Стихи о библейских персонажах: Иуда

Стихи о библейских персонажах: Иуда

Иуда Искариот — в христианстве один из двенадцати апостолов, учеников Иисуса Христа; единственный выходец из провинции Иудея среди двенадцати апостолов, остальные были галилеяне.
На последней трапезе Иисус ему подал, обмакнув, кусок хлеба и сказал: «что делаешь, делай скорее». После чего Иуда вышел и предал его, выдав первосвященникам за 30 сребреников.
Загадка его перехода от апостольства к предательству — сюжет многочисленных богословских и художественных произведений.

13. Иуда

Владимир Сапронов

Это предание
Знают все люди:
Тридцать монет
Посулили Иуде,
Стражников дали,
Сказали: веди!
Бледный Иуда
Пошёл впереди.

Предал лобзаньем
Христа он Пилату
И получил
За предательство плату:
Тридцать серебряных
Тусклых монет, —
Но и доныне
Не меркнет их свет.

Годы мелькают.
Проходят века.
Снова к ним тянется
Чья-то рука…
Так искони
На земле и ведётся:
Был бы Христос,
А Иуда — найдётся.

12. Не взращивай Иуду

Владимир Сапронов

1.
Это предание
знают все люди:
тридцать монет
посулили Иуде,
стражников дали,
сказали: веди!
бледный Иуда
пошёл впереди.

Предал лобзаньем
Христа он Пилату
и получил
за предательство плату:
тридцать серебряных
тусклых монет, —
но и доныне
не меркнет их свет.

Годы мелькают.
Проходят века.
Снова к ним тянется
чья-то рука…
Так искони
на земле и ведётся:
был бы Христос,
а Иуда — найдётся.

2.
Искал художник долго и повсюду,
С кого бы написать ему Иуду.

Искал и вдалеке он и окрест,
И вот нашёл в одном из злачных мест.

О, это было как явленье чуда:
И взгляд, и облик — вылитый Иуда!

Работал с ним художник день-деньской,
Почти не выходя из мастерской.

Но шла работа медленно и трудно —
Лукавый взгляд смущал ежеминутно.

Спросил художник на исходе дня:
— Ты почему так смотришь на меня?

Натурщик ухмыльнулся и сказал:
— Да ты меня, я вижу, не признал.

Пять лет назад для этого ж холста
Не ты ли здесь писал с меня Христа?

Художник мрачно выслушал ответ
И молча тридцать отсчитал монет…

3.
По самой главной сути
жизнь проста,
хоть и подобна
истинному чуду:
В самом себе
не предавай Христа,
В душе своей
не взращивай Иуду.

Случай в пустыне
Владимир Сапронов
Без пищи,
Без воды
И без приюта,
Каким-то роком тягостным храним,
Две тыщи лет брёл по земле Иуда —
И каждый
Дверь захлопывал пред ним.

И вод однажды
На краю пустыни,
Куда вели со всех концов следы,
Его в простую хижину
Впустили
И дали вдоволь
Хлеба и воды.

И жажду утолив,
Душой измаян,
Иуда с кротким вздохом произнёс

— Ты, верно, не узнал меня, хозяин?
— Нет. Я узнал.
— А кто ж ты сам?
— Христос.

11. Иуда

Елена Нигри

Радовались, кричали «Осанна»,
будто с неба сыпалась манна,
а потом кричали: Распни!
плевали, хватали ремни,
смеялись: Царь иудейский!
а Он, как рыбак галилейский,
взвалил на спину крест
и понес…
Симон из этих мест
ему помогал…
Он даже упал,
Вероника пот утирала платком,
он станет потом
Спасом Нерукотворным…
Иуда, ученик Твой,
был другом притворным —
предал за тридцать сребреников,
имея казну…
на казнь не пошел,
не дерзнул —
видел, как Тебе исполосовали спину —
избрал осину…
Предающему тяжко,
одиноко, худо —
вспоминая Христа,
поминай Иуду…

10. Иуда

Константин Мишенин 

Когда Христа предав, Иуда
Сидел на высохшем колодце,
Он ощутил вдруг близость чуда,
И совесть стала жарче солнца.

