Пт. Апр 19th, 2024

Грузия

Александр Вайнерман

Кавказ — великий и могучий, врагов в штыки встречал не раз.
И в Терек сбрасывал он с кручи всех тех, кто клал недобрый глаз
На плодородные долины, ущелья, горцев, их дома —
На холмах Грузии печальной природа их хранит сама.

Какие сладкие названья: Тбилиси, Мцхета, Гурджаани
Как много песен и легенд, и сказочных воспоминаний.
Когда взберешься на Мтацминду — увидишь маленький Париж.
От счастья сердце замирает, и будто птица ты паришь.

Здесь есть и храмы, и мечети, и синагоги, и костелы.
Любой религии есть место в столице Грузии веселой.
Когда грузины соберутся, накроют стол, вина нальют,
От тамады не оторвешься — все пьют, танцуют и поют.

И лобио, и хачапури, шашлык, купаты и ткемали,
А из Куры форель живая, а вина, что нам подавали —
Вазисубани, Саперави, и Хванчкара, и Цинандали.
Вокруг стола лезгинка в круге — и дружно «осса» мы кричали.

Алаверды — вино в рог льется, в марани бочки до краев.
Когда ж затянут акапелло — уже совсем не надо слов.
А Алазанская долина — красивый, вдохновенный край.
В Кварели персики, гранаты — их Кахетинским запивай.

Цветущий виноград янтарный — все в окружении хребтов:
Увидишь горы голубые, и ты весь мир любить готов.
А на десерт, богам на зависть, отведали Киндзмараули.
Здоровье, молодость и счастье глотком вина себе вернули.

Грузинский юмор и кино известны всем давным-давно,
Благословенная Колхида, и аргонавты, и руно.
В тигровой шкуре витязь бродит, князья грузинские, Тамара
Как это сладко, вдохновенно вкусить грузинского нектара.

О Сакартвело, Сакартвело — и песнь звенит о Сулико,
А в море, в Поти, парус белый — и счастье снова далеко.
Там, над заснеженной вершиной парит, добычу ждет орел.
А я, в краю этом чудесном так много красоты нашел.

Грузия

Белов Сергей Александрович

Я не был в Грузии с визитом,
С грузинами не пил вино.
Но только стану знаменитым,
И будет то, что суждено.
С волненьем «Сулико» услышу.
Вновь запоёт во мне душа.
Я полечу всё выше, выше,
От восхищенья не дыша.
Увижу горы и стремнины,
Орагву, Терек и Куру.
То будут сердца именины,
Костёр, горящий на ветру!

Грузия. Сигнахи

Владимир Тяптин

Это где такие горы
И высокие просторы,
Лучезарные края?
Это Грузия, друзья!

Это где такие башни
Стерегут здесь день вчерашний
И бодают кромку дня?
Это Грузия, друзья!

Это где такая зелень
Приглашает в свои сени,
Изумруды всем даря?
Это Грузия, друзья!

Это где такое небо,
Царство солнечного Феба,
Бесподобная земля?
Это Грузия, друзья!

Это где такие люди,
Чьи улыбки радость будят?
Что за край весь, как заря?
Это Грузия, друзья!

Грузия

Владислав Морев

Непокорная, гордая, горная,
Неизменная, цельная, ценная, —
Словно точена в Камне Иконою.
Словно Отповедь Злу откровенная!

Ты широкая, встречная, званая,
Ты обильная, велеречивая,
Музыкальная и танцевальная,
Но порой сумеречно тоскливая.

Из Ущелий речными Потоками
Твоя Песенность в Эхо сливается,
Твоя Письменность шествует Строфами,
А Легенда со Страстью встречается,

А История с Духом в Объятиях
Распивает Вино и целуется,
А Любовь у Подножья Распятия
В Тени Звёзд сладострастно беснуется.

Всё сурово в тебе и возвышенно,
Основательно, пламенно, спаяно, —
Никогда и никем не унижена,
Ты Главу не склоняешь отчаянно, —

И страдаешь от Чванства заблудшего
Тех, что Братьями стали спесивыми…
О, Страна! Ты, достойная Лучшего
Для меня будешь Вечно Красивая!..

О Грузии

Евгений Сергеевич Колганов

Прекрасная страна особенных людей,
Чистейший горный воздух и блаженство,
Величественный вид у храмов и церквей,
Навек запомнил это совершенство!

И люди здесь добры и не жалеют сил,
Не жадны вовсе и гостеприимны,
Всего за пару дней я всех их полюбил,
Надеюсь, это все у нас взаимно.

Застолье на века и винный аромат,
Веселый тамада, гласящий тосты,
О том, что в жизни сонм успехов и утрат,
О том, как важно достигать приросты!

Красивейший восход и танцы под луной,
И песнь о том, как здесь живется сладко,
Я счастлив, что здесь был, был принят как родной,
Но Грузия — навек моя загадка.

Грузинский вальс

Евгений Торяник

На гитаре грузинка играет,
Перебором мелодию ткёт.
Отчего так душа замирает?
Оттого,что красиво поёт.

