Стихи о России: Крымские поселки-курорты (1)

Стихи о России: Крымские поселки-курорты (1)

95 стихов про курортные поселки Крыма: Форос, Соколиное, Симеиз, Новый Свет, Партенит, Мисхор, Массандра, Ливадия, Кореиз, Гурзуф.

  • Форос — посёлок городского типа на южном берегу Крыма. Входит в городской округ Ялта Республики Крым (Форосский поссовет Ялтинского горсовета Автономной Республики Крым).

95. Форос

Александр Чех

Давным-давно купчина Кузнецов
Поместье тут купил, дворец построил,
И парк, что здесь он заложил,
Лишь похвалы теперь достоин.

Полоску каменной земли
От гор там волны увели.
Лагуна вышла чудный рай,
У Крыма это просто край.

Край ЮБК и край страны,
Страны, которой не нужны,
Ни память предков, ни истории урок,
Запасов только б заготовить впрок.

А здесь всегда волна играет,
И воздух просто удивляет,
Ливанским кедром, духом гор,
Душе умаянной укор…

А стоит отвести от моря взор,
Ты церковь видишь, как узор.
Там на обрыве купола горят,
И сами к ним идти велят.

Не только с морем тут простор,
Возможен с богом разговор.
Колени можешь преклонить,
Прощенья за грехи просить.

И снова в сказку пенных брызг,
Давай скорей, теперь ты чист.
Пред всем чему ты задолжал,
А если нет — точи кинжал.

Хотя зачем такой подход?
Пусть веселится здесь народ.
Вино и горы, дивный сад,
И звёзды, что на нас глядят.

94. В Форосе

Валерий Пономарев

Как символ горной цепи
И луч в кромешной мгле…
На морем чудо — церковь,
В Форосе на скале.

Как юная невеста
И белоснежный сад…
Ликует мое сердце,
Ловлю влюбленный взгляд.

Какое рук творение!
Какая красота!
Церковь Вознесения
Христова высота,

Она точка отчета,
Священная пора,
Когда душа в полете
С энергией Добра!

Скала зовется Красной,
Церковь в небесах…
И этот вид прекрасный,
Всегда живет в сердцах!

93. Форосская церковь Воскресения Христова

Валерий Рябцев

Воочию- не в чудесах
Сияет церковь в небесах.

И как горящая лампада,
Как светоч, как звезда в ночи,
С вершины каменной громады
Протянет нам свои лучи.

И мрак отступит понемногу,
И в сердце свет зажжётся вновь,
И освещая нам дорогу,
Вселяет веру и любовь.

92. Храм Воскресения Христова Форосская церковь

Валерий Стегачёв

На скале, нависшей над Форосом,
Куполами небосвод пронзая,
Храм стоит у самого откоса,
Приютившись у обрыва с краю.

По легенде храм был здесь основан
В знак спасенья русского царя.
Имя Воскресения Христова
Получил тогда совсем не зря.

Здесь отцы, хранясь в уединении,
Воздавали почести святым
И молились в знак благодарения
За спасенье царственной четы.

Церковь строил русский архитектор
По заказу чайного магната,
Он имел на то свои прожекты,
Сей сюжет использовать когда-то.

И идею воплотив со смаком,
(Здесь его смекалку отмечаю)
Сделал храм своим торговым знаком,
На жестянках с лучшим своим чаем.

Пережив гонений лихолетье,
Храм восстал из пепла и расцвел
И в конце двадцатого столетья
Жизнь вторую он свою обрел.

91. Форосский парк

Владимир  Смирнов

Благоуханьем крымских роз
Нас встретил солнечный Форос.
Как будто дева Жанна д’Арк,
Увлек в порыве старый парк.

Махнул крылом лохматый тис,
Вздохнул печальный кипарис.
Проснулся тихий, мутный пруд
И шмель взлетел, как смелый Друд.

Вальяжный лотос — важный мэтр,
В пруду он, словно пышный кедр.
А на пригорке, встав с колен,
Заплакал бронзовый олень.

90. Храмы — Крым, Форос, Церковь

Владимир Тяптин

Над Форосом, как основа
Веры, что питает нас,
Воскресения Христова
Церковь к небу поднялась.

Её маковки с крестами
Ярко блещут с высоты.
И сверкает храм пред нами
Несказанной красоты.

И любуются им море,
Горы, лес и небеса.
Губы шепчут поневоле:
«Боже, просто чудеса!»

Был и я здесь рядом с храмом,
Отдыхая под горой.
Был закрыт он волей хамов,
Тех, что правили страной.

Вспомнил я, — глядя, как бойко
В храм спешат, — муж в честь жены,
Что разбилась здесь на тройке,
Храм воздвиг в былые дни.

И стоит он, обновлённый,
Воскресения Христа.
И молитву потрясённо
Шепчут жаркие уста.

89. Форос

Галина Яковлева

Волшебный дивный храм Форосский
Парил над выступом скалы.
Цветные узкие полоски
Мы привязали на стволы
И ветки стройных кипарисов,
шепнув заветные слова,
Чтобы в заоблачные выси
Вернуться нам не раз, не два,
Опять увидеть край приморский,
Душой восторги испытать.
Великолепный храм Форосский,
Байдары — это не отнять.
В душе они навек остались.
И это — мне самой на зависть.

88. Форосская церковь

Георгий Скрипкин

Парит над Форосом великое чудо —
Знаменье на Красной скале.
Над ним потешались земные иуды
Без малого семьдесят лет.

Его оскверняли под ритмику джаза,
Срывали красу куполов.
Но вытравил ветер хмельную заразу
Из нехристианских голов.

И вновь воссияло святое величье
Над таинством крымской земли.
И радует церковь небесным обличьем,
Взывает и благоволит.

И я восхищаюсь священным твореньем,
В котором главенствует бог.
Горит в небесах золотое знаменье
На траверсе горных дорог.

87. Форос

Кирилл Яковлев

У самой Южной точки Крыма
Видна чудесная картина.
Пройдя Ай-петринский утес,
Внизу раскинулся Форос.

Минув Байдарские ворота,
Дороги Ялта-Севастополь,
Оставив кружева изгибов,
Мы на Святой Земле Тавридов.

Уж нет Делосского Союза,
Средневековых Храмов груза.
И крепость генуэзцев Фори!
И та затеряна в истории!

Однако был ли здесь хоть кто-то
С времен ушедших Геродота?
Кто б не застыл от изумления,
Взирая на сие творение!

Раскинут парк меж гор и морем,
Взирая, мы безмолвно вторим:
Ведь только мог Великий Бог
Создать здесь райский уголок!

86. Форосский парк

Кирилл Яковлев

Разбит магнатом Кузнецовым,
На Крымском Южном берегу,
Согласно веяниям новым,
Чудесный парк всем на виду.

Здесь замираешь в восхищении,
Лишь только преступив порог:
Обилье южных насаждений,
И дивный райский уголок.

Атласский кедр, кипарисы,
И итальянская сосна,
Магнолий ряд и пихт ветвистых,
Цветет здесь даже мушмула.

Озер каскад и водопадов,
Спадает скальная гряда.
И море сладких ароматов,
Цветет здесь все от «А» до «Я».

Придя сюда хоть на мгновенье,
Забот мирских оставив груз,
Получишь ты благоговенье,
И скажешь сам себе: вернусь!

85. Форос

Людмила Никитина

Морские волны бьют о скалы
Вода как медный купорос
От Храма Солнца и до Ласпи
Раскрыл объятия Форс.

На кромке берега сверкая
Лежит полоска золотая.
И чистых бухточек уют
У скал находят свой приют.

Скрывая бухты и заливы
Здесь скалы берег охраняют
Их мощь энергия и сила
Сюда туристов привлекают.

И возле самого обрыва
На Красной отвесной скале
Возникла церковь,словно дива,
Храм Солнца весь в своей красе.

Здесь отдыхает весь бомонд
И в церкви душу облегчает
Под колокольный чистый звон
Невест и женихов венчает.

Стоит,горда в своем величии
И как маяк на склоне гор
Она является границей
Судам идущим на Босфор.

И серпантином горным вьется
Дорога в рай, где бухта Ласпи
И ждут Байдарские ворота
Гостей,что б показать им сказку.

Но кроме скал и перевалов
Здесь есть других красот не мало-
Здесь греки жили,были скифы,
Здесь много тайн,легенд и мифов.

Здесь нет ответов на вопросы,
Все тайны спрятаны в Форосе.
И кроме моря на природе
Свои раскинулись угодья.

84. Байдарские ворота

Валерий Пономарев

Байдарские ворота,
Как будто Мавзолей…
Загадочное что — то,
Они — как глас камней.

Они — большая тайна,
Естественный рубеж…
О давнем прошлом память,
Как веха всех надежд.

Для путников- удача,
Сто лет назад — ночлег,
Чтоб после ехать дальше
И слушать конский бег.

Но поменялось время,
Спремили люди путь…
Другое нынче племя,
Но прежняя в вас суть.

Окрестные красоты,
Как на ладони, здесь…
Все скалы и высоты,
Все торжество небес.

Гремит, как в бочке, голос,
Летит он как стрела…
Отсюда виден Форос
И Красная скала.

Звено ты в горной цепи,
Как элемент игры…
Ключ к Вознесенской церкви,
Местечко Байдары.

Ты веха перевала,
Истории кураж..
Идет дым от мангала,
Встречает всех «Шалаш».

Я сяду в ресторане,
Съем палку шашлыков:
— Какая панорама!
Всю жизнь смотреть готов!

83. Форосский парк

Ольга Назарова -Голубева

Форосский парк, весенний и прекрасный,
Как искренна краса твоих аллей!
В Форос стремилось сердце не напрасно,
Душа, ты пой, мотивов не жалей!

Аллеи парка так немноголюдны,
Они стремятся к морю,нас зовут…
Как мило все вокруг и как уютно,
Минуты здесь стремительно бегут…

Каскад фонтана в дивном обрамленьи
Приветствует нас прелестью своей.
Идем мы дальше парковой аллеей,
Мечтала я давно пройти по ней!

Прудов прекрасных вьется вереница…
Пред нами дивный Райский уголок!
Тут рай земной, как им не насладиться,
Эмоции сильны, и сбивчив слог…

Тропа ведет к фонтану нас неспешно…
Форосский кедр, преданнейший друг,
Склонил он ветви ласково и нежно,
Как чувственно сплетенье этих «рук»!

Цветенье мая взоры поражает,
Все дышит здесь весною и красой!
Тропа стремится к морю,приближает
Минуту встречи с морем и мечтой…

Ах,море,удивительное чудо!
И взгляды невозможно отвести.
Минуты эти долго помнить буду,
Форос хочу еще я навестить!

Как трепетны,душевны те мгновенья,
Картина удивительна,мила.
Как маячки, как чудо — откровенье,
Блестят Форосской церкви купола!

82. Форос

Штирман

Что южнее ЮБК?
То мыс Сарыч, но пока,
речь мы с Вами поведём
о селе лишь, что при нём.

Уже в древние те веки
по морям бродили греки.
Едва мыс тот увидали: —
«Форос! Форос!» — закричали.

