Сб. Май 18th, 2024

К картине Левитана Владимирка

Агеева Ольга Юрьевна

Владимирка. Поклажа — кладезь были
Да прошлое. Искусанный хлебец.
Архангелы заоблачные вы ли?
Направьте! Я потерянный беглец,
Слепец, покуда в красоте простора
Искомое прозрение сулит
Былое исполненье приговора —
Жить словом, словно ветреный пиит.

Из книги «Поклон вам русские селенья»

И. Левитан Владимирка

Альберт Кудаев

Как стрела дороженька прямая,
Как судьба нелегкая длинна.
Звон кандальный смолкнет, затихая.
Тут прошла беда, да не одна.

Тут грехи людские и пороки
Щедро перемешаны с землей.
Горькие проклятья и упреки
Проросли сквозь пыль дурной травой.

Широки российские просторы,
Много дней до каторги шагать
Вспомнишь ты, как после приговора
Безутешно зарыдала мать.

Как, прощаясь, сунула стыдливо
В утешенье старенький псалтырь.
И повел конвой неторопливо
Ваш этап Владимиркой в Сибирь.

Владимирка. Исаак Левитан

Анатолий Чигалейчик

Владимир город необычный,
В нём знаменитый есть централ,
Построен был Екатериной,
И кто там только не бывал?

Судебный корпус трёхэтажный,
И двор тюремный эпатажный,
Отсюда путь в Сибирь прямой,
Свидетель горести людской.

Сей тракт «Владимиркой» прозвали,
Несчастным люди помогали,
Кто хлебом чёрным, кто деньгами,
А кто и тёплыми вещами.

Шёл тракт до Нижнего, там в баржах
Несчастных на Урал везли,
В остроги на ночь запирали,
И вновь пешком в Сибирь вели.

Раз Левитан с любимой Софьей,
В лес поохотиться пошёл,
В лесу с подругой заблудился,
И вдруг какой-то тракт нашёл.

Присел у голубца с иконой,*
Решил немного отдохнуть,
И вдруг воскликнул в изумленье,
«Вот он Владимирки злой путь».

По существу в картине этой,
Представлен зрителям пейзаж,
Реальный уголок природы,
И здесь отсутствует монтаж.

Зовёт картина к размышленью,
Свинцовый тусклый цвет небес,
Дорога выписана точно,
За горизонтом храм и лес.

И образ странницы с котомкой
Бредёт неведая куда,
Так на Руси бродили люди,
Гнала их в путь всегда беда.

*Голубцы с иконами ставили неизвестные мастера у дороги, чтобы прохожие могли помолиться.

Экскурсия у картины И. И. Левитана Владимирка

Анна Гайдамак-2

Здесь призадумайся немного,
На сердце ляжет вдруг печаль,
Смотри, как серая дорога
Уходит в сумрачную даль.
Её обочины размыты
И различимы лишь едва,
А в колеях её изрытых
Не может вырасти трава.
Здесь каждый кустик придорожный
Пропитан скорбью и тоской,
Лишь только ветер осторожный,
Как вздох, сольётся с тишиной.
И три сосны, как богомолки,
Стоят в поклоне. Неба ширь
Благославляет вёрсты долги…
Куда ж ведут они?…
В Сибирь….

Владимирка. И. Левитан

Владимир Котовский

Ох, ты, Господи — дорога!
На Владимир, али нет?
Даль, и смутная тревога —
Дай, дорога свой ответ!

Поросла травой и мхами,
Мелкий камень, как слеза.
Ветер быстрыми руками
Трёт прохожему глаза.

Этот тракт давно не хожен,
По железной их везут,
Тех, с характером несхожим,
Чей в Сибирь пролёг маршрут.

Было время. Здесь, бывало,
Кандалы звенели встарь…
Шибко в зиму задувало…
Посылал за правду царь…

Ну, теперь на богомолье
Редко выйдут старики…
Травам вольное раздолье…
Небо метят кулики…

Тишина тому наскучит,
Кто в колодках не ходил…
Небосвод. Сливные тучи –
Хоть бы дождик угодил!

Напитал бы влагой землю,
Сбил дороге нрав и пыль.
Небесам, что Богу, внемлю…
Как волнуется ковыль…

Левитан. Владимирка

Дмитрий Ахременко

Владимирка — России скорбный путь,
На каторгу, прочь от родного дома,
Прошедших лет не в силах мы вернуть,
Как это всё для наших душ знакомо.

Теперь здесь только мир и тишина,
Но будто в сердце оживают тени,
И кровь, и слёзы, было всё сполна,
Но только время это всё оценит.

Вот здесь этапом раньше люди шли,
Звон кандалов и окрики охраны,
Всю эту боль вместила часть земли,
Об этом тихо плачет неустанно.

Как много тех, которых не вернуть,
Они ушли и смерть нашли когда-то,
Владимирка — всей жизни вечный путь,
Что им дано пройти, и нет возврата.

