Пн. Июн 17th, 2024
Барышня-крестьянка…

Татьяна Михальцова

Ах, не держите, папенька, меня!
Мне надоели эти реверансы,
Француз-учитель и уроки танцев —
Душа полна любовного огня!

Не заставляйте Вы меня страдать,
Позвольте выбрать мне самой дорогу…
Тупую «барыньку» и недотрогу
Так надоело мне изображать…

Там за опушкою, в тиши лесной,
Найду я для себя успокоенье,
Поскольку в это самое мгновенье
Там ждет меня любимый и родной!..

Про товарища Сухова

Борис Беленцов
Эх, зря товарищ Сухов сражался с Абдуллою,
Уж лучше бы он шёл домой к своей жене.
Продали, всех предали и сдали всё без боя,
За Сухова, конечно, обидно мне вдвойне.

В столице басмачей теперь, как тараканов.
В таможни вор на воре, такие вот дела.
И дурь везут в страну для наших наркоманов.
Гуляют по России Саид и Абдулла.

Захвачены все рынки, базары и палатки,
Все стройки и маршрутки, куда не посмотри.
А с Сухова конечно, за это взятки-гладки
Как лучше он хотел, тут, что не говори.

Ах, как же мне сейчас обидно за державу.
Берут чинуши мзду, и бедствует народ.
Вот Сухов бы нашёл на них на всех управу.
Ему помог бы в этом друг верный – пулемёт.

Белое солнце

Геннадий Наварский

В волосах струится седина,
Раздобрел и обленился малость —
Крепкий дом и тёплая жена,
Что ещё, что б тихо встретить старость?..
Но пришла негаданно война,
Стал народ чертей из ада злее.
И лютует Чёрный Абдулла,
Даже баб красивых не жалея…
На вопрос, что ждёт нас впереди,
Никогда не даст судьба ответа…
Эй, товарищ Сухов, погоди!
Я тут пулемёт заныкал где-то…
Мог, конечно, и пересидеть,
Чай не молодой уже… не стыдно…
Только сердце не из камня ведь,
За державу бедную обидно…
Не нужна мне красная звезда,
Чтобы твой картавый не пророчил,
Но страна, где правит ложь и мзда,
Тоже душу греет мне не очень…
Ни к чему красивые слова,
Вдалеке баркас стоит на рейде,
Зря убил Петруху Абдулла —
Наливай, Иваныч, по последней…
Здесь без водки подвига не жди —
На сухую в бой идти не катит…
Всё добро без пошлины поди?
Славно затоварился, приятель…
Что застыл с улыбкой на устах,
Не поймёшь, какого тут творится?..
Это твой подручный Аристарх
Не сумел со мной договориться…
Только круглый дурень говорит,
Что один не воин в поле чистом,
Подоспел, как водится Саид —
Паренёк надёжный и речистый.
Снова тебе, Фёдор, повезло, —
Доброго пути в страну советов.
Ох, и солнце здесь… В глазах бело…
Только и не солнце вовсе это…

Письмо товарища Сухова

Леди Дождик

Катерина Матвеевна, милая!
Вновь пишу тебе письма заветные.
Ох, чужбина такая постылая
И тоска по тебе беспросветная…

Сапоги, гимнастёрку и кепочку
Я сменил очень выгодно, знаешь ли,
На ботинки, рубашечку в клеточку
И вот это устройство, где клавиши.

Ты скажи, Катерина Матвеевна,
Адрес свой…Ну хотя б в «Одноклассниках».
Отвечай, если ждать ты намерена,
А то мысли приходят мне разные…

Вспоминаю берёзы, деревню я…
Ты встречай с пирогом, медовухою.
Всё, закончил. Прими сообщение
И привет от товарища Сухова.

Бриллиантовая рука

Александр Когадеев
Семен Семеныч Горбунков —
Советский oblico morale.
Друг Гена – вовсе не таков,
Он жулик, чтоб вы знали!

Тянули Сеню в сладкий плен,
Конечность чтоб оттяпать.
Но Сеня наш сказал им: Хрен!
Не для борща он лапоть!

На душу взят был тяжкий грех-
Красавица в отеле.
Хотя Семен наш не из тех,
Что э т о г о хотели!

А ведь, ребята, был стриптиз!
Орудье криминала.
Для нас, детей, большой сюрприз,
Гайдаю десять баллов!

