Сизиф

Сизиф

В древнегреческой мифологии строитель и царь Коринфа, после смерти приговорённый богами катить на гору в Тартаре тяжёлый камень, который, едва достигнув вершины, раз за разом скатывался вниз. Отсюда выражение «сизифов труд», означающее тяжёлую, бесконечную и безрезультатную работу и муки.
 
Сизиф
Александр Демидов 3
«Сизиф, Сизиф!
Зачем ты катишь
Свой вечный камень,
И зачем
Остаток сил напрасно тратишь,
Измучен, истощен и нем?
Оставь свой труд,
Ступай за нами,
Там свет, там радость впереди,
Оставь внизу проклятый камень,
А сам к вершине восходи!»
Но царь сказал, взглянув налево,
Десницей отирая пот:
«Молчите, люди,
Ибо все вы
Влачите груз земных забот.
Приходит смерть.
Земное тело
Как камень катится во тьму.
Но от извечного предела
Вы возвращаетесь к нему.
Так было, есть и вечно будет.
Так заповедано извне.
Я все сказал.
Молчите, люди.
Вы, как и все подобны мне.»
Сизифов труд
Анатолий Чигалейчик
Согласно мифу древних греков,
Сизиф в Коринфе был царём.
Одна из версий утверждает,
Он Одиссею был отцом.
Сизиф коварством отличался,
И с Автоликом состязался,*
В искусстве древних — воровстве,
Сизиф силён был в мастерстве.
И победил он Автолика,
Он скот Сизифа своровал,
Тогда Сизиф был очень мудрый,
Легко он стадо отыскал.
Сизиф животным на копытах,
Горячей бронзой выжег знак,
Потом попал в подземный мрак,
И отличился там чудак.
Там бога смерти Танатоса,
Сковав цепями, возгордился,
На землю возвратясь, без спроса,
Он вновь в Коринфе воцарился.
Но был наказан в преисподней,
И Зевса волею Господней,
Тяжёлый камень из базальта,
Он должен в гору закатить,
Тогда его за этот подвиг,
Зевс обещал освободить.
Лишь вкатит камень он на гору,
С горы тот камень вниз летит,
Тогда у греков под ногами,
Земля античная дрожит.
И грекам боги рассказали,
Про бесконечный этот труд,
И греки Зевса испугались
Ему дары свои несут.
Боятся участи Сизифа,
За бесполезный в жизни труд.
*Автолик греч. мифологии — сын Гермеса, Отец матери Одиссея. Прославился, как искусный вор.
Сизиф
Виктор Васильев
Сизиф закатил-таки камень наверх,
Упорством избыв пред богами свой грех.
Но минуло много бессмысленных лет,
И порваны нити, и родины нет.
Всё выжжено в нём подневольным трудом,
И сердце его тоже стало рабом.
Он проклят, отринут и миром забыт.
Вершина гола, и безрадостен вид.
Скрипит равнодушный песок под ногой,
И некуда деться от правды нагой.
И встал он. И камень с вершины столкнул,
И вниз по уклону со вздохом шагнул.
Сизифов труд
Виктор Кедрин
Я прочел исторический миф,
Люди жили, как в древнюю пору,
Камень некий там, сильный Сизиф,
На крутую катил с трудом гору.
Вызвал гнев тот бедняга, Богов,
Перед ними Сизиф провинился,
Не платил он по счету долгов,
И из ада по-хитрому смылся.
Вот Сизиф докатил тот валун,
Но вновь воля Богов осерчала,
Камень падает, словно шалун,
Все Сизиф начинает сначала.
Много разных Сизифов вокруг,
И надежд, и иллюзий питают,
Хоть достаток их падает вдруг,
Люди снова его поднимают.
Но иной возомнил, что он Бог,
И добро у людей отбирает,
Сколько ты бы трудиться не мог,
Твой достаток вмиг вновь ускользает.
Сизифов труд 
Дмитрий Суханов 4 
Сизиф Коринфа основатель,
Его монархом первым стал.
Согласно греческим легендам
Не раз он смерти избежал.
Когда пришел Танатос грозный,
В подземный мир его забрать.
Сумел схватить он бога смерти,
Его в оковы заковать.
Не сразу боги всполошились,
Позднее стали понимать.
Творится в мире беспорядок,
Не стали люди умирать.
Нашел Танатоса бог Арес,
Войной и кровью управлял.
Освободил его из плена,
Сизифа с ним под землю взял.
Успел, однако, перед смертью
Наказ супруге передать
Должна хранить в покоях тело,
В земле сырой не погребать.
Богам Аида подношенья
Велел семье не подносить.
Рыдать и плакать о кончине
Живой для них он должен быть.
В Аиде долго дожидались,
Когда свершится ритуал
Хотя и умер: все же тело,
Никто земле не предавал.
Решили боги совещаясь,
Сизифу снова жизнь отдать.
Тогда божественную волю,
Способен близким передать.
Однако царь, вернувшись к жизни
Не думал снова умирать.
Пиры богатые устроил,
Свободу начал отмечать.
Проступки боги не простили,
Его решили покарать.
Забрали душу безвозвратно,
Решили наказанье дать.
В подземном мире обитая,
Живет бессмысленно душа.
Поднять пытается он камень,
Скала отвесна и крута.
Когда вершины достигает,
Задача вроде решена,
Валун внезапно вниз слетает,
Работе не видать конца.
Теперь понятно изреченье,
Сизифов труд тяжел всегда
Бессмыслен он, в нем нету прока
Несет страдания сполна.
Сизиф. Античная мифология
Елена Косцынич 2
Я возлежал за праздничным столом
Лилось вино рекой, звенели струны…
Наказан я бессмысленным трудом
Мне не попасть на колесо Фортуны.
Все в сговоре – нарушен ход времен.
Обвел вкруг пальца Танатос’а.
Не оказался бог, как человек умен.
Ему б смолчать и — нет вопроса.
Бессмертье привилегия богов.
Качу на гору камень стопудовый.
Мой ум страшнее тысячи грехов.
Уж лучше б мне родится бестолковым.
Сизиф
Людмила Михеева
Непокорен и строптив
Был по сути царь Сизиф.
Непокорных строго учат:
Камень двинь по горной круче,
Ты кати его, кати,
Чтоб к вершине возвести…
Вот оно! Уже достиг!
Только камень в тот же миг
Вниз рванул…Ах, упустил!
Выбился Сизиф из сил.
Сколько тужился, потел.
Камень слушать не хотел.
Ни за что не поддавался,
Сколько царь наш ни старался…
Нескончаем этот труд.
Может, правда, может, врут.

