Сб. Апр 13th, 2024

Верил в светлый день страны

Алевтина Зайцева

70-летию Великой Отечественной войны.

Фронт приближался. Шли бои.
Гул орудийный, не смолкая,
Стонал, взрывая твердь земли,
Пластами в воздух поднимая.

Кромсали небо на куски
Лучи прожекторов ночами,
Скользя по зеркалу реки,
Зарницами шли над лесами.

Тревогой заражали всех,
Кто видел зарево и вспышки,
Носил надежду на успех
И ждал победной передышки.

И верил в светлый день страны,
В выносливость в кровавой бойне.
Платили верные сыны
Ей жизнью, почестей достойной.

И раскатом УРА-а-а! покатилось

Алевтина Зайцева

Пули землю сухую рыли,
Штриховали окопы пылью.
Пулемёты надсадно строчили
И свинцом поливали обильно.

Раза три поднимались роты,
Под огнём залегали снова;
Сокращались ряды у пехоты,
Продолжительно бой шёл суровый.

А в окопах, надежду грея,
Знали, что полетят снаряды.
В помощь в срок загремит батарея,
И отступят фашистские гады.

Но, досада, пушки молчали,
Все, как есть, из расчётов убиты.
«Бог войны» ждал команды устало,
Оставляя солдат без защиты.

И тогда, прихватив гранаты,
Пластуны поползли к пулемётам
Под прицелом прямым супостатов,
Оказавшись, как на эшафоте.

Пулемётные ближе гнёзда,
Напряжение всё сильнее.
Даст Бог, солнце увидят и звёзды;
Не найти никого их смелее.

По окопам с надеждой ждали,
Вслед молили их:»Доползите!»
За страну свою, не за медали
Пулемётный огонь укротите…

Тишина в ответ воцарилась.
Встав, в атаку пошла пехота,
И раскатом «УРА-а-а!» покатилось-
Клич побед боевого похода.

Какая страшная война!


Алевтина Зайцева
Какая страшная война
Отчизну нашу охватила.
Огнём смертельным жгла она,
Селения до земли сносила.

Сирот рождала и калек,
В поту натруженные спины.
Не счесть в ней сколько человек
В кровавой кануло пучине.

Такое не забыть века,
Нести,хранить всем поколениям,
Народной памяти река
Не обмелеет,без сомнения.

Потомкам помнить бесконечно

 
Алевтина Зайцева
«Вставай, Страна, на смертный бой!»-
Июньским утром прозвучало.
Пусть крепнет силой ратный строй,
Победа пусть прервёт начало

войны, навязанной врагом.
Пусть не мечтает он глумиться
Над Русью вечной. Сапогом
Втоптать нас в землю не стремится.

В надежде Родины сыны,
Что путь кровавый ненадолго,
Вернутся мирной жизни сны.
Но отступать пришлось до Волги.

Четыре года-кровь и пот,
Разруха, голод, слёзы, горе.
В плену фашистском рабский гнёт,
Победе-жертв несчётных море.

И вот салюты по стране,
Услышав голос Левитана,
Что мир настал, конец войне
От Бреста и до Магадана.

И день весенний, светлый тот
Вошёл в историю навечно.
Как шёл к Победе наш народ,
ПОТОМКАМ ПОМНИТЬ БЕСКОНЕЧНО!

Воздушный бой

Александр Демидов 9

Воздушный бой: ревут моторы,
Кружится в небе карусель,
Внизу зелёные просторы,
Вверху свинцовая метель.

Меня скрывает наше небо,
Нырнул в густые облака —
Поем ещё ржаного хлеба,
Попью парного молока.

Попал в прицел хвалёный «Мессер»,
Под меткий пушечный огонь,
Хоть враг на нём кресты развесил,
Не спас его железный конь,

«Пора домой! — кричат приборы —
Бензин закончится вот – вот,
Не близкий путь к аэродрому,
На землю рухнет самолёт».

Со мной подобное бывало,
Но здесь болота и леса,
Бензина нет и шансов мало,
Но есть на свете чудеса.

Я дотянул, старик механик
Пробормотал себе под нос:
«Да как же ты летел, сударик?
Тебя, наверно, ангел нёс».

Год рождения — двадцать третий…

Александр Реунов

Год рождения — двадцать третий,
Призывают в солдатский строй,
И не думалось им о смерти,
И казалась война игрой.

Уходили под плач вокзалов,
Не под медь оркестровых труб,
И совсем немногие знали
Вкус горячих девичьих губ.

Сразу в вечность, по сути — дети,
Уходили за взводом взвод,
Год рождения двадцать третий
Выбивали, как птицу, влет.