Не решусь я спросить перевода
И не нужен сейчас перевод.
Ведь грузинское слово — Мадлоба,
Здесь уместное место найдёт.

В переборах мне видится Джвари,
Монастырь,что стоит на ветру.
Он навеки обвенчан с горами,
Где Арагва пронзает Куру.

Там сливаясь единой рекою
Они вместе в долину текут,
Где Тбилиси шумит под горою,
Где душевные песни поют.

На гитаре грузинка играет,
Перебором мелодию ткёт.
И душа к небесам улетает,
Оттого,что красиво поёт.

Мне не нужно сейчас перевода,
Вдруг понятна грузинская речь.
По грузински,спасибо, — Мадлоба.
Эту тайну хочу я сберечь.

Когда из Грузии вернусь

Евгений Торяник

Когда из Грузии вернусь
Я добрый,щедрый и румяный,
От сладкого вина чуть пьяный,
Иначе к жизни отнесусь,
Когда из Грузии вернусь.

Когда из Грузии вернусь
На всех смотреть я буду нежно.
Жизнь проживая безмятежно
Скажу всем бедам-не боюсь,
Когда из Грузии вернусь.

Когда из Грузии вернусь
Людей любить сильнее буду
И добрых дел их не забуду.
И к ним спиной не повернусь,
Когда из Грузии вернусь.

Когда из Грузии вернусь
В глаза смотреть всем буду смело,
А вспоминая Сакартвело
Очей моих коснётся грусть,
Когда из Грузии вернусь.

Мне снилась Грузия

Елена Вольская

Мне снилась Грузия… Инжира спелый плод
Был солнцем поцелован не однажды.
И чистой веры мог коснуться каждый
Там, где кресты церквей врастают в небосвод.

Мне снился тёплым светом озарённый дом…
Известное грузинское застолье,
Где ближнего встречают хлебосольно,
И «Тбилисо» поют за праздничным столом.

Горячий дедас пури, пахнущий дымком…
В моём бокале – сладкое маджари…
А осень в сердоликовом пожаре
Подружит даже с тем, с кем был едва знаком.

Мне снилось ветром отворённое окно,
Луна и звёзды – медною чеканкой.
И тополь с королевскою осанкой,
И лёгким облаком – бесценное руно.

Чонгури звуки и мелодия зурны…
Был сладок сон, как грозди винограда –
За труд крестьянский щедрая награда.
Мне снилась Грузия… Благословенны сны!..

Дедас пури — название грузинского хлеба
Маджари — молодое вино

Georgia Грузия

Лариса Чаплыгина

Это стройный кипарис.
И у пальмы длинный лист.
Мандаринчики в саду,
Кукурузу ешь, хурму.

Куст лавровый, пряный лист,
А на ветке птахи свист.
Пей вино, хозяин рад,
Здесь растят же виноград.

Горы, море и вода.
Песни Грузии, земля,
На которой всё растёт,
Народ Грузии живёт.

Шутки с юмором в кино.
Танцы, песни и вино.
В Чёрном море вновь волна,
Скрежет гальки иногда.

Звуки струн пандури;
В небесах, в лазури.
И ударного Даира,
Из Грузинского всё мира.

В Грузии

Лариса Чаплыгина

Это Грузия с цветами,
Как в Тайланде, франжипани!

Куст в цветах, как восковых,
Но нарядных и живых.

И в Тбилиси, и в Батуми
Вино Грузии мы пили.

Виноград — людей труда,
Созревал он для вина.

Вина лёгкие у них.
Пьём за труд людей простых.

И в отелях за комфорт,
Славим труженик народ.

В Чёрном море не штормит.
Оно галькою шуршит.

Галька гладкая — приятно!
Дно прозрачно — неохватно.

Вновь круиз по побережью:
В монастырь со всеми съезжу.

Реки Грузии парят,
Яркой радугой манят.

Деньги Грузии — монеты
К ним весёлые советы.

Сам ребёнок отдаёт,
Цену их осознаёт.

За пломбир одну монету,
Кукуруза здесь без счёту.

Все початки мощные!
Это купят взрослые…

Из Грузии с любовью

Наталья Спасина 2

О море мечтала, но сердце шепнуло:
— Хочу побродить по далёким аулам.
Полгода ушло на души уговоры,
И вот предо мною Кавказские горы…

Грузии…

Марина Кир-Мосесова

Как не воспеть мне вновь природу
Волшебной Грузии моей!
Я пью ее, как путник воду,
Чтоб раствориться сердцем в ней.

Вокруг прекрасных гор вершины
Под сенью легких облаков,
И белопенных рек стремнины,
И царственный убор лесов.

Земля красот необозримых,
Край солнца, моря и озёр,
Всегда поэтами любимый,
Пленяющий их жадный взор.

Грузия

Ольга Вл Белостоцкая

В грузинской речи ударений нету,
в грузинской песне окончанья нет.
Под взглядом длинноглазого портрета
из полумрака выхожу на свет.

Струятся белорунные отары,
струится разноцветное вино;
вода Арагви, насыщая Мтквари,
струится дальше с нею заодно.