Сизифов труд

Людмила Шарова

И все ж Сизиф большим упрямством и упорством
свою персону обессмертил на века,
он море вычерпать хотел всего лишь горстью,
ну, не герой, но все же личность, как-никак!!!Огромный камень он хотел вкатить на гору,
рискуя этим самым камнем раздавить себя,
и все же больше радости он знал, чем горя,
свои «утопии» чудесные лелея и любя…

Хочу поспорить даже я, что качества такие
по жизни очень могут пригодиться нам,
и те, чьи планы дерзновенные, большие —
пусть плавают не в лужах — по большим морям!!!

Сизиф
Михаил Левин
До поры непостижимо — и пока неинтересно —
Что назначили мне сверху или выбрали внизу,
Лето красное пропето, и цена ему известна,
А теперь иду по снегу и салазочки везу.
Никаких тебе спасений, никаких тебе спасаний,
Будь ты трезвый, будь ты пьяный или триста раз больной,
Ни суббот, ни воскресений, ой вы, сани мои, сани,
Мёрзлый груз десятилетий, что скопились за спиной.
Никогда не доводилось жить за пазухой у Бога,
Никогда ещё не бегал у Судьбы на поводу,
Только в качестве итога — эта белая дорога,
И ведёт дорога в гору, по сугробам да по льду.
Всё завьюжено в округе, холод — волчий, не собачий,
Даже если поскользнулся и над пропастью повис, —
Будет так, а не иначе, вот условие задачи:
Дотяну их до вершины — сани сами съедут вниз.
Обходя сторонкой горы, станут умники открыто
Потешаться над беднягой, что живёт не по уму,
А с немодным чувством долга, хоть давно уже забыто,
И кому я это должен, и за что, и почему…
Сизифов труд
Олег Ракитский
 