А где милиции сыны,
Не лезут, нет им права.
Там управдомами сильны,
На том стоит держава!

Борьбы опасной валуны
Придавят тех, кто плохи.
Шансон: Дубы и колдуны
Стал гимном всей эпохи!

Коварнейший повязан шеф,
И счастье, свет с экрана.
Здесь отдыхает даже Блеф,
С отвязным Челентано!

Гараж и дедушка Крылов

Натико

Проспать весь фильм,
Какая прелесть!
Эльдару было суждено,
Но, чтоб узнать сюжет картины,
Наверно, сбегал он в кино.
Феодор (Ростислав)

(по фильму «Гараж»)

Я & И.А. Крылов

Когда в товариществе ладу нет,
Гаражный ключ не отдадут,
Из совещаний выйдет мука.

Однажды Лебедь, Рак да Щука…
Ой, нет! Великолепный Гафт!
Обычных заседаний гвалт
В блокбастер превратили. Ну-ка!

Орел Стриженов — старше всех —
Его заслуги позабыли.
И кто же? Он! Родимый ЖЭК!
И вдруг — медали предъявили,
И вот в руках — заветный ключ!
Не тут то было! Наш могуч
Герой! И он… он… отказался!!!
И все сказали – молодец!
С тобой в разведку мы, отец!
Но он… без гаража остался…

Герой Бурков — колючий Еж —
Сказал, мол, нас не проведешь!
Мы смело родину продали,
А весь ваш ЖЭК — в гробу видали.
Эх, сколько соток пропадет…
(Внесите в протокол все это –
Втихую злобствуют клевреты,
Но тут дошло до дураков,
Что верен Родине Бурков).

И вдруг — Гуськов. Опять — Гуськов?
Опять на подвиги готов?
Кому не дать гараж? Гуськову.
Жена с ума спрыгнУла снова.
И Гафту манной кашкой тычет,
А Лию доченькою кличет.

И только молчаливый наш
Проспал весь фильм и свой гараж.
Кто молчаливый? Да Эльдар!
Все мечутся, как на пожар.
У экспоната задремал
И этот шум — во сне видал.

Мораль: вы знаете, под камень
Вода лежачий не течет.
А под лежачего Эльдара
Рекою слава прет и прет!

Гусарская баллада -неужели пятьдесят?!

 
Сергей Неверской

30 августа 1962 года состоялась премьера кинофильма режиссёра Э.Рязанова «Гусарская баллада», одного из лучших советских кинофильмов, в т.ч. и о войне 1812 года.

Ажиотаж тех дней уже забыт,
забыл давно кинопрокат о планах,
сейчас сказали бы — то кинохит,
«Гусарская баллада» на экранах.

Какой тогда нам выпал шанс
и гривенник * зажав в кулак,
на утренний спешили мы сеанс,
тот фильм всех поразил нас так.

Там песни, драки и погони,
войны былой великая эпоха.
Мелькают сабли, скачут кони-
снимали разве фильмы плохо?!

Всё – от комедии до драмы
любви немыслимой интриги,
дуэли даже из-за дамы
и роль, одна в кино, у Шмыги.

Прожили века половину,
киногерои памятны для всех
и дай бы Бог создать причину,
в том чтобы фильм, любой, имел успех.

* «гривенник»- монета достоинством 10 копеек, стоимость билета для детей на утренний киносеанс в те времена.

Д Артаньян и Три Мушкетера

Александр Когадеев
Когда то этот типа МТВишный трэш
В союзе стал вдруг шлягером безумным.
Дюма герои жили зарубеж,
Во Франции, снимались Голливудом.

А тут они пошли у нас в народ,
Свои, родные, шитые не лыком.
Стреляет палка раз, хотя бы в год,
Всяк мушкетер проснулся знаменитым.

Боярский уже был мегазвездой,
А после стал намного, много круче.
Звездила Фрейндлих королевской красотой,
Алферовой не видели мы лучше.

Она была в том фильме просто секси,
Спасибо голосу и темпераменту Вертинской.
А лучшее что было — это песни,
Что на слуху с тех пор по жизни длинной.

Хилькевич Юнгвальд — редкая бездарность.
Но так бывает: падает все в масть.
Фильм получился детям многим в радость,
Да и актерам он не дал пропасть.

На сиквелах разжиться и не раз,
Пытался режиссер тот, неумеха.
Не кровь бурлила — перекисший квас,
Не повторилось старого успеха.

