Пт. Апр 19th, 2024
Владимир Высоцкий

Алевтина Зайцева

Ворот настежь на рубахе,
Чёлка россыпью по лбу.
Для народа дул без страха
В приблатнённую трубу

Светоч, классик для окраин,
Тесных, простеньких дворов,
Струнам преданным хозяин,
Автор хлёстких, вольных слов.

Стены стойкого запрета
Против имени певца.
Песня — правда не допета,
Голос прерван у творца.

В сорок два гитара в бронзе,
Словно нимб над головой.
Но цветёт, подобно розе,
Песня барда над страной.

Памяти Володи Высоцкого

Борис Львович Фроенченко

Звездный свет невесомо тонет
В темной вате ночи глухой
И коней над обрывом гонит
Разудалый ямщик лихой…

Рвет простор в неуемной страсти,
Весь — безбрежной души порыв!!!
Позади — только волчьи пасти,
Впереди — лишь крутой обрыв…

Время песней привольной мерит,
Как в атаку идя, в прорыв!!!
Может, вынесут кони-звери?
Может быть,далеко обрыв?

Волчья стая наметом гонит,
Не теряя горячий след
И застыли в полете кони
Над обрывом на сотни лет!

Посвящение Владимиру Высоцкому

Валентин Клементьев

Владимир Высоцкий: он бард и поэт,
Он в тёмном тоннеле нёс факела свет.

Актер, исполнитель, на сцене герой,
Мы помним тебя, мы повсюду с тобой!

В эпоху цензуры он тексты писал,
Блестяще на сцене роль исполнял.

Гитара была твоим спутником жизни,
Звучала она с благородством — отчизне.

И песенный жанр — любимый конёк,
И нам не забыть всей правдивости строк!

Его биография — это судьба,
Зажглась ярким светом на небе звезда.

Витки новой жизни воскресли в умах,
Своим появленьем затмил он весь страх.

Ярчайшим примером серость убил,
И луч возрожденья в массы пролил.

С любовью к отечеству нёс свой венок
И в духе борьбы отодвинул порок.

Студенчество стало началом карьеры,
Он шёл к своей цели, с любовью и верой.

Под звоны бокалов — Новогодняя ночь!
Чертёж для экзамена вышвырнут прочь.

«Всё, буду готовиться поступить в театральный,
Полгода еще будут мне в оправданье».

Затем отделенье школы студии МХАТ,
Дебют в главной роли, женитьба, Арбат…

Актерская школа явила почин,
Сыграл в ней Владимир много картин.

В компании верных, надежных друзей —
В нём искры проснулись прекрасных идей.

Влияние творчеству оказал тесный круг:
Булат Окуджава — учитель и друг.

Привил мастерство молодому таланту,
Дал пороха, света в судьбе музыканта.

Наставил на путь созиданья, борьбе,
И жизнь закрутилась в большой колее.

На первом этапе народный фольклор,
Блатная тематика, ноты в мажор.

В советской культуре табу и запрет,
Противилась власть дать автору свет.

Ирония в песнях уголовной среды,
Пародия штампов Советской страны.

И в фокусе центра герой, «маргинал»,
Как пафос сочувствия текст посвящал.

За образ брал лица — из слоёв работяг,
В любом исполнении зал полный аншлаг.

Краткие реплики простых персонажей —
Дыханьем свободы раздвинули грани.

Он был узнаваем, интонацией, словом,
И жизненный текст — достоверность героя.

Везде, в каждом доме Высоцкий звучал,
Волна нарастала, как огненный вал.

Работал в драм театре, снимался в кино,
И добрыми всходами сеял тепло.

Экраны увидели фильм — «Вертикаль»,
Текст песен пронзил белоснежную даль.

«Короткие встречи», «Хозяин тайги»,
Высоцкий достиг всенародной любви.

Вот, новый рубеж на взлете актера:
«Театр на Таганке», как доброе слово.

Ведущие роли играет прекрасно,
И дух покоряет сценической страстью.

Трагедия «Гамлет» — вершина поэта,
В нём вся многогранность судьбы человека.

Центральный вопрос занимает всегда:
«Быть или не быть», в чём секрет бытия?