Из цикла «Герои Эллады»
Камень с грохотом вниз полетел,
Все снося на своем на пути,
Рисковать никто не хотел,
Все спешили с дороги уйти,
Лишь один недотепа — Сизиф,
(раньше не был героем, а тут!..)
Изловил, как поведал нам миф,
Этот камень, на полном лету!
Кто-то рядом стоял, как на грех.
Зависть черная в душу влилась…
Он рысцою понесся наверх,
Где бумага и ручка нашлась…
И сочилась, лилась клевета,
Были строчки чернее чернил,
Как поведал нам миф — неспроста
Он Сизифа живьем хоронил…
Побоялся, что силой такой
Можно гору с пути своротить,
И нарушить блаженный покой
Тех, кто может карать и судить.
И решили тогда на горе,
Как поведал нам греческий миф,
Что на место вернуть поскорей
Этот камень обязан Сизиф!
Поднапряг свои мышцы герой,
Поднатужился — искры из глаз…
Я силен, я поспорю с горой,
Я возьму хоть Олимп, хоть Парнас!
Покажите мне, где он лежал,
Пусть достойное место займет.
Только кто-то тихонько сказал —
Этот камень большой, но не тот…
А потом, этот, кто-то из них,
Подтолкнул его нежно ногой,
Прошептав, когда грохот утих —
Прикати нам, дружище, другой!..
И, для тех, кто сидит на горе,
Выполняя их мрачный каприз,
Наш Сизиф катит камни наверх,
А оттуда кидают их вниз…
Сизиф
Полина Корицкая
Просыпайся, Сизиф, просыпайся. Ты снова наказан.
Видишь гору? Она для тебя, бестолкового, стала.
Видишь камень? Смотри недоверчивым глазом:
Всё сначала, Сизиф. Всё сначала.
Просыпайся, Сизиф. Всё сначала, и это навечно.
Но не думай себе, а вставай и шуруй на работу.
Всё пройдёт, ну конечно же, братец, конечно.
Но не это. Другое, наверное, что-то.
Для тебя, для придурка, вернулась назад Персефона,
Отвела, словно гостя, под белые под локоточки.
Думал, ты победил? Экай камень здоровый-то, вона!
Нам отсюда он кажется маленькой-маленькой точкой.
И работай, работай, пока не уснёт всё живое.
Чё ты встал на дороге? Солнце в пути, черномазый!
Всё, работаем, девочки, едем вперёд и не воем.
Ты наказан, Сизиф, ты наказан.
Сизиф
Протоиерей Артемий Владимиров
 