Лишь с теми, из далекого романа,
Согласны петь и пить на всю катушку.
Присев с друзьями поздно или рано,
Слова из песни с пивом пенным кружку.

Бургундия, Нормандия, Шампань или Прованс…
Но умнице фортуне, сегодня не до нас….
Пока…
Тысяча черрртей, каналья!

КОНЕЦ ФИЛЬМА

Джентльмены удачи

Сергей Неверской

13 декабря 1971 года состоялась премьера кинофильма режиссёра А. Серого «Джентльмены удачи», по сценарию Г. Данелия и В. Токаревой.

Порой никто кино не слышит» писка»,
за сорок лет- такие перемены!
А фильм тот на экранах и на дисках,
они всё время с нами -«Джентльмены..»

Все фразы разобрали на цитаты,
но большинства артистов уже нет,
а он в программе в праздники и даты,
как будто амулет от разных бед.

«Всем пасть порву» и «Выколю моргалы»-
так стал привычен от Леонова жаргон.
Да что с тем фильмом только не бывало,
какая критика была со всех сторон?!

Там всё смешно: детсад, тюрьма, цемент,
Алибабаевич, пассажи выше меры.
Хмырь и Косой, конечно же- Доцент!
И так все эти сорок лет со дня премьеры!

Иван Васильевич меняет профессию
 
Александр Когадеев
Так бегать вряд ли смог бы Беня Хилл,
Как Милославский бегали и Бунша!
Зацепин в музыке кино тогда рулил,
От марша, танго, вальса и до туша.

Как в сказке постучалось счастье в дверь,
А оказалось — просто вор-домушник.
В забавной оказался он фигне,
Средневековье братцы, вам не шутки!

Спасибо, в соучастниках близнец,
Тогдашнего правителя сатрапа!
Накрыт банкет, царица и конец
На плахе, не дошли еще до трапа.

Казань и Крым, а также Кемска волость,
История России наяву.
Идут полки, пока не беспокоясь,
По маленькой все выпьют под икру.

Вот это жизнь! Но можно ли поверить
В такое счастье долго, на века?
Машину времени запустит Тимофеев,
Прощай Великий князь и всем пока!

Посмотрим на эпохи, сбросив ретушь,
До колик смех, мы с прошлым расстаемся.
Гайдай велик и Куравлев и Этуш,
Под щучью голову, туда еще вернемся!

Калина красная

Борис Беленцов

Светлой памяти В.М Шукшина

Он жизнь свою смял словно папироску
И выбросил в окошко, не спеша.
Не вырваться на светлую полоску —
Егор Прокудин – русская душа.

Полжизни растерял, а может больше,
По воровским «малинам»*, лагерям.
Жил без любви, ему так было проще,
И не одни стоптались «прохоря»*.

Но вот нашлась, поверила, согрела.
Оттаяла озябшая душа.
Калина красная уже созрела,
Как жизнь прекрасна, как же хороша!

Земля родная, красота Алтая,
Берёзки милые, любимый с детства край.
Но не судьба — и тут настигла стая.
И выбор твой. Давай, Егор, решай!

И понял он, что нет назад дороги,
Что не прощают воры беглецов.
Законы воровские очень строги.
И окропила куст калины кровь.

Раздался выстрел, всполошились птицы,
Упал мужик на землю, что пахал.
Чуть дрогнули ресницы у убийцы.
«Поехали», — сквозь зубы он сказал.

Егор лежал, над ним синело небо,
Бродяга-ветер шевелил листву.
А воздух пах свободой, жизнью, хлебом.
Лишь птицы нарушали тишину…

Мне ближе Глеб Жеглов

Борис Беленцов
Мне ближе Глеб Жеглов, а не Шарапов,
Хотя Шарапов тоже в чём-то прав.
Я не люблю ментов из демократов
Мне по душе хирург и костоправ.

Вот только жаль, в стране жегловых нету.
Не отыскать шараповых живьём,
Все честные менты канули в лету
И не найти их даже днём с огнём

Не те уж нынче даже воры стали,
И МУР не тот, страна совсем не та.
Продать что можно, всё уже продали
А прежде не жалели, живота.

Воры сейчас при власти и в погонах
Но «место им в тюрьме», — сказал Жеглов.
Заждались их давно на красных зонах
Осталось посадить и всех делов.

Считаю, цель оправдывает средства,
Ворам подбросить нужно кошельки.
Свободы их лишить, да и наследства
Но без Жеглова руки коротки.