Тут щедро распускается над нами
все, в бедный камень вросшее корнями.
Тут поминают, тосты говоря,
то мудрого, то глупого царя.

Грузия

Ольга Кудоярова

Волшебной сказкой, песней дивной,
Грузинским танцем и вином,
В наряде золота старинном
Живёт в горах давным-давно.

Живёт в том благодатном крае,
Что для себя Господь припас,
И вас ещё совсем не зная,
Уже, встречая, любит вас!

Нетороплива и свободна,
Не подчинившись никому,
И с красотой своей природной.
Верна лишь Богу одному.

Гостеприимством не играет,
Вход в её дом всегда открыт,
И Бога в каждом храме славит
Многоголосием молитв.

Грузия


Татьяна Богданова Аксенова


Мчится, летит без дорог и тропинок мой Мерани,
Вслед мне каркает злоокий, черный ворон.
Несись вперед, мой Мерани, твоему бегу нет
предела,
Н. Бараташвили «Мерани».

Расступятся воды, разверзнется твердь
Под бегом живого Мерани.
Хмельная Арагви спокойна как смерть
Войны или свадьбы на грани…

А горы подвижные эхо хранят,
Беременны лозы в низинах.
Вино проникает в тебя, словно яд —
Пьют многоголосно грузины!

И всадник мерещится мне тамадой,
Хоть шкурой тигровой обвит он.
И рог, словно месяц висит молодой,
От буйвола-неба отбитый…

Я в жизни не видела грозди такой —
Пурпурно налившейся, сочной —
Что женская грудь нарушает покой
Джигитов и утром, и ночью!..

Всех старые домики переживут,
Хоть в камеру камни приблизить!
Но погреб Тимура — надёжный приют
Для тех, кто в гостях у Тбилиси.

И даже тому, кто проснулся едва
И жаждет здоровье поправить,
Мой друг, презирая пустые слова,
Густого нальёт Саперави…

Я снова в купель погружаюсь Нино —
Пусть вещий мой сон воплотится!
Мне в белом хитоне воскреснуть дано
Невиданной снежною птицей.

Ни ворон, ни коршун, ни сыч, ни сова
Полёт не собьют мой в тумане.
Я птицей на старых картинах жива,
Как тщетные сны Пиросмани.

На холмах Грузии…


Татьяна Богданова Аксенова

На холмах Грузии сверкает вешний снег,
Обвалом давится Арагви,
Потоки мутные не сдерживают смех,
Теснящий грудь Хазбеги разве…

И я искрящийся поток лучей в горах,
Что бог таинственный исторгнул,
Ловлю, счастливая, и отступает страх
Перед мучительным восторгом!

И вот, печаль моя теперь уже вдали
Рвёт сердце, бьющееся птицей
Как в клетке тягостной, без неба и земли,
Где можно заново родиться…

Наверно, Пушкиным когда-то я была —
Со мной дух Севера неласков…
На сердце Грузии лежит ночная мгла,
Но не любить оно не властно!

Имя Грузии

Фуникова Анна

Поэтичное и привычное
Имя Грузии — Сакартвело,
Колдовало ты, мелодичное,
Над Табидзе и Руставели…

В долах Картли платаны древние
Строфы «Витязя» шепчут кронами.
Чародейство ли, вдохновение?
Колокольницы будят звонами.

Если с гор снежным комом скатится
Эхо гулкое в даль безлюдную,
То расколется и раскатисто
В нём повторится имя чудное.

Прогрохочет порою вешнею,
Став потоком седым и взбешенным,
И вспомянет вершины снежные
Беспечальным раздумьем песенным.

Тайны завтрашнего не ведаю.
Знать не знаю, что с сердцем станется…
Только горным цветком поэзии
Имя Грузии в нём останется!

С любовью к Грузии

Фуникова Анна

Двести лет назад в Россию
В час суровых испытаний
Посылал гонцов Ираклий,
Властелин земли грузинской.
И могучая держава
Русь ответила согласьем
Охранять отныне братски
От набегов чужеземных
Древней Грузии владенья:
Гор величие кавказских,
Где бесстрастные вершины,
Седоглавые, как время,
Затаили в светлых высях
Храмы — детища бессмертья,
И бескрайние равнины
Вдоль низовьев Алазани,
Виноградною лозою
Плодородные извечно.
Злому недругу отныне
Не ступить на эту землю:
Брат горой стоит за брата,
Друг не даст в обиду друга,
Два народа породнились,
Побратались на столетья!
Что случилось ныне, други?
Что случилось с вами, братья?
Не делите ваши земли,
Храмы божьи пожалейте!
О какой такой свободе
Друг от друга ваши речи?
От любви свободы нету,
Как от чёрных сил — пощады.
Тот, кто предал все заветы
И презрел законы дружбы —
В одиночестве погибнет.
Так положено на свете…

Алазанская долина

Екатерина Кирилова

Алазанская долина —
красоты неповторимой —
Расстелилась под Сигнаги*
до больших Кавказских гор.
Солнце греет ту долину,
чьи поля необозримы,
И гуляет ветер вольный,
обретя такой простор!
Чашей полной ароматов
зреют лозы винограда,
Опьяняя предвкушеньем
предстоящего стола…
Урожаю люди рады —
это лучшая награда!
Будет к праздникам веселье,
Запоют колокола!