С той поры так и пошло,
здесь возникшее село,
имя «Форос» обрело.,
а следы тех древних греков
время в Лету унесло.

Форосом и долиною Байдарской,
природы роскошь где и воздух где чистейший,
с соизволенья воли царской
владел Потёмкин, князь светлейший.

Затем Раевский, генерал
как видно тоже здесь бывал,
деревьев много посадил,
тем парк Форосский заложил.

Через полста с пятью годков
торговец чаем Кузнецов
чудесно парк преобразил,
дворец там свой соорудил.

Числом представленных там видов
спорить с Никитским парк готов
пред композицией ландшафтной
главу склонил бы Воронцов.

За Форосом, за шоссе
да на Красной там скале
церковь белая стоит
мореходам путь святит.

Парк и церковь Кузнецова
дива дивного такого,
благодарствуя народ,
купцу почесть воздаёт.

Неужели, в самом деле,
не слыхали о Тессели?
Дача Горького, она
жизнь рождала Самгина.

Царь страною управлял,
бомонд царский правил бал.
Перестройка подоспела
муть здесь новая осела.

Перестройки здесь удачник
бизнесмен и шоумен
дорогие строит дачки,
видно час его приспел.

И ещё Форос — курорт,
чтоб чувствовал комфорт народ,
здесь экономики оплот
от обслуги оборот.

Здесь уровень её такой.
на кошелёк и вкус любой.
На высшем — там «всё включено»,
на низшем море лишь одно.

Здесь чисто, чинно и опрятно
без толкотни, что так приятно.
Пляжей много, мест хватает,
столпотворений не бывает.

Известен миру стал Форос,
когда кретинов верный пёс
ГКЧП так испугался,
что здесь на даче укрывался.

81. Над Форосом

Ю.Алтайцев

Над миром властвует прибой
И Слово вышло из неволи …
В прибрежной дымке голубой
Уже горит огонь магнолий.

Над желтизной усталых вод,
Где солнце ветренное светит,
Раскинул вечный небосвод
Свои заоблачные сети.

Ещё безмолвствуют леса,
Туман стоит за поворотом
И охраняют небеса
Вверху Байдарские Ворота.

Спадает утренняя тень
С вершины старого утёса
И новый выстраданный день
Уже восходит над Форосом.

Светла Форосская скала,-
Церковный лик в природной гамме
И голубые купола
О чём-то шепчутся с Богами.

  • Соколиное — село в Голубинском сельском поселении Бахчисарайского района Республики Крым

Над Форосом

80. Крым. Соколиное

Виктор Иванов

Крым. Соколиное
дивные места
родные
там всё

вдали у края неба
тоненькая черта —
море

  • Село Соколиное.У подножия Главной гряды Крымских гор, высота центра села над уровнем моря 281 м, ближайший населённый пункт — село Аромат.Историческое название села Коккозы в переводе с крымскотатарского означает «голубой глаз», «голубоглазый».Через село проходит автодорога 35К-020 Бахчисарай — Ялта на Ялту через Ай-Петри.САРЫ-СУ (Сары — Узень) — река в районе Орлиного залёта, которая сливаясь с Аузун-Узень (Большой каньон Крыма) образует реку Кокккозка.Расстояние Бахчисарай село Соколиное на автомобиле — 37 км, расстояние в милях составит — 23. Расстояние по прямой — 23 км.

79. Золотая осень в Соколином

Ольга Назарова -Голубева

Золотая осень в Соколином…
Огненной палитры глубина!
Не найти прекраснее картины,
Что в подарок осенью дана…

Склоны Бойки лесом золотятся
Из осинок,тисов и дубов.
Бересклет и скумпия струятся
Языками пламенных костров…

О,не передать всех нот мотива,
Что душе покоя не даёт…
Осень соколинская красива!
Октября торжественный приход…

С древности заброшены чаиры,
Вдруг напоминают о себе…
Заиграли гаммы-переливы,
Отпечатком легшие в судьбе…

Тихое течение Коккозки
Трепетно и прелести полно…
Осени оттенки-отголоски,
Дивное природное панно…

Сколько красок в степенном теченьи!
Вся палитра осени в воде…
Пролетают годы,как мгновенья…
Не найти картин таких нигде!

Сююрю-Кая стремится в небо,
Золотом лесным окаймлена.
Может,это-быль,а,может,-небыль?
Осени волшебной пелена…

Изукрасить так леса и горы
Тысячью оттенков и тонов…
И позолотить края-просторы
Так,что рассказать не хватит слов…

Зачарован лес…Туманно утро…
Лес притих…Какой чудесный день…
И невдалеке стоит,как будто,
Магом заколдованный олень…

Он вбирает грудью эти краски,
Леса золотого благодать…
Нету на Земле прекрасней сказки,
Чем язык природы понимать…

Замерев от виденной картины,
На Седам-Кая стоишь,притих…
И Коккозская,Бельбекская долины
Аж до Каралезов до самих…

О,мгновенье,как же ты прекрасно!
Этою картиной потрясён…
А вдали,над пропастью опасной,
Гордо на скале стоит муфлон…

78. Соколиное

Ольга Назарова -Голубева

Горная деревня Соколиное-
Крымское селение Коккоз.
Словно,из предания былинного
Ветер нам историю принёс…

Готы жили здесь голубоглазые,
В древности найдя к деревне путь.
И переплелись народы разные,
Составляя жизнь её и суть…

Сююрю-Кая одета зеленью,
Милое создание небес.
А души спокойствие потеряно…
Сердце очутиться хочет здесь…

Погулять,пройтись по Соколиному,
Посетить чудесный этот край…
Повидать мечети диво-дивные
И потерянный Юсуповыми рай…

Дом Юсуповский прекрасный,удивительный!
Смотрит он на нас сквозь времена…
Участь и судьба его волнительны…
И задача нам сберечь его дана.

Массив Бойка высится загадочный,
Полный тайн,стремится в небеса…
И парит орёл…А вид-то сказочный!
Крымская природная краса…

Слышен плеск воды,её журчание…
То Коккозки милой голосок.
Сколько у реки очарования…
Чувств не передать,и сбивчив слог…

А в Большом каньоне оживление…
Аузун-Узень струится с гор…
Всё прекрасно трепетною зеленью,
Гор с рекой чарующ разговор.

Дикие сады у Соколиного,
Древние аиры…Времена
Донесли до нас следы их дивные…
Прошлого былого пелена…

Ты живи, Коккоз-души волнение,-
Ещё много долгих зим и лет.
У Коккозки бурное течение…
Крабика речного виден след…

77. Соколиное

Светлана Галс

Кок-Козская долина. Соколиное.
Лазурь из чаши небо опрокинуло.
Среди высоких гор, разрезавших платО,
Лесная тишина свила себе гнездо.
Из узкого каньона, как из плена,
Бежит на волю речка в белой пене
И, успокоившись на дне долины,
Играет с легким пухом тополиным.
Кок-Козы — старое татарское село.
Усадьбы серый дом. Разбитое стекло.
Над каменным мостом, меняя тень на свет,
Качается свечой высокий минарет.
У древних тополей — приглушенный родник,-
Едва ли редкий путник жадно не приник
К его ладони мраморной с печальной,
Текущею слезой, струей хрустальной.
Едва ли кто прочесть теперь сумеет
Арабской вязи смысл, но зеленеет
Садов, посаженных когда-то, лес,
И ярок цвет письма, как синь небес.

  • Симеиз — посёлок городского типа на южном берегу Крымского полуострова, в Ялтинском регионе Крыма. Население 2,7 тыс. чел.

76. Симеиз

Анатолий Чайка

Над Симеизом дождь слепой
Струится нитями на землю.
Играет волнами прибой.
Дождю и солнцу молча внемлю.

Я с непокрытой головой
Бреду вдоль стройных кипарисов.
Вот Кошка выгнулась дугой
Над благодатным Симеизом.

Лицо омыто, как слезой.
Омыта белых чаек стая.
Над Симеизом, надо мной
Они как ангелы витают.

Все цепи будничных оков
Я разорву без сожаленья!
…Мой Симеиз — из детских снов.
В том я не ведаю сомненья!

75. Симеиз. Настроение

Анатолий Чайка

Заповедник души — Симеиз!
Как причудлив твой южный каприз…
В каждой роще таится сюрприз,
У влюблённых не требуя виз.

Охраняя дольменов покой —
Кошка выгнула спину дугой.
И витает волна за волной
Можжевеловый дух над горой.

Это всё так сродни ворожбе!
Вот гляжу и не верю себе:
Я в арбе по старинной тропе
Вдаль влачусь, неподвластный судьбе…

Ниоткуда вдруг хлынет печаль
И до боли становится жаль
Этих гор вековую скрижаль
И осенних туманов вуаль…

74. Симеиз

Борис Шмуклер

Маленький курортный город,
Что под «Кошкою-горой».
Кипарисовы аллеи,
Пляж с прозрачною водой.

Плещется в воде у пляжа
«Дива» — дивная скала.
На скалу ведут ступени
Счёт которым — нет числа.

А с площадки на вершине
Панорама Крымских гор,
И прибрежные стремнины,
Моря синего простор.

73. Симеиз. Голубой залив

Валерий Рябцев

В голубом просторе,
в голубой дали,
Волнами играет
Голубой залив.
И устами моря
шепчет мне прибой
Голубую тайну,
ночи голубой.

72. Симеиз. Гора Кошка

Валерий Рябцев

Хвостом мышинным от луны
В морской тиши дорожка.
Всё смотрит, смотрит на неё
Пригнувшаяся Кошка.

Уж спину выгнула она,
К прыжку готовясь смело,
Но в ожидании своём,
Как сфинкс, окаменела.

71. Симеиз. Скала Крыло Лебедя

Валерий Рябцев

Любуясь в зеркало залива
Своей осанкою красивой,
Как взмах лебяжьего крыла
Стоит скала Лимен-Кая.

Но ей почудится порой,
Зачем стою я под горой?
Сейчас взмахну крылом слегка
И улечу под облака.

Там птицы вольные одни,
Оков не ведают они,
Там только ветер с синих гор,
Там только небо да простор.

70. Симеиз. Скалы Дива и Монах

Валерий Рябцев

Скала «Монах» разбита штормом 19 января 1931 г.

Монах отшельник стоял у моря,
Стонало сердце его от горя.
Любил он Диву — но всё напрасно,
Она горда и безучастна
К любви Монаха…
(Но что за горе?
Чужая боль гроша не стоит!)
А он, бедняга, презрев каноны,
Смотрел на Диву, как на икону.
И отрешённый в грехе своём,
Читал молитвы иссохшим ртом…

А море чёрной грозит волною,
Нельзя монахам любить земное.
А коль коснёшься земных утех, —
Не замолить смертельный грех.

Валы вскипают, как фуги Баха,
Удар волною — и нет Монаха.
Разбит Монах, волной сражённый,
Он прахом лёг у ног влюблённой…

И с той поры скалой красивой,
В морской воде, всегда одна,
Стоит тоскующая Дива,
В печаль любви погружена.