«О Боже, как же я посмел?», —
Он прошептал почти неслышно,
И бледным сделался как мел, —
Я не пойму, как это вышло».

И перед ним прошли те годы,
Когда с Христом он был в пути,
Встречал гоненья и незгоды,
Чудес восторг и свет любви.

И вспомнил также как вдвоём
С Петром однажды на закате,
Неспешно шли на водоём,
Чтоб воду принести для братии.

И сам не зная, почему,
Тогда сквозь хриплое волненье
Иуда высказал Петру
Слова чудовищных сомнений.

«Уже не в силах я вмещать
Всех дел Христа и откровений.
И каждый день зарю встречать
Под грузом сумрачных прозрений».

«Тогда оставь нас навсегда, —
Упрямый Пётр бросил резко, —
Ступай в большие города,
Ты там найдёшь по сердцу место!»

Но он остался. И предал.
Отсёк себя от жизни прежней.
За кровь христову плату взял,
Как будто прыгнул в неизбежность.

«Я должен в храм идти сейчас, —
Иуда выдохнул глубоко, —
Угодно Богу, чтоб я спас
Христа от гибели жестокой».

И поспешил Иуда в храм,
Теперь он жаждал лишь прощенья.
Души своей презренный хлам
Прикрыть хотел он искупленьем.

И вот на храмовом пороге,
Как призрак, в полной тишине,
Возник он в сумрачной тревоге
С гримасой странной на лице.

И меж священников тот час
Умолкли суетные речи.
Казалось им, что этих глаз
Безумство жжёт их словно свечи.

Зачем пришёл ты к нам, Иуда? —
Каифа бросил безучастно, —
Ты всё свершил. Ступай отсюда.
И не мешай нам понапрасну».

Первосвященника услышав, Иуда
Словно бы очнулся,
И сдвинув тяжких мыслей груду,
Он в речь, как в омут, окунулся.

«Я был не прав. Лишь из гордыни
Христа предал я в ваши руки
И Он, невинный, должен ныне
Терпеть немыслимые муки».

«Так отпустите же Его,
Явите милость и прощенье.
Ведь не свершил Он ничего,
Чтоб вам желать суда и мщенья».

«Твои слова пусты и лживы, —
Каифа медленно изрёк, —
Ты был снедаем лишь наживой,
Свой наполняя кошелёк».

«Но ведь иначе всё то было, —
Иуда выкрикнул в тоске, -…
Но тут же сник. И мысль остыла
Как рыба на речном песке.

«Вот ваши деньги, — он швырнул
Монеты на пол отрешённо,
И вышел вон. Душой уснул,
Прощенья навсегда лишённый.

И за чертой священных стен,
На древе высохшем и старом,
Иуда кончил жизнь в петле
Без покаянья в слове малом.

9. Иуда — друг Иешуа

Любовь Лещинская

Не виноват Иуда был,
Он — другом был, держал он слово.
Он не хотел менять основы
И верил из последних сил.
Он был надежным, верным другом
И не продался за гроши.
Сомненья гнездились в в тиши,
Молитвам отдавал досуг он.
За правоту — лишь клевета,
Позор и смерть, его забыли
Не знают, где его могила,
Молчат давно его уста…

По версиям Иуда предал Иешуа и получил деньги, но есть и др. версия, что Иешуа ему доверял казну и не осуждал никого. Даже Петру Иешуа доверял меньше и говорил, что Петр первым отречется от него.

