Сб. Апр 13th, 2024
путешествие, самолет, города, мир
Йемен — государство в Юго-Западной Азии, расположенное на юге Аравийского полуострова. Население составляет более 25 миллионов человек. Столица — Сана.
 
Полёт над Йеменом 
Владимир Тяптин
Бесконечные просторы.
Вот Восток так уж Восток!
Всюду высохшие горы,
Камни, глина и песок.
Аравийский полуостров.
Йемен. Жуткая жара.
Смотрят скалы, словно монстры,
Словно выдумка пера.
Среди этой рыжей рампы
Робко-робко, как в беде,
Только высохшие пальмы,
Зеленеют кое-где.
Где вода? Ручья не встретишь,
Ни озёр, ни рек, увы.
Только сушь одна на свете.
Ни кусточка, ни травы.
Глиной города сверкают —
Обожжённых кирпичей
Нет здесь — солнце обжигает
Лучше огненных печей.
Как здесь жить? Живут, однако,
Средь пустынных этих мест
Миллионы тех, кто свято
Любит край свой, счастлив здесь.
Удивительно. Не скрою,
Если б был всевластен я,
Йемен орденом Героя
Наградил бы я, друзья.
Йеменская Мирра
Владислав Морев
Топор Аравийский врубается здесь
В переносицу Черепа Африки,
Земля отливает, как Красная Медь,
А Воды недвижимы в Мареве.
Из узкой Ращелины Баб-эль-Мандеб
Виднеется Море Укрытое, —
Лазурь Котловины, Сияющий Зев,
И Чаша Страстей Неиспитая.
Вдали от Миров, средь Ущелий, Камней,
Где плавятся Вади иссохшие,
Кочуют Стада по Забытой Стране,
Питаясь в Забытых Источниках.
Веленьем Аллаха здесь плачут Смолой
Ранения Древ Благовонные,
А Лезвия в Ножнах хранят Ремесло, —
Как Холод Сердца Непокорные.
Скрывают Бурнусы угрюмый Огонь
Очей, полыхающих Тайною, —
В них Золото с Кровью рисуют Закон,
Что правит суровою Саною.
Кружение Танцев Самума Хали
На Юг изгоняет из Севера, —
Туда, где Сокотра застыла в Дали,
И Соль Горизонтом измерена;
Туда, где растут Небоскрёбы в Песке
У пыльных Брегов Хадрамаута,
Где Аден когда-то держал в Руке
Торговлю с Краплёными Картами.
Плетёные Судна здесь делают то,
Что выше — Корабль Пустынника,
История льётся Живою Водой,
Из Сабы, слывущей Единою.
Царицы-Волшебницы прячут свой Лоск
Под тёмной Чадрою Молчанья:
Любовь их Ланит — ароматный Воск,
Что плавится от Познанья!..
Погода Йемена
Владислав Толоконников
Да, здесь погода никуда.
В июле жар и духота,
Потом Хамсин такой пойдет,
Что с ног сшибет, в песок затрет
Ноябрь весь в цвету, как дева,
Цветет хап-хап чуть месяц после сева,
Раскинув желтые сережки,
Цветут деревья и корежки,
А каждый куст, ну как сапфир,
Над ним Жужжит весь мелкий мир,
Не редки в небе облака,
Вода в реке прохладна и светла
Здесь все не так, и мне не так.
Хамсин — песчаная буря
Хап-хап — арбуз 
Йемен!..
Долбина Любовь Николаевна
Ох, и сказочна эта страна! —
Красота, необычность какая!..
И Дворцы есть, и хижины там!
Ну, а грамоты люди НЕ знают!..
Поглядишь — так тревожно за них! —
До чего же отсталые люди!..
НО.. врагов победили своих!
И теперь Счастье с каждым пребудет!!!
Рады все ! Люди в школы пошли!
Одолеют Университеты!
Мир под небом высоким нашли! —
Так надеются люди на ЭТО !..

