Пн. Апр 22nd, 2024
путешествие, самолет, города, мир
Израиль

Alexander Komissarov

Страна-оазис средь окопов,
Жизнь, как вода, в песках течет.
Здесь нет еврейских анекдотов,
Вся жизнь — еврейский анекдот

Святая земля


Алла Вериго
Там пыль пропитана густой мольбой,
Там камни — палачи в законе,
Палило солнце, мир дрожал больной
У плеч Голгофских с крестным троном.

Там развязался пуп земли Святой,
Попрал Распятый чрево ада:
Библейских праотцов вывел домой —
Пасхальным, праведным отрядом.

Контрасты злобы там и высоты
Очерчены и зримо водят
По лезвию иуды — в свет Любви.

В трудах — соотношений дроби
Сердца пылают в торжище земли —
И каждый лишь своё находит.

Я в Израиле, как дома

Андрей Дементьев

Я в Израиле, как дома…
На подъем душа легка.
Если ж мы в разлуке долго,
Точит душу мне тоска.

Там таинственные пальмы
Ловят в веер ветерок.
Как любил свой север Бальмонт,
Так люблю я свой Восток.

Море катит изумруды
И крошит их возле скал.
Если есть на свете чудо,
То его я отыскал.

Отыскал библейский остров —
Вечный берег трех морей,
Где живу легко и просто,
Вместе с Музою моей.

Всех душою принимаю.
Взглядом все боготворю.
В ноябре встречаюсь с маем
Вопреки календарю.

Я в Израиле, как дома.
Только жаль, что дома нет.
Снова гул аэродрома.
И беру я в рай билет…

Израиль


Аркадий Арье Дэн
Здесь дождя не бывает много,
Ангел Смерти здесь мечет кости.
Здесь клейма выжигают слогом
На зелёном цветном помосте.

Цвет судьбы — золотисто-синий.
Можно небо руками трогать.
Только здесь из туманных линий
Вдалеке вдруг увидишь Б-га!

Не рассудком, а жаром сердца
Строят жизнь свою смело люди.
Это здесь, на бульваре Герцля,
Меня взгляд твой зелёный будит…

Израиль

Борис Шмуклер

(эпиграмма)

Страну Израиля найти
На карте мира сложно.
Гремит о ней молва
Довольно много лет.
Не мало есть врагов,
Друзей найти — возможно.
Но, равнодушных к ней,
На свете белом нет.

Полёт над Израилем

Владимир Тяптин

Здесь на грани миров неспроста
Смотрят небо и море сурово,
И вещают печально уста
Нам святое Заветное слово:

«Неразумные! Сколько же кровь
Можно лить на святынях и спорить?
И когда же даст всходы любовь
Здесь, в окрестностях Мёртвого моря?

Все вы чада мои на Земле.
Помиритесь. Довольно проклятий,
Чтобы в этой пугающей мгле
Засветились лучи благодати».

Крик евр души

Волкова Маруся

Помоги мне, Иудейская пустыня,
разобраться, что к чему на свете этом.
Вот за этим, — не за морем синим
я приехала за тысчу километров.

И хожу среди Вирсавий и Давидов,
и привыкла к ним секунд за тридцать;
я жила здесь раньше, очевидно,
приходила в Иордане мыться.

Тот старик на пляже, в шортах, — из пророков,
смотрит так все пять тысячелетий;
видела сто раз вот этот локон
на полотнах, темных от столетий.

Здесь исчерпаны вопросы и ответы;
лучше ненадолго раствориться
в их шуршащем как песок иврите,
прежде, чем пропасть за краем света.

Я мечтаю: долго будет сниться,
как поет и завывает ветер;
можно взять билет и возвратиться
в лучшую из всех пустынь на свете.

Израиль Земля обетованная

Елена Раскина
Крестообразно наноси елей
Или молись Отцу, не зная Сына,
Ты все равно на свете иудей,
Хранитель древней родины своей,
Творца земли ликующая глина.

Тебе, как память, родина дана,
Ее ты, словно чашу, пьешь до дна.
Ее несешь ты, как Ковчег Завета,
Несли в песках пророки и поэты.

Зовется ли Израилем она,
Твоих отцов заветная страна?
А, может быть, она зовется Словом
Господним, иль сиянием багровым
Закатных, огнедышащих лучей?