8. Суета Иуды

Людмила Лесных

Отрекаюсь.
Прокричал петух.
Я успею до второго крика.
Господи, я вижу, как потух
Взгляд твой в ожидании великом.
Ну, позволь же… Почему не я?!
Разреши испить твою мне чашу.
Нет, я не боюсь небытия,
И готов последовать за стражей.
Быть предателем, — ну, что за крест
Приготовил мне ты, о Учитель!..
Хочешь, я скажу, что ты воскрес, —
Скройся в неприступную обитель,
Пережди, покамест всё пройдет!
Сам я нанесу тебе стигматы!
А потом, как тело заживёт,
Явишься ты на крыльцо Пилата!
Клятвой воскресение твоё
Подтвердить смогу, — поверят в чудо!
И опять окажемся вдвоём —
Ты и я, твой ученик Иуда.
Пусть, как Пётр, я лучше отрекусь,
Но не стану символом продажным.
Посмотри, — неопалимый куст
Полыхнул огнём — уж близко стража…
Нет, ты что, я им не говорил…
Что звенит в кармане? Мелочь, право.
Это я их подкупить хотел…
Лучше б я купил себе отравы!
Да, не я — так был бы кто другой.
Но ведь я же отказаться мог бы!
Если б лучше думал головой —
На кресте б одном распят был с Богом…

7. Христос и Иуда

Людмила Ревенко

Росла смоковница в пустыне,
На солнце весело смеясь,
Играла ветками густыми
И луч по ней скользил, струясь.

Там шёл с Учителем Иуда,
Томим был ревностью к нему,
Просил он от Мессии чуда
И искушенья посему:

— Утяжели её плодами,
Тебе открыто всё вокруг. —
Учитель тронул ветвь руками,
И та засохла сразу вдруг.

И как песков полна пустыня,
Иуда ненависть вбирал,
Готов продать родного сына —
Учитель видел всё, внимал:

— Не искушай напрасно неба,
И знай возможного черты.
Куда бы ни пошёл, где б ни был —
Лишь верою спасёшься ты.

6. Поцелуй Иуды

Людмила Шарова

Горящий факел тускло освещает стол,
Людей, за ним сидящих, силуэты,
Все ждут. И вот — двенадцатый пришел,
Теперь — уж все, апостолы-апологеты.

Христос глазами всех спокойными обвел,
Во взоре –мудрость, грусть и доброта,
«Я пригласил вас всех за этот стол,
Чтобы, поужинав, проститься навсегда!»

Не поняли…удивлены… и все молчат…
И смотрят на учителя пытливыим глазами…
«Что говоришь ты?.. Не руби с плеча…
Что будет без тебя со всеми нами?!»

«Со мной не спорьте. Все теперь молчите
И слушайте последний мой наказ…»
«Случилось что? Ты объясни, Учитель…»
«Я ухожу… Терпенье… Умоляю вас!

Настанет срок — поймете все тогда,
Преломим хлеб насущный свой покуда…»
Тут из-за штор, из темного угла
Возник двенадцатый — апологет Иуда:

«Мессия мой! Прискорбно мне, поверь ты,
Позволь прощальный поцелуй напечатлеть…»
Поцеловал. И будет поцелуй до самой смерти
Огнем жестоким на щеке Спасителя гореть!

Не так ли вероломно предают порой друзья?
Дай Бог, чтобы того не ведали ни ты, ни я…

5. Мытарство Иуды

Ольга Демча-Молодцова

Ветер пылью теплый прах
Постелил под ноги.
Гонит безотчетный страх
Мимо синагоги.
Мутной влагой горьких слёз
Предсказанья сбылись:
Белизной стволы берёз
От него укрылись.
Он к рябине, только прочь
В небо ветки-руки.
Грех его не скроет ночь,
Не уменьшит муки.
Злой удавкой бечева —
Сам повинен в этом.
Хоть душа его мертва —
К сроку не отпета;
И осиновым листом
Соскользнула наземь,
Где глумленья над Христом
Помутили разум.
Лишь осины покрова
Помнят суеверно
Все предсмертные слова-
Смерть не лицемерна.

4. Смерть Иуды

Александр Сауков

Иуда был предатель, лицемер,
Питал надежду, стать хотел великим.
Но что поделать, так же выбрал смерть,
Заела совесть и не страшны лики.

Хотел он быть таким же, как Иисус.
Считал, что он его ничуть не хуже:
Казну носил, к тому же он не трус.
Христос по сути был теперь не нужен.

О первенстве вели все разговор,
Кто ближе сядет: слева или справа…
Любил Иуда деньги, был он вор,
Пленяла власть и радовала слава.

