Пт. Апр 12th, 2024
Аргонавты — участники похода в Колхиду (побережье Чёрного моря) на корабле «Арго». Преводимые Ясоном аргонавты, среди которых были близнецы Диоскуры — Кастор и Полидевк, Геракл, Орфей, Пелей, прорицатель Мопс, Еврит, Гилас и Теламон, должны были возвратить в Грецию золотое руно волшебного барана, увезённое в Колхиду. Пережив множество приключений, аргонавты выполнили поручение и вернули руно в Грецию из Колхиды, при этом завладеть золотым руном Ясону помогла волшебница Медея, дочь колхидского царя Ээта, которую Ясон потом взял в жёны.
 
Аргонавты
Александр Вениаминович Пелевин
Еще не устали герои…
Неведомы-карго и фрахта —
Скорее в далекое море
Мы братья Арго-аргонавты.
В работе могучие спины,
Где ветер,справляется парус,
Под солнцем играют дельфины,
И звезды всевидящий Аргус.
Как странников встретит Колхида?
Сомнения дело пустое!
Победа иль царство Аида!
Искрится Руно Золотое.
Волшебные чары Медеи
И храброе сердце Ясона.
Повержены разные звери,
Беспомощьно тело дракона.
Победа посланцы Эллады!
Арго под созвездием млечным,
Споют и напишут баллады
О вашем пути бесконечном.
Язон 
Борис Львович Фроенченко
Залив…песок…Который год
Сюда бреду, гонимый болью —
Вот ребра сгнившие «Арго»,
Обросшие морскою солью…
Минула молодость, как сон —
Любовь, победы и обиды…
Что видел ты, «слепец» Язон? —
Лишь золото руна Колхиды…
Влекло тебя в далекий путь —
Что? Жажда странствий? Ветер колкий?
Да нет! Увы, не в этом суть —
Влекла лшь власть в родном Иолке!
Какой же я оставил след? —
Ложь обо мне аэды пели…
Друзья? — Их не было и нет! —
Лишь средство к достиженью цели…
Медея — кара от богов!
Как мог? Ведь женщина — не воин,
Ее любовь без берегов,
А я…Что ж, кары я достоин…
Я понял, осознал давно —
Но слишком поздно, вот несчастье:
Есть дружбы и люби руно!!!
Дороже злата! Больше власти!
Цена — за опыт дорогой —
Иссякли Слава…Воля…Сила…
Так пусть обрушится «Арго» —
Мое надгробье и могила!
Арго
Вера Аксенова-Соснина
«Что ж, в конце концов,
Путь — вся цель гребцов.
Вот что нам открыли зимы с вёснами…»
                 Слова из песни…
Я слышу зов прекрасной песни
И аргонавтов голоса.
Что в мире может быть чудесней,
Чем моря синие глаза,
Чем ветерок хороший — в парус
И путь в далёкие края?..
В награду путникам досталась
Любовь. И радость бытия.
Они поют, и мне понятно,
Что значит, жить. И живу быть.
Достигнуть цели — так приятно!
Не менее приятно — плыть…
Важней — само движенье к цели.
Преодоление преград…
Достичь всего, чего хотели,
Дойти. Не повернуть назад.
Они дошли. Они допили
Той жизни терпкое вино.
А были счастливы? Да, были!
Все вместе, рядом. Заодно.
Да, дух товарищества может
Творить порою чудеса…
И мне мелодия поможет
Друзей услышать голоса…
Аргонавт Ясон
Виктория Полински
А фина Ясона просила
«Р уно золотое» достать.
Г рузинские земли…В Колхиду
О тряд»добровольцев» послать.
Н а Черное море-надежда!
«А рго» дорогой-не скрипи!
В етра так полощут,как прежде,
Т оварищи,все впереди!
Я клятву давал,что отыщем,
С ебя,если надо,не в счет!
О твага и светлые мысли.
Н айдем мы Руно,нам почет!!!
Аргонавты
Владимир Пипченко
Средь островов в Эгейском море
Плывёт «Арго» с ветрами споря,
На нём Геракл, Ясон, Тесей
В компании своих друзей.
За ними женщин сладкий рой:
— Возьми меня с собой, герой!