*Сигнаги — город в Кахетии на востоке Грузии, где находится знаменитая Алазанская долина.

Ананури

Наталья Спасина 2

(крепость-замок на военно-грузинской дороге)

Ветрами охраняема и Богом,
Здесь несколько веков стоит она.
Вверху – хребты, внизу волна дороги.
Не тронула твой монолит война.
О, цитадель, ты видела измены,
Предательство, пожар… забвенья рок…
Но также стойки крепостные стены.
Благоволит камням твоим Пророк.

Крепки бойницы, и надёжны башни…
Цветут сады, *Ветзатхеви течёт…
Хранишь ты память о делах вчерашних,
И за тобой людских судЕб отсчёт…
Но, только солнца луч с тенями тает,
Ты с болью наблюдаешь по ночам,
Как в *стрельнице горит, коптит свеча,
Безмолвно о спасении взывая.

(в период одной из войн в Неустрашимой башне захватчиками был замурован её комендант вместе с семьёй)
*Стрельница — башня, *Ветзатхеви — река

Чёрно-белая река Арагви

Наталья Спасина 2

Бежит по камням ошалелая —
Налево — рука её белая,
Как светлая радость лазурная,
Как счастье стремительно-бурное…

Направо — рука её чёрная,
Как туча, на дождь обречённая,
Как горькая дума тревожная,
Как зависть внезапная ложная.

Расходятся воды, сливаются,
Но вот парадокс, не меняются…
Налево — блондинка кипучая.
Направо — чернявая, жгучая —
Обнявшись, две пылких прелестницы
Сбегают с террас горной лестницы.

(в Грузии есть интересная легенда о происхождении реки Арагви)

Бакуриани

Владимир Тяптин

«Что сверкает, как в тумане?» —
«Это снег Бакуриани». —
«Снег в горах в разгаре лета?..» —
«Да, мы здесь все видим это». —

«Быть не может! Я в экстазе!» —
«Привыкайте. На Кавказе
Всё не так — как в чудной сказке,
Здесь особый мир и краски». —

«Да, в таком краю, как в этом,
Всё сверкает дивным светом,
И в горах светлее манны
Блещет снег Бакуриани».

Бакуриани, Боржоми

Наталья Спасина 2

Конечно, я могла бы упустить,
Но не поведать не могу об этом –
Здесь русский царь любил с семьёй гостить,
И в Рождество, и, несомненно, летом.
Он был, конечно, увлечён лыжнёй
В морозную январскую погоду,
И посещал Боржомские минводы,
И увлекался верховой ездой.
Дворец на радость ближним заложив
в красивейшей провинции — Ликани
В усадьбе на холме, а под ногами-
Куры весёлый бег… ах, только б жить…

Печален сей истории финал –
Уж век, как Николая расстреляли.
А что дворец? Стоит, как и стоял…
Водою наполняются термали…

(Бакуриани — горнолыжный курорт, Боржоми – знаменитый курорт минеральных вод)

Грузинская Бетания

Элла Есырева2

Под сенью высоких деревьев, в ущелье,
вдали от шумливой толпы,
Бетания древняя — сердцу спасенье,
и храм Рождества Доброты.

Внизу, в чаше гор, между скалами где-то,
она, в мерном времени лет,
горит, что жемчужина розовым светом —
обитель старинных легенд.

Тут Верэ с Бетани журчаньем хрустальным
как в трио звучат с тишиной,
да с Богом общение в сне нереальном
летит просветлённой душой.

Два горных потока сходясь воедино,
приносят блаженный покой,
и хмель наслажденья огромной лавиной
врывается горной водой.

Искрящийся снег на скалистых вершинах
седым покрывалом лежит,
и взгляды, меняя на ценности мира,
Душа никуда не спешит.

По праздникам хор колокольного звона
с природой поёт в унисон,
а древние фрески под гул перезвона
скрывают истории стон.

Когда-то храм был так украшен богато,
что славою слыл далеко!
Величье красы, что бессмертьем объято,
казалось, не тронет ничто!

На фресках сияла палитра живая
на редкость глубоких тонов!
Теперь эта вся красота неземная
тревожит, как Вечности зов.

Сюда приезжала царица Тамара
ища единенья с Творцом,
здесь древнецерковным напевам внимала
с великим Георгом* — отцом.

От ликов Святых благовестия искра
мелькала посланьем Небес,
но прочь унеслась, как грядущего вспышка,
его беспредельных чудес.

Коварные козни Сумбата Орбели*
ушли в тени давности лет.
А Зло велико: кто убит, кто расстрелян…
живым — унижения бред….

Великие бури ненастий промчались
над Божьим, Святым уголком,
лишь только всегда два монаха печалясь,
молились о Мире живом!

И в этот священный, смиренный оазис
стремится спуститься наш Мир,
чтоб тот ощутить долгожданный катарсис,
каким здесь напоен эфир.