Мне ближе Глеб Жеглов, а не Шарапов,
Хотя Шарапов тоже в чём-то прав.
Я не люблю воров и демократов
Люблю я справедливость без приправ

Про Жеглова

Борис Беленцов
Сказал Жеглов:«Вор должен быть в тюрьме»!
Прошло с тех пор уж больше полувека.
Всех жуликов сгноить на Колыме.
Им место в лагерях, на лесосеке.

А Глеб Жеглов всегда был честный мент
Сейчас таких ищите не найдёте
Наган его был лучший аргумент
Он жил один без мамы и без тёти.

Он карточки отдал свои вдове,
Сейчас отнять хотят кусок последний.
Порядок бы навёл Жеглов в Москве.
Он ведь ничей я знаю не наследник.

Сумел он Фокса посадить на нары,
А Фокс был круче нежли Сердюков.
Ворьё бы точно не ушло от кары,
Он бы стреножил этих всех волков.

Хочу Жеглова Глеба в президенты,
Пусть всем ворам подбросит кошельки.
Вернёт в страну все деньги «интервентов»,
Жить будут дольше наши старики.

Кавказская пленница

Александр Когадеев
Кавказ когда то был веселым местом,
Хотя начальство и тогда, порой, шалило.
Для троицы, пусть не святой, но интересной,
Здесь дельце очень кстати подвалило.

Красавиц, комсомолок и спортсменок,
Гайдай в одном лице в кино всех свел.
Её мы сразу все запомнили с пеленок:
Варлей Наталья — той эпохи супергерл.

Фигура, взгляд и обаянье на века,
Все в цвет по этой горной саге прыткой.
А сколько жен султану, трех пока,
В одном флаконе хватит и с избытком.

Погони, тосты, кергуду, барамбея
Никулин, Моргунов, конечно Вицин!
В веселом, диком хохоте ведя
По фильму режиссером суперблица.

Гайдай и Шурик — пара хоть куда!
Испытано не раз и всеми нами,
А музыка Зацепина — всегда
Свежа и в моде, лед в ней есть и пламя.

Мы этих фильмов пленники навечно,
По сотне где то смотрим раз за жизнь.
Смеяться, право, не грешно и мы конечно
Смеемся всласть до слез и от души.

Три мима и Кавказская пленница

Натико

(на мотив «Атланты держат небо»)

Когда на сердце тяжесть
И холодно в груди,
К Саахову на дачу
Ты в сумерках приди!
Там без халвы и пива —
С вином и шашлыком —
Три мима держат Нину
За каменным хребтом. (2 строчки каждого куплета повторяются 2 раза)

Держать циркачку Нину —
Не мед со стороны,
Никулин чешет спину
И пятку у стены,
Бывалому забота —
Важней иных забот!
Из них ослабнет кто-то,
И Нина улизнет! (2 р.)

Она до прокурора,
Упрямая, дойдет,
Врагами их народа
Объявит весь народ!
И тень густая ляжет,
И Этуш снимет «шляп»,
И каждый смело скажет —
Что он крадет девчат! (2 р.)

Они спасают имидж
Радетеля основ,
Они спасают имя,
Рискуя шашлыком!
За вазу Нина держится,
Рука ее дрожит,
А Шурик из лечебницы
Бежит-бежит-бежит! (2 р.)

Здесь каждый кибернетик,
Здесь «Тост!» — не «наливай».
Здесь здравница и житница,
Для фольклористов рай.
Уже один бездельник
По имиджу удар
Нанес — он члена партии
Бессовестно украл. (2 р.)

И вот стоят ребята —
Точеные тела,
Надежная охрана
Саахова-орла!
Дрожит немного Вицин,
Но Моргунов — не Трус!
И шлем мотоциклистский
Уперся снова в руль. (2 р.)

Опять мне птичку жалко,
Опять я к вам иду,
Чтоб крикнуть: «БамбарбИя!»
Добавив — «КиргудУ».
Пусть нет уже надежды
На новое кино —
Атланты залы держат
И Нину — заодно.
Атланты залы держат,
И Нину. Заодно.

Операция Ы. По Гайдаю

 
Николай Евдокимов 4
Вор других воров нанял.
Им условия сказал:
«Вам не надо воровать.
Надо видимость создать.

Я открою вам секрет:
Ничего на складе нет.
То, что раньше туда клали,
Уже всё разворовали.