Плывут в Колхиду за руном,
Не думая, а что потом.
Сраженья впереди, победы,
Царей Лукулловы обеды,
Волшебница Медея ждёт
И бед наделает Эрот;
Геракла вещего пропажа
И двух других, убийства, кража;
Убийство Пелия потом
И бегство, и в изгнанье дом;
Убийство матерью детей,
Младой соперницы своей.
Всё это для чего богам
И глупым смертным дуракам?
Язон и Арго
Владимир Попов 18
Дрожащие пальцы прогнившие гладят борта,
Увязнув, на отмели тихо дряхлеет Арго
Лазурная гладь перед ним безмятежно чиста,
Но что-то не видно спешащих на борт моряков…
А где же команда твоя, легендарный Арго?
Отважные сердцем и крепкие телом герои?
Иных уже нет, а иные теперь далеко,
Но твой капитан, он пришёл повидаться с тобою…
И старческий голос поёт для тебя, дребезжа,
Песню гребцов, она темп им держать помогала,
И горестный всхлип, невозможно его удержать —
Где наши победы? Где ветер, и море, и скалы?
Уже не видать, мой корабль, нам морского простора,
Я всё потерял — ни семьи, ни отчизны, ни славы…
И чувствую, верный Арго, что теперь уже скоро
Мне на лодке Харона, увы, доведётся поплавать…
Дрогнул корабль, оступился и рухнул старик,
Вот и славно — успел он шепнуть утомлённо
Напоследок услышал он звонкий мальчишеский крик —
Тут корабль, развалившись, убил старикашку Язона…
За золотым руном. Медвежья гора
Елена Афанасьева 3
Лишь небо и море на тысячу миль,
А волны морские бурливы,
Но ветер попутный: окончился штиль,
И вот уже воды пролива
Вдали засинели, средь низких холмов,
Здесь Гелла когда-то почила,
Встречай аргонавтов, пролив Геллеспонт!
Седой Посейдон! Дай нам силы!
Спешит к побережью бесстрашный «Арго»,
Теченье опасно и быстро,
Но узкий пролив уже пройден легко
И близится берег скалистый,
А рядом — удобный и тихий залив —
Надежная бухта для судна,
Причалил «Арго», паруса приспустив:
На отдых — день выдался трудный.
Долионы встретили всех, как друзей,
Кизик поклонился, с почтеньем,
И пир повелел сотворить для гостей,
Со вкусным, простым угощеньем:
Зажарили жирных баранов, вино
Достали из царских запасов,
Героев уставших согрело оно,
Сподвигнув к шутливым рассказам…
Приятен и весел долионов царь,
Гостей он побаловал вволю,
А слуги собрали с провизией ларь
И воду для смелых героев.
Кизик показал, где удобнее плыть,
Чтоб путь совершать без затора,
С опаской советовал он обходить
Медвежью, высокую гору:
«Медвежья гора — великанов удел,
Их нрав беспокоен и грозен,
И странно строение их мощных тел:
Шесть рук на себе они «носят»
Свирепы гиганты, но милуют нас,
Боясь прогневить Посейдона,
Но судна они затопляли не раз,
Вон там! У кремнистого склона…»
Взошли на «Арго» аргонавты и вот
Корабль отдохнувший по морю плывет,
Но только отчалил от берега бриг,
Раздался грозящий, воинственный рык!
С Медвежьей горы оторвалась скала
И чуть не убила героев она:
Огромные глыбы летели на них
С вершины… Узрев обитателей злых,
Смутились герои, но смелый Геракл
Собрался и лук со стрелою достал,
Прицелился… ловко стрелу отпустил,
И первой стрелой великана сразил.
А вскоре друзья на подмогу пришли,
Титанов, как сосны, валили они:
Стрела за стрелою летели к врагам-
Достались тела шестируких волнам:
Поживою стали для птиц и для рыб,
Последний, сраженный стрелою, погиб.
Несется «Арго», распустив паруса,
Героев бесстрашных хранят небеса.
Поход аргонавтов
Ксения Любавина
Внимай повествованью, мир подлунный! Пролог такой — начало всех начал.
О том, как дивный овен златорунный детей от злобной мачехи умчал.
