Сб. Апр 13th, 2024
Горы, природа

Эверест (Джомолунгма) — высочайшая гора мира (8848 м), расположенная в хребте Махалангур-Гимал в Гималаях, на границе Непала и Китая (Тибетский автономный район), однако сама вершина лежит на территории Китая.

Гималаи

Алевтина Зайцева

Безмолвье в гордой вышине,
Хребты могучих Гималаев,
Безлюдье в звонкой тишине,
Снега искрятся не истаяв.

Повсюду девственна краса,
Тисков не испытав прогресса.
Явлений редких чудеса
Не гасят к тайнам интереса.

Летит стремглав за веком век,
Но древних тайн не убывает.
Познать их жаждет человек,
И тяга к лику гор не тает.

Волнуют скалы, облака
И цвет пурпуровый заката…
Там чаша сини глубока,
Прозрачным воздухом объята.

Как храм святой стоит страна —
Природы рук сооруженье.
В ней горных пиков белизна —
К Владыке Мира приближенье.

Гималаи. Розовые горы. По картине Н. Рериха

Алевтина Маркова

Всякий, ищущий духовного восхождения,
должен смотреть в сторону Гималаев
Н. К. Рерих

Надели ярко-розовый берет
Безмолвные вершины Гималаев.
Смотрю на полотно и понимаю:
Предела красоте природной нет!

Штрихами фиолета облака
Пейзаж рассвета тонко подчеркнули.
В тумане синем мысли утонули,
И кажется, что вечность так близка…

В долинах горных спутаны пути —
Они, как сУдьбы, неисповедимы…
Два мира здесь, в горах, неотделимы,
И хочется кричать душе: — Лети!

Вот снова непоседы-пилигримы
Бредут в надежде Шамбалу найти…

Гималаи

Валентин Клементьев

В предгорьях скальных Гималаев,
Где цепью тянется гряда…
Расположилась горным краем —
Богов священная земля!

Пластом Тибетское нагорье —
Обитель вечности снегов
И исполинской цепью горы
Неописуемых хребтов.

В ущельях Инд и Брахмапутра
Берут начало с этих мест,
Вот, дымка мглы, напомнив утро
Приоткрывает Эверест.

Тремя уступами ступеней —
Окаменевшая волна,
И в дирижёрском исполнении
Воспроизводится игра.

Регистры баса и равнина,
Предгорья — певческий тенор,
На третьем акте андантино
Взрывает солом цепи гор.

Вступленьем — ровное звучанье,
Терай тропических лесов,
Округлость мягких очертаний
И заболоченных лугов.

Восточный склон и Гималаи,
Плетеньем вышивка лиан,
Узором пальмы и каштаны
В регистр крикливых обезьян.

Страна слонов и диких тигров,
Медведей, бабочек и змей,
Воды касается фламинго,
Рой пчел в сплетении ветвей.

Хребёт высокий перед взором
На перевале Сивалик,
Неумолимо тянут горы,
Чтоб ощутить блаженства — миг.

Грядой скалистой: замки, башни —
Земного счастья дикий рай,
Зовут в неведомые чащи
Ландшафты Малых Гималай.

Калейдоскопом листья клёнов,
Растут магнолии цветов,
Широколиственное лоно —
Природы сказочной любовь.

Бамбук — соломенной прохладой,
Таёжной хвоею леса,
Туманы шёпотом баллады
Лишь обнимают зелень мха.

Наряды пихт почётным строем,
Луга альпийские в проспект.
Застыло каменное море,
Встаёт над миром божий свет!

И вот за сотню километров
Едва заметная стена,
Белеет снег, несутся ветры
От исполинского хребта.

Вершины снежные скульптурой
Хрустальным блеском поясов
Возносят формами фигуры
За слой плывущих облаков.

На растянувшемся пространстве
Взмывают пики в небеса,
И в ледяном холодном царстве
Стоит святая тишина.