Чтоб ревизор потом узнал,
Что не я ведь то украл.
Ну, а сторож там старуха.
И слепа и тугоуха».

Воры всё же просчитались.
На мужчину вдруг нарвались.
Его старуха попросила
Себя той ночью заменила.
Кавказская пленница, или не может быть

Репин В.

— Ты же, ты же все-таки не козу получаешь, а жену…
— Уберите, говорю, психическую, а то жениться перестану!

— Всё же наша егоза —
Чем-то лучше, чем коза!
Ходит в горы с рюкзаком,
Каждый камень ей знаком,
Ночью в спальном спит мешке,
Не в квартире, в затишке —
Над обрывом, на скале,
В темноте, туманной мгле…
Ты, ответственный товарищ,
Тоже с ней туристом станешь!
По горам ты, как козёл,
Будешь прыгать меж озёр,
И носить её рюкзак —
Да, пожалуй, будет так!
Всё! Баранов — двадцать пять.
Утром можешь забирать!
— Уберите, говорю,
Вы племянницу свою!
На психической жениться?
Нет, уж лучше утопиться…
Нет любовному дурману!
Я жениться перестану!

Кубанские казаки


Сергей Неверской
Наверное раньше ни одно застолье не обходилось без исполнения песен о цветущей в поле калине, или о казаке, который каким он был, таким он и остался. К сожалению, фильм, популярный и благодаря прозвучавшим там песням, в том числе, одобренный Сталиным, был раскритикован Н.С.Хрущёвым, якобы в нём была лакировка действительности. Наши чиновники такие решения выполняют чрезвычайно быстро, в отличие от планов повышения уровня жизни населения, к примеру, и кинолента надолго была отправлена на полку. Вот уже более 60 лет этот фильм смотрят и смотрят, в отличие от тех бездарных попыток отдельных деятелей кино создавать не менее бездарные бледно-желто-синие копии голливудских блокбастеров.

Не утихают даже ныне эти споры,
для критики любой открыты шлюзы!
А что- на юге не взрастают помидоры,
и на бахчах не вырастут арбузы?!

Неужто жизнь всегда тосклива,
хотя страна ещё лежит в разрухе?
Богата хлебом на Кубани нива,
бывает остроумны, веселы старухи.

Красивы и стройны у нас казачки,
казак им молодой так интересен.
На ипподромах — джигитовка, скачки,
в станицах чудны звуки песен.

И что?Не тянутся к любви сердца?
Не носят под кубанкой чУбы-лохмы?
И разве не найдётся где-то молодца,
любителя устроить шутки- хохмы?

Так неужели этот врёт рассказ,
всё это Пырьев свой наводит лак?
Другим бывает, разве, перепляс,
а без коня горячего какой казак?!

Мол зря всё принимают близко,
там только лишь одни мечты-
в Курганинске, Динской, Тбилисской
не продавали книги, утварь, хомуты?

Да, жизнь -она всегда неумолима,
прошло уже с премьеры столько лет.
Но жив, сыграший казачка, Любимов,
хотя уже артистов многих нет.

Рассядутся по креслам ветераны чинно,
но не остыл в сердцах их пыл.
Всё так же в поле расцветёт калина,
казак останется таким, каким и был.

Любовь и голуби-2

Леди Дождик

«Там же Юг! Культура…»
Цитата из фильма

Целуй, Василий, Надюху-жёнку!
Я уезжаю в морские дали:
Сложила блузки, платки, юбчонки —
Мне в леспромхозе путёвку дали.

Не надо шуток! Там Юг, культура…
На пляже бабы лежат в бикини.
Взяла рейтузы у бабы Шуры:
Они в потёмках — почти лосины.

Куплю подарки для всей семейки:
Тебе, Василий, часы с браслеткой,
Для Лёхи — майку и батарейки,
Дочурке Оле — от пальмы ветку.

Зашила в лифчик четыре сотни —
Вчера ходила снимала с книжки.
Пройдусь по барам, где ты с «курортной»…
Но я простила твой грех давнишний.

Пусть жизнь — как горка, в ней всё бывало,
Бес веселился, в ребро толкая.
Кака любовь-то? Да вот такая,
Что мне в разлуке дыханья мало…

Надюха

Леди Дождик

Эх, Вася! Ведь хороший был мужик…
Кака любовь? Я слов таких не знаю.
«Курортная» сказала: ты привык…
(Все бошки голубям поотрываю!)