Дорога эта помнит много слёз,
И те молитвы, что шептали души,
Всё остальное будто не всерьёз,
Никто всей этой тайны не разрушит.

Лишь только тучи в небесах черны,
Как будто траур по ушедшим рано,
И только оживают грусти сны,
Среди души забытой и желанной.

Владимирка, как памятник живой
Всем тем, кто уходил из жизни рано,
Теперь вокруг царит святой покой
Средь нашей жизни вечного тумана.

И. И. Левитан Владимирка 1892 год

Елена Ярина

Небо хмурое огромно
И дорога без конца.
Сколько мест таких укромных
Есть в России и в сердцах.

Бесконечная равнина
И дорога лентой вдаль.
Сколько шло по ней безвинных,
Осужденных. Эх, печаль.

Власти все веками гнали
Бедных каторжных людей
И округу оглашали
Стоны боли, звон цепей.

Настроение созвучно
С грустью той и той тоской
И душа мрачнее тучи.
Обрести бы, где покой?

Эх, Россия — мать, судьбина!
Скорбны, Господи, пути.
Очень грустная картина.
Боже праведный, прости!

По дороге вдоль обочин
За фигурою вослед.
Что судьба нам напророчит?
Дай, Бог, жизни, долгих лет!

И. И. Левитан Владимирка 2

Елена Ярина

Звон кандальный. Заунывный.
Эх, Владимирский централ.
По этапу плач надрывный
Душу, сердце изорвал.

От Владимира по тракту
Да прямехонько в Сибирь.
Только вижу: слух напряг ты.
Домом станет глушь и ширь.

Рудники, могилы, склепы
И до смертного креста.
До чего ты жизнь нелепа!
С верой в Бога, во Христа…

И. И. Левитан. Владимирка. 1892

Иван Есаулков

Мотив простой и заурядный:
Ведёт куда-то вдаль дорога.
Она не кажется парадной,
А поскорее чуть убогой.

Дорога — некое знаменье:
Не избежать путей тернистых.
Вот и на ней видны каменья.
Деревья чахлы, небо мглисто.

Знакома каждому картина:
Всё охватив широким фронтом,
Уходит вглубь от нас равнина,
Где церковка у горизонта,

Где даль синеет и где поле
Ржаное, тучи нависают,
Где всё знакомое до боли,
Где тропка путь пересекает.

Другие вдоль дороги вьются,
Замысловаты их извивы:
Прильнут к дороге, разойдутся
И вдаль бегут неторопливо.

Леса, поля — всё мимо, мимо,
Стремится мимо неуклонно.
И кажется довольно зримо,
Что вдаль идут людей колонны.

Кто сгинет, не дождавшись срока,
А кто царя заслужит милость.
Сейчас здесь пусто, одиноко.
Лишь странница остановилась

У голубца, чтоб помолиться
Христу о всех родных и близких,
А помолившись, удалиться.
Над горизонтом — тучи низко

Сгустились. Грустью и тревогой
Повеет, зритель, от картины.
А ты постой перед дорогой,
Той, что уходит вглубь равнины…

И. И. Левитан. Владимирка. 1892

Иван Есаулков

По серой дороге бредут облака,
В туманные дали зовут за собою.
И, ставшая многим этапам судьбою,
Дорога, как прежде, пыльна и звонка.

Владимирка! Сколько разбитых сердец
И сколько вселяющих ужас историй!
Впитала в себя ты кручину и горе.
Стоит с тобой рядышком крест-голубец.

И странница остановилась пред ним,
Молитву творя, свою шею склонила,
Из склянки водой всё вокруг окропила,
Увидев кручину сквозь времени дым.

Дорога запомнила страшную быль…
По краю растут васильки и ромашки,
В траве островки иван-чая и кашки.
И слоем тяжёлым на ней лежит пыль.

Над старой дорогой проходят века,
Года друг за другом проходят незримо.
Опять над Владимиркой, как пилигримы,
В туманные дали ползут облака.

Раздумья над картиной И. И. Левитана Владимирка

Кира Костецкая

Пред кем в полях склонилась рожь,
Зерно просыпав в путь не ратный?..
Куда, Владимирка, влечёшь
Ты бесконечный люд этапный?..

Исчез ли на дороге страх
Сопровождавшего народа?..
Ведь арестантов в поездах
Везут в Сибирь уже два года…

А звон цепей стоит в ушах,
Пускай колодников не стало —
Их повидал немало шлях,
Их под крестами здесь немало…

О них ли ты, простор полей,
Встревожен колокольным звоном?..
Там, в церковке, прольют елей
На раны их в покое сонном…

И богомолка у креста
Вновь колею свою продолжит…
И утолится маета…
И вытерпеть всё вечность сможет…

Примечания:
 