Лесов реприза живописна,
Познать ли взором глубину?
Здесь дирижёр искусством смысла
Создал долину Катманду.

На плато горного рельефа
Ущелий речек и озёр
Ансамблем каменного нефа
Отождествляется простор.

Туман ложится одеялом
На змейку горного ручья,
И дует ветер опахалом
Живою скрипкой бытия.

Бурлят крутые водопады
Кристально-чистою водой,
Стучат негромко камнепады
Своей опасною игрой.

Цвета меняются игриво…
И кисть художника слаба,
Чтоб передать все краски мира
Непросветленного раба.

Страна Богов, буддизма вера
И центр кладези Земли!
Куда не сунется химера,
И не спадёт тень едкой лжи.

Не дремлет Индра в пантеоне
У стен величественных скал,
И Шива с Рамой в унисоне
Несут магический кристалл.

Кайлас — обрядом поклоненья
Всей отрешённостью души,
Нирвана форм перерожденья
Уводит в новые миры.

В уединении с собою
От нужд, волнений и забот
Сансара дхармою закона
Даёт коснуться небосвод.

Духовной мудрости — опора
Понять немногим суждено;
Хоть под луной ничто не ново,
Для каждой твари — божество.

Индийский эпос восхищает,
Канвою строк — Махабхарат,
И дева юная вздыхает
У озерца наскальных врат.

На эре твёрдых деформаций —
Строенья недр земной коры,
Когда крошились сланцы, кальций…
Пришли в движение щиты.

Кипела магма жаром массы,
Ломался сложенный гранит,
И континент разбит на части
От напряженья стыков плит.

Столкнулись мощные платформы,
На карте новый материк!
Образовались складкой горы
И высочайший в мире пик!

Хребты растут, и год от года
Дух покоряет высота!
Как необузданна природа,
Где миром правит красота.

О, Джомолунгма, крыша мира!
Ты грациозна и горда,
Перед тобою меркнет сила
Пороков слабости и зла.

Взметают горные вершины
Прибоем каменных валов
И пики греют исполина
Среди бушующих снегов.

Глазурью красок — Канченджанга!
Скользят по склонам ледники,
Питая влагой дельту Ганга
По живописному пути.

Макалу — скальной пирамидой!
Хребты застыли в чёрный цвет,
В тени, под сводами Аида
В пещерах прячется аскет.

Нагроможденьем Аннапурна! —
Крутой изрезанностью скал…
И меркнет лира и ноктюрны,
Когда встаёт громадный вал.

Белеет снег Дхаулагири,
Едва колышется рассвет,
Метель изяществом кадрили
Играет путникам сонет.

И между этими горами
Долина горная — Мустанг
Волнует день за днём ветрами
Валы отточенных фаланг.

Духовной силою стремленья
Тибет сюитой предстаёт!
И неужели — это гений
Создал незыблемость высот?!

Весь мир, — как будто на ладони,
Снегов обитель — Шамбала!
Гиганты нежатся на фоне
Напротив главного хребта.

Зияют бездны средь ущелий
Аквамаринами реки…
И вся палитра ощущений
На взмах движения руки!

Гималаи

Валерий Красилов

О, Гималаи-страна снегов,
Страна предсумрачного неба
С короной гор и вечных льдов,
Богов обитель, их планета.
Вершин небесный серпантин
В тончайших Рериховских красках,
С Тибетской вечностью картин
И в неподвижных лицах-масках.
В гостеприимных жестах рук,
В поклонах, согнутых так низко.
В целебном гонге тихий звук,
А в помыслах светло и чисто.
И нерушимостью добра,
Исторгнутого вместе с сердцем,
И с ледяной купелью льда
На кручах,перевалах с ветром.
С горящей мудростью в глазах,
С древнейшими религиями мира
И с кармой,будущих следах
На лике вечного светила.
Контрасты высших сил, ума
Собрались воедино в круге
Для сохранения огня,
Рожденья жизни в женской муке.
О, колыбель моей Земли,
Истоки разума, рассвета.
Для всей космической судьбы
Мы только миг в начале света.