Год рождения — двадцать третий,
В сорок первом совсем пацаны,
Им творить бы в двадцатом столетьи,
Но они не вернулись с войны.

Комбаты

Борис Мохонько

Офицеры, комбаты, мужайтесь,
Вам в атаку солдат поднимать.
Свою честь уберечь постарайтесь
Призывает вас Родина-мать.

Вам доверены судьбы людские
Батальон, как большая семья.
И солдаты совсем молодые
Для комбатов они — сыновья.

В блиндаже и окопах затишье
Подготовка к атаке идёт.
На коленях письмо солдат пишет
Фронтовой он привет маме шлёт.

«У меня хорошо всё, родная
Передышки врагу не даём
Мы сегодня опять наступаем
Я уверен, фашистов побьём!»

Ракета в небе засветилась
В атаку поднялись бойцы
«Общенье» с мамой прекратилось,
Дрались геройски молодцы.

Осколком ранило комбата,
Но он сражался до конца.
Его любили все солдаты,
Как сыновья любят отца

Он их учил искусству боя
Бойцам поблажек не давал.
«Сынки, в бою умрите стоя»
Перед атакой он сказал.

Склонили головы солдаты
Комбат погиб их как герой.
Стояли молча взводы, роты
Он был ещё ведь молодой.

Всем батальоном клятву дали
За смерть комбата отомстить.
Бойцы геройством доказали
Врага сумели победить.

Танкисты

Борис Мохонько

(70-летию Победы посвящаю)

Слова я эти посвящаю,
Танкистам — гордости страны.
Седую голову склоняю,
Гвардейским экипажам той войны.

В войну танкисты отличались,
Своею храбростью всегда.
В атаку лихо танки мчались,
И повергали в страх врага.

Врага Вы били беспощадно,
Пощады не прося в бою,
Вели себя всегда отважно,
Сражались так за честь свою.

Дрались и жизни не щадили,
За землю, матушку свою.
При этом подвиги вершили,
Оставаясь до конца в бою.

Борьбы отчаянной отвага,
Бронёй Вы приняли напор.
У стен Москвы и Сталинграда,
Не зря пролита Ваша кровь.

Москвы не сдали, Ленинграда,
И отстояли Сталинград.
Салюты Родины — награда,
За ратный Подвиг твой солдат.

Орёл и Курск Вы отстояли,
Сраженье, выиграв в бою.
Врага отсюда Вы погнали,
Не осрамив свою броню.

Прошли года, Вас не забыли,
Ваш подвиг вечно будет жить.
Вы честно Родине служили,
С годами это не забыть!

Война

Валентина Полянина

Ты принесла всем много горя…
Как это вынесла страна?
И не измерить слёз и боли
Народа моего, война.

Связист

Валентина Полянина

Нарушилась внезапно связь…
То снег, то дождик поливает…
И в это месиво…И в грязь…
Связист свою работу знает.

Катушку провода берёт…
Наладить связь быстрее надо.
И он под пулями ползет
Под свист и грохот канонады.

Сейчас он, вроде, санитар,
На поле боя ждут солдаты.
И от него исходит пар,
Найду, найду обрыв,ребята.

Соединил он провода,
Звучат,звучат уже приказы…
Настигла воина беда…
Шальная пуля… В сердце… Сразу…

Без вести пропавшие

Василий Росов

Нас уж нет, мы ушли второпях
В сорок первом и пятом году,
Закалившись в окопах и рвах,
Просолившись в солдатском поту.

Мы легли, где пришлось, чаще в грязь,
Без молитв, отпущенья грехов.
Не алели ни кумач и ни бязь,
Не успели поставить крестов.

Вдовы юные, зашедшись в слезах,
Закусив у подушек углы,
Постарели без ласки в домах,
Всё приняв до последней черты.

Мы — нигде: не в списках, не в славе,
Обгоревшие крошки войны,
Растворённые в огненной лаве,
Без гранитной посмертной стены.

Их жизни звёздами…

Вера Донская
Давно остыли пушки фронтовые,
зачехлены или ушли на лом.
А мальчуганы и мужи седые
не падают под яростным огнём.

Рождаются под синим небом дети!
Но, чтобы этим детям мирно жить,
тогда, в том сорок пятом на планете
в боях так нужно было победить!

И как один, поднявшись друг за другом,
сдержав жестокой «мясорубки» ход,
фашистам дали сдачи по заслугам,
идя нелёгкой поступью вперёд!

Их жизни звёздами нам светят в души!
И кто бы, чтобы не твердил сейчас.
Священный подвиг время не заглушит,
ведь с высоты, вы смотрите на нас!