Как органы движенья? Не болят?
За «подвиги» огреть тебя б ухватом!
Смущаясь, виновато прячешь взгляд.
(Ты, Лёнька, корму задал поросятам?)

Все наши годы, значит, не в зачёт?
Чего застыл у самого порога?
Мне мало воздуху и боль в груди печёт.
(Я, Людка, полежу ещё немного…)

А завтра прибегу на твой причал —
Представить страшно, что нам скажут люди.
Совсем на лодке этой одичал.
(Слышь, Вася, а у нас ребёнок будет…)

Капитан Жеглов

Григорий Берлин
Товарищ милиционер, вы — полицейский ныне
Но мне Товарищем теперь Вас не назвать
Хотя когда-то людям в форме темно-синей
Мы жизнь могли без страха доверять

Вас ставили в пример и вас изображать
Мальчишки во дворах старались в играх,
И гордым словом милиционер
Звались герои в наших детских книгах

Был холоден Ваш ум, но сердце горячело
И с чистыми руками в бой идя,
За честь и правду Вы сражались смело
Не из корысти, а народа для

В те времена презренным словом «полицаи»
Звались предатели и палачи,
А нынче прошлое бесстыдно отрицая,
Так именованы мздоимцы и рвачи

Романтику поправ сыскных геройских будней,
Забыв присягу, совесть, верность, честь,
Пасутся на асфальте сером трутни.
Жеглов, Шарапов, где теперь Вы есть?

Тебе даны оружье и погоны,
И образ олицетворяет власть.
А ты силён дубинками омона,
А ты способен вымогать и красть

Позорные известья ежедневны,
Молвы народной приговор суров,
И бросил бы на стол начальству гневно
Свои погоны капитан Жеглов!

Москва слезам не верит

Александр Когадеев

Из цикла «Киностальгия»

Что бы ни было в начале
Улетят в конце печали,
Первый курс я в универе,
Захожу я в темный зал.

Не сразу я устроился,
Темно к местам по стеночке,
А фильм уже идет вовсю,
И дышит все Москвой.

Москва, пятидесятые,
Впервые на экране так,
Актеры, давно старые,
Здесь молоды все вновь.

Девчоночки приезжие,
Пытаются найти себе,
По жизни шансы вечные,
Мужчин да и любовь.

Ах боже мой, Баталова,
Давным-давно не видели.
Алентова, а это кто?
И сколько же ей лет?

Как смачно они пиво пьют,
И по столу таранькою,
Душевно лупят, или бьют.
Соседи аж бегут.

Счастливо все окончилось,
Уходим обалделые,
Конечно сказка все же ложь,
Но где то здесь намек?

Москва слезам не верила,
Но сердце нам доверила.
А мы всему поверили,
Наполнившись Москвой.

Антонина

Марина Быстрова-Докс

к\ф «Москва слезам не верит»

Мне стало жаль бедняжку Антонину,
Никто не выбрал образа её.
Она собой украсила картину,
Как полотно — неброское шитьё.

Не той красы, что Катя и Людмила,
Но доброты и мудрости полна.
Мужчины, если б разума хватило,
Таких бы брали в жёны, как она.

Предназначение — семья и дети,
Но тем ещё душа её сильна:
Не бросит Тоня ни за что на свете
Подруг, хлебнувших горечи до дна.

Одна из героинь «второго плана»,
Семьи счастливой редкий идеал,
Так скромно улыбается с экрана,
А без неё как фильм бы проиграл!

О бедном артисте замолвите слово…

Натико
(Евгению Леонову к его роли артиста в фильме «О бедном гусаре замолвите слово»)

О бедном артисте замолвите слово!
Во все времена — независим и горд,
Во все времена его доля сурова,
Слезу и деньгу он сшибает с господ!

Он в доме своем не нарушит покоя,
Ведь нет у артиста обычно угла,
Он крышу свою часто возит с собою —
Таким его мама на свет родила.

Сегодня артисты решили «звездиться»,
Коттеджы, алмазы, меха, кадиллаки…
Билеты на Гамбург, Австралию, в Ниццу —
А он жил и ездил в простой колымаге.

Контракты, авралы, «менты», сериалы…
Кафе, папарацци и «желтая пресса»…
А он? Растащили его на цитаты.
А он Королем был, у лучшей Принцессы.