Путешествие по планете. Непал. Эверест

Владимир Тяптин

О, Эверест! Громада из громад! 1
Вершина изо всех вершин планеты!
Ты, как застывший горный водопад,
Стоишь над миром, к космосу воздетый.

Эдмунд Хиллари и Тензинг Норгей
Ступили первыми на пик твой неприступный.
Назвал Непал героями своей 2
Страны обоих за восход их трудный.

Три тысячи смогли пройти за ними вслед.
Погибли двести. Голову склоняю
Пред павшими, кто не достиг побед. —
А тех, кто покорил, — стихами прославляю.

«Друзья! — гласит со мной в дуэт гора. —
Вы совершили подвиг многотрудный.
С моих высот я вам кричу: «Ура!»
Не пожелавшим вечно жить в уюте.

И тем, кто пал, я славу воздаю.
По ним всегда моя печаль и траур.
Героев новых на вершине жду.
Смелей, друзья! Поддайте чувствам жару!

Адреналин получите такой,
Какой ещё нигде не получали.
Махнув с горы планете всей рукой,
Вы впишете себя в небесные крижали.

Я жду вас в неприступных холодах,
Под лютым ветром в грозных Гималаях.
Уважьте старика, воскликните в горах:
«Как хорошо в суровых этих далях!»

1. Эверест — высоч. вершина Земли, рас-я на границе Непала и Тибета (автономный район КНР), и вздымающаяся среди вечных снегов Гималаев на высоту 8848 м над уровнем моря.

2. Лишь в 1953 г. «Мать всех богов» позволила человеку покорить себя — новозеландец Эдмунд Хиллари и непалец Тензинг Норгей стали первопокорителями Эвереста, вписав себя в историю человечества и став национальными героями Непала.

Непокорённый Эверест

Владимир Чибриков

Я ночью плыл над Эверестом
И грустно думал про себя:
— Вершина мира в море бездны
Как будто парус корабля.

Плывёт, плывёт над мирозданьем-
Загадка, Шамбала и Сфинкс.
Казалось, он меня раздавит,
Чтобы его я не постиг.

…мы прилетели, было утро,
Такси, урча, рванули с мест.
Осталась сзади Джомолунгма-
Непокорённый Эверест.

Гималаи

Вячеслав Корнич

Что таит тишина ослепительной Майи,
Где седые вершины влекут облака?
Вы молчите об этом пока — Гималаи,
Потому, что у Тайны судьба нелегка…

Эти сны далеки, но знаменья их рядом,
Воскресают ко времени в Свете и зле:
Ведь незримый порог между раем и адом,
Нам придётся пройти, находясь на Земле.

Много в жизни оков, суеты и падений,
Иллюзорных соблазнов влекущих порок,
Но бывает, сожмёт череда совпадений,
Так похожих на первый недетский урок.

Почему мы живём лишь глазам доверяя,
Неужели так сладостен этот обман?
И зачем же тогда в душный омут ныряя,
Мы стремимся попасть в «Мировой Океан»?!

Льётся музыка с гор, Небеса прославляя,
Наполняя просторы в низинах Земли…
Песню вечной любви нам поют Гималаи,
Чтобы Тайну высот мы постигнуть смогли.

Гималаи

Годунова Катерина

Гималаи — вершина мира.
Эдельвейсы сквозь белый снег.
Я умылась святым эфиром,
Я счастливейший человек!

Свежий ветер пронзает душу,
Словно музыка высших сфер;
Мой рассудок со мной не дружит,
Я впитала сто тысяч вер.

Для полёта не нужно крыльев,
Все заботы я с плеч сняла;
Гималаи объяты былью —
Здесь находится Шамбала…

Когда-то горы Гималаи…

Горячев Александр

Когда-то горы Гималаи
Покоились на дне морском…
И люди даже не мечтали
По Гоби дну ходить пешком!..

