь, ни гроза, ни надрывности грома
Вызвать не смогут внезапный испуг.

Отдых наполнит их силушкой бодрой,
День им предложит задуманный план.
Утро улыбкой встречать будет доброй —
Им безвозмездно даря свою дань.

Солнечный луч заскользил по окошку —
Свет свой направил на ложе ребят,
Стал согревать оголённые ножки.
Время пришло пробуждения ждать.

Чаепитите в Мытищах
Павел Савилов 2

«И пошли они солнцем палимы,
Повторяя: Суди его бог!»
Н.А. Некрасов
Июньский день. Ползёт к зениту солнце.
Царит кругом цветочный аромат.
Трактир в Мытищах распахнул оконца,
А в полисаднике его столы стоят.

Цветною скатертью один из них накрытый,
Его венчает медный самовар.
Стакан стеклянный. Чай, в него налитый,
Чуть испускает ароматный пар.

Тот стол один сегодня занимает:
(Персона важная по должности своей)
От праведных трудов здесь отдыхает
За чаепитьем местный архирей.

И развалившись в кресле деревянном,
На край стола свой выложив живот,
Сидит священник в чёрном одеянье
Из блюдца чай неторопливо пьёт.

А позади, стремясь быстрей напиться,
(Того гляди владыка подзовёт)
Монах-келейник тёмную водицу
В себя глотками, обжигаясь, льёт.

Как в масле блин, блестит лицо святоши,
Стекает пот по рыжей бороде.
Он в мыслях благостных. Мешать ему негоже.
Как вдруг пред ним являются, о боже !
Два нищих с улицы. Ей ты, служанка, где ?

Один из них слепой солдат-калека,
(Войной истерзан русский богатырь)
Шинель на нём — подруга четверть века.
А рядом с ним мальчишка — поводырь.

Блестит «георгий» на сукне потёртом,
Медали две ютятся рядом с ним.
Одной рукой костыль, сжимая твёрдо,
Солдат другою просит пОдать им.

Босой парнишка в порванной одежде
Смиренно свою голову склонил.
Снял шапку старую и с робкою надеждой
Её для подаянья предложил.

«Ради Христа, подайте, добры люди,-
Слезливо детский голос прокричал.
«Для попрошаек здесь не место будет,-
В ответ служанки окрик прозвучал.

И вторя ей, от зноя изнывая,
В себе брезгливость силясь побороть,
Священник чай из блюдца попивая,
Пропел уныло: «Вам подаст господь».

Немного нищие в молчанье постояли
И повернувшись тихо побрели.
Позванивали изредка медали,
Что у солдата были на груди.

Шумел листвою придорожный тополь,
Слепой солдат устало ковылял,
А память воскрешала Севастополь,
Что восемь лет назад он защищал.

В который раз картины боевые
Его терзали болью ран горя,
Как он ходил в атаки штыковые
За Бога, за Россию, за царя.

Держа рукою за плечо мальчишку,
Кто вёл слепого, меря свой шажок.
Он говорил, тому чтоб было слышно:
Бог им судья, ты не горюй дружок…

Беспечно солнце из небес светило
В трактир ввалилась шумная толпа
А в полисаднике, как новое кадило,
Блестела рожа рыжего попа.

В.И. Перов «Чаепитие в мытищах» 1862 год. Государственная Третьяковская галерея


Интересно висит ли эта картина сейчас в музее или её убрали в хранилище ?