69. Симеиз

Василий Толстоус

Несбывшееся чудо.
Затейливый каприз.
Он здесь, и — ниоткуда,
чуть сонный Симеиз.
Кокетливые мызы
состарились давно.
Поют им те же бризы,
ведь бризам всё равно.
Они видали в жизни
Аттилу и Бату,
рождения и тризны,
победы и беду.
Ветрам подставлю щёку —
они здесь вечно с гор —
запомнят пусть к востоку
мой обращённый взор.

68. Зажигает огни Симеиз

Вячеслав Кислицын

Из цикла «Образы Крыма»

Зажигает огни Симеиз,
задремала под облаком Кошка*,
и на Диву* спускается вниз
млечный путь по небесной дорожке.

Положи мне ладони на грудь —
это будет причиною веской
под простынку с тобой занырнуть,
а потом до Луны по Советской*.

До Луны, где гуляют ежи,
протоптав до прибоя тропинки,
а на ней, как следы, миражи
и со звёзд оседают пылинки

В кипарисы, что дремлют в строю,
но не дремлют античные боги.
Даже Ленин здесь, словно в раю,
вновь, как прежде, стоит у дороги.

  • *Кошка — гора в окрестностях Симеиза;
  • *Дива — скала в море в окрестностях Симеиза;
  • * ул. Советская — улица в посёлке Симеиз.

67. Симеиз

Николай Цупренко

На самом краю Ойкумены,
Где частые штормы и бриз,
Умытый волнами и пеной
Стоит городок Симеиз.

Стоит у подножья Ай-Петри,
Сокрытый от северных вьюг,
Обласканный солнцем и ветром,
Лицом обратившись на юг.

Влиянье культур здесь не ново.
Привычны уже сочетания эти:
Соседствуют Церковь Покрова Христова
И башня Исламской Мечети.

Протяжный голос имама
Уносится в дальнюю даль,
Сливаясь с песней Христа,
Неся чистоту и печаль.

Шумят кипарисов аллеи —
Прохладой, покоем полны…
Здесь слышится гомон чаек
И шелест прибрежной волны.

На самом краю Ойкумены
Спускаясь террасами вниз,
С уютом своим неизменным
Вас ждет городок Симеиз.

66. Симеиз

Ольга Назарова -Голубева

Еще один дороги поворот,
Еще один души моей каприз…
И вдруг передо мною предстает
Зовущий и манящий Симеиз!

Как бесподобна неба синева!
Но облака уж мчатся над грядой…
Диктует осень здесь свои права…
Погода лишь подвластна ей одной!

Задумчив и прекрасен Симеиз
Во власти золотого октября!
Туман сплошной завесою навис,
Загадками со мною говоря!

Иду я к Диве,близится мечта!
Уж в мыслях мной давно покорена!
Мгновенье…ДИВА!!! Чудо! Красота!
Я дара речи напрочь лишена!

О Дива дивная,прекрасна,хороша!
Иду наверх…не в мыслях — наяву!
От видов и красот поет душа!
Я целый мир от счастья обниму!

И вот вершина! Море красоты
Со всех сторон приветствует меня!
И без вина здесь захмелеешь ты,
Ведь эти виды так тебя пьянят!

О чудо-Кошка, грации полна!
И бесподобно Лебедя Крыло!
Гряда великолепна и мощна!
А море позолотой расцвело!

Я возвращаюсь с Дивы не спеша…
В душе бушуют и восторг,и грусть…
И вторит, и поет моя душа:
«Еще я обязательно вернусь!»

65. Симеиз

Штирман

Горы место охраняют
скалы к морю вниз бегут,
собой место украшают
мореходам знак дают.

Уже в древние те веки
проплывали мимо греки,
знак приметный увидали
Симеизом знак назвали.

Свирепые, дикие тавры здесь жили
на римлян и греков страх наводили,
века промелькнули, внесли перемены
оставив от тавров одни лишь дольмены.

Замок византийский здесь на Кошке
генуэзцы в крепость превратили
от неё развалин лишь немножко
до времён до наших докатили.

У подножия Кошки
в окружении скал,
в живописнейшем месте
Симеиз воссиял.

Голубое урочище
и залив голубой,
городской пляж у Дивы
с водой чистой такой.

А за Дивой скалой
пляж нудистский, дикой,
повстречать здесь меньшинства
риск довольно большой.

Киногеничен Симеиз
киношникам он богом дан
здесь в море с Дивы вознеслись
и Ихтиандр и Цыган.

Горы, лес и Крыма зелень
воздух чист и так целебен
здесь покой и тишина,
растворится в них душа.

Будете на пляж сбираться
вниз спускаться, вверх взбираться,
хорошо б ступеньки счесть,
их во множестве здесь есть.

Замысловатый лабиринт
улочек средневековых
Крыма древности хранит,
легенды тайн многовековых.

Парки на склонах, сады виноградники,
есть винзавод там и есть винподвал,
народ, отдыхая, чтоб фрукты едал,
здоровье крепил чтоб и чтоб не скучал.

В двадцатых годах ушедшего века
недуги лечил Симеиз человека
и ныне он лечит и оздоровляет
курорт в Симеизе растёт, процветает.

  • Новый Свет — посёлок на юго-востоке Крымского полуострова, на берегу черноморской бухты Судак-Лиман (также называемой Зелёной бухтой). Входит в городской округ Судак Республики Крым.

64. Новый Свет

Валерий Рябцев

Брожу я в роще можжевеловой,
Вдыхая ладанный настой,
А море сливой переспелой
Блестит на глянце синевой

Тропа знакома и изучена,
Приводит нас на дальний мыс.
И можжевельник весь закрученный,
Растёт не вверх, а как-то вниз.

И бухт уютные подковы,
В них светом искрится вода.
И этот Свет зовётся Новым
И не стареет никогда.

Одеты в каменные ризы
Чертоги Караул-Обы,
И гладят ласковые бризы
Её наморщенные лбы…

А там, где море небо встретило,
Где линий призрачных излом,
Неясной, матовой отметиной
Лежит далёкий Меганом.

63. Новый Свет

Валерий Стегачёв

Есть уголок в Крыму чудесный,
С названьем дивным — Новый Свет.
Он так пейзаж украсил местный,
Как красит жизнь цветов букет.

Здесь наша крымская природа
Волшебный вид свой приняла.
Под чистым ясным небосводом
Шедевр свой лучший создала.

Лазурных бухт морская гладь,
Вокруг таинственные гроты.
Как не трудись, не передать
Словами здешние красоты.

Не зря античный беллетрист,
Едва увидев этот край,
Ему дал имя «Парадиз»,
Что в переводе значит «рай».

Здесь нет штормов и волн бугристых,
Здесь словно мир заворожён.
Чредой высоких гор скалистых
От всех ветров он защищён.

В лазурной бухте Голубой
Уютный тихий Царский пляж.
Здесь августейший царь с женой
В тени раскладывал марьяж.

Всего в каких-то двух шагах
Растут реликтовые сосны.
И ощущаешь на губах
Вкус трав лечебно-медоносных.

Здесь можжевельник — исцелитель,
Ветвей своих раскинул лапы.
Вечнозелёный долгожитель,
Помощник верный Эскулапа.

Здесь даже воздух сам целебный.
Глоток его всегда бодрит.
Сей мир таинственно-волшебный
Нас красотой к себе манит.

62. Новый Свет

Женя Махно

На юго-восточном побережье Крымского полуострова, окружённый горами Сокол (Куш-Кая) и Орёл (Коба-Кая), в живописной Зелёной бухте расположился посёлок Новый Свет. В античные времена это поселение носило название Парадиз (гр.paradeisos — рай).

Как в древней легенде рождалась богиня
из пены морской, из атласной прохлады,
и даль содрогалась всей тающей синью
от стука сердец, от скрещения взглядов.

И мир безрассудно лишался устоев,
вкушая заката мускатную чашу,
а небо сыграло в орлянку с землею,
швырнув свое солнце в притихшие чащи

на склонах. — Орёл! — Мы по тропкам незримым
в ночи отыскали друг к другу дорогу,
мы были близки этим морем единым,
мы были верны этим горным отрогам.

А ночь, тихо звёзды на счастье роняя
на дно наших глаз, захлебнулась рассветом.
— Любимый… — Я знаю, молчи, дорогая…
Смотри — загорается день Новым Светом!

И в свете тогда всё для нас стало новым,
звенящим струною тревожного счастья —
мы скоро простимся, но встретимся снова
в других измереньях, в других ипостасях.

И верность храня этой клятве безмолвной,
горячим объятьям, солёным лобзаньям,
мы скоро простимся. Но встретимся снова.
До скорого в северном небе свиданья.

61. В Новом свете

Ольга Дубинянская

Коснуться даже бережно нельзя
Влекущей красоты предгорной дали:
Так, пальцами по аверсу скользя,
Не тронуть стороны другой медали.

Проходишь только взглядом долгий путь,
И жадно красоту впиваешь взглядом,
Стараясь грудью полною вдохнуть
Благоухание лесного сада.

Вечерний свет припорошил кусты,
Отбросив тень косую на откосы.
Приморские предсумерки чисты,
Прозрачны, словно утренние росы.

Пошли мне, Боже, эту благодать
В последний час последнего причастья,
Когда мне будет нечего отдать
За миг земной пленительного счастья.

Новый Свет

60. Новый Свет

Ольга Назарова -Голубева

Зеленая бухта и Сокол чудесный
Как вы бесподобны и как хороши!
Орел дополняет их облик прелестно!
Задеты все лучшие струны души!

Тропа убегает манящею лентой,
Зовя нас с собою навстречу мечте.
Идешь, наслаждаешься каждым моментом,
Который уж лег отпечатком в судьбе!

Сосна на Орле горделиво и строго
Стоит, возвышаясь над дивной тропой.
Голицынский грот позади; понемногу
Нам Капчик кивает своей головой.

И вдруг ОН возник, удивительный облик!
Творение Бога, природы каприз!
И синее небо, и солнечный отблеск
Нам дарят поистине дивный сюрприз!

Ах, Синяя бухта, ты дивное диво!
И как же прекрасна твоя синева!
А вот Голубая, она горделиво
Несет свое имя,и в этом права!

По Капчику вьется тропа, разделяя
Две бухты, как две неземных красоты!
Лазурь с синевой спорят, всех удивляя,
Здесь царство поэзии, царство мечты!

Стоит Носорог,можжевеловый,чудный!
И взгляд невозможно сейчас отвести!
Здесь РАЙ превосходный, чудесный, уютный,
А мы продолжаем тропою идти!

«Плывут» берега можжевеловой рощи,
Тропа к завершению вдруг подошла!
А сердце ликует, что просто нет мочи,
Что сказка — то явью прекрасной была!

59. Новый свет

Штирман

Гласит легенда:

Здесь в древнем небе
две птицы бились.
Потом устали и к морю сели
и там у моря окаменели.

Когда же древние туда примчали,
Орёл и Сокол их там встречали
и Караул там оба гора
в ряду том третьей горой была.

Великолепная долина
амфитеатром смотрит в море
и украшают ту картину
реликты древовидной флоры.

Люди край сей заселяли,
виноградники сажали.
Его прелесть признавая,
Парадизом край назвали.

И чего нет в Крыму так нет,
без старины здесь шага нет.
Хранит пещера храма след
и тавров здесь ведёт тропа
к вершине Караул оба.