Однако, горит это чудное место
как девственной святости нимб,
прогрессу, неся свои «ноты протеста»,
хотя бы безмолвьем одним.

Здесь словно блокируют Высшие Силы
все факторы чуждой среды,
чтоб не потревожить святые могилы
шумихой мирской суеты.

Кто раз побывает в Бетании древней,
с собой унесёт навсегда,
любовный огонь благодати нетленной,
надежды и веры сполна.

Шумят ветви ясеней, грецких орехов,
зовя к размышлениям в тень….
И только церквушка Вифания* эхом,
пусть робко, зовёт в свою сень….

* Бетания — древняя обитель Рождества Божией Матери. Первые записи о монастыре Бетания были найдены в XI веке. В те времена обитель была построена как усыпальница феодального рода Орбели, который владел большими земельными наделами на территории Квемо Картли.

*«Царь царей» великий Георг III. Его дочь, «царица цариц» Тамара. 

*Сумбат Орбели, один из главных визиров, которые имели большую власть в государстве при Георгии III и царице Тамаре. 

*Вифания — второе название Бетании, древней обители Рождества Божией Матери.

Бодбийский монастырь 

Овчинникова Татьяна Сергеевна

Святой источник царственной Нино*,
Издалека спешим к тебе напиться,
Твоя вода – целебное вино,
Творение божественной Криницы*.

…По лестнице спустились босиком
До храма Завулона и Сосанны*
И вот уже святую воду пьём
Из узкого грузинского стакана.

С улыбкой милой подала его
Послушница с глазами дикой лани.
Мы русские с тобой, и что с того?
У нас одно спасенье — православье.

…А девушка заводит в светлый храм —
Поклоны отдаём царице Нине…
Здесь, в Бодбе*, воздают хвалу творцам,
Воздвигшим чудородную святыню.

Здесь, в Бодбе, ты, вкусив живой воды
И душу омывая исцеленьем,
Избавишься от злобы и вражды
И примешь от небес благословленье,

И, насладившись дивной красотой
Парящего над Алазаной* храма ,
Почувствуешь дух Грузии святой,
Величественной, гордой, православной.

* Нино — Святая Нина, христианская просветительница Грузии. Почитается в лике равноапостольных.
* Криница — богиня плодородия (в верованиях малорусского народа)
* Завулон и Сосанна — родители царицы Нины
* Бодбе — село и монастырь в Сигнахском районе
* Алазана — Алазанская долина

Вардзиа 

Наталья Спасина 2

(город в скале)

Как будто ласточкины гнёзда,
Поверьте, то совсем не блеф —
Руками человека создан
Пещерный городок в скале.
На протяжении полмили
Петляет лабиринтов ход…
Когда-то здесь монахи жили,
Построив вовсе не за год,
Полтысячи отдельных комнат,
Часовен, келий, кладовых.
О, эти стены много помнят,
Давно уж в мире нет иных,
Но до сих пор царей портреты
Сквозь закоптелость стен глядят…
Здесь воздух есть, но мало света,
Ступени убегают в Лету,
И эхо, обвенчавшись с ветром,
С Тамары духом говорят…

(Тамара — царица Грузии, чьи портреты до сих пор сохранились на стенах вырубленного в стене храма, одна из основательниц этого поселения)

По Военно-Грузинской дороге
Зинаида Кокорина

Есть много в Грузии дорог,
Где, что не шаг, – легенда,
где помнит каждый уголок
и прадеда, и деда…
Где «Цинандали» знали вкус,
«Лезгинку» танцевали…
Грузин, абхазец, белорус —
все были «генацвале».

С Тбилиси во Владикавказ,
опять бы мне с подружкой
по памятным местам хоть раз…
Как Лермонтов и Пушкин.
Пройти Крестовый перевал…
черпнуть в ладонь нарзана…
И, до ущелия Дарьял –
тропою каравана.
Увидеть сверху облака,
потухшие вулканы,
услышать громовой раскат
С Казбека-великана…

Не дрогнет ли ступить нога
в Дарьяльское ущелье,
где Терек в скалах-берегах
ревёт, грозя крушеньем!
Кусочек неба в своде скал,
да лучик на вершине…
Адреналиновый накал
Я чувствую и ныне.

В пейзажи сочные холстов
история вписала
руины крепостей, постов
сторожевых…
……………………………….Не мало
здесь создавалось издревле
защитником-народом.
Любовь и преданность земле
чтут память и природа!
— — —
Там, где Арагви Белой, цвет
насыщенной лазури,
вновь встретить с птицами рассвет
в селе Пасанаури.
Пьянящий воздух, водопад,
Арагви двух слиянье…
Форели тонкий аромат
с янтарным «Тибиани»…
— — —
С Тбилиси во Владикавказ,
пусть и без той подружки,
хотелось бы ещё хоть раз…
Как Лермонтов и Пушкин.