Своё выступленье дал в клубе «Восток»,
Надежду вдохнул в народный поток.

И зрители шли на концерты толпой
Услышать Высоцкого голос живой.

Росла популярность и злоба властей,
Обрёл круг любимых для сердца людей.

Актриса французская, дочь эмигранта
Зажгла в нём струну, подобью таланта.

Мечтает о встрече, и время бежит,
В трудах день и ночь неустанно творит.

Выходят в свет несколько сольных пластинок
И в море людском они горстка песчинок.

Нападки из прессы, порок, клевета,
Власть к творчеству барда совершенно слепа.

Женитьба на Влади — заветный глоток,
Ожил в нём ядром сильной воли — виток.

Как правило, ночью все песни писал,
А утром Марине свой стих посвящал.

Гастроли по миру — славу несли,
Его узнавали, дарили цветы.

Путь к эпосу также его занимал,
С присущей динамикой суть раскрывал.

В едином сюжете вся жизнь, как родник,
Пытался он выразить музыкой миг.

Романсы поэзии стали близки,
А, как виртуозно слагал он стихи?!

В динамике слова: каламбур, афоризм,
Законченность фраз и простой лаконизм.

В кино роль «Жеглова» — она эпохальна,
И сыграно действие в такт гениально.

Вписался он в образ красиво, легко,
Но, силы уже покидали его.

Стремленье осмыслить этапы судьбы
Нашли свои вехи для русской души.

В один из предсмертных и тягостных дней
Играет он «Гамлета» в рампе огней.

На утро не стало актёра-поэта,
Молва облетела мгновением света.

Проститься с Высоцким пришла вся Москва!
У многих текла тонкой струйкой слеза.

Народный любимец он жив, он поет,
Мы помним тебя, твой блестящий полет!

Присущ был ему темперамент «лавины»,
В любых жанрах сцены высокой картины.

Нельзя было темп сумасшедший сдержать,
Пусть даже пришлось от нападок страдать.

Как сильная личность, выплескивал мощь,
Всегда отсекал безрассудство и ложь.

В комических сценах он маски менял,
Искусство гротеска прекрасно играл.

Глубинная сила, активный вулкан,
Он бил из него, словно мощный фонтан.

Высоцкий художник, он нас покорил
Никто в гуще жизни тебя не забыл!

Владимир Высоцкий

Валентина Яроцкая
Так этот хриплый голос был любим
Страной, в железные тиски зажатой…
А сам певец так нежно был храним
Цензурой, но нежнее — «Самиздатом»…

«Нерв», что натянут до предела и разрыва…
«Полёт» — прервавшийся — нет, «прерванный», —
точней…
И поколенье, скроенное криво
И наспех – из негнущихся людей.

И дюжие ребята-кагэбисты,
Чьё так назойливо дыханье за спиной…
Но что такое жизнь певца, артиста?
Азарт, подстёгнутый то водкой, то игрой?

На зов магнитофонов мы когда-то
То в кухнях собирались, то в дворах,
И правды, ложью на кресте распятой,
Солёный вкус был сладок на губах…

Легендою ещё при жизни ставший,
На сцене — и с гитарою и без…
Роль главную ( свою! ) всегда игравший,
Несущий свой — а значит тяжкий! — крест!

Высоцкий — и легенда, и эпоха,
И символ, и завидная судьба:
По-чеховски в житейской суматохе
По капле выдавил он из себя раба.

Высоцкому

Виталий Алтухов

Российский яростный талант,
Духовной жаждою отмечен,
Хрипел неистовый вулкан,
Лились потоки ррруской ррречи.

Порвалась звонкая струна,
Умолк Поэта голос вещий,
Все так же корчится страна
В потёмках, путь свой не обретши.

«Не так, ребята, все не так», —
Неслось над Родиной набатом.
Хоть есть и церковь, и кабак,
Но что для всех в России свято?

И фарисеев пруд пруди,
На шею сели богатеи,
Нет, не за то в его груди
Метались молнией идеи.

Восстань, Высоцкий! ВозОРИ!
Пари над сценою крылато,
Достань всю нечисть из норы,
Чтоб стало жарко супостатам!

Ведь снова в рост стоит вопрос:
Куда идти России?
Не счесть для Родины угроз,
Но нет духовной силы.