Век девятнадцатый уже
неспешно так к концу клонился,
Когда Голицын князь
в сей Парадиз явился.

Он здесь имение купил,
повсюду виноград растил
и здесь завод шампанских вин,
со знанием дела заложил.

Для дозревания шампанских вин
тоннелей километры прорубил.
И были вина те так хороши,
что брали и медали и Гран при.

В «Новый свет» он Парадиз преобразил,
цвета трёх бухт: Зелёной, Синей, Голубой,
мыс Капчик, грот Голицына и грот Сквозной
соединил Голицынской тропой.

В «Новом свете» князь Голицын
мечты в реальность обратил,
построил дом, в котором жил
Здесь бюст его и склеп.
И здесь в Бозе почил

И ныне «Новый свет» — завод
свою продукцию даёт
чудесных марок вин шампанских
миллион бутылок каждый год.

Посёлок «Новый свет» — курорт
Здесь отдыхающий народ,
трёх бухт здесь пляжи и туда
Ведёт Голицына тропа.

  • Партенит — посёлок городского типа на Южном берегу Крыма. Входит в Городской округ Алушта. Расположен в 15 км к юго-западу от Алушты и в 59 км к юго-востоку от Симферополя. Население 6,1 тыс. чел.

58. Партенит

Владимир Веретнов

Луч солнца по горе скользит
Витает хвойный аромат
Души восторженный парад
Когда вдруг видишь Партенит

Он как безжалостный магнит
То колокольчиком звонит
То нежно шепчет, то молчит
Вот так флиртует Партенит

Его дух в воздухе парит
В нем о любви писал пиит
Он издали уже манит
Так вот встречает партенит

Твой след еще хранит гранит
Твой взгляд о милом говорит
Он о тебе весь час грустит
Когда скучает Партенит

Твоя слеза струной звучит
Наши сердца соединит
Вместо меня поговорит
Дождем заплачет Партенит

Пусть твое сердце не болит
Душа над морем воспарит
К любимой с ветром прилетит
Когда проснется Партенит

Пускай Господь меня простит
Душа поет, душа звенит
Нас с милой вновь соединит
Когда полюбишь Партенит

57. Партенит

Вячеслав Егиазаров

Крым не скуп, святую копит силу,
бардов привечает и бродяг.
Иоанна Готского могилу
охраняет строгий Аю-Даг.
Стройные высотки, корпус белый,
розы в парках, красок карнавал:
ничего с душою не поделать —
сам не знаю, как сюда попал.
Всё благословляя, протяните
руки к солнцу, а вокруг — весна.
Почему-то только в Партените
связь души и неба так ясна.
Лес шумит, рокочут тихо волны,
ветер с оста повернул на вест,
крымская тематика неполной
будет без таких, как это, мест.
Май в Крыму наполнен чувством плотским,
но и дух силён здесь неспроста,
здесь весь берег Иоанном Готским
окрещён величием Христа.
Власть хазар поправ святою верой,
нёс он Крест в сиятельной руке…
Эра разговаривает с эрой
здесь на всепланетном языке.

56. Летом в Партените

Геннадий Малинский

Летом в Партените
Солнышко в зените.
Дымка вьется в небо над Медведь-горой.

Слов не говорите.
Только вдаль взгляните,
Как синеет море. Это с рай земной

55. Летний день в Партените

Ольга Назарова -Голубева

Летний день в Партените…
С ним ничто не сравнится!
Снова солнце в зените…
Может, это мне снится?

Ароматом альбиций
Воздух вновь напоён.
Чайки, верные птицы,
Морю шлют свой поклон.

Мирно дремлет Мишаня,
Исполин Аю-Даг…
Ах, картина земная,
Кто создал тебя так?

Так, что души волнуешь
Ты своей красотой.
И беспечной чаруешь
Набежавшей волной…

Летний день в Партените…
Это жизни мгновенье…
Это песня, наитье
И души откровенье…

54. В Партените

Светлана Галс

В оливковой роще
тунику полощет
гречанка в струе
родника.

И свет серебристый
стекает по листьям,
по мраморным белым
рукам.

Глядит Навсикая,
как луч утекает,
игрой околдована
сей.

А тень легкой дымкой
укрылась в ложбинке,
где скрыт тростником
Одиссей.

За стеною сказочных камелий —
Только тронешь, упадет цветок —
Пан лесной играет на свирели,
спрятался за пинии и ели
у скалы, и наяву, во сне ли
Пляшут нимфы у козлиных ног.

К зеркалу пруда под сенью тиса
Боги приковали взор Нарцисса.
Он застыл без сил и без движенья —
Путь в Аид за чары отраженья.
Лебедь машет крыльями: «Очнись!»
Но милее призрак, а не жизнь.

Море шумно галькой шевелит,
Чайка оглашает небо стоном.
Как Олимп, прекрасен Партенит —
Царство Муз, Весны и Посейдона.

  • Мисхор — приморская климатическая курортная местность на Южном берегу Крыма, в 10 км к юго-западу от Ялты. Не является отдельным населённым пунктом, а включён в состав посёлка городского типа Кореиз.

53. Дождь в Мисхоре

Анатолий Чайка

Отдохновение души — в Мисхоре дождь идет!
Постой, прохожий, не спеши,
Пусть дождь тебя польет.
Дождем умылася земля. Повеселел народ.
И для тебя, и для меня — в Мисхоре дождь идет…

52. Мисхор

Анатолий Чайка

Синий морской простор.
Чайки да корабли.
Милый родной Мисхор,
Рай на краю земли.

Ты у подножья гор
Словно скворешня мал…
Встречи с тобой, Мисхор,
Я не напрасно ждал.

Пляжники, как скворцы-
Пробуй — ка их, подвинь!
…Дремлют твои дворцы
Глядя в морскую синь…

51. Молитва о Мисхоре

Анатолий Чайка

Синее море, синее море,
Волны ласкает бриз.
Лето в Мисхоре, лето в Мисхоре,
Доброго мага каприз.

Я очарован навеки тобою!
Здесь, у подножия гор,
Зреет инжир, с изумрудной листвою
Тихий ведя разговор.

Я с тобой буду в счастье и в горе —
Клятву даю на крови!
Лето в Мисхоре, лето в Мисхоре, —
Благослови меня, благослови…

50. Мисхор

Вера Север

Мисхор — рельефная долина —
на фоне моря и песка,
для взгляда — дивная картина
из вечной книги бытия.

От ресторана по дорожке
спускаюсь к морю… Волн парад
рисует пенистые рожи
пока в бутонах розы спят.

А за спиной гора Ай-Петри,
поднявшись формой до небес,
не внемлет излиянью ветра,
не слышит волн тревожный всплеск.

49. Мисхор

Людмила Никитина

Стоит в объятиях дивных гор
Неподражаемый Мисхор.
И ярким солнцем обогретый
Прекрасен он зимой и летом.

Вода прозрачна как слезинка,
Сверкает галька,словно льдинка
И серебром чешуй сверкая,
Рыбешки стайкой проплывают.

Цветут цветы в аллеях парка
И море тянет как магнит,
И вечно юная русалка
Всех красотой своей манит.

48. Мисхор

Ольга Суркова-Шевкунова

Шелест волн доносится снаружи
В окна санатория «Мисхор».
На рассвете запевая дружно,
К ночи лишь смолкает птичий хор.
Словно дельтапланы кружат чайки,
Больше полуметра крыл размах.
Здесь, на берегу, они хозяйки
И неведом вольным птицам страх.
Здесь, на склонах у скалы Ай-Петри,
Бог рассыпал чудо-семена.
И у моря на солёном ветре
Выросла зелёная страна.
Будет сниться этот берег райский
Мне во время длительных разлук.
Не забуду, как в цветенье майском
Диких чаек я кормила с рук…

47. Мисхор (Крымские местечки)

Ольга Цветикова

Однажды, в Крым приехав, мисс
Пошла послушать хор.
Но в хоре ,- вот какой сюрприз! —
Случился недобор.

Ведь в этот день, (ну как на грех!),
Поутру ранным-рано
Сломала зуб, грызя орех,
Ведущая Сопрано.

А накануне, голосист
И боек, словно кенар,
Глотнул холодный пунш артист, —
И слёг с ангиной Тенор.

Ещё на славный юбилей
Свояк приехал к Басу,
Привёз в подарок двух свиней
И разные колбасы.

И вот, страдая животом,
Лежит, стеная, Бас, —
Объевшись, охает о том,
Как вреден пуд колбас.

Ну, что ж, — тогда создать свой хор
Решила наша мисс.
И будет зваться хор — Мисс-хор!
(Ну, то есть, хор из мисс).

Хитоны белые надев,
Прекрасные наяды
Поют пленительный напев
И прочие рулады…

…Промчались годы чередой.
Доныне помнят горы
Девичьих песен лад и строй
Старинного Мисхора…

46. Мисхор

Штирман

Ай-Тодора обрывистый берег
к уровню моря снижается,
пляжей прекрасных здесь полоса
побережьем Мисхора является.

Изумрудным ковром
здесь раскинулись парки,
здания здравниц немалым числом
белеют средь зелени яркой..

В лето жаркий, но не знойный он,
в осень – бархатный сезон,
весна севера – зимой,
пышный «бал цветов» весной.

Дворцы, парки и имения
все достойны обозрения,
здесь отметим только то,
что Мисхору лишь дано.

Знаменит Мисхорский парк
мастеров творение,
центр парка красит так
пальм краса аллея.

А канатка на Ай-петри вознесёт когда
с птичьей высоты полёта Вы увидите тогда
красоту ущелий диких, мрак пещер, зубы дракона
панораму ЮБК.

Быль ту сказку или сон
академик Адамсон
её в бронзе изваял
в дар Мисхору передал.

Там фонтан Али-Бабы
рядом девушка Арзы,
а навстречу им из вод
русалка с мальчиком плывёт.

  • Массандра — посёлок городского типа на южном берегу Крыма в 5 км от Ялты. Первое упоминание 1520 год. Население — 7,4 тыс. человек. Достопримечательности — Винодельческий комбинат «Массандра».

45. Массандра

Ирина Аникеева

Что это — имя? В рай земной дверца?
Может бокал сладких капель вина?
Как в колыбели качается сердце
В воздухе пряном и чаша без дна
Синих небес. Облаков отраженность
В море солёном отчасти видна,
С белою пеной есть некая схожесть —
Ветром их выбросит на берега.
Как расторопность природы волнует,
Как удаётся ей всё усмотреть,
Словно Господь эту землю целует —
Гроздь виноградную солнцем согреть,
Силу придать благородности лавра,
Запах глициний приправить сосной…
Это не рыбные запахи Гавра,
Что ни пейзаж — океанский прибой…
Здесь всё иначе. Здесь мягкая поступь
Силы природы, как силы богов,
Чтоб не спугнуть драгоценную россыпь
Издревле разнообразных следов.
И воспевать до скончания мира
То, что не станет вовеки пустым:
Горы и море, полоску меж ними —
Дивный оазис вдали от пустынь.

44. Массандровский дворец

Владимир Смирнов

Массандровский дворец,
Скрывается в горах.
Монарший он беглец,
Историей пропах.