Ты – гром, который слышал Моисей
В рассветном, ускользающем тумане.
Вот почему ты остаешься с нами
Всегда, и на любых путях земных.

Быть может, ты не родина, а стих?
Парение, сиянье, дуновенье,
Серебряная поступь вдохновенья…

Прекрасная страна

Ирина Галкина

Страна песков, страна морей
Прекрасная страна.
Всю пустоту в душе моей
Заполнила она.

Сбылась мечта и вот я здесь
В истории веков
Пусть много стран на свете есть
Но эта-дар Богов.

Я вижу красоту долин
Как будто в сладких снах.
И древний град Иерусалим
Что на семи холмах.

Тут все религии сплелись
В один волшебный круг.
Здесь храмы в небо поднялись
Дух святости вокруг.

Цивилизацию развив
В пустыне, на камнях
Построен город Тель-Авив
Масштабностью маня.

Ту красоту создать могли
Упорные сердца.
Чудесней нет святой земли
Не будет ей конца.

Осенью в жаркие страны

Лариса Терещенко 8

Взгляд на экскурсию может быть разным.
Мёртвое море увижу я с Красным.
Обетованной земле поклонюсь,
Дивным каньоном ни раз изумлюсь.
Встречу растительность в виде бамбука,
Преодолею усталости муку,
Шведским столом насладясь отдохну,
И в батискафе отправлюсь ко дну,
Плача стена расслабляет и лечит,
В дивном огне опалим свои свечи,
К чудо звезде прикоснусь в Вифлееме.
Музыку вспомню по заданной теме,
В жёлтых барханах песков и верблюдов
Вот и оазис вестимо откуда
Это отель мой с уютною спальней,
Здесь отдохну от экскурсии дальней.
Вспомню с улыбкой торговцев и лавку,
Денег осталось всего на булавку.
Их же надежды питают к доходам
Я ж созерцаю бесплатно природу.
Осень у нас, ну а здесь я на море.
Радость, ты эта свобода, ты воля,
Ты — утомлённые солнцем закаты.
Я без гроша несказанно богата.
В душу вбираю цветов пестроту.
Здесь и сама я душою цвету.
Господи, дай насладиться отрадой,
Стала мне эта поездка наградой.
Пусть не отнимут багаж бедуины.
Пусть не акулы плывут, а дельфины.
Яркие рыбы пестрят и кораллы,
В море идут корабли от причала.
Пальмы стремятся в небесную высь
Как ориентир на счастливую жизнь.

Израильские холмы

Михаил Ромм

1. Ход-а-Шарон

Там душные вечера,
Там душно почти с утра
И давит на грудь Восток,
Как давят гранатовый сок.

Что видел я там? Дворы,
Тоннели в дыре горы
Дорогой в Ершалаим,
Куда мы теперь спешим.

2. Иерусалим

Что Ершалаим? Стена
Западная — одна,
Серьёзность, наглядность, страх,
Кладбища на холмах…
Начало конца времён,
И всё же, не Вавилон,
Подлинность всех культур,
Отсутствие карикатур.

Религия — жизнь и смерть,
Мякоть сердец и твердь,
И то, что вокруг меня —
Предтеча судного дня,
Распайка света и тьмы,
В которой застряли мы.

3. Ар Мегиддо

Под горой Мегиддо кипарисы
Копья приготовили к войне.
Воины пока что за кулисы
Отступили в горней тишине.

Ветры нашей суетной эпохи
Еле-еле движут облака…
Видно, времена не так уж плохи:
Тихо спит Армагеддон — пока.

4. Монастырь Дир Рафат

Под вечер светит по наклонной
В долину жёлтая луна…
Под подкровительство Мадонны
Стремится каждая струна —

Струна души христианина…
Но в чём-то видится изъян:
Она, Regina Palestina,
Царица ли филистимлян?

Обманчивая мимикрия…
Там ангелы на облаках
Поют ей: «Радуйся, Мария!» —
На многих-многих языках.

Что такое Израиль?

Наташа Плугарева

Что такое Израиль?Это место святое,
Это церкви, мечети, синагоги и мы.
Это много арабов, это много героев,
Это много евреев, Это много войны.