 

Гудаури 

Наталья Спасина 2

(посёлок, горнолыжный курорт)

Всё выше и выше гранитные скалы,
Плывет серпантинная лента наверх.
На север – граница, а здесь в перевалах
До первой лаванды рассыпчатый снег.
Две тысячи метров над уровнем суши,
Слепящая сердце вершин белизна…
Казбек величавый, волнующий душу,
А там, где прозрачных небес глубина
Врезается в грифели скал на закате,
Кружатся орлы, охраняя свой дом…
За лыжником вьётся метельное платье…

В отеле камин согревает теплом,
Гитара, шашлык, и грузинская чача…
Волшебная песня струится в ночи.
А утром, взобравшись на пик, солнца мячик,
В туманность долин посылает лучи.

Храм Джвари

Юрий Тригубенко

Он орлиным гнездом на вершине горы
Нависает над пропастью смело.
Поднимался к нему не по краю тропы,
А по горной дороге умело.

И застыл я тогда перед входом его
С замиранием сердца и духа.
Как спокойно и тихо молчать было нам.
Только время дотронулось слуха.

Опустился крестом, освятивши скалу,
Стал для Мцхеты божественным домом.
Квадру келий за нишами прячет в углу.
Шепот в зале разносится громом.

Открывает собою божественный вид,
Как орел, он парит над Кавказом.
Каждый камень о прошлом его говорит,
Непрочитанным мною рассказом.

Я коснулся ладонью его старины,-
В век седьмой от двадцатого века!..
Жаль, пришлось пережить осознанье вины
За чужой вандализм человека.

*) Джвари — по -грузински «крест»

Кинцвисский храм

Фуникова Анна

Безумные ветры бесчинствуют над куполами,
Парят в поднебесье, как птицы, грузинские храмы…
Покатые склоны — подножия каменной выси,
Молитву творит в тишине одинокий Кинцвиси.
До самого неба возносится храм белостенный.
Замедли свой шаг и прими его благословенье,
Из тверди гранита и мрамора в храме просторном
Ты высечешь искру поэзии слогом упорным.
Внезапно из искры родится неистовый пламень…
Сам храм возвели, как молитву, на камень лег камень.
Лишь купол, как колокол белый, качается в небе.
Прошу тебя, вещий, молебном однажды поведай
О чудном союзе Труда и Огня Вдохновенья,
Чьей мастерской кистью воспели на росписи стенной
Печального отрока с крыльями в радужной выси,
Парящего в стенах твоих, благодатный Кинцвиси.
Гляжу на него — распростертые крылья вздымает,
И чувствую, как из-под ног вдруг земля уплывает.
Я следом лечу, уноси меня сон белокрылый,
Средь синей ночи все заботы земные постыли.
Но отрок печальный, громадным крылом осеняя,
На грешной земле одинокой меня оставляет,
В высокое небо уходит, сияя крылами,
Лишь ветер бездомный смеется в оставленном храме…

Примечание: Кинцвиси — местность в Грузии

Колхида


Светлана Городецкая

Колхида золотая — благословенный край.
Твои обильны земли, паси и засевай.
Благоприятен климат, трудолюбив народ,
Ты щедростью манила к себе пиратский сброд.

Самшит в Европе стоил, как золотой песок,
Вино и масло ждали отправки на восток.
Рекой стада овечьи (какое там руно?)
Текли к пиратским трюмам, на их стекали дно.

Но вот товар особый, высок, голубоглаз.
Ах, пепельноволосый, так ценится абхаз!
Тела грузинок юных, пьянее, чем вино,
Живьём забиты в трюмы, на дно, на дно, на дно.

Прошли года, столетья, с тех горестных времён.
Живёт себе Колхида, со множеством племён.
Сажает мандарины, пасёт свои стада.
Колхида золотая обильна, как всегда.

И лишь аквалангисты со дна былых времён
Кувшины поднимают с зерном или вином,
Старинные монеты, да цепи, да мечи…
И у витрин музея абхазец помолчит,

Испуганно грузинка прижмёт к себе дитя,
Как будто, вещи время своё вернуть хотят.
Как будто, вдруг повеет тем духом старины…
Но вышел из музея, и слаще нет страны.

Кутаиси


Евгений Михайлович Миронов

Наш путь в Кутаиси был полн катаклизмов —
Бульдозеры чистили камни и сель,
Какие-то силы там ставили клизмы,
Нагадили людям и быстро отсель.

В долину спустились, нас солнцем встречало,
Погожий денёк обещал поразвлечь,
То отдыха нашего было начало,
Здесь виделось множество смугленьких плеч.

Я помню фонтаны с радоном струились,
А публика вкруг на скамейках сидит,
Там все умывались водицей, не пили,
Там раны залечивал старый бандит.

Нам дали автобус, чтоб ехать к Багдати,
Шофёр же иную пургу нам пригнал:
«Идти к сифилитику вряд ли вам кстати –
Увидите вы Кутаиси с окна,

Наш город прекрасен, а висельник горек,
Я пару часов покатать вас готов». —
И может быть прав был потомственный горец,
Но гид нам сказала: мы здесь — не в Бордо.