Правитель Александр,
Любил в нем отдыхать.
Глядел на олеандр,
Такая благодать…

Массандровский дворец,
В морскую смотрит даль.
Престольный ты ларец,
Сними веков вуаль.

Массандровский дворец,
Меня к тебе влечет.
Для любящих сердец,
Не прерванный полет…

43. В Массандровском парке

Ольга Назарова -Голубева

В Массандровском парке осенние краски!
Чарующий, греющий душу мотив!
Иду по октябрьской ласковой сказке…
Иду не спеша, обо всем позабыв!

От чувств учащенно колотится сердце!
Какие красоты сейчас предо мной!
То КРЫМСКАЯ ОСЕНЬ открыла нам дверцу,
Попробовать дав свой чудесный настой!

Ах, КРЫМСКАЯ ОСЕНЬ, лишила покоя!
Ты снишься ночами! Какой же тут сон!
Вкуснее еще не бывало настоя!
И сердце с душою звучат в унисон!!!

42. Массандра

Штирман

В античные уж веки
в Марсанде жили греки,
здесь виноград растили
и сок бродивший пили.

И киммерийцы с таврами
от них не отставали
здесь виноград сбирали,
бродивший сок пивали.

Ну а в средние века,
как и везде на ЮБК,
здесь итальянцы жили
и виноград растили.

Позже турок в Крым пришёл,
толк в вине он не нашёл
и лозу здесь не растил,
процесс винный прекратил.

Но пришли сыны России
процесс винный возродили
и прошла лишь сотня лет —
крымским винам равных нет.

Екатерининский указ
и верный Воронцова глаз,
что в ЮБК узреть сумел
для лоз прекраснейший удел.

Лозу в Европе закупал,
на неудобьях здесь сажал,
подвалов винных на долбил
в них доброе вино хранил.

И местный тем народ прельщал,
что водкой «Старкой» угощал.
Была та водка как никак
на вкус почти что как коньяк.

Своим шампанским отгремев,
от Бога мастер винных дел,
тот самый князь Голицын славный
В Массандре винодел уж главный.

«- Вино ведь местности продукт»-
Голицын князь сказал
и строить тот час приказал
здесь Главный винподвал.

И вот в подвале Главном
ряд вин уж вызревает славный,
им европейские жюри
медали присуждают и Гран-при!

Бутылок в энотеке миллион
вина Массандры всех времён,
музей хранит тех вин секрет,
тем винам полторы-две сотни лет!

И всяк чтоб вкус их ощущал,
есть при музее дегустаций зал.
Здесь вин Массандры тридцать марок
для душ взыскательных подарок!

И от Фороса и до Судака
Массандра — комбинат на ЮБК.
Вино прекрасное, чудесный виноград
творят там люди и растят!

В Массандре Главный винодел
Егоров уж блистал
и среди многих винных дел
мускат здесь свой создал.

Массандровский дворец и парк
посёлок украшают
и, что лечебный здесь курорт,
давно то каждый знает.

Изюминка в лечении есть
и состоит лишь в том,
что лечат виноградом здесь
и лечат здесь вином!

  • Ливадия — посёлок городского типа на южном берегу Крыма, в составе «Большой Ялты», входит в городской округ Ялта Республики Крым. Население: 1 156 чел.

41. В Ливадии

Валерий Пономарев

Ливадия — символ эпохи!
Вершина ее и полет…
Как птицу, увидел с дороги
Почувствовал, что сердце поет!

Колонны прямые как диво,
Она — рукотворный алмаз!
Нет места другому мотиву:
— Украсила местный пейзаж.

Я думал, шагая под своды
Не скрою, в туристкой толпе…
Синели за окнами воды
И плыл теплоход в далеке.

Силен дух домашнего быта,
Отметину сделал в душе…
При виде стопки открыток
Я вдруг на втором этаже.

Мурашки рванули по коже
И сердце забилось сильней:
— Убили за что же, за что же
Когда — то всех царских детей?

Сто лет не находят ответа,
Забыть невозможно беду?! —
Почудилось, будто по склепу
В дворце ливадийском иду.

Признаюсь: Мне стало в нем плохо!
Удар получил кулаком…
Осколок царской эпохи,
Со сломанным чайка крылом.

В Ливадии

40. В Ливадии о Фру-Фру

Василий Романенков

Деревьям лень пошевельнуть листвой…
Тропинка в гору лезет неустанно…
По ней любил гулять старик-Толстой,
Что сочинил историю про Анну.

Каренина вела свою игру,
Где ставка — жизнь. И вот ее итоги:
Всё — под откос, а бедная Фру-Фру
Со сломанной судьбою — при дороге…

Вдали едва приметен Аю-Даг.
Гуляют волны резво и упруго…
Великий старец был большой чудак.
Его героям приходилось туго.

Одних сжигал ревнивости огонь.
Других пытали нервные болезни,
Но выбор был. Один лишь только конь
Бежит туда, куда велит наездник…

Давно в депо уехал паровоз.
Иду тропой не валко и не шатко…
Все хорошо, и все же, жаль до слез
Сошедшую с дистанции лошадку.

39. Ливадия

Кирсанов Сергей

В начале Солнечной тропы
Стоит дворец, как парус, белый.
Его построили рабы
С фантазией довольно смелой.

Имея множество колонн,
На итальянское палаццо
Похож, величественный, он
В объятьях муз и стройных граций.

Недолго пребывал тут царь:
Рабы внезапно взбунтовались,
И затянула небо хмарь.
Зря венценосные старались.

Их всех сослали на Урал,
Там беспощадно расстреляли.
Дворец же красотой сиял —
Рабы хозяевами стали.

У древних греков кипарис
Был символом и знаком смерти.
Здесь много кипарисов из
Родившихся в той круговерти.

Они стоят средь алых роз,
Слегка вершинами качая.
А под корнями море слез
Питает их, не просыхая.

38. Ливадия

Константин Шемякин

Отходят от причала корабли
Волной морскою берег омывая
И узкая полосочка земли
Для них в туманной дымке вновь растает

Куда не кинешь взгляд, лишь синева
От неба отражается водою
Да только горы, медленно скользят
С небес, спускаясь к бьющему прибою

Здесь щедрым солнцем берег озарен
И парками покрыто побережье
Я там бродил, и всплески пенных волн
Во мне будили тайные надежды

Что, я, когда-нибудь, тоской гоним
Все брошу и оставлю дом, как прежде
Примчусь к тебе мой старый, добрый Крым
И затеряюсь среди побережья

Ну, а пока, гуляй моя душа
Вздыхай соленый запах волн и моря
Броди тропинкой горной, не спеша
Под сенью безмятежного покоя

37. В Ливадии

Надежда Лисогорская

Царский дворец — он воистину царский!
Воздуха сколько — высок потолок!
Вид на морские просторы прекрасен…
Белой одежды чудесный цветок!

Память сияет в молитвенной песне
Над акварелями прошлого дня —
В ней собираются все они вместе —
Царского дома большая семья…

36. В Ливадийском дворце

Наталия Журавлёва

Во дворце Ливадийском — прохлада,
В тихих залах покой и уют.
Ждать хозяев* давно им не надо,
Но они затаились… и ждут…

Ждут, когда голоса не туристов,
А ушедшей семьи зазвучат,
Смех и шёпот взволнованно-быстрый
Венценосных, но всё же — девчат!

Ждут… И помнят проказы мальчишки,
Голос мамы, отца мудрый взор…
Больше века прошло… поздно слишком…
Но дворец ждёт семью до сих пор*…

35. Ливадия (Крымские местечки)

Ольга Цветикова

Лива-а-адия — олива Лидии…
Полили лилии вы?
Водились мидии ли?

Ли-и-ивадия — кого обидели вы?
В какой обители?
К чему завидовали?

Ли-вадия — облитый ливнями,
Водой из мрамора ли
Ах, флёр де лиз!

Лива-дия — так дивна линиями,
Ленив капителями —
Дворец- каприз.

И белоснежнейший.
И белошвейнейший,
Такой счастливейший —
Как в солнце лёд …

Великолепнейший.
Велосипеднейший,
Струи-фонтаннейший-
Навзрыд, на взлёт…

Так звонко ладили,
По скалам лазали,
Сковал ли ладно ли
Ландо, кузнец?

Скакали в скалочки,
Играли в салочки,
Делили лавочки
И леденец…

Но Алладин поник:
Давно иссяк родник,
В душе саднит ледник,
Как валидол.

Ведь сказки скорчены, —
Их дни окончены,
Ливаны сточены,
И вод вид долг…

34. Ливадия

Тамара Шишкина

Ливадийский дворец,
Юга гордый венец —
Резиденция царской особы
В тихий сон погружен,
Окна глаз смежил он
Здесь сейчас санаторий особый.
Царь его охранял
И на помощь призвал
Итальянских поверий химеры.
Только, как ни гадал,
Все же не угадал
Революции нашей размеры!
Каждый взгляд, каждый шаг
Здесь, как вымпел, как стяг,
Как истории — росчерк в просторе.
Наших дедов сыны
После долгой войны
Людям отдали солнце и море!
Царь недурственно жил:
Ему мрамор служил
И косила глаза позолота.
А крестьянин-мужик
Мыться потом привык,
Развлекали — нужда и забота.
И когда в первый раз
Людям дан был приказ
Из деревни послать на леченье
В белый царский дворец,
То решили — конец,
Надо слать одного на мученья.
Но кого посылать?
Тот — отец, эта — мать,
Не оставишь семью сиротою.
Тут поднялся старик
— Ко всему я привык —
И седой покачал бородою.
Много лет пролетело,
Но помнят сейчас,
Как лицом побелел он
От слов — МЁРТВЫЙ час!

33. Ливадия

Штирман

Склон восточный Могибы горы
террасами к морю сбегает,
зелень лесов, живописных лугов
террасы горы украшает.

Среди древних лесов и густых
на полянах просторных больших
уже в бронзовом веке
жили здесь человеки.

Из глубоких веков,
что поближе к нам были
с островов тех эгейских
сюда греки приплыли.
…..
В век десятый византийский
монастырь уж здесь стоял
в честь святого Иоанна
свои башни возвышал.

С той поры водой своей
стен и башен тех красу
донесёт до наших дней
лишь источник Ай-Ян-Су.
…..
В век восемнадцатый, в конце
Ламброс Кацонис, грек шальной,
пират, полковник и герой
усадьбу здесь обосновал,
в честь малой родины назвал.

А от греков граф Потоцкий
эстафету подхватил
виноградники и парк
вкруг усадьбы посадил.

Производство вин наладил
винподвал там заложил,
когда умер. царь российский
ту Ливадию купил.

Монигетти дом Потоцкого
перестроил во дворец,
церкви две, дома для свиты
и ещё малый дворец.
…..
Когда царской семье
резиденцией стала,
посторонних к себе
никого не впускала.
…..
Оживилось строительство сразу
возведён был Большой дворец,
хозяйственно-техническая база.
и электростанция – дел тех венец.
…..
Царизм вышвырнув за борт,
рванул вперёд наш паровоз.
Крестьянский здесь уже курорт,
на землях здешних винсовхоз.