В Колхиде от него Руно осталось, в священной роще на ветвях оно
Отважного героя дожидалось, кому добыть овчинку суждено…
Родился наш герой Ясон в Иолке, его отец Эсон там был архонт,
Но родственничек Пелий, палки-ёлки, мальца мечтал послать на Ахеронт.
И чтоб предотвратить погибель сына, Эсон его к Хирону отволок:
Кентавр — не такая уж скотина, глядишь, от воспитанья будет толк.
Он вырос и могучим стал безмерно, узнав тогда, откуда он и чей,
И тут ему каргой явилась Гера: — Милок, перенеси через ручей.
Был наш Ясон, как дядя, честных правил, хороший парень, проще говоря.
Подмышку бабку хвать — и переправил, сандалю там вот только потерял.
В Иолк пришёл герой в одной галоше, и к Пелию, без всяких там му-хрю:
— Я тут по делу, господин хороший — своё вернуть желанием горю.
У Пелия сердчишко прихватило, ведь помнил он пророчество одно…
— Здесь всяких разных много проходило, а ну-кась, привези ты мне Руно!
Эх, раззудись, плечо! Ясон нахрапом за дело взялся, раз попёрла масть.
Команда, лишь благим он гаркнул матом, со всей Эллады мигом собралась.
Лабал певец Орфей им на кифаре, и, матерной частушкой веселя,
Он вдохновлял гребцов быстрее шпарить и сильную уверенность вселял.
Колхида. С ними царь Аэт не ласков, их долго он раcсматривал в глазок,
Ведь сразу отворять таким опасно, и верить проходимцам не резон.
Пускать их в дом — да на фиг это надо? Сопрут чего, отнимут царский трон,
Невинности лишат родное чадо, иль нанесут ещё какой урон.
Так и произошло, как будто ведал: попятили Руно и спёрли дочь,
Хотя Медея за Ясоном следом сама была отправиться не прочь…
Итог, увы, печальный, даже очень: погибли все, кто в деле проходил —
Медею унесла богиня ночи, Ясона же «Арго» похоронил.
Мораль понять — не надо быть учёным (к тому же без морали стих — не стих) —
Не шляйтесь вы с приезжими, девчонки, и слушайтесь родителей своих.
Аргонавты
Лидия Орлова
Под предводительством Ясона
Плывут успешные эллины,
А за кормой играют волны
И скачут резвые дельфины.
Под покровительством Борея
У них надёжная эгида.
И с ними на борту Медея,
Она покинула Колхиду.
Под вёсел дружные удары,
Под пенье звонкое Орфея
Везут бесценный свой подарок,
Препятствия преодолея…
Руно достали, вот удача!
Оно как солнце золотится,
А за кормой дельфины скачут,
А над водой летают птицы.
За руном
Михаил Левин
Набиты трюмы рыбой и вином,
Горланит гимны пьяная орава.
Войска плывут в Колхиду за руном,
Им боги даровали это право.
Не зря же говорил верховный жрец,
Ссылаясь и на миф, и на обычай,
Что золотая шерсть чужих овец
Считается законною добычей.
И надувает паруса Борей,
И брызги холодят хмельные лица.
Хотим руна и славы поскорей —
Всё будет наше! Всё нам пригодится!
В каюте улыбается Ясон,
Надеясь на предательство Медеи.
Солдаты погрузились в сладкий сон,
Навеянный величием идеи.
Пусть большинство вернутся на щите,
А со щитом — совсем-совсем немного,
И дети одичают в нищете,
И вдовы зарыдают у порога —
Пусть! А пока что все забылись сном,
Сомнения не давят им на плечи.
Суда плывут в Колхиду за руном.
А там и до Тавриды недалече…
Аргонавты
Ольга Вл Белостоцкая
Лишь прищуриться стоит чуть-чуть —
и спадает завеса,
и корабль отправляется в путь
от столпов Геркулеса
до восточных заснеженных гор,
их чарующей выси:
Геллеспонт, Пропонтида, Боспор —
и Колхида, Эгриси.
Притяжение всех берегов,
их заветные камни,
романтический сговор богов,
древнегреческий Гамлет…
Кто так больно всегда и везде
обрывает на слове?
Это голос (в земле и воде)
человеческой крови.