Что такое Израиль? Флаг с звездою Давида.
Это хАмса на счастье и культура веков.
Это нищих кварталы на глазах у элиты
И приманка для многих депутатских волков.

Что такое Израиль? Это ветер с хамсином,
Это мертвое море и проклятье Богов.
Это два урожая, города в апельсинах,
Бедуины, пустыня и холмы васильков.

Что такое Израиль? Это девочки в форме,
Боевые награды и презрение СМИ.
Это юные плечи, автоматы, обоймы,
Не спокойное небо в облаках синевы.

Но — живёт!

Римма Батищева

Неотрывно на меня глядят
чёрные блестящие глазёнки
милого, невинного ребёнка.
Я — тайком — за фотоаппарат.

Миг — и он со мною навсегда —
взгляд, навстречу широко открытый,
в рейсовом автобусе, набитом
людом, что стремится кто куда.

Здесь растёт он, где его народ
и страна пред всеми виноваты.
Той виной, что наделил когда-то
всем на свете правящий Господь.

Маленький не ведает пока,
в чём родня пред миром провинилась
и когда божественная милость
сверху снизойдёт наверняка.

Видно, богоизбранный народ
никогда не вымолит прощенья
и козлом привычным отпущенья
служит. Но — живёт, живёт, живёт!

Об Израиле

Юрий Краснокутский 2

Бен Гурион. Таможня. Самолёт.
Неделя пролетела очень быстро.
У Боинга всегда приличный взлёт,
Он, кажется, похож почти на выстрел.

Внизу остался мрачный Тель-Авив,
Почти как Иудейская пустыня.
Тот берег не похожий на залив,
Мне недоступен в будущем отныне.

И это море посреди земли,
Забудется уже в недавнем прошлом.
Лишь только ты один, Иерусалим,
Останешься как память о хорошем.

Твой Старый город, мощная стена,
И церковь Воскресения Христова.
Где в этот храм вся паства влюблена,
Там нашей веры прочная основа.

Мне эта встреча снилась по ночам,
Кувуклия, где видел Гроб Господень.
Безмолвие, и на устах печать,
Святой огонь, что для Христа угоден.

Прощай, Обетованная земля!
Наш аэробус движется в Россию,
Внизу мелькают русские поля,
Родные и, как, кажется, простые.

Маленькая страна

Юрий Рехтер

Маленькая страна,
Лёту всего часок,
Мудрая, как ТАНАХ,
Древняя, как Восток.

С неба сползает зной,
Маревом вьётся даль,
И не поймёт чужой
Свет её и печаль.

Не разобрать совсем
Слов из её молитв,
Но ерихонских стен
Рушится монолит.

Видимо, не забыв
Соль кочевых дорог,
Шелест её травы
Слышит еврейский Бог.

Кейсария


Любовь Лещинская
Кейсария* — ты город королей,
Великолепный, гордый, очень важный.
Твоих садов таинственная тень,
Дворцов не счесть, что вознеслись отважно.
И здесь до неба крылья распростёр
Белейший Обелиск — он русским — слава!
Они сражались, чтобы дать отпор
Чуме немецкой, страшной и кровавой.
…А мы приходим с внуками сюда,
Чтоб не забыли русских имена.
Они погибли, пали в том бою…
За нас они отдали жизнь свою…

Кейсария — город в Израиле.

Галилейское море

Ольга Дубинянская

Галилейское море катит волны тяжелые,
Металлически серые и чернильно-лиловые.

Волны медленно катятся, увлекая в прострацию,
Погружая в историю Богом избранной нации.

Кинеретское озеро в Галилее — не просто ли
Колыбель изначальная рыбарей и апостолов?

Здесь Иисус Назорей запрещал ветру буйствовать
И волнам лютовать, и плывущих напутствовал,

Галилейское море пресек, словно по суху,
Показуя пример крепкой веры апостолам.

Эти древние воды с тяжелыми всплесками
Породнили меня с иудейскими предками…

Гора Блаженств

Ольга Дубинянская

Душа пристанища искала
Среди гармонии божеств,
Её блаженством наполняла
Святая Заповедь Блаженств.

Казалось, мир освободится
От нестерпимой силы Зла,
И скоро в жизни воплотится
Доктрина Правды и Добра.