Смешная трагедия.
Сено…
Солома…
И выстрел Мерзяева — не понарошку.
Гусары — и лапти.
И жизнь — так сурова…
И сердце — не вынесшее этой ноши…

Обыкновенное чудо

Натико

Сказку для любимой сочинял
Выдумщик? Герой? Или волшебник?
Дом? Дворец? Берлога? Бальный зал?
Мир неуловимый, переменный.
Тот, кто чуда и любви не знал —
Незачем и знать, ведь всё сгорело…

Сказку для любимой — непроста
Необыкновенная задача!
Он ей новый, светлый мир создаст,
Но природы не переиначишь.
А твердят — ему неведом страх…
А плетут — волшебники не плачут…

Он готов звезду достать с небес!
Расставляет новые фигуры.
Королевский двор возник, исчез.
И опять Волшебник брови хмурит.
Прочность — в самой хрупкой из принцесс,
Благородство — под медвежьей шкурой…

И король дурачится, шутя,
И куплеты врёт администратор…
При дворе сплошная суета,
И медведь пропал, и врач заплакал,
Зная, что Принцессу ждет финал…
Чушь… Марионетки… Глупость… Фатум…

А Волшебник трубку раскурил,
Рушит мир, что создал постепенно.
Впереди — века. Он не спешил.
Люди — смертны. Чувства — неизменны.

Просто он жену свою любил
Так волшебно — и обыкновенно…

Про Шурика

Людмила Другая

Друзья, все помнят Шурика-студента,
А наши мамы помнят и подавно.
Он на каком учился факультете —
Внезапно я задумалась недавно.

В одном из фильмов собирал он тосты
(Иначе говоря, фольклор, однако)
И сделать вывод абсолютно просто:
Учился, значит, Шурик на филфаке.

А в «Наваждении» — решал задачи
И формулы учил он в Альма-матер,
Тут вывод очевидно-однозначен —
Учился наш товарищ на физмате.

Но на филфаке «алгебр» не бывает,
А на физмате точно нет «фольклора.»
Все было так задумано Гайдаем,
Иль это упущенье режиссера?

Офицеры

Николай Ледаков
“Есть на Руси профессия такая –
Отчизну защищать от полчищ тьмы”!
— Сказал комэск, Трофимова встречая:
— Горжусь я тем, что офицеры мы!

— Знакомьтесь, это взводный наш Варавва,
Гроза всех мусульманских басмачей! —
Так, познакомившись тут, на заставе,
С Иваном подружился Алексей.

Соединили их мужская дружба,
Достоинство и к Родине любовь,
И каждый, как бы ни сложилась служба,
Отдать жизнь за другого был готов.

Бьют беспощадно басмачей их взводы.
Растёт у Алексея сын Егор,
Мечтает офицером стать. Шли годы,
Пришла война, разжёг фашизм костёр.

Идут одной семьёй на бой герои,
Фронт перед натиском врага един.
Уносит жизни время роковое,
Погибли на войне невестка, сын.

Война окончена. Внук Алексея
Иван пошёл по дедовским стопам,
В Суворовском училище взрослея,
Он рвётся с парашютом к небесам.

“Как с Любой вы назвали мальчугана”? —
Спросил у Алексея генерал.
Так встретились впервые два Ивана:
— Смотри, как он похож на деда стал!

Вновь мчится на коне Иван Варавва,
А тёзка раскрывает парашют.
Пусть не померкнет Дня Победы слава!
В честь офицеров праздничный салют!

О фильме Офицеры

Юрий Милов

«Офицеры» — фильм чудесный,
Можно много раз смотреть,
Разговор довольно честный,
Там без слёз не усидеть.

О профессии известной
Очень ярко рассказал,
Дружбе и любви небесной
Он пример наглядный дал.

Песня в нём одна пропета,
Та, что зАдушу берёт,
Нет фальшивого куплета,
К Памяти она зовёт.

Лет прошло с тех пор не мало,
Он по-прежнему в строю,
Главное в нём прозвучало:
Родину любить свою.

Доживем до… Семнадцать мгновений…

Александр Когадеев

из цикла «Киностальгия»

А что такое счастье? — думал Штирлиц,
По Веймарштрассе проезжая с ветерком,
Кто спрашивал, был молод и задирист,
Прическа модная, под битлз, с хохолком.

В профессии достиг вершин своих,
Учитель в школе словно резидент,
Одно лишь слово иль случайный флирт,
Провал и пропасть, все в один момент.

