Марк Шагал (1887-1985)

Марк Шагал (1887-1985)

Российский и французский художник белорусско-еврейского происхождения. Помимо графики и живописи занимался также сценографией, писал стихи на идише. Один из самых известных представителей художественного авангарда XX века. 
Помимо художественного творчества, Шагал на протяжении всей жизни публиковал стихотворения, публицистические эссе и мемуаристику на идише. Часть из них переводились на другие языки.

Марк Шагал

Альберт Тайников

Марк шагал, Артур бежал,
За углом Сергей дрожал
А Семён их всех увидев
От восторга завизжал.

Вдруг циклон суровый в небе,
Солнце тучами зажал.
Клим икал, смотря на это,
За углом Сергей дрожал.

А в саду поспели сливы,
Абрикосы зацвели.
Босоногий и счастливый
Сальвадор стоял вдали.

Ветер гонит птичьи стаи
Это Севастьян внушал.
Осень листья осыпает.
Афанасий обветшал.

Стало легким жизни бремя
Это Тимофей пыхтел.
Марк шагал и в то же время
Он над городом летел…

Дождь пошёл и вдруг на сердце
Стало тихо и светло.
Кисти, краски и палитры
Барабанили в стекло.

И под разноцветным зонтом
На скамейке Пётр моргал.
Направляясь к горизонту
Марк Шагал, шагал, шагал…

Скрипач

Валентина Гладыш

Навеяно картиной М.Шагала

В концертном зале места нет,
А, может, просто не пускают,
На крыше рядом божий свет,
Скрипач без устали играет.
Что хочет донести скрипач
До всех людей на этом свете?
Ведь в музыке и смех, и плач,
Смешались темы в том сюжете.
Играй, скрипач, играй смелей,
Играй на крыше, где придётся.
Пусть чувство доброты скорей
У многих, наконец, проснётся…

Живописцы. Марк Шагал

Верат Олоз

Ко мне в окно влетает Марк Шагал,
Реальный, как земное тяготенье,
Смешной, как недоступный идеал,
И светлый, как последнее сомненье.

Марк Шагал

Виктор Коростышевский
На лунной крыше говорил со скрипкой
о Боге, о любви и о себе.
Вкус ночи как у карамельки липкой,
спит рыжий кот на каменной трубе.

И полон грусти мир, летящий в небо,
зажат в руке трепещущий щегол…
Его спасла сухая корка хлеба,
и тюбик краски, и последний холст.

И всё же он не миновал распятья,
ушли друзья, на нём поставив крест.
А были все когда-то словно братья,
взрывая буйством красок мир окрест.

Над Витебском летит насмешкой славы
зеленая коза, рогами вниз.
Какой травы, а может быть отравы
тебе задал художника каприз?

Ему чужбина Родиной не стала,
он жил с лицом, развернутым назад,
туда, где вьюга снегом заметала,
как холст грунтовкой, красный Петроград.

А мир признал, что вновь родился гений
и грезил о любви, и о добре.
В его картинах растворялись тени,
как свет луны при утренней заре.

У Геббельса свои есть экзегеты —
— Прочь иудея с нашего двора!
Корёжатся библейские сюжеты
в огне средневекового костра.

Всё в прошлом. И покаяться успели.
Но в словарях французом нарекли…
И шлют псалмы российские метели
в Сан-Поль-де-Венс, на краешек земли.

Марк Шагал

Владимир Балыкин

Марк Шагал шагал, шагал
Кистью по холсту.
Мировой его вокал
Слышен за версту.
Витебск помнит первый шаг,
Сын тогда был мал,
Но не пятился как рак
Марк Шагал шагал.

Марк Шагал

Владимир Литвишко

Марк Шагал, Марк летел над еврейским местечком,
озирая мир сверху, дышать не спеша.
А внизу копошились под ним человечки
торопясь, меж собой, судьбы мира решать.

Он был тих в высоте, молча впитывал краски.
Вдоль покатой земли вниз катились дома.
Розовели бока у коров без опаски.
Музыканты старались не слишком хромать.

Лошадиные морды торчали повсюду.
А красавицы, с ним разделяя полёт,
обещали любить… Тёмно-синее чудо
накрывало, плащом авангарда, восход.