Там остров дивный возвышался,
Где обитали мудрецы…
К ним искренне попасть пытался,
Кто нам годится в праотцы…

Ну а сейчас в горах высоких
Таится мудрости страна…
И всех скитальцев одиноких
Манит величием она…

Гималаи — самые молодые горы на Земле…

Анапурна

Григорий Проссо

Опрятна и пурпурна
Проснётся Анапурна
Как свежая невеста
С наброшенной фатой

И ткань её ажурна,
Прелестна Анапурна
Сквозь скважину рассвета
Подсмотрена тайком

Под тонким покрывалом
Поёжиться устало
Подтянется, прогнется,
Поглаживая стан

И огненные кудри
Припорошило пудрой
В улыбке белоснежной
Блестящие уста

Вершины и уступы
Влекут и недоступны
Загадочны, красивы
Как первая любовь

Фанфары и валторны
Пред Анапурной горной
Сверкая красной медью
Горят, трубят «Подъём!»

Эверест

Григорий Проссо

Непальские горы, вечные стражи,
Штыки упираются в небо
Их величавость укутана дважды
Холмами и облачным пледом

Утром сползает с лица покрывало
Багрянец на снежных щеках
Раскрашенный Будда над сонным Непалом
Плывёт на цветных облаках.

Рыбьим хвостом промелькнет Джомолунгма
Зароется в волны седые
Себя ощущаешь счастливым Колумбом
В горной бескрайней пустыне.

Эверест

Джозеф Бессел

Неодолимо манит Эверест!
Слетаются, как мотыльки на пламя.
Презрев уют, оставив жён, невест,
Мечту свою несут на смерть, как знамя.

И тот, кто на вершине побывал,
Тот, кто дошёл и кто во льдах не сгинул,
Такое облегченье испытал!
Гора как будто с плеч и горизонт раздвинул.

А те, кто лишь немного не дошёл,
Кто был закован у вершины льдами,
Тот свой приют последний здесь нашёл,
Став для других к вершине маяками.

Покой над Гималаями

Жанна Шрамко

Над Гималаями прозрачными шелками
Лазурь небес сияет новизной.
Раскрашен мир зелёными мелками,
А дивный Ганг, хранимый берегами,
Несёт в волнах незыблемый покой.

Рассвет над Гангом трепетно прохладен,
Закат над Гангом чувственно горяч.
За ним ступает ночь смиренья ради,
И свет звезды скользит по водной глади,
В ней растворяя всплески неудач.

Покой над Гималаями безбрежен,
Вершины их величием влекут.
Здесь жизни ритм божественно безгрешен,
А каждый шаг продуман и неспешен —
Поистине гармонии приют!

Я у подножья Гималаев

Жанна Шрамко

Над Гангом пряный, сладко-жжёный
Повис неистовый туман.
Густой, упругий, напряжённый
«Оммм» утекает в небеса.
Я у подножья Гималаев.
Шнуром изгибистым тропа
Всё выше в горы уползает,
В туманной дымке ускользают
В долину Ганга облака.
Над Гималаями, как прежде,
Небесных крыл лазурный свет,
Покой – дитя красот безбрежных,
Вершин таинственных и снежных,
В шелках оранжевых рассвет.
А воды Ганга безмятежны —
Влекут нефритовой волной.
Надену белые одежды,
Доверю светлые надежды
Я дивным водам под луной.

Гималайская частушка

Игорь Шевчук

(из книги «НЕСКУЧНАЯ ГЕОГРАФИЯ»)

На верхушки Гималай
Сколько, Жучка, ты не лай —
Вряд ли кто тебя услышит.
Только — Рерих Николай!

Эверест

Лариса Терещенко 8

На территории Китая,
В седых от снега Гималаях
Вершина к небесам стремится,
Здесь и непальская граница.
К богам на небо путь заказан,
Простор едва охватишь глазом.