А нагрянувши, беда
оккупация, война,
всё в Ливадии разрушила,
кроме Белого дворца.

Большая тройка заседает
в этом самом вот Дворце,
судьбы мира там решает
в самом той войны конце.
…..
Реставрации курс дан
и построен здесь орган,
класса был орган такого
в стране не было второго.

Есть здесь школа–интернат,
есть и детский комбинат,
бары есть, три ресторана
звуки чудные органа.
…..
Сочная зелень деревьев и трав
Чудо здесь парки и чудо дворцы,
чары волшебные те испытав,
в мечтах к той красе устремляешься ты.
…..
Есть здесь Царская тропа,
по ней гулять цари любили,
два императорских дворца
тропою той соединили.

Здесь, в дубограбовом лесу
в самый знойный день в году
царит приятная прохлада
для души в жару отрада.

Фитонциды крымских сосен,
и реликтов ароматы,
горы, зелень, моря просинь,
зодчих двух веков раскаты!
…..
На ЮБК есть красоты немалые,
красоты ж Ливадии самые, самые.
Природа, курорт, даже пляж здесь такой,
что не сыскать среди Ялты Большой!
…..
Склоны ж гор окрестных
ряд Массандры вин чудесных
винсовхоз «Ливадия»
и Музей вина здесь есть
для качеств их познания.

33. Ливадия

Юрий Герман

Пологий спуск, ведущий к морю,
Где царь гулял, верша Державы долю,
Дубов и хвои резкий аромат,
Венчает нежно-розовый закат,

И веер пальм, полыни терпкий запах,
Соленый ветер улетающий на Запад,
Насыщенных цветов каскад,
Как вечной жизни маскарад,

Тут все: мощенный камень, мрамор, галька у воды,
Как будто создано для воплощения мечты,
Рожденной добрым светом — баловнем судьбы,
Которому житейские преграды вовсе не страшны,

Вот кедр, привезенный издалека,
На склоне каменном живет века,
Могучим торсом наклонившийся туда,
Откуда солнце появляется всегда,

И нежной аурой волшебного тепла,
Пронизана здесь каждая тропа,
В прозрачный волнах отраженье тайн любви,
Высоких чувств рожденных меж людьми,

Воистину, богатому Бог дал сполна,
Все то прекрасное, чем наполняется душа,
Ведь нищий тот кто, находясь в этом краю,
Не замечает, что живет он как в раю,

Что б совершенно бедному душой не стать,
Природы тайны нужно постоянно познавать,
И четко в этой жизни понимать,
Как вечное от суетливой грязи отличать.

  • Кореиз — посёлок городского типа на южном берегу Крыма. Входит в городской округ Ялта Республики Крым. Население: 5 629 чел.

32.Серпантины Кореиза

Анатолий Чайка

Серпантины, серпантины,
Кружево дороги.
Тропки — словно паутина.
Ноги мои, ноги!

Шаг ступил по Кореизу —
И уже в Мисхоре!
А канатная дорога
Прямо с неба — в море…

31. Кореиз

Вадим Добровольский

Прекрасный Кореиз простёртый под скалой,
Юсуповского паруса Ай-Петри.
Юсупов был в чести, как истинный герой,
После распутинской тревожной смерти.
Здесь Чехов наносил почтительный визит
Страдающему в Гаспре Льву Толстому,
Не думая о том, что самому грозит
Стремительная участь, как святому.
Здесь дерево стоит как вековечный знак,
Мелькнувшей век назад купринской трости.
А парк почти всегда благоухает так,
Как будто все Диоры едут в гости.
Строптивых две реки стремятся бурно вниз,
Так бегают обиженные дети.
На море свысока взирает Кореиз
И есть ли что-то лучшее на свете?

30. Кореиз

Вячеслав Егиазаров

Поедем по верхней дороге
то вправо, то влево, то вниз,
пока не заедем в итоге
в посёлок родной Кореиз.
Закажем шашлык и покуда
у нас не иссякнет вино,
смотри на обычное чудо,
посёлок, любимый давно.
Над ним воздымает Ай-Петри
утёсы — этаж на этаж,
пускай ты в пейзажах не петришь,
но этот запомнишь пейзаж.
Базарчик, дома, кипарисы,
горбатые улочки, смех,
к отрогам стремятся гористым,
бегут виноградники вверх.
Теснят их и тут новостройки —
век скрыть не пытается спесь,
но солнце, взойдя на востоке,
всё так же заходит вот здесь.
Но запах плывёт чебуречный,
но вязнут в беседках лучи,
но звёзды в шатре своём млечном
всё так же мерцают в ночи.
И ты понимаешь, что это
тот самый прославленный Крым,
который воспели поэты
и тает который, как дым…

29. Кореиз (Крымские местечки)

Ольга Цветикова

Корицу продавал кореец Из,
Стекала к морю путаница улиц,
Домишек белых ласточкин каприз
К горе лепился, крышами сутулясь.

Стрижи в куски кроили небосклон
И растворялись в воздухе со звоном,
И утомившийся от солнца горный склон
Пах миртом, и лавандой, и лимоном.

И из коры, и из корней и из
Камней, нагретых солнечным бальзамом,
В прибой шипящий брошен Кореиз,
Как пахлава в кипящий мёд казана.

28. Кривы улочки Кореиза…

Татьяна Березняк

Кривы улочки Кореиза.
Так причудлив изгиб сосны,
Что покорна морским капризам
Бриза, ей навевавшего сны…

Под крылом голубого стяга
Ждёт земля, от жары обомлев,
Ласку неба — целебную влагу,
Жизнь дающую скудной земле.

Чтоб успеть мне увидеть немало,
Мчи, мой катер прогулочный, мчи!
Крымский край, как тебя обнимают —
Заходящего солнца лучи!

Золотятся морские просторы —
Богом данная ширь и купель,
Дом отважной русалки Мисхора
И ребёнка её колыбель!..

Слышу, ночь подступает к двери,
Первых звёзд заблестела слюда.
И большим добродушным зверем
Задремал в воде Аю-Даг!…

27. Кореиз

Штирман

В восьмом веке засветился
раньше Гаспры и Мисхора
на свет божий он явился
и, видать, по старшинству
Мисхор отдан был ему.

Век девятнадцатый, средина
лавочки, трактир здесь есть,
мусульманская община
и, конечно же, мечеть

Сохранились виллы старые
и старинные дворцы,
словно замки феодальные
средних к нам веков пришли.

Пансионатов, домов отдыха,
санаториев не счесть,
зелень парков, лес и горы,
море, пляжи тоже есть.

Кореиза был владелец
средь богатых удалец.
князь Юсупов, нам оставил
свой Юсуповский дворец.

Здесь дворец Дюльбер прекрасный
помещений больше ста
стиль, мозаика арабские
серебристы купола.

Даже князю, даже Великому
видно я никогда не пойму
помещений прекрасных за сотню
для чего же ему одному?

Да и наши ведь князи из грязи
не уступят в том князю тому,
где ж источники алчности, связи
для чего и зачем, почему?

  • Гурзуф — посёлок городского типа на южном берегу Крыма. Входит в городской округ Ялта (Гурзуфский поселковый совет Ялтинского горсовета.

26. Гурзуф

Dnevalny

Узких улочек к морю стремительный бег,
Их изгибы, мощеные камнем…
Шепот ласковых волн, обнимающих брег,
Напевают мне сказку о давнем…

Милый, древний Гурзуф, в созерцании волн
Ты скорбишь о потерянном крае…
Через море, коварства и нежности полн,
Разгоняется ветер, играя…

Может, в гости пригонит к тебе утлый челн,
Иль привет передаст, пролетая,
Или ветвь кипариса на холмиках волн
Принесет, от тоски замирая.

Ты давно обрусел, мой испытанный друг,
А от Турции — только названье…
Плачешь тихим дождем, коль пригрезятся вдруг —
Минареты, как прошлого знанье.

Призрак воинов видится в бризе морском,
А на дне — лишь галер силуэты…
О, Гурзуф, не печалься о прошлом своем —
Ты достойно хранишь все секреты.

Чуден ты, как и прежде, восточной красой,
Любованием солнца согретый…
Южной негой пронизан извечный покой,
В серпантин переулков одетый…

25. Фонтаны Гурзуфа

Александр Чех

В Гурзуфе парк
С фонтаном есть,
Богиня ночи —
Прелестей не счесть…

Амур летает
Рядом с ней,
И сын у бедер —
Вылитый Морфей.

Атлант с кариатидой
Держат мир,
Из рыб фонтаном
Чёрных сил кумир.

Хоть силы тёмные
Здесь воду льют,
Нельзя им победить,
Очаровательный приют.

Так свет с любовью
Не победить им никогда,
Не лейся больше
Тёмная вода…

Рахиль с кувшином
Тоже там стоит,
И белый лев
Её здесь сторожит.

Медведи дети
Там ласкают мать,
Играться просят —
Не желают спать…

Писатель Чехов
Тоже здесь бродил,
От жара солнца
Зонтик находил.

Там просто сказка,
Для влюблённых рай,
Аллеи лавра,
Воздух через край…

Кто там бывал
Хотя бы раз,
Тот смог понять
Мой пересказ…

Когда б я мог
Тут джином стать,
Залезть в кувшин
И сидеть мечтать…

24. Гурзуф

Вячеслав Егиазаров

Карл украл кларнет у Клары,
дует в странную дуду.
Как близняшки, Адалары
у Артека на виду.

Аю-Даг припал всей тушей
к морю. Пьёт. Всё мало: — Уф!..
Если есть глаза и уши,
поспешай скорей в Гурзуф.

Пушкин здесь бродил, и Чехов,
и Марина.… Вот он, грот!
Кто хоть раз сюда приехал,
здесь оставит сердце тот.

Я пройду по переулкам
по мощёным.… Тс! Молчи!..
Вал за валом бьются гулко,
где Шаляпин пел в ночи.

И луны златое блюдо
преподносит кипарис:
Я Гурзуфа не забуду
обаянье и магизм.

А когда наступит утро
и туман сползёт с куртин,
бухту цвета перламутра
рассечёт в прыжке дельфин…

23. Гурзуф 3

Вячеслав Егиазаров

Русская поэзия — это всегда разговор с Пушкиным.
Е. Винокуров

За мысом Мартьян — силуэт Аю-Дага,
на рейде гурзуфском толпятся суда,
там Дух обитает «Курчавого мага»
и нас, как магнитом, влечёт он туда.
И солнце над морем восходит оттуда,
и пахнет цветущей полынью с яйлы,
и в утренней дымке горбами верблюда
качаются в бухте две странных скалы…
Из Ялты смотрю я в ту сторону часто
и часто я рифмы пытаюсь ловить,
посредством стихов мне нетрудно домчаться
туда, чтобы с Пушкиным поговорить.
К тем улочкам узким вдруг что-то поманит
и с ними душою мы слиться спешим,
и знаем, судьба нас уже не обманет,
но тише, не надо, ведь это — интим.
Живая у грота колышется влага,
блик солнечный в гроте блестит, как слюда,
здесь Дух обитает «Курчавого мага»
и нас, как магнитом, он тянет сюда.
Недаром же солнце над миром отсюда
восходит, лаская поэтов приют,
и в утренней бухте горбами верблюда
две странных скалы над туманом плывут…

22. Гурзуф — 4

Вячеслав Егиазаров

Мой дух к Юрзуфу прилетит…

Там, в дымке, виден Аю-Даг
и понт под цвет аквамарина,
и там бродил «курчавый маг»
и фея, что звалась Мариной.