Блаженны миротворцы будут:
Их Бог признает как детей.
А сердцем чистые забудут
Про скверну в образе людей.

Они узрят сиянье Бога.
А изгнанным за правду — весть:
На небеса лежит дорога.
А кротким — мир наземный весь.

И плачущие улыбнутся:
Господь утешил и простил.
И милости назад вернутся
Ко всем, кто милосерден был.

Кто жаждал правды неизменно,
Алкал, тот будет ею сыт.
Все люди светлые блаженны —
Иисуса Заповедь гласит…

Береза


Alexander Komissarov
Этот миг я долго помнить буду,
Наяву все было, не во сне.
В Рош-Цурим увидел это чудо —
Белую березу при луне.

На земле иссохшей, в царстве зноя,
Где дрожат пожухлые листы,
Королева неги и покоя
Мир пленяла снегом бересты.

К нам сойдя с полотен Левитана,
Поражая красотой своей,
Ты звала меня изгибом стана,
Легким шевелением ветвей.

На ресницы навернулись слезы,
Сердце сжалось в грусти и тоске.
На земле еврейской про березу
Я пишу на русском языке.

Еврей

Михаил Этельзон

Во мне слились — перемешались
пророки, веры и скрижали,
тысячелетия в пути.
Исходы, бегства, караваны,
местечки, города и страны —
нигде покоя не найти.

В моей крови давно без меры
семиты, римляне, шумеры,
арийцы, ляхи, казаки.
В моих глазах костры и печи,
в моих ушах не счесть наречий,
на языке — все языки.

По мне египетские плети
хлестали больше трёх столетий,
на мне вся тяжесть пирамид.
Плен Ассирийцев, Вавилона,
руины Храма, легионы,
расправы — каждый ген хранит.

Меня преследуют погромы,
я вечный жид, лишённый дома,
незваный гость — я в горле кость.
Я пепел войн и инквизиций,
по мне мечом прошёл Хмельницкий,
мне по ночам Освенцим снится,
я — Бабий Яр, я — Холокост.

Во мне века бушует пламя:
мне не даёт покоя память —
и жжёт, и рвётся из груди.
Не потому ли взгляд печален:
такая ноша за плечами,
такая чаша — впереди.

Странный народ


Юрий Гоштанд
Странный народ евреи
Не любит носить ливреи.
В сомнении он видит путь.
В познании находит суть

Его не загонишь в стадо,
В нем каждый решает один.
Что правда. Ему это надо.
Она лишь его господин.

Но вновь возникают сомнения
И снова он ищет ответ,
Как стоик в процессе брожения,
Всего, где названия нет.

Наш мир бесконечен в познании
И в поисках сути давно,
Мы вечный народ в созидании
Проблем и решений его.

Еврейский вопрос

Юрий Краснокутский 2
Вас считают немножко евреем,
Но евреи уж тут не при чём.
На хохла вы похожи скорее,
Что заманишь любым калачом.

Если польское имечко ваше
Вдруг подходит к такому лицу.
Нужно тут обратиться к папаше,
Может он и не любит мацу.

Проследить родословную мамы,
И когда в синагоге была.
Может быть в православные храмы
Завели вдруг другие дела.

Как хлопочет по пятницам ловко,
От неё ведь зависит шаббат.
Всё готово должно быть до срока,
Уж такая у женщин судьба.

Важен здесь не характер, а вера,
Евангелие или талмуд.
И не нужно другого примера,
Для себя брать особенный труд.

Шаббат

Евгений Торяник
ШАББАТ,
как «обухом по голове».
Закрыто,напрочь,
всё,везде!!!
Закрыт базар,
пустынны пляжи.
В отеле лифт «сломался» даже.

Мужчины в длинных лапсердаках,
в широкополых чёрных шляпах
Проходят чинно в синагогу,
как будто бы одну дорогу
Они избрали в этот день,
Над городом «повисла» лень.

Безлюдных улиц неоБычье
«блюдёт предписанный обычай».
А гой ему совсем не рад…
Суббота,
ИзраЭль.
ШАББАТ.

Шаббат — религиозный выходной день в иудаизме (с пятницы на субботу)
Гой — человек,не исповедующий иудаизм.