Марку Шагалу

Ильченко Татьяна
Роскошных красок бред-смешенье.
Чудесных звуков благодать.
Слова здесь — лишние, поверь мне!
Не стоит томик зря листать…

Потом, когда устанут краски,
Рассыпав свой последний вздох,
Нот светлых фразы-отголоски
Вплетут свой — нежности мазок…

Ты это видел где-то в детстве…
За встречу всё б теперь отдал!
Зачем искать? Смотри, как прежде,
Парит над миром Марк Шагал!

Марк Шагал

Леонид Адрианов
В тишине картинных галерей
Был я скован и душой растерян,
Что какой-то витебский еврей
В ирреальность как в реальность верил.
Он парил над городом в штанах,
Гнал козла по крышам хворостиной.
Так давно писал Лукас Кранах,
Так играл на сцене Буратино.
Детскость, изумление, гротеск
Поражают зрительские нервы,
Занавесов врубелевский блеск,
Танцовщицы в небе как Минервы.
То сюжет — комический лубок,
То пространство диких деформаций,
Времени запутанный клубок,
Хаос театральных декораций.
Не рискну сказать, что понял всё
В мире странной страсти и накала,
Вник, что фейерверком-колесом
Пронеслась земная жизнь Шагала.

Картины Марка Шагала


Любовь Лещинская
Цвет платья Богоматери — небесно-голубой.
Цвет неба, что над нами, всегда над головой.
А он рисует синим, ведь небеса — наш Рай,
Дает надежду, силу, знакомый с детства край.

Всё затопил пространство его ультрамарин,
И этим синим цветом он жизнь картин продлил.
Как в музыке — крещендо, в картины он вложил,
И жизненную силу, и край, что он любил.

Измерил уровни небес и лестницу построил,
А в беспредельной синеве он Рай, и Ад удвоил.

М. Шагал. Стена плача

Марина Барщевская

Здесь не шумят, и песен страстных
О тяжкой жизни не поют,
Склонив лицо, без слёз напрасных,
Смиренно Богу письма шлют.
Умылась кровью, горьким потом,
Войны впитала едкий дым
Стена, — незыблемым оплотом
Страны, чей дух непобедим.

Полёт. Шагал

Марина Барщевская

Вы хотите летать научиться,
Звонкий воздух взрезая крылом
Без усилий, на зависть всем птицам?
Не скрывайте, мечтали о том?
Руководство — в картинах Шагала.
Чтоб осилить желанный подъём
И парить, — нужно, в сущности, мало…
Просто-об руку с кем-то… Вдвоём!

Сон о лете. Шагал

Марина Барщевская

Капризное натуры свойство:
В жару мечтаю о зиме,
А снежной ночью-беспокойство!-
Все сны о тёплом летнем дне,
О вкусе белого налива
С кислинкою на языке,
Я невозможно,как красива!
Моя рука в твоей руке.
Вот оттолкнулись,и взлетели,
Нас научил летать Шагал.
Внизу-церквушки, реки, ели…
Но сон растаял и пропал
Из памяти,но пробужденье
Как послевкусье старых вин,
Во мне родило вдохновенье
И растопило зимний сплин.

Цум-бала… Шагал

Марина Барщевская

Скрипач на соседней устроился крыше,
Поближе к весенним лучам.
Щемящей печалью мелодия дышит,
Взлетая к орущим грачам.

Ах, цум-бала,цум-бала, цум-балалайка!
Сквозь пляску-Израиля плач.
Давай, — не скупись! Наливай-ка,хозяйка!
За что же мы выпьем,скрипач?

За мир и покой, за аидыше маму,
За тех, кто вернуться не смог…
Над Витебском в ветре — минорная гамма.
Звучит скрипача монолог.

Марк Шагал

Мария Кондрашова

Странный художник рисует парящих влюбленных
И музыканта со скрипкой на крыше ночной.
Старый художник — такой беззащитный ребенок
С трепетной, нежной, ранимой и хрупкой душой.

Добрый мечтатель, столетье и мир покоривший,
Домом давно называя привычно Париж,
Как он любил свою бедную, горькую землю,
Где плачет скрипка о нем над изломами крыш.

Город сожженный, истерзанный, снова рожденный,
Встречи не будет — не жди его гостем седым.
Как не хотел он увидеть тебя незнакомым,
Как он боялся узнать тебя — прежним, родным.

Перед рассветом, когда спят и дворники, и почтальоны
И затихает уставший под утро Париж,
Он возвращается — юным парящим влюбленным,
Слушать, как скрипка поет над изломами крыш.