А может счастье в том, что Родина далеко,
Я от нее далек, и спрос, какой с меня,
Давно немолодой и очень одинокий,
И женщин он боится, просто как огня.

Ах, Родина, и снова дрожь в коленках,
Не только милосердна наша Мать!
Товарищей, что сгинули в застенках,
Он лично знал, не мог он их не знать.

Устроить надо Мюллеру засаду,
Спросить, кроссворд хочу, мол, разгадать,
Но, нет, ведь скажет: Высшая услада,
Во имя фюрера нам жизнь свою отдать.

Так ехал Штирлиц, мыслями загружен,
Не в силах на вопрос найти ответ,
Что счастье в том, что ты кому-то нужен,
Кто ждет т е б я, и добрый т в о й совет.

Мгновения…

Александр Когадеев
Победы день великий, день весны,
И по ночам настанут снова бдения,
Цветные мы увидим, словно сны,
Мгновения, мгновения, мгновения.

Окрашены мгновения в тона,
Почти что натурально, было точно так.
Как замышляла, думала сама,
Лиознова, Лиознова, Лиознова…

В Швейцарии, Берлине и лесах
Все краски тут играют всей палитрою.
Идет в горах усталый Пастор Шлаг
С молитвою, с молитвою, с молитвою.

Сурово Штирлиц хмурит снова бровь,
Уж больно густо загорел в Швейцарии.
С женой минута, вот и вся любовь,
На дальнем, очень дальнем расстоянии.

Цветное, не цветное, все одно,
Мы помним наизусть и без сомнения.
Отличное советское кино,
До самого последнего мгновения,

Мгновения, Мгновения, Мгновения….

Семнадцать легких мгновений весны

Альфа Елена Калиганова
Без права на ошибку —
Уже не много сил,
Кривя свою улыбку
Штирлиц закурил.
Где вишня зацветает
И дышится легко,
Матушка седая
Ждет его давно.
Без права на ошибку —
Победа так близка!
Держать не может скрипку
Белая рука.
С правом на удачу,
С правом на любовь —
Все решить задачи,
Выучить урок.
Журавлей относит
Куда-то ветер в даль,
Пусть никто не спросит
В чем его печаль.
Сказка странствий

Натико

По фильму «Сказка странствий» (1983 год)

Май и Марта — и сказка вечная.
Ищут, ищут друг друга по кругу…
По дороге их бессердечному
Не пройти — сквозь надежды и муку.

Только пыль и булыжники серые.
Даже камни с девчонкой заплАчут.
В этом мире лишь Герды смелые,
Мая ищут — и Кая, значит.

А находят — осколки зеркала
И обломки сердец упрямых.
«Я же думала, Кай, я верила!» —
«Уходи, разобьешь мой зАмок!».

«Уходи, мы с друзьями в зАмке тут,
Мы пируем, уйди, бродяжка» —
«Я же ноги сбивала о камни, Май!
Я нашла тебя, братец!».
Тяжко…

Может, лучше б в болоте сгинула,
По дороге, не видя брата.
Чтоб не стали глаза постылые
Ненавистны и презираемы.

Но судьба, сказка странствий, пишется.
Камни только под ноги лягут.
Кто поможет дорогу выдержать?
Кто поддержит? Кто путь подскажет?

Солярис — океан тревог

Александр Когадеев
Солярис — океан тревог
Штормит, порой в смятенье вводит.
Перехлестнул души порог,
Не отпускает, не уходит.

Солярис — океан мечты,
Путей меж звезд мегапарсеки.
Вселенной зов услышишь ты,
И с ним останешься навеки.

Солярис — океан любви.
Нас на своих волнах качает.
Но счастья горизонт вдали
Счастливец редкий достигает.

Солярис — океан безбрежный,
Нейтрино — вечной жизни право.
Нам дарит разум нить надежды —
Творенье Лема Станислава.

Шербурские зонтики

Александр Когадеев
В любви не обойтись без тяжких ран,
Не каждому с ней жизнь прожить дано.
Об этом Жак Деми, Мишель Легран,
Нам создали волшебное кино.

Кэтрин Денев прозрачна и юна,
Как роза майская из тех, шестидесятых.
Героев разлучила там война,
А встретиться не вышло им, когда то.

Щемящая мелодия любви,
Мечты несбывшейся, прощанья и разлуки.
В душе осталась нашей, век живи,
И не забудешь трепетные звуки.