Йемен. Аэродром Таиз

Миронов Борис Николаевич
Мы в Йемене, в Ходейде,
В Аравии живём.
Умчали за три моря,
И всё нам нипочём!

Хотим на самолёте
По Йемену летать.
Посол у нас в почёте —
Его хотим катать!

Послали как-то в Сану
Наш Звёздный экипаж;
Встречают в Сане странно —
Посол и тот не наш!

Сажают пассажира,
Венгерского Посла.
Мадьяру — «Сербус! Вира!» —
Машина вверх пошла!

Везём Посла из Саны
В Йеменский город Таиз.
Полёт идёт по плану,
Как будто на показ!

Но что-то нам мешает
И дует нам в дуду,
Как будто предвещает
Нелепую беду.

В Йеменском горном Таизе
Плохой аэродром.
На нём мы вряд ли сядем —
Не сядем нипочём!

Здесь, перед полосою,
Огромнейший овраг,
В конце стоит стеною
Гора Ахью-пед-Даг.

Лежат на дне оврага,
Кому не повезло.
Зовёт вперед отвага —
Летим смертям назло!

Летим мы со снижением.
И вот уж на прямой —
Сидит весь в напряжении
Пилот наш волевой.

Он крутит, крутит, крутит
То триммер, то штурвал.
То «нос» чуть-чуть опустит,
То взмоет, как нарвал!

Как посадить машину
И не упасть в овраг?
С колёс не срезать шину,
Не смять Ахью-пед-Даг?

Летим мы над оврагом —
О, Господи, спаси!
Нас плавным, легким шагом
Над ямой пронеси!

Там, в яме, фюзеляжи,
Обломки и шасси.
Лежат на дне оврага
Воздушные такси!

Мы сели за оврагом,
Включаем тормоза!
А то с Ахью-пед-Дагом
Мы встретимся тогда.

И скорость погасили —
Какие молодцы!
Мы с полосы скатили,
Все обогнув концы.

Доставив пассажира,
Венгерского Посла,
Мадьяру — «Сербус! Вира!» —
Машина вверх пошла!

Взлетаем со стоянки,
С неё берём разгон.
И все бугры и ямки
Теперь нам нипочём!

Скорей уносим ноги!
Коротенький разбег —
И мы уже в дороге,
Нас в Таизе больше нет.

Мы долго будем помнить
Глубокий тот овраг
И тот аэродромчик
С горой Ахью-пед-Даг!

Йемен
 
Михаил Васильевич Гуляев
Древняя страна
Грезится вдали
В дымке снов она,
Ветрах и пыли,
В пламени пустынь,
И морской волне.
Именем простым
Улыбнулась мне.
Вечно ждет застыв
Дар скупых дождей
Родина простых
Солнечных людей.
Выше облаков
Каменный узор
Их, нашедших кров
На вершинах гор.
Бедам не вползти:
Эти города
Были на пути
Чужаков всегда.
И не без причин
Всех врагов сражал
Верный друг мужчин-
Пламенный кинжал.
Крови вновь земля
Плача, пьет сполна.
В Йемене — змея.
В Йемене — война.
Под цветную ложь
Лучших перемен
В сердце воткнут нож
Стаями гиен.
Но не разрубить
В сунне — суть стиха,
И рабом не быть
У рабов греха!
Джамбия 
Михаил Васильевич Гуляев
Лезвия сталь непокорная,
Власть и мужское достоинство.
Йемен, страна твоя горная,
Вся — правоверное воинство.
Ножнами тесно охвачена,
Жадных пришельцев интригами,
Ты беспощадна к захватчикам
Тысячелетняя, дикая.
Цивилизации пошлые,
Подлые и беспощадные,
Рвут на куски твое прошлое,
Метят харама** печатями.
Воля твоя им губительна,
Верных молитва — убийственна.
Молния гнева стремительна
Праведной местью неистовой.
* Джамбия — кинжал мужчин Йемена.
** Харам — грех.