Мальчишкам той войны

Вера Донская

Моему отцу посвящается…

Когда война бедой в наш дом ворвалась
и все, что было до неё — сломалось!
Горчило на губах, но не от водки,
Война звала солдат, надев обмотки!

Ты был мальчишкою, в том — сорок третьем!
Но восемнадцатый свой год на фронте встретил!
Там было все, и злость, и страх, и канонада
Гремела так, хватило всем с лихвою ада!

Ты победил! А Смерть — свинец в награду,
Бинтов кровавых не страшась, стояла рядом!
Ты одолел! Ты превозмог! Так было надо!
Закрыв всего-то лишь собой, путь к Сталинграду!

Осколки

Вера Донская

Солдатам Великой Отечественной войны посвящается, среди них был и мой отец…..

Не зарастут забвеньем раны,
Не покорившейся страны.
Где носят шрамы ветераны,
С осколками былой войны.

Раскаты той войны умолкли.
Фашизма флаги пали ниц
Но он оставил вам осколки,
Как месть, поверженных убийц!

И каждый помнил свою дату.
Когда пронзительно постиг,
Что смерть стоит у медсанбата,
Показывая страшный лик.

Тогда разбилась жизнь стекляшкой!
Но всем законам вопреки,
Вы встали словно неваляшки,
Упрямо сжавши кулаки!

Потом опять были окопы.
И смрад, и страх, и мат, и пот!
Вы воевали, спали скопом
И за победой шли вперед!

Промчались чередою годы.
Но память не отпустит. Нет!
Бои, атаки и походы
И медицинский лазарет!

Вот и болят былые раны,
Тревожа снами в час ночной.
И носят шрамы ветераны,
С осколками войны былой.

Строка

Вера Донская

Ветрами времени уносятся века
и век двадцатый летопись оставил.
Там есть от войн кровавая строка,
когда фашизм на континенте правил!

Сейчас, наверное, легко судить
людские судьбы и событий даты.
Но для того, чтоб мирной жизни быть
Отчизна позвала сынов в солдаты!

И сквозь изматывающий шквал атак,
через блокадный голод и потери
израненный в огне сражений стяг,
расправил свой кумач, в победу веря!

Она пришла! И с криками «ура»
салют победы осветил планету.
Так хочется, чтоб больше никогда
строка не повторилась снова эта…

О войне

Владимир Вальков

Над головой склонились ветки,
Лаская листьями живых,
Лицо войны одной расцветки
Лишь с небом в тучах грозовых.

На Русь приходят чаще летом,
Покинув логово враги,
Когда сирень волнует цветом
И шепчет, — дом свой сбереги.

И так же было в сорок первом,
К Москве рванулся дикий зверь,
Отцы, спасли её сжав нервы,
Ценой немыслимых потерь.

Из деревень вели их тропы
На гул встревоженных дорог,
Тогда страна ушла в окопы
И каждый сделал всё, что смог.

В атаку шли под вой снарядов
И посвист в цель летящих пуль,
А на лугу ромашки рядом
И просит тишины июль.

Над головой склонились ветки,
Лаская листьями живых,
Лицо войны одной расцветки
Лишь с небом в тучах грозовых.

1941 — 1945 годы

Владимир Жуков 7

То были годы — роковые,
Фашизм в Европе процветал,
И танки грозные, стальные
На нашу Родину — послал…

Война катком прошлась по судьбам,
И горя много принесла;
И долго будут помнить люди:
Россия — Мир тогда спасла…

В боях жестоких отстояла,
Своё достоинство и честь;
Свои Идеи защищала,
А всех Героев — и не счесть…

Кто преградил врагу дорогу,
Своей кто жизни не щадил;
Кто приложил усилий много,
Чтобы Народ наш — победил…

Кто рыл окопы, шёл в атаку
Под страшным вражеским огнём;
И кто вступал с фашизмом в драку,
И был уверен, их — побьём…

Кто погибал под артобстрелом,
Но не покинул свой рубеж;
Кто был солдатом ловким, смелым,
Кто прикрывал и телом — брешь…

Таких же были — миллионы,
И невозможно их сломить;
И шли на помощь эшелоны,
Чтобы врагов всех — разгромить.

И подвиг их для нас священный,
Не зря пролита была кровь;
Ведь был повергнут враг надменный…
И не рискнёт напасть он — вновь.

Так вспомним их… всех — поимённо,
Кого уж нет среди живых;
И с мыслью горькой, потаённой:
Погибло много — молодых…

Но, жизнь свою за нас отдали,
Чтоб мог Народ свободно жить;
Гражданским долгом посчитали,
Союз Советский — защитить.

И знамя алое Победы,
В Музее Славы боевой;
И кровь на нём отцов и дедов,
И этот Стяг, для нас — святой.