Аргонавты
Натико
Глава ватаги аргонавтов —
Язон в раскраске боевой
Стартует, словно астронавт он,
Плывет без лоцмана и карты
К Колхиде, дальней и чудной…
Ватага — не слаба под небом!
И даже аж один певец!
И остальные — все атлеты,
Готовы биться до победы,
А кто не кормчий, тот гребец.
В команде братья Диоскуры —
Все полубоги, как один!
Такой отряд — не на смех курам!
Геракл один меж ними хмурый,
Печальной думы властелин.
«Вот с сопляком судьба связала!
Я ж тоже вроде полубог!
Семьёй я, домом жил немало,
А он — бродяга разудалый,
И рвется вдаль, не чуя ног».
Язон глядит, скрипя зубами,
Недобрых думок мрак тая.
«Не будет мира между нами,
Из искры возгорится пламя,
Сожрет тебя или меня!
Не быть в одной с Гераклом лодке!
Не плыть нам вместе за руном!
Куда хотите, деньте, боги —
Зевесова сынка! И в сроки,
Прошу, кратчайшие притом!
Не буду нянчиться с «блатными»!
В моей ватаге — нет сынков!
Все ушлые, все чумовые,
И не домашние, а злые,
Без культуристов и богов!».
Скрипят уключины и зубы,
И самолюбия скрипят.
Гребет Геракл, как ночь, угрюмый.
Стоит Язон, как туча, хмурый,
Следит, как голуби летят.
Сирены, рифы, Симплегады —
Так, детский лепет! Шалость! Пшик!
Есть для вождя одна награда —
Чтоб не было вражды в отряде,
Пока к руну «Арго» спешит.
И боги сжалились, и милость
Послали высшую «Арго».
Какой-то из богов явился,
Гераклу передал и скрылся —
Мол, брат, ты к подвигам готов?
Так рви отсюда, братец, когти!
Тут разберутся без тебя!
Исчезни тихо — новый подвиг
И приключений новый отблеск
Уже мерцает у руля.
…Все было просто делом техник,
Когда опасный конкурент
В лесах пропасть изволил древних.
Его и не искали греки,
Они пошли вперед, в рассвет.
А каждый в банде дело знает!
Руно, Аэт, драконий зуб,
И чародейка молодая,
И вой клинков, и лязги стали —
Все живы. Спасены. Все тут,
На корабле. И здесь — Медея.
И легендарное руно.
И призрак старого Пелея
Все больше гаснет и бледнеет,
Но мысли — только об одном.
«А если б был Геракл со мною,
Когда б решил остаться он?
С «мохнатой» Зевсовой рукою,
И мышц горой, и головою
Он сам бы сплавал за руном!».
И для Геракла — волонтера
Пришли иные времена,
Чтобы отмыться от позора,
Ему без дружбы и дублеров
Другая сказка суждена.
Один — а подвигов двенадцать!
И все — на одного, как быть?
«Пацан-Язон как смог бы, братцы,
С стоглавой Гидрой разобраться
И пса из Ада победить?»
Язон же всю любовь познает,
Которую дано познать,
Всех победит, всех покарает,
Дров корабельных наломает,
На лаврах будет почивать.
…След старых мифов потерялся,
Но принцип давешний — остался…
Опаснее всего порой
Герою — лишь другой герой!
Черные косы Медеи
Натико
Длинные черные плети
Сердце Язона обвили.
Взгляды царевны Колхиды
Сталь в мягкий воск превратили.
Сеются зубы дракона,
Пылью несутся по ветру.
Скоро здесь встанут забором
Богатыри под два метра.
Или чуть выше… С драконом
Встреча еще предстояла —
(О, как прекрасна Медея!) —
Но — ничего не меняла.
Трезвый расчет — или страсти —
Те, что пучины жесточе?
Черные косы Медеи
Снова увидеть он хочет…
…Смерть Пелеидов, Пелея —
Страшное пиршество зала —
Всех ужаснула, бесспорно,
Но — ничего не меняла…
Главка — о, глупое имя! —
Все изменила мгновенно.
Будто руна не бывало,
Всюду, во всем — перемены.
Подвиги прочно забыты,
В спешке отвергнуты дети…
…Черною траурной рамой —
Длинные черные плети…