Там Чехов бухточку обрёл.
Шаляпин пел, расправив плечи.
Над местом этим ореол
высокого искусства вечен.

Коровин, свет и тьму смешав,
творил, другие вижу лица…
В места, где Пушкина душа,
моя душа всегда стремится.

У каждого своя стезя,
грустили, не чурались шуток,
но этот край уже нельзя
без них представить ни минуты…

21. Гурзуфу

Вячеслав Егиазаров

Всё так же в Аю-Даг
валы бьют, в пене тая,
здесь наших дней бардак
от сердца отступает.
Здесь речка на гюрзу
похожа,
вниз струится.
В любви к тебе, Гурзуф,
позволь мне объясниться!
А в парке вековом
не раз,
придя с рассвета,
сглотну я в горле ком,
вдруг увидав Поэта
из бронзы.
И пойму,
шагнув к нему навстречу:
как вечен Крым, —
в Крыму
и в мире
Пушкин вечен!
Вдруг воробьи бузу
поднимут в гуще лавра,
но говорит Гурзуф
со мной
о самом главном.
Фонтаны, парки, пляж,
укрепстена из бута,
коровинский пейзаж,
и чеховская бухта.
Шаляпин. Суук-Су.
Здесь вечно музам править!
И я сюда несу
свои стихи не зря ведь.
Здесь проброжу весь день
без устали, без планов,
и кружевная тень
закружит вкруг платанов.
Сомненья не грызут,
не гложут самомненья,
я полюбил Гурзуф
за эти вот мгновенья!..

Гурзуф

20. Гурзуф

Гаэлина

По округлым ступеням, до зеркального блеска истёртым,
По брусчатке нагретой, изгибами улочки вёрткой,
Мимо сказочных ульев, глядящих на свет с интересом —
Нам, зевакам приезжим, в твоих лабиринтах не тесно.

Говори же, Гурзуф, по-татарски, на мове, по-русски,
Осыпая дарами, кружа, не давая очнуться —
Ах, лавандовый морок, лазурью плывущие скалы!
Сколь тобой не дыши, не любуйся, а всё будет мало,

Потому, что тепло дней осенних уже на излёте,
От того, что пресыщен здешний воздух солёною нотой.
Словно зёрна тоски по ушедшему дню безвозвратно
Вскоре звёзды усеют небесные волглые грядки.

И когда темнота, просочившись из пор, загустеет,
Шалый ветер, срывая, погонит листву по аллеям,
Ты предстанешь, Гурзуф, нависая согбенною тенью,
Над скоплением крыш, над чернеющей бездной деревьев.

19. Гурзуф

Геннадий Шалюгин

Прекрасны вы, брега Тавриды.
А. С. Пушкин

Здесь все иное: берега,
Напевы волн — и даже скалы,
Иные флаги на судах,
Иные деньги и скандалы.

Но обещает каждый вдох
По две молекулы таланта,
И я рисую между строк
Портреты Пушкина и Данте.

Пиит — творит: его нога
Нетерпеливо спорит с ямбом.
Сады Тавриды берега,
Татарки, сакли, блики лампы…

Там тис и сизый кипарис,
Горбатый профиль Аю-Дага,
Забытой крепости карниз, —
И ясно светится бумага.

Бежит, торопится рука,
Пока сияет в блеске брачном
Луна, стыдливая слегка
В наряде пепельно-прозрачном…

Иное — ныне: берега,
Страна иная, и напевы.
И, как начинка пирога,
На пляже — розовые девы…

Ах, в мире солнца и вина
Безбожно без стихов и песен!
Гурзуф тоскует, как тома
В шкафу, который книгам тесен…

18. Гурзуф

Гор Вид

Гурзуф
чистое море
красота и уединение
по городу променант
красота кипарис
извилистость улиц
излом скал
вдали гора Аюдаг
словно медведь
голову в солёную воду
сунул
напьётся и будет реветь
на нас

17. Гурзуф

Григорий Немировский

Главу кудрявую склонила
Пред морем ласковым скала,
И, будто птица, свои крыла
Над брегом мирным вознесла.

Здесь люд грешной гнездится кучно,
Не ведая стихий красот,
Творя свой хлеб в трудах докучных,
И славу Господу поёт.

Подвластен он капризам моря,
Прикрытый горною грядой,
В ладах, с природою не споря,
Живёт, одаренный судьбой.

А по орбите вековечной
Кружит годов калейдоскоп,
Над каруселью жизни вечной,
Народ сменяя на народ.

Здесь Пушкин сам отметил веху,
Своих восторгов не тая,
И, благодарный за утехи,
Воспел волшебные края.

Последнее «Прощай стихия…»
Он вырвал из своей груди,
О, добрые места родные,
Всю жизнь мне с вами по пути.

Морской простор, леса густые,
И склоны каменной Яйлы,
Мне близко всё: и волны злые,
И голубых небес балы.

На милость Б-га уповаю,
Благодарить не хватит слов,
И всё же, как всегда, мечтаю
В Тавриду возвратиться вновь.

16. Гурзуфский парк

Дайм Смайлз

Так если удаляться можно
Оттоль, где вечный свет горит,
Где счастье вечно, непреложно,
Мой дух к Гурзуфу прилетит.
Пушкин

На севере Причерноморья,
Край побережья обогнув,
У склонов крымского предгорья,
Завис загадочно Гурзуф.

Едва полночные затворы,
Рассвет раздвинет — сгинет мрак.
И предстает пытливым взорам,
Склонивший спину Аю-Даг.

И в море, неразлучной парой,
С доисторической поры.
Белеют скалы Адалары,
Сроднившись, словно две сестры.

А в час полдневный блещет ярко,
Светила купол золотой.
Лишь тень аллей в гурзуфском парке,
Прохладой манит летний в зной.

Там мечут стройные фонтаны,
Потоки огнецветных струй.
И величавые платаны
Глядят на кроны смирных туй.

Там в вышину разносят ветры,
Глициний сладкий аромат.
И развевают гордо кедры
Зеленый бархатный наряд.

И кипарис, шурша макушкой,
Припомнит след минувших дней.
Как некогда опальный Пушкин,
Был гостем парковых аллей.

Любимец юный Муз и Граций
В уединении блуждал,
Под сенью тисов и акаций.
И с милой встречи втайне ждал.

И я по пушкинским аллеям,
Теперь задумчиво брожу.
И вдохновением взлелеян,
Стихами душу отвожу!

15. Гурзуф

Екатерина Козырева

1
Бились волны о камень уступа,
И, вздымаясь, летели на плёс.
На татарские сакли Гурзуфа
Ветер тёмные тучи нанёс,

И поднялся, уже ураганный,
Налетел, вихрем вывернул зонт —
В миг один накатил ливень рваный
И отхлынул обратно за Понт…

Божество, порождённое Геей,
Море Чёрное! Солью звеня,
Разыгралось, как пушкинский Гений,
И волною коснулось меня!

2
За порывами ветра — порывы души,
И надежд за бегущей волною,
Ах, поэт! Ты на берег сойти не спеши,
Воздух полон любовного зною.

А красавицы встретят — и в каждой печаль,
И глаза, напоённые морем,
Смотрит с берега Пушкин на русскую даль
Трём наядам своим не покорен.

Не гадайте, о ком он мечтал и… забыл.
На стремительной славе-восходе,
Он любовью дышал и поэзией жил,
Сопричастной античной свободе.

14. Фонтан Аполлон

Марта Журавлева

Готовность к песне — неустанна.
Легко с кифарою стоять
И слышать, как в кругу фонтана
Звенит хрустальная струя.

Тонки пунктиры водных линий —
И дух созвучий утончен.
Непреднамерен и стихиен,
Жест с ожиданьем обручен.

Уже в предчувствии звучанья
Едва вибрирует струна,
И повествует трав качанье,
Что близко музыки волна…

(Фонтан «Аполлон» стоит в Гурзуфском парке)

13. Гурзуф

Надежда Старостина-Котенко

Здесь райский уголок. И воздух чистый,
И море чудное, и горы в облаках.
Зелёный, древний лесопарк тенистый,
И солнце золотое в небесах.
Прекрасных роз пленяет разноцветье,
И запах моря слился с красотой,
Медведь-гора здесь воду пьёт столетия,
Шумит веками пенистый прибой.
Чудесные фонтаны и скульптуры —
От изваяний глаз не оторвать.
Зачем мне предлагают загран. туры,
Мне бы Гурзуф во век не покидать.

12. Гурзуф

Николай Столяров

Плещется волнами Чёрное море,
Бьются о камни седые валы.
Ветер упругий, в огромном просторе,
Солнце доверил сетям синевы.

Гордо поднявшись вершинами в небо,
Горы пронзают кольцо облаков.
Просит свободы их мощное тело,
Цепи, срывая зелёных лесов.

Реки текут по ущельям глубоким,
Звонко гремят ключевою водой.
Стражей стоят на охране истоков
Гребни заросшие жёсткой травой.

Птиц щебетанье, сливаясь с прибоем,
Гимном звучит на крутом берегу.
Если туманом весь берег укроет,
Песня сумеет пробить пелену.

Еле заметный пьянящий, медовый,
Воздух струится незримой волной.
Пальмы и кактусы, ветви магнолий
Вместе соседствуют с клёном, сосной.

Море лазурью на солнце играет,
Бликами яркими взоры влечёт.
С грохотом гальку на берег бросает,
И ненавязчиво манит, зовёт.

В синей воде теплоходы белеют,
Брызги летят от бортов до кормы,
Чайки над ними приветливо реют,
Вестники близкой, желанной земли.

Тихие улочки врублены в скалы,
Окнами смотрят на цепи дорог.
Ветви садов, как зелёные шквалы,
В листьях упрятали крыши домов.

Солнцем залитый посёлок у моря,
С милым названием — старый Гурзуф,
Он новостройками многими молод,
Хоть и хранит в себе древности дух.

В парках росою искрятся на солнце
Сотни чудесных, душистых цветов.
Радуги яркой родные питомцы
Всем отдыхающим дарят любовь.

Рядом с посёлком Артековский лагерь,
Он для детей стал родным на земле.
Вместе с горою — Медведь, Аю-Дагом
Был знаменит в пионерской судьбе.

Милый Гурзуф, ты жемчужина моря,
С пляжами жаркими, гроздью аллей,
Можешь с курортами многими спорить,
Гостеприимством для сотен людей.

Добрый приют знаменитых поэтов,
В красках художников вечно храним,
Ты и в стихах, и в поэмах воспетый
Даже сегодня ни с чем несравним.

Запечатлённый в моих фотоснимках,
Вновь оживаешь прекрасной мечтой,
Как на волшебных, чудесных картинках,
Даришь любовь черноморской волной.

11. Гурзуфская осень

Ольга Назарова -Голубева

Гурзуфская осень — весенняя осень,
Иначе ее не назвать…
То пасмурно небо, то нежная просинь…
Какая кругом благодать!