Со дня Победы гордо реет,
Пожарищ гарь в себе хранит;
Сердца солдат живущих греет
И на Посту, с тех пор — стоит!

И слава вечная — Героям,
Кто мир народам отстоял;
Кто не покинул поле боя…
За Право — жить, кто умирал!

Рукопашный бой

 
Вячеслав Коробейников-Донской
Ну, что ты знаешь о войне?
Когда вослед артподготовке
Звучит раскатом в тишине
Приказ: «Примкнуть штыки к винтовкам!»

И сразу – меж лопаток лёд,
И – тесный ворот нараспашку.
Кто не был там, тот не поймёт,
Что означает «рукопашный».

Всего мгновенье для того,
Чтоб привести в порядок чувства,
И, скрыв стук сердца своего,
Лавиной броситься на бруствер.

Под чей-то рёв, под чей-то вой –
Вперёд, осатанев от злости.
И будет жизнь с минуты той
Разделена на «до» и «после».

Лицом к лицу, глаза в глаза,
В какой-то страшной дикой страсти,
Чтобы убить, чтоб наказать
За попранное наше счастье.

Ударом в грудь, ударом в бок,
Вложив в удар и боль, и силы,
Чтоб никогда чужой сапог
Не смел топтать поля России.

Ну, что ты знаешь о войне?
Когда остынув после боя,
Хоронишь, плача в тишине,
Товарища, что был с тобою.

Четыре года шла война


Дмитрий Александрович Лаврентьев
Четыре года шла война…
Четыре страшных долгих года,
Испепеленная земля,
Наелась жизнями до рвоты.

Разрыла венами траншеи,
Наполнив кровью до краев.
Жгутом стянула портупеи,
У затонувших берегов.

Глотала воздух на привале,
Плевала мины в небеса,
Дышала порохом снарядов,
Убитых слыша голоса.

Телами строила плотины,
Переправляясь по реке.
Останки болью хоронила,
Сожженных заживо в огне.

Срывала танками одежду,
С цветущих маками полей.
Тараном шла на самолеты,
Пуская в небо журавлей.

Вставала в полный рост в атаку,
Штыком колола животы.
Солдатам руки пришивала,
Сменив кровавые бинты.

Ночами плакала дождями,
Чтобы никто не видел слез.
А по утру молилась Богу,
Среди расстрелянных берез.

Дымком махорки затянулась,
Сбивая грязь под сапогом.
Следы на теле оставляя,
К победе двигалась пешком.

Четыре года шла война…
Четыре страшных долгих года…

Безымянные герои


Игала
Сколько их не вернулось с кровавых сражений
И сейчас продолжают свою жизнь отдавать,
Чтобы смерть не коснулась молодых поколений,
Чтобы им не пришлось на войне погибать.
Сколько их полегло, безымянных героев,
Они отдали жизнь за свободу страны,
Только матери их, со своим вечным горем,
Продолжают годами сыновей ждать с войны.

Ночные ласточки. Памяти героев


Ирина Миролюбова

Война- всегда кровавая рулетка
Когда страну бомбили мессершмиты,
ночные ведьмы в них стеляли метко
Их имена доныне не забыты!

Полк летчиц смелых и бесстрашных
и преданных России всей душой,
прекрасных,умных, сильных и отважных
с фашистами вступал в неравный бой

Врагов разили огненные стрелы,
И вновь рвались валькирии в полет,
посеяв панику, держа штурвал умело
летел бесшумно легкий самолет

Ночные ласточки,врагов вы победили
Бесстрашно бились,жизней не щадя!
Так вышло,вы тогда недолюбили,
но не сдавались,в небо уходя!

Фотография с фронта

Ирина Миролюбова
Война-война, насильник и убийца!
На фотографиях солдат усталых лица
Но в нашей памяти они живут как прежде,
верны законам чести и надежде!

Надежде на обещанную встречу
На нежный тихий шепот в звездный вечер,
на силу жизни,добрый взгляд детей,
на мир любви и счастья для людей

Мне сегодня приснилась война

Ирина Стефашина
Мне сегодня приснилась война,
Вой сирены и пламя пожарищ,
Где кровавая смотрит Луна,
Как под танками гибнет товарищ.

Лай собак, конвоиры с плетьми,
Ров с телами у Бабьего Яра,
Скотовозы-вагоны с детьми,
Поседевшими вмиг от кошмара.

У забора лопух и полынь,
Воздух горький, пропитанный стоном,
Где стояла, когда-то Хатынь,
На земле до костей опаленной.

Ленинград. Сорок первый. Зима
И Дневник умирающей Тани,
Опустевшие окна в домах,
Корка хлеба для сына в кармане.