Не мог представить даже ты:
Вновь укротят свободу,
Прогнутся, в рот набрав воды,
«Учители» народа.

«Не так» поют твои стихи.
Безвредны для начальства
Интеллигенты — евнухи,
Смесь эгоизма с чванством.

Клеймя презрительно «совок»,
Клепают сериалы.
Но ренегатам невдомек,
Что дело тут за «малым»:

Поэтом быть — ЖИТЬ, не чадить,
Не торговать словами.
Владимир мог бы возопить:
«Ребята, враг пред нами!»

Он был их тех, кто рвался в бой
За честь своей Отчизны, —
Народом признанный герой,
Гагарин не при жизни.

Не потому ль угас Союз,
«Что слово честь забыто»,
Что есть теперь другой искус —
Кормушки и корыта?

Прости, Высоцкий, — не прощай,
Твой дух высок, как знамя.
Пока ты с нами, так и знай:
«Из искры вспыхнет пламя!»

В. Высоцкому

Дева Тумана

Рефреном будет сожаленье,
Увы, опять словесный звон,
Ведь налицо — есть преступленье,
Но нет статьи — таков закон.

Гитара, «Нерв», все это было,
Боролся с подлостью и все ж,
Его надорванные жилы,
Разрезал слов жестоких нож.

Прозрели все в разгаре лета
Когда зарыли в землю гроб,
Артиста, барда и поэта,
Поставив лишь могильный столб.

И сразу бравурные речи,
Оваций громких полный зал,
Когда на сцене, в хмурый вечер,
В Шекспире Гамлета играл.

Рефреном будет сожаленье,
Ведь стала без дежурных слов,
Апофеозом обвиненья,
Могила из живых цветов.

Владимиру Высоцкому

Дева Тумана

Люди — сволочи, люди — сволочи,
ЧЕЛОВЕК хрипел, задыхался
На кровати больничной корчился,
Кровью харкал, но не сдавался.

Вы, теперь, дифирамбы строчите:
Ах, Володя, поэт и артист,
Правдолюбцев невинных корчите,
Только на хрен ему этот свист?

И в газетах теперь и в журналах
Прославляют талант мертвеца,
Почему-же, Вы, псы и шакалы
Спеть не дали ему до конца?

Говорите, что годы застоя
Не давали спокойно вздохнуть
И, своею корявой рукою
Словно панцирь, давили на грудь?

Только ВЫ, припеваючи жили,
Попивали, писали «стиши»
И тянули последние жилы
Из его непокорной души.

А теперь дифирамбы поете,
Впрочем, пусть нас рассудит бог,
Я, отдала б пол-жизни за то, чтоб
Он, ЖИВОЙ, прочитать все смог…

Высоцкий

Егоров Юрий
 Он с собою забрал
Звук,
И серебряных струн
Звон,
И оглохла Москва
Вдруг,
Продавив через горло
Стон…

Продавив через горло
Боль.
В онемении пальцев
Рук,
Все текла по щекам
Соль,
Словно каждому он —
Друг.

Словно каждому он
Мог
Распахнуться навстречу
Весь…
До сих пор он, кому-то,
Бог,
И по-прежнему многим —
Здесь.

И по-прежнему многим
Хрип
Намагниченной ленты —
Свет…
Нет, не умер, твердят —
Погиб!
Нет, не бард, говорят —
Поэт!

И еще говорят:
Жил —
Гнал коней, не боясь,
В лет!
Мол, кололся и много
Пил…
Только знаю я — кто-то
Лжет!

Только знаю — не в этом
Суть —
Пустословием горло драть…
Он же просто не мог
Уснуть —
Все боялся страну
Проспать.

Все боялся недо-
Сказать,
И ломился аккордом
В мир,
И не петь он хотел —
Рыдать,
Разрывая канаты
Жил…

Разрывая у легких
Плоть,
И в объятия, в жадность
Рук —
Чтобы в вены любовь
Колоть,
Сердца выстрадав каждый
Стук.

Чтобы выстрадать каждый
Вдох,
Не стихами — самим
Собой —
Сколько раз он бывал
Плох,
Когда сердце давало
Сбой!