Марк Шагал

Марта Журавлева
Творение он знал «в перворастворе»:
Едины были краски и слова,
Быки и рыбы, музыка и море —
Раздоры не способны создавать.

Мудры глаза у рыб и у русалок,
Волы стихами мыслят. Каждый вхож
В величье полноты. Никто не жалок,
Для любящего взгляда всяк хорош.

Летают мысли, и летают рыбы.
А воздух и не воздух — это песнь
О том, какими люди быть могли бы,
А может, каковы они и есть.

Умеет цвет задеть не зренье — совесть,
Очистить память, детством озарив.
Бушует краснота — богатство крови,
А рядом синь — спокойствия разлив.

Как солнце, как восторг, сияет жёлтый.
Зелёный — мудрость, фиолет — мечта.
Камнями распрей разум не расколот,
А значит, так естественно — летать…

Ничем не разорвать защиту круга:
В яйце, в овале жизнь заключена.
Не насмотреться парам друг на друга:
В душе душа — и каждая полна.

Да как забыть возможно эту силу?
Ну что ж, припомним, всё отдав всему,
Чтоб вновь струя любви внутри забила!
А коль не выйдет, спросим — почему?..

По впечатлениям от выставки произведений М.Шагала в г.Ровине (Хорватия)

Понять Шагала

Михаил Этельзон

Вот фейерверк на небе —
козы, скрипач, собака,
краснобородый ребе,
красные клешни рака,
пара влюблённых ночью —
рыжих и конопатых,
рядом парит извозчик…
Что им на небе надо?

В краске, стекле, эмали…
верящие… в полёте…
Долго не понимал я
странный сюжет полотен.
Все говорят — про Витебск…
Точного нет ответа…
Нарисовал провидец
будущее планеты?

Замерли над Нью-Йорком,
Лондоном, Беэр-Шевой
взорванные пророком
в небе Адам и Ева.

Ницца. Музей Шагала. Картина «Полёт над городом»

Наталья Спасина 2

Полёт над городом вдвоём
В мир, где не существуют визы.
Любовь, нет, не понять её
Безумной прелести капризы
Тому, кто не любил, пока,
Не взмыть над тленностью земного,
Не мерить счастьем облака,
И тяготения основы
Не превозмочь…
И, всё ж, куда
Вы улетаете? Вернитесь!
Обманна дальняя звезда…
Затерянный в глубинке Витебск
Провинциальностью пленит —
Необъяснимой и желанной.
Запрятан нежности магнит
В его озёрных синих ранах.
Марк Шагал

Наталья Хоменко

Черно-белое с красным — картина Шагала:
В белом Бэлла над Витебском древним летала —
Лавки, бани, сады, разметнувшийся парк, —
В кудрях угольных профиль влюбленного — Марк.
А над ними пунцово-багровым костром
Ангел алые крылья расправил крестом.

Седьмое небо

Нина Шендрик

Марк Шагал «Над городом»

Взглянула ввысь из-под руки,
На небе нежно скрипки пели…
Взлетели парой голубки,
Я лишь в бинокль вас разглядела!

Блаженно улыбалась ты,
Шарфом приветливо махала…
Лови! — и вверх летят цветы,
Ты на лету букет поймала

Уста к устам, рука в руке,
Над крышами домишек низких
Уплыли, словно по реке,
И шарф тянулся серебристый.

Надежней крыльев нет любви,
Седьмое небо для двоих.

Одиночество. Марка Шагал


Соловьёва
Душа тоскует по бессмертью.
О, как задумчив этот ребе.
Ведь третья часть прошла столетья*.-
Над ним сгустились тучи в небе.

…Как чёрен лапсердак.А талес**
Белее крыльев херувима.
О, как душа моя устала!
А жизнь опять проходит мимо.

…Ушли влюблённые, ликуя.
…И тишь…И темень…И ни слова…
Раввин один,- до слёз тоскует,-
И грусть в глазах его коровы…

Ушли все — все.Замолкло танго.
И тучи чёрные сгустились.
И улетает даже ангел.
И как надеяться на милость?

Легко быть в мыслях Агасфером? —
А наяву бродить с котомкой?
И жить с единственною верой
В Танах, Талмуд,Зоар и Тору…

Пусть я рискованный и смелый!
Я не хочу быть Агасфером!-
У каждого свои пределы
Любви, надежды, тихой веры!