Кутаиси

Наталья Спасина 2

(ещё одна бывшая столица)

Город камня, роз, соборов – Кутаиси…
Где-то здесь скрывалось в древности руно.
Храм Баграта серебрят вселенной выси,
В горной речке лодок белое панно,
Что плывут в каньон к пещерам Прометея…
Мост канатный над ущельем… водопад…
В монастырь ведут лесные галереи,
Вдоль дорог восточных роз цветущий сад…
На вершине монастырь стоит века,
Упираясь то в туман, то в облака.

(Золотое руно по преданиям было спрятано здесь, в Колхиде…
монастырь — Гелатский)

Мцхета

Дмитрий Богданов 62

Чтоб разбудить в себе поэта,
Вам нужно, долго не мудря,
Поехать и взглянуть на Мцхету,
Со стороны монастыря*.
Как Лермонтов, в его то годы,
Гусарским росчерком пера,
Двух горных рек увидев воды,
Нам выдал «Мцыри» на гора.

*- монастырь Джвари. 

Мцхета

Лариса Чаплыгина

(Дневник путешествий. Мцхета-столица древней Грузии.)

Из Тбилиси, по Военно-грузинской дороге,
Вверх, по шоссе, мы не едем, плывём, как в пироге.

Древняя столица-город Мцхета.
В улочках тепло привета.
Из брусчатки мостовые
И базарчики простые.

Здесь кувшины и рога,
Инкрустация чиста.
Шоти – хлеб, вина разлив;
Пей, лишь лари заплатив.

Шапки. Грузии наряд.
Барабаны доли в ряд.
Рядом бар и рестораны
И оружие-кинжалы.

У палаток доги спят,
На туристов не глядят.
Всё здесь дышит стариной,
Горной Грузии большой.

Мцхета

Наталья Спасина 2

(бывшая столица Грузии)

Где Лермонтов Кавказ воспел когда-то,
Где до небес рукой подать в горах,
Где поселились шалые ветра,
Где отражая всполохи заката,
Арагви обнимает стан Куры,
Плеснув по волнам радужного цвета —
Там у подножья солнечная Мцхета
Вросла камнями в зелени шатры.
Монастыри там таинства полны,
И поклоненьем всякого грузина
Является святая церковь Нины…

Там разбавляет полог тишины
Многоголосье песенных баллад,
Пандури мелодичная отрада…
Там так лучисты грозди винограда,
Там с Господом на равных говорят…
Дарован Бога щедрою рукой
Старинной Мцхете трепет и покой.

(пандури — грузинский аналог лютни)

Мцхета


Николай Лятошинский

Там горная опасная тропа
ведет к вершинам мудрости и света,
там храм Животворящего Столпа
возносит купола над древним Мцхета.

Там заблудились между скал века,
присели отдохнуть, да и остались…
И жизни черно-белая река
уносит в вечность радость и печали.

Там понимаешь то, что не понять
в сиеминутной спешке бытия;
остановись и оглянись назад —
дни прошлого грядущее таят.

Воспоминания о Мцхете…

Титова Светлана Юрьевна

Там, где Кура сливается с Арагви
Где древний монастырь уходит в небеса
Там — облака висят на диких скалах
И охраняют старой Мцхеты чудеса…

Вверх по старой дороге Грузинской
В окружении синих озёр
Затерялась былая столица
Средь высоких, заснеженных гор…

Здесь в садах и селениях горных
Тишина ранним утром звенит
И чудесный, живой, чистый воздух
С непривычки любого пьянит…

Созревают хурма и гранаты
Золотится хмельной виноград
Здесь друзьям — всегда искренне рады
Всем соседям — ты будешь, как брат…

Это город царицы Тамары
На останках былых крепостей
Здесь в долинах пасутся отары
Здесь вином угощают гостей…

Здесь пьют чачу столетние горцы
Из огромных бараньих рогов
За вершины цепляется солнце
Освещая полёты орлов…

Будет щедро в бокалы всем литься
Цвета вишни вино Хванчкара
И всю ночь от души веселиться
Мцхета вместе с тобой до утра…

Над потоком шумным быстрых рек бурлящих
Разместились лихо домики в садах
Среди гор могучих, в небо уходящих
Мцхета, как старушка, круглый год в трудах…

Столп Кацхи. Помолимся!


Владимир Кулаев

Стремленье быть наедине,
В уединеньи помолиться
В той церкви в дивной вышине,
На небесах увидеть лица!

В ущелье диком, на столпе,
Что будто перст земной от Бога,
Стоят два храма и в мольбе
Живет монах уставом строгим.

К нему подняться не спеши,
И собери остатки силы
И покаянье для души,
Она немало нагрешила.

Потом, по лестнице крутой,
Решись на трудную дорогу:
Есть испытанье высотой,
С молитвой обращайся к Богу.