Возвращался, чтоб снова
Петь,
Как хотите — судьба…
Стезя…
Он кололся и пил?
Не сметь!
Значит, было иначе
Нельзя.

Значит, было зачем
Сгорать,
Ведь не плюшевый —
Из узлов!
Пальцы в кровь, чтоб играть —
Кромсать
Хриплым лезвием рифмы
Слов.

Отпустили… и он
Ушел —
Молча траур по телу
Выл,
Я проститься
Не подошел —
Где-то рядом душою
Стыл…

… Я сегодня по возрасту —
Он,
Даже старше, считай,
Чуть-чуть…
Только песням его
С похорон
Все твержу: Ну, еще
Побудь…

Высоцкий — навсегда!!!

Иван Терёхин

Сила духа, упёртость в глазах.
Свой талант воплощал он в стихах.
Играл Гамлета так безупречно.
Народ помнит его бесконечно.

Его роли в театре, в кино.
Хоть ушёл уже очень давно.
В своём творчестве гением был.
Сочинять стихи очень любил.

В кровь истёртые струнами руки,
Высекали аккордные звуки,
Из гитары — «любимой подруги»,
Что взять в руки, любил на досуге.

Надрывая в песнях свой голос,
В сердцах многих пророс словно колос.
Жизнь его полна драмы была.
Под откос она быстро плыла.

Очень много хотелось успеть.
Песню жизни не смог он допеть.
Его кончен спектакль. Горький дым.
«За кулисы» ушёл молодым!

Высоцкого помним

Людмила Галкина 2
Ты мог бы жить и жить ещё, поэт!
Судьба распорядилась же иначе:
Отпущено творить- немного лет,
И вся страна о смерти твоей плачет.

В своих стихах и песнях ты горел,
Их сочинял и пел сам под гитару.
И сделать очень многое успел
С талантом и усердием на пару.

Стихи писались просто, от души,
Легко воспринимались всем народом.
И песни твои были хороши,
Лились из сердца широко, свободно.

В расцвете лет жизнь резко оборвалась,
Как видно, наступил её предел.
Жаль, что так мало времени досталось,
Не всё сказал, о многом- не допел…

Ты мог бы жить и жить ещё, поэт!
Но видимо, что так- не суждено.
Высоцкого мы помним много лет,
Забыть его талант- нам не дано!
Высоцкому

Людмила Галкина 2
Сорок лет — это вовсе ещё не предел,
Впереди столько времени много!
Ты стремительно жил, удивительно пел,
Но прервалась вдруг жизни дорога…

Песни были твои так понятны для всех
Ты для многих остался кумиром.
На концертах всегда ждал аншлаг и успех,
Петь умел с хрипотцой и надрывом.

Жил, стихи сочинял, выступал на износ
И гитара в руках так послушна!
Сколько радости в песнях ты людям принёс,
Слушать их не могли равнодушно.

Да к тому же в театре успешно играл,
И в кино у тебя были роли.
Торопился так жить и себя подгонял,
Вспоминать невозможно без боли.

Оборвалась на взлёте короткая жизнь.
Как уставшая, гордая птица
Вдруг с большой высоты она ринулась вниз
И уже не могла не разбиться…

Твои песни прекрасно живут и сейчас,
Их так много подарено людям.
Ты ,Владимир Высоцкий, всегда среди нас,
Мы тебя никогда не забудем!

Высоцкому

Наталья Страхова -Хлудок

Тогда говорили,что он хулиган,
А песни, что бред алкогольный.
И правы от части, ведь кто не слыхал
Про слог его колкий и вольный.

О сколько пыталось ему подражать,
Гитарой бренча на задворках.
И так же, немного сутулясь, шагать,
И петь о похмельных разборках.

Но вот прозвучало,не вспомню теперь,
Ни случай, ни место, ни дату
«Горящий Смоленск,и горящий рейхстаг,
Горящее сердце солдата»

«На братских могилах не ставят крестов»
Пел голос его хрипловатый.
Какое значение простых этих слов,
Как будто он был тем солдатом!

Как будто в атаку ходил он не раз,
Делился последней махрою,
Друзей хоронил, и ронял не стыдясь
Слезу от несчастья хмельную.