Таинственна горы вершина,
В мечтах бесстрашные мужчины
На той горе не ставят крест,
Назвав вершину Эверест.
Тибетцы, те, кто рядом жили,
Смиренно высоту ценили,
Назвали Джомолунгма,
Снега и вечная зима.
Не шли они к Богине снега,
Не дотянуться им до неба,
И чужестранцев не пускали,
А те неистово мечтали,
Теряли силы и друзей,
Стремясь настойчивее к ней.

Радхан Сикдар — индийский математик,
На восхожденье сил не тратил.
Ведь, математики и без того мудры,
За двести сорок километров от горы,
Он рассчитал предельно точно высоту,
И этим подхлестнул романтиков мечту.
Ведь, на Земле другие горы ниже.
На этот пик все навострили лыжи.
Не меньше восьми тысяч восемьсот,
Прибор сегодня точность доберёт,
Добавив, сорок восемь, только, метров.
В секунду двести метров — скорость ветра,
Так неспокойно на вершине постоянно.
Она как будто манит беспрестанно,
Влечёт магнитом эта высота,
Простор и ширь, хрустальная мечта.
Кто покорить её не раз пытался,
В попытках смелых не сдавался.
Здесь, с пяти тысяч метров, ледники,
Для покоренья, вовсе, не легки.
Лёд тает, оползни, обвалы,
И воздух разряжён немало,
А холод ночью минус шестьдесят,
Но, именно туда, романтики спешат,
И покорили уж десятки раз.
Сейчас приспособленья есть у нас,
Чтобы облегчить восхожденье.
Добравшись, постоят там в изумленье
Пятнадцать судьбоносные минут,
Когда к вершине месяцы идут,
Учитывая, траты все, и годы.
И женщины тянулись к небосводу,
Для покоренья этой высоты,
Осуществили смелые мечты.
Гора богов, на миллионы лет
Ты пик земли, премии и мой привет.

Гималаи

Леонид Туркин

Укутавшись снежным шарфом,
Стоят, подпирая небо
Созданные всевышним отцом,
Титаны под облачным пледом.
Облачившись в доспехи из камня
Возрастом приблизительно в вечность
Водрузили огромное знамя
Устремлённое в бесконечность.
Под яростным гнетом ветра
Стоят, они не содрогнувшись,
Не уступая ни единого метра
В своей колыбели проснувшись
Смыкаясь в массивные цепи
Охраняют тайну вселенной
Уходя в бескрайние степи
Пугают мощью неимоверной!
Отбрасывая бледную тень
Постоянно сохраняя спокойствие
Их одолела мёртвая лень
Отрешая от удовольствия
На бессмертие обречённые
Они молча смотрят на звёзды
Между собою сплочённые
Образуют огромные гнёзда
Погружаясь в объятия холода
Их пеленает морозами вьюга
Их красота ослепительней золота
Высеченная природою грубо.
И тот, кто их потревожит
Сгинет в пучине лавин
С пронзительной дрожью по коже
Его свернет в снежный кокон льдин
И утомлённые вечной тоскою
Они путешествую по векам
Но даже гиганты печали не скроют
Они завидую облакам…

Гималаи

Максим Андреевич Плющ

Надменные горы под синью небесной,
Ледовых массивов изломанный строй.
Картины вершин недоступно-отвесных,
Закатные краски над горной рекой.
Хребты Гималаев — громады над миром,
Небес и гигантов ледовых покой.
Они неподвижны подобно кумирам,
Которым неведом смысл жизни иной.
Здесь время отсутствует, нет измененья,
Все вечно и прочно. Здесь солнечный луч
Себе не находит пути продолженья —
От льда отражается, глянув из туч.
Здесь в дымке далекой ледник серебрится,
В кровавом закате краснеет скала.
На вечную тяжесть никто здесь не злится —
Она неизменности право взяла.