Второе дыхание дарит природа,
Цветеньем чаруя своим.
Какое, скажите, сейчас время года?
Смотреть в календарь не хотим…

За дымкой туманной видны Адалары,
И «спрятан» за ней Аю — Даг…
Гурзуфская осень, сильны твои чары,
Колдуешь, как истинный маг!

А в Чеховской бухте весенние ноты…
Цветением дивным полна.
Ввела в заблуждение даже природу
Гурзуфская осень — весна!

Стоим, очарованы прелестью нежной,
Слиянием года времён…
А море так ласково, так безмятежно…
Не снится ли сказочный сон?!

10. Чеховская бухта

Ольга Назарова -Голубева

В Крыму есть место для души…
В Крыму немало их, как будто…
И как места те хороши!
Душевна — Чеховская бухта!

Уединенный уголок
Средь многоликих скал Гурзуфа.
Осенний сказочен денек,
Прекрасна Чеховская бухта!

Как мил и прост уютный дом,
Где «Три сестры» смогли «родиться».
Творил и жил писатель в нем,
И местом этим мог гордиться!

Красивых скал полукольцо —
То бухты дивной обрамленье.
И легкий ветерок в лицо…
Здесь всё — восторг и наслажденье!

И в прелести осенней той
Ты отдохнешь от сует мира…
И Адалар «портрет» морской
Венчает веточка инжира…

9. Гурзуф

Петрович Алексей

В Гурзуфе полдень.Посреди базара
Седой духанщик угли ворошит.
Пуская соки от полуденного жара,
Толпа курортников на площади кишит.

На узких улочках пестреют сарафаны,
Старинный крутится, прабабушкин фокстрот,
В кафе и барах, окна ресторанов
До вечера распахнуты, но, вот,

Тускнеет пышный бархат кипарисов,
Аллеи млеют,затуманиваясь сном.
Острее запахи левкой и барбарисов,
Как сахар тает в воздухе ночном

Напев слезливый о страданиях сердечных,
О камни тихо шелестит волна,
И над уснувшим городом беспечным
Припудривает личико луна.

8. Гурзуф

Пётр Прихожан

Ох, ты, город — деревенька!
Где ещё такой найду:
вверх — почти на четвереньках;
вниз — едва не на заду…

К дому дом плотнее жмётся
и одно неясно мне,
как им только удаётся
устоять на крутизне.

К голым скалам прилепились
на семи сквозных ветрах
и как будто угнездились
друг у друга на плечах.

Я иду по чьей-то крыше,
а ведь это — чей-то двор.
Поднимаюсь выше, выше…
Расширяется обзор…

Хорошо отсюда видно
как по склонам град чудной
разбежался колоритно
на поверхности земной.

Вон в проулочке — треножник…
Бородёнки вижу клок —
пишет истово художник
заповедный уголок.

Он к шедеврам здешней флоры
примеряет свет и тень;
нахлобучивает горы,
словно шапки, набекрень.

А его соратник грозный,
ниц повергнув тех, кто бел,
перекрашивает в бронзу,
тысячи белёсых тел.

Велики его щедроты!
За неделю чародей
превратит из килек в шпроты
всех без красок и кистей.

С визгом плещутся в прибое
голопузые стада.
Сверху — небо голубое;
снизу — синяя вода…

И виднеется в природе
угол суши обжитой,
как прослойка в бутерброде,
между небом и водой.

7. Крым. Гурзуф

Рунова Надежда

Ласкает дождь седой асфальт,
Смывает пыль с листвы
И вторит скрипке мудрый альт,
Врываясь в мир мечты.
В Гурзуфе домик небольшой
Стоит, закрыв глаза,
Здесь Чехов жил, творил порой
И верил в чудеса.
Шептала нежно скалам грусть
Глубин морских волна
И Адалары наизусть
Стихи читали нам.
Писатели, поэты в Крым
Спешат набраться сил
И каждый музы пилигрим
Молитвенно просил
У Бога, чтоб был мир, покой
И мыслей чистота,
Добром покрылся шар земной,
Спаслась чтоб красота.
И, напоённый красотой,
Стоит наш гордый Крым,
Мотивом песенки простой
Зовёт сродниться с ним.

6. Гурзуф. Дача Чехова

Светлана Галс

Путь на Гурзуф. На холке Аю-Дага
Спит облачко — невиданный зверек.
Над морем, пряжей, вдоль и поперек
Лежит туман и белых туч ватага,
Но солнце гонит их рассветом прочь и
Вонзаает стрелы яркие лучей.
И вот — Гурзуф на каменном плече —
Террасами спускающихся строчек,
Теснясь и упираясь крышей в крышу,
Свивается в узоры черепиц,
Так узок, что огромен даже шпиц.
Склон кипарисово стежками вышит,
А выше — горы, ниже — моря дали,
Светило вялит лодки, словно рыб,
И прогоняет и хандру, и грипп
Цвет алычи и дикого миндаля.

И крошка-дом у Пушкинской скалы:
Калитка, садик, трап к уютной бухте.
Присядьте и подольше здесь побудьте,
Вдохните век, что с Чеховым уплыл.

5. Гурзуф

Татьяна Березняк

Уноси меня, маленький катер,
Обостряя мне зренье и слух,
В край, где маревом на закате —
Весь в глициниях майский Гурзуф!

Было грустно, и больно, и душно,
А теперь — и светло, и легко, —
Море вновь исцеляет мне душу
Сокрушающим душем Шарко!

Каждой клеточкой расцветаю,
Надо мною и месяц не стар!
Будет утро… и чаек стая
Над сиянием Адалар…

4. Иду по берегу Гурзуфа

Татьяна Воронцова

Иду по берегу Гурзуфа…
Ах, как в тебя я влюблёна!..
Маслины, туи… сосны гнутся,
Мою заколку теребя.

Строй кипарисов рвётся в небо…
Ещё осенних красок нет…
Накрыта дымкой, точно снегом,
Морская гладь — вздыхай, поэт!

Ласкает солнце, слепит очи…
На горизонте корабли…
Как караван верблюжий, строчкой
Передвигаются вдали.

Внизу волна целует гальку…
Седой валун ползёт на брег…
Как расставаться всё же жалко
С тем, что вошло в тебя навек.

Гурзуф, ты даришь вдохновенье,
Какое редко кто дарил…
Как божества благословенье,
Что дверь в бессмертие открыл!

3. На древних улочках Гурзуфа

Татьяна Воронцова

На древних улочках Гурзуфа
Вдыхаю сладкий аромат
Лаванды, пробкового дуба…
Инжир, гранаты, виноград…

Стручки акаций взор ласкают,
Магнолий пыл зовёт в мечты.
Брусчаткой горною шагают
Агавы страстные цветы.

Всё выше, выше… ввысь к вершине…
Манит величьем горный дух…
Уж кажется, я Бога слышу,
И скифы обступили вкруг.

В названьях голос Руса слышен…
Не греков и не тюрков речь…
Гурзуф — ты Горный Зуб, что вышел
Врагу навстречу, точно меч…

«Купите, девушка, лаванду…
Купите, девушка, инжир…
Купите персик и гранаты…
Вино, орехи, пиво, сыр…

Какая шубка… цвет и модно…
Что ж вы проходите, мадам?..»
«Мерси буку… я бы охотно,
Но слишком полон чемодан.

И сумки две, а в них подарки —
Боюсь, что мне не хватит рук…
Какой же вечер нынче жаркий…
Вовсю блаженствует мой дух!»

Гурзуф — ты сказка в Мирозданье!
Какое счастье, что ты есть..
Глядеть в твой мир, как ведать тайны,
Что во Вселенной нам не счесть!

Вокруг поэзия… и Лира
Летит вослед, как страсти шквал…
Здесь оды Пушкин пел Зефиру,
Здесь Чехов душу раскрывал.

Пройдусь по набережной… Чудо!..
Как элегантна и легка —
Её я точно не забуду…
И Зуб с огнями маяка.

2. У берегов родной Тавриды

Татьяна Турбина

Гурзуф, прекрасные места,
нас вдохновляют эти виды:
как символ — Аю Даг гора,
и к Адаларам льнет волна,
у берегов родной Тавриды.

Вновь кипарисов минареты,
напомнят древние сюжеты.
Легендой море дышит здесь.
Несут ветра благую весть,
И оживают вновь легенды:

как глас Шаляпина витал,
и Пушкин здесь стихи читал…
Гуляет эхо в древних скалах.

Наполнив светом горизонт,
Здесь Русское витает Слово
Вливаясь в жизнь потоком новым!

1. Гурзуф

Штирман

В вечной зелени прикрас,
полукружием террас,
горы к морю вниз сбегают
воды бухты обнимают.

Аю-Даг — Медведь гора
к морю Чёрному припала,
морду в воду окунув,
там навеки задремала.

У Медведь горы — Артек
столица пионерии.
Грянул двадцать первый век,
стал элитным вдруг Артек.

Суук-су с водой холодной
и с Шаляпина скалой.
Здесь порою вдохновенной
своей песней удалой
спорил он с морской волной.

В центре бухты и села
Генуэзская скала.
С ней то всё и началось,
так в Крыму уж повелось.

К той скале мысок приткнулся
Вряд ли глаз на нём споткнулся б,
да дело видите ли в том,
домик Чехова на нём!

Старый был Гурзуф кривой,
шли столетия чредой
здесь сквозь них порой видна
тех столетий седина.

Ришелье здесь дом построил,
Пушкин в доме том бывал,
потомок там музей устроил
почесть гению воздал.

Три недели пролетели,
вслед десятки лет и вот,
так велик поэта гений —
есть музей, скала и грот.

Воронцов дороги строил,
к ЮБК их путь корил,
спуск к Гурзуфу он при этом
проложить не позабыл.

Фундуклей когда здесь жил,
виноградники растил.
Он сюда из-за границы
сорта лучшие свозил.

А Егоров учудил
и весь мир тем удивил,
что у Красного здесь камня
Мускат Белый породил.

От ярких праздничных элит
Губонин сильно отличался,
был энергичен, деловит,
Гурзуф с ним как курорт рождался.

Гурзуфский парк преобразил,
воздвиг гостиницы, фонтаны,
одел брега Авунды в камень,
мостками их соединил.

Мы идём по набережной,
взгляд по ней скользит небрежно,
белый мрамор, общепит,
всюду музыка звучит.

Для детей аттракционы
и для взрослых есть притоны,
всяких много там затей,
чтоб разжечь азарт людей.

Метров так в двух стах от пляжа
не одно, два чуда даже:
не Мальдивы, не Канары
близнецы то Адалары.

Пляжи — галька, песка _ граммы,
зато есть катамараны,
мотоциклы и бананы.
Миг, другой и Адалары
во весь рост уж перед Вами.

Жилой квартал — «Микрорайон»
этажами пророс он.
Рынки,почта и вокзал.
Есть и властные структуры,
в общем — признаки культуры.

Курорт Гурзуф всё рос и вот
он до таких дорос высот,
что отдыхает там народ
числом под сотни тысяч в год.

Хотите ещё?

7 просмотров
Обсуждение закрыто.