Подмосковье. Петрищево. Ад,
Где глумится над Зоей каратель,
А распухшие губы твердят:
Много нас. Всем веревок не хватит.

Сталинград. Пол-Европы в пыли
И Матросов у дзота с гранатой,
На Рейхстаге, как кровью «Дошли»
И в цветении Май сорок пятый.

За весенним окном тишина…
Мирно галки с воронами спорят…
Мне сегодня приснилась война
И душа задохнулась от горя…

Профессия есть — землю защищать

Ирина Стефашина
В атаку шли за Родину и мать
Вчерашние беспечные мальчишки
И знали о войне не понаслышке —
Профессия есть — землю защищать.

Под пулями и шквалом артобстрела
Победу рвали страшною ценой,
Чтоб никогда над нашею страной
Фашистская зараза не летела.

В прострелянной, изношенной шинели
Зимой в окопах спали на снегу,
Но Родину не отдали врагу
И грудью заслонить её сумели.

Презрев сомненья, ужасы и страх,
Они стояли насмерть за Отчизну
Не ради славы, а во имя жизни,
Всё вынеся на собственных плечах.

Им в мире будут песни посвящать,
Писать романы, повести и книжки
И в памяти останутся мальчишки.
Профессия есть — землю защищать!

Советский Воин-победитель

Ирина Стефашина
Стонала русская земля
Под минометным артобстрелом,
Горели рощи и поля,
И небо русское горело.

Горели села, снег горел,
Что кровью был насквозь пропитан,
Где в ночь парнишка поседел,
Над другом варварски убитым.

Топтал Россию враг-палач,
Людей расстреливал и вешал
И захлебнулся детский врач
В фашистских лапах озверевших.

Но встал советский наш народ
Могучей крепкою стеною,
Чтоб никогда нацистский сброд
К нам не посмел прийти с войною.

Он бился насмерть, до конца
С чумой эсэсовской проклятой
За каждый кустик у крыльца,
За нивы вольные и хаты.

За шепот ив и сок берез,
За брег у тихого затона,
За боль и горечь вдовьих слез,
За жизнь, войною опаленной.

За старый тополь у ворот,
За мать, ослепшую от горя,
За обездоленных сирот,
За песнь пичуги на просторе.

Раненья, голод, смерть и плен,
Блиндаж, окопы и траншеи,
Но поднял мир боец с колен,
Пройдя и вынеся лишенья.

И выжил он назло судьбе,
И вылит в камне и граните.
Я низко кланяюсь тебе,
Советский Воин-победитель.

Уж сколько лет, как кончилась война

Ирина Стефашина
Уж сколько лет, как кончилась война,
не слышен звук зенитной канонады,
под мирным небом спит моя страна,
не рвутся рядом бомбы и снаряды.

Им не было еще и двадцати…
Мальчишкам, что так рано поседели,
Но шли, чтоб Русь от нечисти спасти
И дети никогда не сиротели.

Они вгрызались в землю под Москвой
И спали на простреленной шинели.
Кровь с раны смыв водою снеговой,
Рвались в атаку в бурю и метели.

Они познали рано боль утрат
И тяжкий грунт на вырытых могилах,
И как сестричку звал в бреду солдат,
И слово «мать» навек в устах застыло.

Высокая заплачена цена,
Чтоб спали на земле спокойно люди.
Уж сколько лет, как кончилась война,
Но в битвах павших сердце не забудет.

Солдаты

Кириллов Николай

Я сужу о войне по рассказам,
видел фильмы, об этом читал…
Однозначно не высказать сразу,
кто там не был – войны не видал.

Я в одном абсолютно уверен:
у войны много пропусков в ад,
чтобы всё испытать полной мерой…
Так солдаты о том говорят.

Перед самой войной разве знали,
что тогда ожидало людей,
тех, кого убивали, пытали
за воротами концлагерей,

что неслыханны будут потери,
так силён и опасен был враг…
Продолжали Верховному верить!
Кто тогда вспоминал про ГУЛАГ?

Было страшно, когда отступали…
голодал, но стоял Ленинград!
И Москву, Сталинград отстояли,
чтоб война покатилась назад!

Сколько мужества, сил и сноровки
проявить должен был человек!
День и ночь на войне сортировка:
на израненных, мёртвых, калек…

Всё в итоге решали солдаты,
их не все, не всегда берегли…
На войне в дефиците лопаты,
уж, они покопали земли!

Был окоп им: и домом, и бытом,
далеко, не для всех, блиндажи.
Сколько их, где придётся, зарыто,
сколько их, неизвестных, лежит…

Не Верховный, конечно, не маршал
на себе так войну испытал,
как солдатские роты на марше,
кто удар на себя принимал,

кто в атаку вставал из окопа,
перед этим поправив ремень…
Так от Волги прошли пол-Европы
от своих городов, деревень!