Эверест

Максим Андреевич Плющ

Горной солидности классика,
Всемирных высот идеал,
В мечтах альпинистов фантастика —
Гора Джомолунгма, Непал.
Широкие плечи и склоны,
Ледовая бледность и вес.
Окраса ее монотонность
И фон светло-синих небес.
Для гор покорителей счастье
Достигнуть вершины конец,
Ее обозреть в одночасье —
Из злата блестящий венец.
Скалу не увидишь, не вздрогнув.
Сюда подойдя, оглянись
И, гордости чувство отторгнув,
В молчании тихо склонись.

Джомолунгма

Мухина Тамара

Я у дедушки в газете
Чудо-слово прочитал.
Ничего сложней на свете
Отродясь я не слыхал.
Слово это «джомолунгма»!
Что за странный зверь такой?
Носит панцирь или шубу?
Маленький или большой?
Вместе с дедушкой читали
Мы до самого утра.
И теперь я точно знаю —
Это в Азии гора.
Выше точки на планете
Не сумеешь ты найти.
И немногие на свете
На нее смогли взойти.
А еще теперь я знаю,
Что царицу горных мест
По-другому называют!
Очень просто! Эверест!

Джомолунгма

Светлана Городецкая

На вершине высочайшей Мира
Нет ни туч, ни лёгких облаков.
Ветры ураганные Памира
Сбрасывают смелых с ледников.

Солнце в полчаса сжигает кожу.
Блеск снегов навек лишает глаз.
Холод, проникая под одёжу,
Тихо жизнь ворует, что ни час.

Пропастей улыбки многозубы,
Нет в горах опаснее врага.
Но клюют, по птичьи, ледорубы
Джомолунгмы вечные снега.

Гималаи

Соколова Инесса

Живые краски чудных гор…
Передо мною — «Гималаи»…
Чаруют, радуют мой взор,
Как будто что-то излучают.

Там побывать не суждено,
Но вот как будто побывала …
Открыл мне Рерих в мир окно,
И словно я другою стала.

На все восторженно гляжу…
Ушла гнетущая усталость…
В простом — духовное ищу,
А раньше это не давалось.

Гималаи. Песня альпиниста

Фома Неверящий Кутышев Евгений

Гималаи, Каракорум, Гиндукуш
высочайшие горы планеты —
«Крыша мира»…

Дхаулагири, Аннапурна и Чогори,
И Канченджанга, что застыла у небес.
За звёздами, с судьбою гордо споря,
Ты на вершину ту заветную полез.

На «крыше мира» белое ненастье,
Над Макалу буран и снегопад.
Мечтою одержимые и страстью
Упорно ищем мы Нангапарбат.

Ущелий диких мрачное безлюдье,
И Лхоцзе, и поющие ветра.
Не города с их шумом многолюдья —
В палатке, под гитару, вечера.

Венеция с Парижем и Гавайи —
На белом свете много дивных мест.
Но почему-то тянет в Гималаи
Нас покорить могучий Эверест.

Метели с вьюгой воют, грозно вторя,
Позёмкой извиваясь вдоль хребта.
Так это не путёвка в санаторий,
Награда за страдания — высота.

Альпийскими лугами расцветает
На Гималаях вечная весна.
Ледник и камнепады… Не пугает
Отвесная, коварная стена.

Над пропастью, у самого обрыва,
Зубами, силой воли удержись.
Она у альпиниста ведь красива,
Короткая, но пламенная жизнь.

Там стоя на макушке у планеты,
Руками дотянись до облаков.
Встречая и закаты, и рассветы,
Поднявшись на урочище Богов.

И мелочью покажутся все беды,
Пусть кто-то струсил или не дошёл.
С тобой одна останется победа —
Пик, на который ты, романтиком взошёл.

Источник

Стихи про знаменитые горы: Гималаи и Эверест

Хотите ещё?