Как будто он в танке горел как свеча,
Всю силу познал исступления,
До вздоха последнего бил палача,
Свое отстоял он сражение.

И ярость атаки, и горечь потерь
Он сердцем измерил когда то.
А скажут-Высоцкий- я вспомню теперь
«Горящие Русские хаты.»

Он будто в могиле под вечным огнем
Уснул безымянным солдатом.
Где»Вдовы не плачут,не ставят крестов»
Но место для нас это свято!

Памяти Высоцкого

Натико

А есть такой сегодня, как Володя?
О нем поют, жалеют, говорят,
Поэт? Не только. Он — герой эпохи.
Артист? Не только. Для других маяк.

Эпох высоцких, пушкинских немного –
Век лермонтовский, бунинский прошел.
Кого же современная эпоха
Поставит, словно придорожный столп?

Кто тот атлант, что на плечах двужильных
Удержит современный звездный свод?
Все – россыпью, отдельно и бессильно.
Как звезды.
Где же Солнце?
Где восход?

Посвящение Владимиру Высоцкому

Ольга Суслова

В руках гитара не смолкает,
Аккорды жгут своей игрой,
Володин голос вновь вскипает
Своей надрывистой волной!

Окно открыто, песня льётся,
Сюжетом жизненным пленя,
И с хрипотцою тенор рвётся —
Не удержать ему коня…

И дрожь сводила, кто был рядом,
Когда он брался за струну,
Вся боль души своим накалом
Взрывала рядом тишину.

И метры ленты на кассетах
Ценнее были всех наград,
Нам не забыть певца, поэта,
Признанью нет давно преград!

Владимиру Высоцкому

Рунова Надежда

Он взял гитару, прошёл по струнам
И с пылом, с жаром запел, подумав
О синих горах, о скалолазке,
О давних спорах, о принце датском.
А там, в Париже, душой ранимый,
Он жил с Мариной, женой любимой.
Струна сорвалась, погасли свечи.
Ушёл из жизни, но в песнях вечен.
Высоцкий жил, как пел, с надрывом,
Горел, творил без перерыва.
Упал на сцене, главой поникнув,
Жизнь прославляя победным криком.

Владимиру Высоцкому

Сергей Трохименко
Высоцкий — бард, поэт, актёр,
Всю жизнь отчаянно сражался,
Сгорел, как пламенный костёр,
Но жар души его остался.

Блистал талантом, был звездой,
Любимец разных поколений.
Он шел своею колеёй,
Кумир страны, Великий гений.

Запретам всем наперекор,
Из лент затёртых, обветшалых,
Врываясь в каждый дом и двор,
Надрывно музыка звучала.

Свободы воздух с хрипотцой,
Взмывал в заоблачные дали,
Волна катила за волной
И мы взахлёб его вдыхали.

Прошли года, но до сих пор,
Все восхищаются стихами
И песни рвутся на простор…
Бард не забыт! Он вместе с нами!

Владимир Высоцкий

Софрон Бурков
С приятной хрипотцой негромкий голос,
Упругий ритм, знакомые слова
О том, что есть свобода, честность, подлость,
А также, что молва всегда права.

Что есть любовь – но что она такое?
Что есть судьба – сокровище в себе.
Что есть искусство быть самим собою,
Но только если духом не плебей.

Его всегда манит вперёд дорога,
Он с восхищением о ней поёт.
Он скажет песней пусть совсем немного,
Зато и нас куда-то позовёт.

И нами никогда не будет предан
Высоцкий средь равнин, и гор, и пальм.
И мы за ним идём покорно следом
В какую-то неназванную даль.

Владимиру Высоцкому

Эвелина Пиженко

Струной, как нерв надрывной и звенящей
Надвое рассекает амплитуду
Хронометра. Безверье не обрящет
Христа в душе предавшего Иуды.

За горизонт уходит кромкой небо,
Теряется аккорд в раскатах хриплых.
Ваяет память будущего слепок,
Рисует время запоздалый триптих.

Эпохи дым прозрачен и разрежен,
Не ждут уже ни дьявол, ни апостол.
Лишь голос твой опасной бритвой режет
Весь этот мир на «до тебя» и «после».