Как тяжело всю жизнь скитаться —
Но, если тАк угодно Богу,-
И, отдыхая только вкратце,-
Опять готовиться в дорогу?!

Но будет так,как Бог рассудит,-
И никогда — не по-другому!
И я молюсь опять о чуде:
Семье, спокойствии и доме…

Картина была написана в 1933,- отсюда третья часть столетья.
Талес — белая накидка.
 

Последние цветы

Соловьёва

по картине Марка Шагала «Женщина с букетом цветов»

Как эти дороги цветы —
И отсвет нежный на лице —
Мне подарил их Ты —
Как грустно получить в конце

Цветы, и горечь, и любовь,
И радость в сердце для души,-
И к личику прихлынет кровь,
И тихо скажешь: «Хороши»…

У времени своя пора
И для любви, и для мечты,-
— По — моему, она прошла…
А сердце трогают цветы…

 

Розовые любовники Шагала

 
Соловьёва
 
Одна из самых моих любимых картин – композиция «Розовые любовники»: я вижу в ней мерцание зари в зелёной тьме, сияние роз в окружении еловых веток, кротость заката над чернеющим лесом, — так полно, глубоко полифонично звучат в ней розовый и зелёный, как рубины, оправленные в червлёное серебро.
Может, кому-то черты влюблённых покажутся некрасивыми, даже страшными, — но тот, кто привык отдавать приоритет не внешнему. а внутреннему, увидит в «Розовых любовниках» голубиную доброту и бесконечную нежность:

Руки , словно крылья райских птиц,
Легче бабочки на грудь вспорхнули
Неземное счастье пережить —
Так невинны — ласточки в июле,

Как птенца, любовь они лелеют…
Безупречны линии любви,
Линии лица,и рук, и шеи,
И на грудь склонённой головы.

Льётся в душу розоватый свет,
Как заря над чужедальним лесом,-
Кто влюблён,в душе всегда поэт,
И жену свою зовёт принцессой…

Марк Шагал


Татьяна Цыркунова
Рождённый в светлом Витебске художник,
Весь мир талантом дивным покорил,
Мир настроений, композиций сложных
И проявлений странных чувств явил.

Так интеллект, душевность, человечность
В картинах отражение нашли.
Осколки вещих снов шагнули в вечность,
Парижской школой в живопись вошли.

Шагалом ведь не списаны с натуры
Ни краска, ни модель, и ни сюжет.
Явление особенной культуры,
Понять его способен лишь поэт.

Как колористика многообразна,
Полихромия – основной мотив,
Малонасыщенность своеобразна,
Воспринимается, как примитив.

Идеи, сны воплощены в реальность,
Обрывки чувств и символов «звучат»,
Почти отсутствует функциональность,
Кипят в нём чувства, плачут и ворчат…

И техника письма неотделима
От цвета, мига, мысли глубины.
Кривляньем, шаржем колдовского мима —
Навяжет восприятия ины.

Экспрессия, абстракция, неточность.
Пропорций и канонов в этом нет.
Обозначеньем вещих снов «заточен»,
Мечтой рождён любой его предмет…

Для восприятия Шагал мне труден,
Звала б художником-баловником.
Он «выбит» навсегда из серых будней
Для высших сфер, которым был знаком.

Художник создавал работы странно,
И творчество он «химией» назвал.
Ахроматическою, личной гаммой
Осмысливал свой труд и толковал.

Эмоции на полотно попали,
Словесно трудно дать название.
Классические принципы пропали, —
Художник воплотил призвание…

Сказ о М. Шагале

Юрий Резников 2

Марк Шагал шагал-шагал,
До Парижа дошагал.
Там французов повстречал,
И один из них сказал:
«Ты откуда, жид, шагал?
Здесь тебя никто не ждал.
Ты напрасно шел-шагал.
Это все, что скажет галл».
И ответил им Шагал:
«Я, конечно, жид, не галл.
Тут я спорить бы не стал.
Я таким на свет предстал.
Но талант у Бога взял.
Он его мне с детства дал.
И картин свой арсенал
Я принес, что написал».
Сник тут галл, глаза распял.
Смотрит: диво – не Шагал.
«Ты же, гений, Марк Шагал,
Жаль, прости, тебя не знал».
И с тех пор весь мир узнал,
Кто такой он, Марк Шагал.
Нет, не зря в Париж шагал,
И не зря то галл признал.

5 просмотров
Обсуждение закрыто.