Всему виной — крушение надежд,
Коварный план, давно его терзает.
Он видел чудеса! Его рубеж —
Достигнуть власти, это отступает.

Лишь ненависть живёт в его груди,
Серебряники, смерть Его — итогом…
И мысль одна, — Ты стражу приведи,
Глаза увидеть…Торжество над Богом!

А мог бы — посмотреть со стороны,
Но важно было для него другое:
Предать, став выше Бога, сатаны,
Унизить и порадоваться горю.

Он стал великий исполнитель зла,
Рождён таким, для этого явился.
Такая участь у него была,
Ведь Бог тогда в Иисусе возродился.

Кто он такой — одно звено цепи…
Не верящий, предатель — человечек.
Христос воскрес, грехи нам искупить,
В Иисусе Бог явился, быть вовеки!

А он Иуда, у гордыни раб,
Не каялся, ушёл прямой дорогой,
Его обитель стала — сущий ад…
Проигран бой у тьмы с Иисусом — Богом!

3. Давайте же простим Иуду

Борис Бударин

Не оскверняя Воскресенья Чуда,
Во Имя Животворного Креста,
Давайте же простим Иуду,
Как лучшего ученика Христа.

2. Иуда Искариот

Виктор Кедрин

Христос на муки обречённый,
Тяжелый крест на гору нёс,
Толпою грешной окружённый,
Судом Пилата осуждённый,
Без покаяния и слёз.

Но кто в толпе там затаился,
Среди плебеев и господ?
Кто предавая, не молился,
Как будто Сатана явился?-
Иуда то, Искариот!

Сейчас он злобно торжествует,
В кармане серебро звенит,-
Судьба и жизнь его осудит,
Совесть раскаянье разбудит,
Смерть на плечах уже сидит.

Иса распят. И казнь свершилась,
Мессия умер на кресте,
Не проявив к пророку милость,
Суть злодеянья воплотилось,
В Иудой преданном Христе…

Осина трепеща качалась,
На ней висел Искариот,
Презренья мерзость отражалась,
А жалость тут же отвергалась,
Как жертв кровавый эшафот.

1. Я спросила у осины

Яра Рута

Я спросила у осины,
Помнит ли она Иуду?
— Да, — ответила осина, —
Никогда не позабуду
Взгляд невидяще-бездонный
Глаз, наполненных слезами,
Смесь молитвы и проклятья
В темноте под небесами.

— Что же… Как же…
Все же знают:
Он — презреннейший предатель!
Среди Чистых и Достойных
Души мерзкой обладатель.

— Не предатель он, а жертва —
Был ответ седой осины. —
Замыслы Игры Господней
Для людей непостижимы!
Гениальным Режиссером
Роль просчитана до пауз,
И невольникам-актерам
Даже шанса не осталось.

Коли избран ты Всевышним,
Разве можешь отказаться?
Это дело не простое —
Не быть мразью,
но казаться.

Вот отыграны все роли,
и получена награда…
Мотивация — святое!
Только сердце жжет досада.
Режиссеру ты не нужен, —
В Пьесе не осталось места.
Вопреки себе послушен
Был сквозь слёзы,
если честно.

Что теперь?
Казнен Учитель…
И ты рук отмыть не в силах.
На тебе клеймо «предатель» —
Бьет отчаянье по жилам.
«Боже правый! Дай мне силы!» —
Вопиющий глас в пустыне…
Всё, тебя давно списали,
Сам с собою ты отныне.

Сук, веревка, шорох веток,
В ярости трясутся руки…
Под ногами блеск монеток:
«Будьте прокляты вы, суки!»
Вздох последний,
дрожь по телу,
К небесам душа стремится.
Равнодушно смотрят звезды
В льдом застывшие глазницы…

***
Шла я молча от осины,
В голове теснились мысли…
Почему же в заблужденьях
Мы все намертво зависли?
Повторяем аксиомой
ярлыки, догматы, мерки…
Кто сказал, что это — правда,
что не требует проверки?

Стихи о библейских персонажах: Иуда

Хотите ещё?

4 просмотров
Обсуждение закрыто.