Взять Берлин торопились, спешили…
И одно только знали: вперёд!
Двести тысяч героев убило
у Зееловских, только, высот…

« За отвагу», «За взятие Вены»…
Много разных наград на войне
и за каждую разные цены,
для солдата – дороже втройне

и для младших, ещё, офицеров,
тех, кто раньше других погибал,
своим мужеством, личным примером
за собою солдат поднимал!

Сколько их в этом мире осталось,
защищавших Советский Союз?
Им забота нужна, а не жалость.
Я за веру их, больше, боюсь…

Год 41-ый — год 45-ый…


Константин Вуколов
И в сорок первом,
И в сорок пятом
Война мальчишек
Брала в солдаты,

Ломала судьбы,
Они так хрупки,
Людей крошила,
Как в мясорубке.

Творила беды
Война-злодейка,
Там пуля-дура,
А жизнь-копейка.

Не каждый воин
Победу встретил.
Им так хотелось
Пожить на свете.

Остались лица
На жёлтых фото,
Читает память
Их письма с фронта.

Большому горю
Какая мера?
Год сорок пятый-
Год сорок первый…

Война

Людмила Галкина 2

Люди мирно спали в сорок первом
И досматривали сны в рассветный час,
Как внезапно и остервенело
Гитлер с армией напал на нас.

Все бойцы отважно бились на границе,
Много их там сразу полегло.
Видно так должно было случиться,
Для России время тяжкое пришло.

Немцы шли нахрапом, так пытались
Запугать и душу русскую сломить.
Ничего не вышло, зря старались,
Нас не так- то просто победить.

Воевать шли все от мала до велика
И в тылу трудились на износ.
В той войне хватило людям лиха,
Каждый кто мог, лепту свою внёс.

Залито, обагрено всё было кровью,
От бомбёжек разрушались города.
И с какой же к Родине любовью
Шли солдаты в каждый бой тогда!

Насмерть наши воины сражались,
Здесь стояли за любую пядь земли.
Города ,посёлки- не сдавались,
И Москву взять немцы не смогли.

Всё ж пришлось фашистам в плен сдаваться,
Не удался гитлеровский план.
Незачем в Россию к нам соваться,
Знать, урок хороший всем был дан.

Мы всегда должны об этом помнить,
Наш народ остался нерушим.
Если нас посмеет кто-то тронуть,
Мы достойный всем отпор дадим.

Будем вновь неистово сражаться,
Потому что нас Мать- Родина зовёт.
Никому согнуть Россию не удастся,
Впереди её победа ждёт!

Простой герой /детское

Людмила Скрипченко

У рейхстага солдат,
Молодой паренёк.
На груди автомат,
За спиной вещмешок.

Шёл солдат налегке:
Письма, кружка, паёк,
Сбоку, на ремешке,
Фронтовой котелок.

С воем, с визгом рвала
Воздух в клочья шрапнель
И навылет прожгла
На солдате шинель.

Трижды ранен в бою,
Ордена заслужил,
Помнил маму свою,
Он так мало с ней жил…

И в Москве не бывал,
Да и он ли один!
Всё с боями шагал
Прямиком на Берлин!

От российской земли
Километров — не счесть!
Неужели дошли?…
Неужели мы здесь?…

От войны так устал…
Жаркий выпал денёк!
Но героем он стал.
Он, простой паренёк!

Я о войне не мастер говорить…

Наталья Полищук 2
Я о войне не мастер говорить,
Мне дед о ней рассказывал когда-то,
Война за миг сумела превратить
Его — подростка, мальчика — в солдата.

И до последних дней все помнил он,
И по ночам в атаку поднимался.
Был трижды окружен их батальон.
И он, пацан, за всех за нас сражался.

Как велика цена у той войны.
Но разве думали тогда отцы и деды.
Что предадут свою страну сыны,
Что будут грязью поливать победу.

Я о войне не мастер говорить,
Мне дед о ней рассказывал когда-то,
Но в сердце каждый должен сохранить
Великий подвиг русского солдата.

Зачем, скажите, воевать?
детское

Наталья Родивилина

Был прадед мой, а папин дед
Солдатом на войне.
Уже прошло так много лет,
Но очень грустно мне,

Что он погиб тогда в бою,
Что нет его со мной.
Любил он Родину свою.
Я знаю: он — герой!

Одно вот только не понять:
Несёт беду война.
Зачем, скажите, воевать?
Зачем нужна она?

Пусть злые люди всей Земли
Важней найдут дела,
Чтобы спокойно жить могли
Без ярости и зла!