Страшно не увидеть в этой земной жизни спасающую нас десницу Воскресшего Христа…
Изъеденной коростой неверия, гордой душе свойственно заигрывать с бессмертием, о чем свидетельствут многие оккультные учения Востока.
Однако всякий раз, несколько приподнявшись от земли, она будет падать в навоз собственных страстей, подобно несчастному античному Сизифу. 
Камень гордости, сверху обрушившись на самолюбца, мучительно гнетет его совесть, покуда тот не захочет, верой и покаянием, взыскать Спасителя человеков, Который всегда простирает руки к Своим погибающим созданиям с «распятой высоты»…
Сизиф, известный смолоду лукавством,
Прогневал в сотый раз надоблачный Олимп.
Себя, должно быть, мнил особой кастой
И над главой своей бессмертья видел нимб.
За ним с косой кривой пришла старуха
И ожидала, что раскается сатрап.
Не поведя на грозный стук и ухом,
Привел в негодованье Смерть надменный раб.
Безумный, в прятки с кем играть задумал?
Злодейку заперев, к сиденью привязал,
Но удержать ее в плену на стуле
Не смог и скоро был ниспущен в темный зал…
Не в зал, а в чрево жадной преисподней
Попал навеки изворотливый Сизиф.
Небесной воли он не знал Господней —
И в хрестоматию вошел печальный миф:
Царь, из последних сил толкая камень,
Пытается наверх извлечь его со дна.
Хребтиной подпирает и руками,
Потеет с ночи и до раннего утра.
Но всякий раз, едва достигнув края,
На землю с шумом низвергается валун.
Сизиф, чуть отдышавшись, весь изранен,
Опять кряхтит в трудах — и так сто тысяч лун…
Душа! Со Смертию играть негоже!
Главу склони пред ней смиренно в оный час!
Как царь Сизиф, не вылезай из кожи,
Но Провидению доверься — и про нас
Напишут: «Заплатили долг природе…»
В последний мира день десницею Творца
Могильный камень у ворот, при входе,
Отымется… И воспаришь на небеса.
Сизиф
Руби Штейн
Легенда гласит, что Сизиф, умирая,
Подверг испытанью свою благоверную…
Тело велел он последним желанием
Бросить на площади без погребения…
Так оказался бедняга в аду…
И возмущённый /а что оставалось?/,
Согласие выпросил, чтобы жену
За чуждую мог покарать он гуманность…
Вернулся на землю /по воле Плутона/,
И ощутил облик мира и волю…
Солнцем, водою, казалось, тот полон,
Камни теплы и приветливо море…
Пропало желанье тогда у него
В мир возвращаться теней…
Напрасен был гнев олимпийских богов
— Жизнь предпочёл он между людей!
Многие годы так жил у залива,
Где море шумело, земля улыбалась…
Терпенье к нему у богов таки было,
Но лопнуло как-то и боги вмешались…
Явился Меркурий, схватил бедолагу
За шкирку могучими в хватке руками…
И утащИл того в Ад, полный стрАхов…
— Сизифа там ждал уже камень…
Сизиф
Сергей Езерский
Снова катит булыжник к подножью Сизиф,
И, согласно проклятья, он снова к вершине,
Вырываясь из рук, и вскочив на обрыв,
Возвратится, и будет лежать недвижимо.
Гераклит намекнул, что дорога наверх
И обратно, — не знает особых различий,
В облаках, визуально, — немало прорех,
Но по ним преспокойно проедет возничий
В золочёной двуколке, а где-то на дне —
Хитрый царь, заслуживший, себе на погибель,
Быть игрушкой богов в бесконечности дней,
И судьбою прикованным к мраморной глыбе…
Если сверху глядеть, — впечатленье такое,
Будто камень он катит по ровному полю.
Сизиф
Сергей Момджи
И рассердились боги на Сизифа,
Их упрекал за бесполезный труд,
Потрачен ими на пиры и мифы,
Что будто люди им и создадут.
И в наказанье, дружно обрекали
Его на гору камень поднимать,
Чтобы затем скатившись, поднимал бы
И в прежний путь отправился опять.
И он катил, и надувались мыщцы,
Но думала свободной, голова,
И множество идей оттуда вышли,
И может, первые о равенстве слова.
И труд его, и наш напоминает,
Едва свой стих на гору вознесу,
Как новый снизу, как бы подступает,
И чтоб поднять, я снова вниз лечу.
Не зная, нужен ли он будет людям,
Иль пропадет навечно, навсегда,
А кто-то, может, благодарен будет,
Или пройдет, не увидав пока.
Но почему Сизифа помнят люди?
Ведь труд задуман бесполезным быть,
Лавиною сходить там камни будут,
И смогут склон садами засадить.
Сизиф 
Юрий Михайлович Агеев
Кручусь весь день вокруг забот —
в них смысл и жизнь моя.
Споткнусь — до свадьбы заживёт, —
боль от других таят.
Но если миг передохнуть
мне выпадет хоть раз,
мелькает мысль: «Зачем я в путь
схватил такой балласт?».
Валун — гранитный, — по плечу
он мне? Да и зачем
упорно вверх его качу?
Иль нет других проблем?
Вершина тянет, как магнит:
«Кати, тащи, дружок…».
Послушай, всё во мне болит,
и как я изнемог!
Летит с катушек мысль моя,
а камень — тут как тут.
О, Боже, снова я — не я,
и вновь — сизифов труд.
8 просмотров
Обсуждение закрыто.