Столп Кацхи или, как его ещё называют, Кацхийский столп — небольшой монастырский комплекс с часовней, на вершине 40-ка метрового скального образования. Он находится в Грузии, в регионе Имеретия в посёлке Кацхи.
Ещё совсем недавно отец Максим разрешал подниматься в свою «Крепостью одиночества» мужчинам, правда не всем. Женщинам путь туда был заказан во все времена. Сегодня даже сильной половине человечества не просто попасть на вершину

Собор Свети Цховели

Юрий Тригубенко

Велик был
зодчий Ута Арсукисдзе!
Во славу веры, громко, на века,
воспел он гимн
в песчаном теплом камне,
в том месте, где бурлящая река,-
река Кура,- с сестрой своей,- Арагвой.
Где Мцхета,- мать грузинская столиц.
Откуда б в это место ни пришли вы,
Печаль погасит радость ваших лиц.
И я был легкой грусти удостоен,-
Коснулся взглядом строгой красоты.
Прекрасное и гордое творенье
Шатром своим стремится высоты.
Воздвигнут над столпом животворящим.*
Святыни христианские хранит.
Здесь царский род князей Багратионов
Под полом спит. И с надписью гранит.
Я помню, как боялся становиться.
И шел, стараясь мимо наступать.
Я к прошлому исполнен уваженья.
Таким меня воспитывала мать.
Не знаю точно, правда ли, легенда,-
Скрывают быль ушедшие века.
Чтоб мастер не позволил повторенья,
Ему была отсечена рука.
И, рядом с его именем, десница
С фасадом навсегда сопряжена…
Храни, страна, древнейшие страницы,
В которых честь твоя отражена.
А, все ли мы примерные потомки,
Добром ли отвечаем за добро?
Нет на Земле ценнее рук достойных!
И золото они, и серебро.

* Свети Цховели – по-грузински дословно «животворящий столп».


Пляж в Поти


Евгений Михайлович Миронов

С синего воздуха Солнце ласкало,
Пляж заполнялся народом пока,
Здесь продавали прекрасные калы,
Многие здесь прогревали бока.

Ноги горячим песком обжигало,
Редок песок в Черноморских краях,
Камни и галька — такие сигналы
Пляжей на Чёрного моря брегах.

Потинсккий схож с «Золотым» оказался —
В Зеленогорске — имелся песок,
В Поти крупнее пляж мне показался,
Данный песок всех детишек привлёк.

Тихо прозрачное тёмное море,
Дарит прохладой, зовёт понырять.
Дети резвятся, что крепости смоет,
А пацаны стали бегать на пять.

На «Поплавке» я решил отобедать,
Очень приятен в тени перекус,
Вижу, мужик в лодке маленькой с бреднем,
Трое ребят с ним и крутит он ус.

Вскоре до них доплывет не стая —
Пара дельфинов, ну просто цыплят,
Дети дают рыбку — те разрешают
Гладить себя и порою свистят.

Рыбу поймать для дельфина не сложно,
Но когда дети хотят покормить,
Водные братья имеют возможность –
И для контакта не нужна здесь прыть.

Чудное зрелище не в аквапарке
Многие с радостью видели — двух —
Но ждал автобус в туристской запарке —
Я же запомнил дельфиновый дух.

Грузия. Сигнахи


Владимир Тяптин

Это где такие горы
И высокие просторы,
Лучезарные края?
Это Грузия, друзья!

Это где такие башни
Стерегут здесь день вчерашний
И бодают кромку дня?
Это Грузия, друзья!

Это где такая зелень
Приглашает в свои сени,
Изумруды всем даря?
Это Грузия, друзья!

Это где такое небо,
Царство солнечного Феба,
Бесподобная земля?
Это Грузия, друзья!

Это где такие люди,
Чьи улыбки радость будят?
Что за край весь, как заря?
Это Грузия, друзья!

Древний город Уплисцихе

Екатерина Кирилова

Горы, горы, всюду горы
поражают красотой.
Среди них в долине город
древний, каменный, пустой…
Возвышаясь, словно глыбы,
стены города стоят
в щелях, в дырах и в изгибах,
будто в них попал снаряд.
Как покойника глазницы
на гостей в упор глядят.
И, наверно, долго сниться
будет каменный тот взгляд.
Не из лучших ощущенья…
Направляемся вперёд,
через узкие ущелья
путь нас к городу ведёт.
Разбегаются ступени
сверху вниз, по сторонам…
Ветер клонит на колени —
не даёт подняться нам.
Трётся он давно о склоны —
точит профиль навесной,
заставляет бить поклоны
перед дивной стариной.
Прячет тайны это место,
завлекая, как магнит.
Страшно всем, но интересно,
что за сила их манит…

Уплисцихе (Uplistsikhe) — город V века вблизи Гори в Грузии

Санаторий Цхалтубо 

Наталья Спасина 2

(тёплая вода в переводе)

Курорт — городок… Кто желает детали?
Давно не секрет, что лечился здесь Сталин…
И прочей элиты мужи не гнушались
Погреть своё тело в целебных термалях.
Всё было красиво, прилично по ГОСТу,
Потом в девяностых, да-да, в девяностых,
Союз развалился… клиентов не стало,
Империя вод постепенно увяла.
Но это лишь временно, правда, ей Богу!
На круги свои всё пришло понемногу…
Добравшись сюда, может всяк насладиться
Лечебным эффектом Цхалтубской водицы.
(За куш, несомненно, но деньги — пустое.
Здоровье везде очень дорого стоит.)