Связист фронтовой


Николай Карачёв 2
…И вдруг телефон замолчал.
В полку ждут доклада комбата.
Знать провод снаряд оборвал.
Работа связисту — солдату.

Вдоль провода быстро ползком,
Под пулями, взрывы снарядов.
Эх, если бы можно бегом!
Ведь где — то обрыв этот рядом.

И вот он обрыв, но Увы!
Рука,как рукав, вся обвисла.
Пока нет ломот болевых,
Пытаться зачистить нет смысла.

И в зубы зажав два конца,
Он связь обеспечил комбату…
Осколком добило бойца.
Война снова спишет утрату.

43-ий

Нина Лазуткина
Шёл по истерзанной планете
С кровавой раной 43-й.
Через войну шёл напролом,
Остановился под Орлом,
Когда почти иссякли силы.
Вдруг видит — матушка Россия.
— Держись, сынок, — она сказала
И раны все перевязала, —
На этом огненном пути
Ты должен выстоять, дойти.
С такою верой говорила,
Как будто силой одарила.
И зашагал вновь по планете
С надеждой в сердце 43-й.

Сын полка

Нина Лазуткина
Земля стонала в адском пламени,
Горело дальнее село.
И ночью, взрывами израненной,
Округу пеплом замело.
Останки хат свалила кучами
Войны кровавой круговерть.
И, небо закрывая тучами,
К мальчишке в дом ворвалась смерть.
Без брата и сестры оставила,
Убила и отца, и мать.
И по военным страшным правилам
Заставила его страдать.
И он стоял такой потерянный,
И слёзы капали со щёк.
Но кто-то за спиной уверенно
Сказал ему: «Держись, сынок!»
И на плечо мальчишки бережно
Легла солдатская рука.
«Не всё ещё, дружок, потеряно,
Пойдём в семью к нам, сын полка.
Тебя поставим на довольствие,
Мужчине слёзы не к лицу».
«Громить врага — я с удовольствием! —
Ответил твёрдо он бойцу, —
За окровавленную Родину
И за друзей, и за родных.
За то, что столько жизней отдано
Войне — разлучнице. За них!»
И гнал врага мальчишка яростно
С родимой дедовской земли.
И становилось сердцу радостно,
Что дать отпор врагу смогли.
А сколько их, из детства вышедших,
Стояло в боевом строю
Отважных вот таких мальчишечек,
Спасавших Родину свою.

Посвящение почтальонам Отечественной войны

Татьяна Благоразумова
Почтальоны военные!
Вы — носители судеб,
что лежат, сокровенные,
в тайниках ваших сумок.

Не узнаешь заранее,
что там: чёт или нечет?
Страх, надежда, терзание —
с вами каждая встреча.

Вы, как ангелы, нОсите
людям весточки с фронта
и награды не прОсите, —
это просто работа.

Но и, хоть не хотите вы,
горе часто несёте.
И никак не привыкнете
к этой страшной работе.

Целовали вас изредко,
если добрые вести;
чаще вопли и выкрики
вас рубили на месте.

И никто не расспрашивал,
как дела у самих-то. —
Письмоносец вынашивал,
как и все, своё лихо.

Не в бою, не под пулями,
на работе несложной,
но довольно глотнули вы!
Но без вас — невозможно!

Вы сшивали связующей
нитью армию с тылом.
Не забудут вас в будущем
и как всё это было!

Рукопашный


Татьяна Грахова
Рукопашный — ад кромешный:
Боли крик и русский мат,
И берсерком озверевшим
Бесится в висках набат.

Слабовольных не услышать:
Паникёрам — сразу крах.
Ты держись, коль хочешь выжить,
Бейся с кровью на зубах!

Слабину лишь дал немного,
Без вопросов — не жилец.
Коротка броска дорога,
Неизвестен здесь конец.

Сила силу ломит люто.
Не дай бог, кому узнать,
Как растянута минута,
Если надо убивать.

Убивать, чтоб выжить! Слышишь?!!
Чтоб, глотая воздух ртом,
Вдруг почуять, что — затишье.
Слёзы, сопли — всё потом…

Закурить бы сигарету…
Необстрелянных мальцов
Бьёт истерика при этом:
Первый опыт у бойцов.

Раз увидел — не забудешь
Никогда, до кромки той.
Умирая, помнить будешь
Первый рукопашный бой…

Четыре года той войны

Татьяна Фролова 4

Четыре года той войны,
Непоправимые потери
Здесь не имеет жизнь цены
И смерть значенья не имеет.

Здесь переправа через Дон
И окруженья и прорывы,
Здесь все поставлено на кон
И снова чудо — если живы.

