Сб. Апр 13th, 2024

Всадник

Владимир Сорочкин

Холодно в комнате. Лампа коптит.
Слышится топот тяжёлых копыт.
В голом просторе, по гулкой земле
Скачет невидимый всадник во мгле.

Только по звуку, идущему вспять,
Можно дорогу его отыскать.
Выйду, пытаясь вглядеться во тьму,
С трепетом в сердце навстречу ему.

Чёрное поле. Сухая стерня.
Мёртвое небо. Глухая стена.
Но на мгновенье — горячей волной
Бешеный всадник пройдёт предо мной.

Вот он — с тоскою летя напролом,
Грузным обломком торчит над седлом,
Как задыхаясь, ударами шпор
Гонит коня в неоглядный простор.

Лязгом становится, хрипом, струной,
Бьющей наотмашь в погоне ночной, —
Рыщет во мраке за дальним ручьём
И пустоту рассекает мечом.

Про копытного друга

Галина Агапова 2

Вот твой конь!
Твой друг копытный,
Кровь от крови скакуна.
Он, как предок первобытный,
Ненавидит стремена.

Конь хитёр, бежит тревожно.
Головой то вверх, то вниз.
Ну, не знаю, сколько можно
Наблюдать его каприз?

Километры, километры…
Конь немножко сбавил бег
И на круп взлетают гетры.
Не понадобился стек.

Вот он, конь. Твой друг крылатый.
От темна и до темна,
Необъезженный когда-то,
Гордо носит стремена.

Кобылица

Галина Карташова

Я бунтую.
Протестую.
Шторм, цунами, ураган.
Не желаю ни в какую
Шеей чувствовать аркан.

Отпустите.
Дайте волю
Взбить фонтанчиками пыль.
По цветочному приволью
Мчаться сквозь седой ковыль.

Разметать по ветру гриву,
Ощутить свободы дух,
Вскинуть голову игриво,
Свечкой встать на задних двух.

Смять тимьяна мягкий войлок,
Возмутить спокойный плёс.
А потом вернуться в стойло,
И жевать…, жевать овёс.

Лошади

Гея Коган

Под небом ничего не создано напрасно:
ни малого жучка, ни рыси золотой;
все твари хороши, но лошади — прекрасны
хранимою в веках, античной красотой.

Как скульптора триумф — покатость и холмистость
их тел, и струны ног, и ветер вольных грив,
и сыплется с дерев осеннее монисто,
когда они летят, простор заполонив.

Конь мчится и храпит, вытягивая шею,
изранив шёлк травы ударами подков;
порвавший повода и сбросивший жокея,
мустанга дикий нрав пленён во тьме зрачков.

Хоть вскачь во весь опор, хоть шагом на парады,
в полынь и глинозём, в брусчатку площадей;
свобода — вот их корм, а жаркий бег- награда,
и выше не найти, и слаще, и полней.

Когда ж приходит смерть, их бег всё так же длится
туда, за горизонт родной, степной страны.
Затем и к небесам мы поднимаем лица,
где звёздные в ночном пасутся табуны.

Только…

Леди Дождик

Годы резво летят — то на взлёт, то в обрыв —
Словно кони, не зная дорог.
Им бы шагом пройтись, хоть немного остыв,
Только я — никудышный ездок.

Вот бы камнем повиснуть на шее коня,
Чтоб замедлить безудержный бег.
Я б иначе жила, каждый день свой ценя —
Только время не выбило чек.

Не сойти, не свернуть…лишь зажмурить глаза —
Не видать горизонта во мгле.
Я молитву шепчу и прошу образа:
Только вера и держит в седле…

Всадница

Людмила Гульева

Замерла толпа на площади,
Скачет всадница на лошади?
Величаво, грациозно,
И стучат подковы грозно.
Взгляды все остановились,
И на площадь устремились,
Здесь не видно церемонии,
Здесь царит одна гармония.
Человек и конь, дивись,
В красоте они слились.
Всадница в экипировке,
Управляет со сноровкой,
И в седле сидит как ловко,
Иногда кивнёт головкой.
Конь, под стать, вперёд летит,
Из небес метеорит,
Гривой блещет и хвостом,
Сила в действе непростом.
Ритм единый, пронеслись,
Звуки, вскоре, улеглись.
Люди всё в оцепенении,
Может, будет продолжение?
И вернутся конь и всадница?
И когда они покажутся?
Но чудес не будет вечно,
Побредём, порой, беспечно.

Ожидаем чуда вечно,
Но оно так быстротечно.

Конь

Наталья Колмогорова

Красная уздечка,
Жёлтая супонь,
Мне у синей речки
Повстречался конь.

На попоне — злато,
На копытах — пыль…
Конь ты мой кудлатый —
Небыль или быль?

Шагом или рысью,
Разгоняя грусть,
Только ветер свистнет —
Поглядим на Русь!

Только б над стремниной
Был ещё мосток,
Чтобы в край былинный —
По канве дорог.

В те места, где жито
Полнит закрома,
И в платках расшитых —
Русская Зима.

В те края, где щёлок
Мыло заменял,
И в штанах холщёвых
Каждый щеголял:

Нищий и вельможа,
Мальчик и старик…
Там ещё быть может
Не иссяк родник?

…А ржаное «море» —
Плыть — не переплыть!
Догорают зори,
Отцветает сныть…

Тонкая подпруга
Память — ну и пусть,
Рассупоню друга,
Помолюсь за Русь…

Всадник

Ольга-Виктория Кириллова

Я с аллюра в галоп
Бездорожьем дорог,
Может по полю ржи,
Может по морю лжи.

Я сомненьем томлюсь —
Может это не Русь
И отечества дым
Был когда-то другим?

Вместе с дробью копыт
Просвистит моя плеть,
Значит что-то горит —
Без огня дыма нет.

Тех, кому этот дым
Был, как мать, дорогим,
Затянуло в острог
Бездорожьем дорог.

Вместе с дробью копыт
Просвистит моя плеть,
А народ вроде сыт
И культурный на треть.

Ядовитостью слов
От верхов до основ,
Как микстурой давлюсь —
Может всё-таки Русь?

Я с галопа на рысь,
Разлетается мысль,
Как о стену бокал —
Я нашёл, что искал!

Из запоя в запой,
Брызжа пеной-слюной
И «авось», «ну и пусть» —
Я узнал тебя Русь!

В тьме я вижу прогал,
Светом дышащий страх,
Мир пустующих плах —
Русь, тебя я узнал!

Вскочу на коня на пустынной дороге…

Татьяна Фролова 4

Вскочу на коня на пустынной дороге,
Копыта утонут в пушистой пыли,
Мелькнут за холмами крутые отроги,
И старые липы в багряной дали.

Вскочу на коня — и как птицу из сказки,
Меня унесет от земной суеты,
И небо навстречу, как синяя ласка,
И песня Надежды, и ветер Мечты!

Я синими снами расшила попону,
Из лунных дорожек уздечку сплела,
Ты только приди, не обижу, не трону,
Я лучшую песню тебе сберегла.

Я верю, свои ты разрушить оковы,
И к синему небу поднимешь меня,
Ты снова на Счастье подкинул подкову
Из солнечной меди встающего дня.