1.Этап «Владимирка» прекратил своё существование в 1890 году. Теперь арестантов отправляли в Сибирь на поездах…
2. «Владимирка… избитая и истоптанная грубыми башмаками, колодками и скрипучими телегами арестантов, воспринимается как некий шрам, нанесенный историей многострадального народа на прекрасное лицо его земли.» (Из книги В. Петрова «Исаак Левитан», изд-во «Белый город», 2000 г.)
3.Искусствовед Алексей Фёдоров-Давыдов так писал в своей статье о творчестве Исаака Левитана: «…«Владимирка» — замечательный, быть может, единственный в русской живописи, столь яркий пример выражения социальных идей чисто пейзажными средствами. Такой пейзаж мог появиться только в атмосфере постоянных дум о судьбах России, которыми было проникнуто искусство передвижников».
4. Корней Чуковский о выставке Левитана: «Полюбуйтесь его «Владимиркой». Какая жадная даль, какое бешенство ее размаха! Вдохновенная, опьяняющая, манящая ширь… Манящая, но куда. Понятно, куда может заманить Владимирка, — и нельзя ли этой Владимиркой символизировать все творчество славного художника, с его спокойным и примиренным сознанием безысходности всех фаустовских порывов человеческого духа?»
 

И. И. Левитан Владимирка, 1892 г

Людмила Ведерникова 2

Широкое поле, раздольное поле,
Дорога идёт широка и длинна.
И серое небо, как горькая доля,
Взметнулось от боли дорога-судьба.

Владимирка. Гонят на каторгу бедных,
Прикованы люди металлом к шесту.
Сколь сгинет их в этом походе бесследно?
Сколь бросятся в Волгу на дальнем мосту?

Идут босоноги, в лаптях и опорках,
Колодники, революционеры идут.
И слышен их топот и стон на пригорках,
Унылые песни протяжно поют:

«Спускается солнце над степью,
Вдали золотиться ковыль
Колодников звонкие цепи
Взметают дорожную пыль.»

Привалы недолги, картина ужасна,
Их ноги разбиты о камни дорог.
А камни те сглажены участью страшной,
Подошвами тех, кого гонят в острог.

И грусть, и тоска, ожидание с болью…
Художник в пейзаже нам душу раскрыл.
Был вечер. И сумерки. На сердце солью
Посыпал безлюднейший тракт и застыл.

Владимирка. По картине И. Левитана

Людмила Ревенко

Где-то там, в синеющей дали
Кандалов бряцание затихло,
У тропы примятой и в пыли
Над цветком пчела от взятка сникла.

И никто тебя не собирал,
Не готовил в дальнюю дорогу,
Дождь да ветер, снег сопровождал,
Да жандарма окрик: «Шибче ногу»!

И глядел вдогонку голубец…
Видел ли? Слеза с очей катилась…
Ты прошёл как будущий беглец,
Матушка за грех чтоб помолилась.

Где-то он ещё вдали — привал,
И опять — дорога и дорога,
Где угрюмо каждый замолкал,
Наполняясь смутною тревогой.

Владимирка

Павел Савилов 2

Поле в развалку. В ухабах дорога.
В складках обочин редеют цветы
Сколько прошло здесь ? Наверное много,
Тех, кто ногами лишь мерил версты.

Туч хоровод небо делает мглистым.
Лес вдалеке — словно путников ждёт.
Здесь в своё время прошли декабристы,
Те, кто сумел избежать эшафот.

Комья земли в пятнах ржаво-зелёных.
Рядом с дорогой тропинок следы.
Под скрип телег, декабристские жёны
Вслед за мужьями пожитки несли.

Время, как в книге листают страницы,
Мысли мои строит памятью в ряд.
Чудится мне, что сейчас разночинцев
Здесь поведут под охраной солдат.

Тучи, сходясь, предвещают ненастье
Крест вдалеке — точка в чьей-то судьбе
Сколько борцов за народное счастье
Горе-дорога прошло по тебе ?

Только, увы, бессловесно картина
Нам предъявляет истории факт:
Видеть как в поле полоскою длинной
В даль убегает владимирский тракт.

Исаак Левитан Владимирка

Элла Гоник

Дальняя суровая дорога,
Ты в судьбе разлучницей была,
И жестокой, и такою строгой.
Как немели руки в кандалах!

Нет в России горше, чем вот этот —
Путь, ведущий в ссылку — умирать,
Он тянулся безвозвратно в Лету.
Каждая, слезой омыта пядь.

Скорбная, печальная дорога,
Словно без начала, без конца.
Шли по ней, страдая, люди с Богом,
Согревая Им свои сердца…

Владимирка

Юрий Акимович Тарасенко

По картине Левитана “Владимирка”

Давит свинцовая ширь небосвода,
Будто хранит в уголках затаённых
Память о том, как в прошедшие годы
Гнали по тракту в Сибирь осуждённых.

Лыком лаптей и ногами босыми
Плотно утоптана эта дорога.
Контуры церкви едва различимы
Издали, как упованье на Бога.

Столб верстовой, как мерило страданья,
Путника меряет взглядом спесивым.
Звон кандалов, обречённых стенанья
Были когда-то приметой России.