И снова хриплое «Ура»,
Судьба строчит из пулеметов,
Сама Война вперед вела
Сражаться у немецких дотов.

Бензин и копоть, черный снег,
Войну не укоротит чудо
И у солдат короткий век
Порою силы взять откуда?

Война с начала до конца
Все пишет порохом и кровью
Не разглядеть ее лица
Нет места жалости с любовью.

Так и не взятый Сталинград,
Кромешный ад на переправе,
Москва, блокадный Ленинград
Вы с нами все в бессмертной славе.

Воевали прадеды…

Татьяна Цыркунова
Воевали прадеды,
Жизни не жалели…
Передать мне надобно, —
Память уцелела.

Говорю я с внуками
О войне далёкой,
Да о том, как с муками
Жили в синеокой.

Как здесь жгли деревни,
Да с людьми совместно,
Проходили в страхе дни —
Это всем известно…

Память сердце гложет,
Был указ расклеен:
«Партизану кто поможет, —
Будет сам расстрелян!»

Мой отец в отряде —
Партизан, разведчик…
Заслужил награды —
За страну ответчик.

Воевали прадеды,
Правнукам — гордиться,
В поколеньи каждом —
Память возродится…

Война давно уж отгремела

Фоминых Андрей-Первоуральский
Война давно уж отгремела.
Не слышим мы сирены вой.
Ушли в былое артобстрелы.
Воронки заросли травой.

Не будет больше той блокады.
Когда по карточкам был хлеб.
И мор косил людей нещадно.
Ведь голод был, страшнее, нет.

Пылать не будут больше сёла.
Не будет казней в городах.
Не будет больше произвола,
Когда сжигали в лагерях.

Не будет массовых расстрелов.
За то, что твой отец-еврей.
За то, что кожей ты не белый.
За то, что ты не тех кровей.

Не будет опытов тех зверских.
Когда глумились над детьми.
Чтоб ради замыслов тех мерзких.
Идеи воплотить свои.

Смотрю на веточки сирени.
И на душе моей уют.
Как хорошо, что в день весенний.
Победный видим мы салют.

В землянке

Юрий Милов
В землянке снится дом родной,
Войну в сон не пускаю,
Мой друг пока ещё живой,
Его я с детства знаю.

Забавы наши на реке,
В ночном — костёр искристый,
Туман, спустившийся к земле,
И воздух очень чистый.

Из репродуктора — Война,
Деревня провожала,
Запомнил мамины глаза,
С них слёзы утирала.

Нам в бой хотелось побыстрей,
Чтоб показать отвагу,
Мы с детства знали, что сильней
И выполним присягу.

Разрыв снаряда разбудил,
Война пока что рядом,
Мой друг уже в ней победил,
Мне — постараться надо.

Солдатская ложка 
Юрий Милов

Ложка — это не винтовка,
Не граната, не патрон,
Но солдат владел ей ловко,
Был всегда вооружён.

Без неё совсем нет жизни,
Каши даже не поешь,
Ну, какие же здесь мысли.
В животе сплошная брешь.

И боец берёг родную,
Место лучше выбирал.
Роль довольно не простую
Голенищу доверял.

Я газета фронтовая 
Юрий Милов

Я газета фронтовая,
Что печаталась в тылу.
По размеру небольшая,
Но ценилась в ту войну.

С нетерпением все ждали
Информации моей,
И в окопах обсуждали
Средь товарищей, друзей.

А когда вдруг доводилось,
О себе здесь прочитать,
У солдата сердце билось,
И старались сохранять.

В письмах даже отправляли,
Вырезая из меня,
Чтобы дома все узнали,
И гордилась, чтоб родня.

Репортёров уважала,
Одержимые они,
В бой нередко провожала,
Снимки делали свои.

Помню я стихотворенья,
Светлое всегда несли,
Вдохновляли без сомненья,
В бой за Родину вели.

Иногда и самокрутка,
Было дело — не стыжусь,
Ну, конечно, это шутка,
В целом же собой горжусь!

Я котелок солдатский

Юрий Милов

Я котелок солдатский
И в бой не надо мне,
Но не совсем и штатский,
Участвовал в войне.

Задача же простая,
Чтоб были сыты все.
Какая никакая,
Ответственность в душе.

Тушёнку с кашей ели,
Солдатская еда,
Бывало и терпели,
На всех одна беда.

Спирт иногда вливали,
По кругу шёл тогда,
Медали обмывали,
Там помню все слова.

И находили пули,
Дырявили насквозь,
Не чувствовал я боли,
Была лишь только злость.

Причастен и к Победе,
Серьёзно говорю,
Был за еду в ответе,
В одном большом строю!