Рембрандт Х. в. Р. (1606-1669)

Рембрандт Х. в. Р. (1606-1669)

Рембрандт Харменс Ван Рейн — Голландский художник, рисовальщик и гравёр, великий мастер светотени, крупнейший представитель золотого века голландской живописи. Он сумел воплотить в своих произведениях весь спектр человеческих переживаний с такой эмоциональной насыщенностью, которой до него не знало изобразительное искусство. Работы Рембрандта, чрезвычайно разнообразные по жанровой принадлежности, открывают зрителю вневременной духовный мир человеческих переживаний и чувств.

Основные картины — «Урок анатомии доктора Тюльпа» (1632), «Пир Валтасара» (1635), «Блудный сын в таверне» (1635),«Даная» (1636-1647), «Ночной дозор» (1642), «Святое семейство» (1645), «Матфей и ангел» (1661), «Возвращение блудного сына» (1666/1669) и др.

Завещание Рембрандта

Андрей Скляров

Вряд ли найдётся гуманней картина,
Чем «Возвращение блудного сына» —
К ближним своим призывает нас в ней
Быть милосердными Рембрандт ван Рейн.

Рембрандт

Антонов Валерий

И любовь его земная
драматичною была,
и судьба его «Данаи»
тоже очень тяжела.

Рембрандт и Саския

Антонов Валерий

С такой любовной страстию
рисует Рембрандт Саскию,
когда она цвела,

что чувствуешь физически,
какою романтической
любовь у них была.

Но сколько им отмерено
быть вместе, знать не велено
смеющейся чете.

А после ликования —
уход её, страдания
и старость в нищете.

Рембрандт. Жертвоприношение Авраама

Борис Межиборский

Задержите вашу руку,
Уважаемый Авраам,
Я б познал большие муки,
Если б сына я предал.
Это даже не жестокость,
Это просто сила зла,
Вашу руку, силой бога,
От злодейства отвела.
Вот поэтому на свете,
Не бывает тяжелей,
Если умирают дети,
Жизни нет тогда моей.
Ну а вера, эта вера,
Можно без неё прожить,
Ведь нужна в природе мера,
Чтобы Богу услужить.

Ах, глупость…

Валентина Гладыш

Навеяно картиной Рембрандта «Извлечение камня глупости»

Ах,глупость,что же с нею делать,
Живёт прекрасно средь людей,
КружИт им гОловы умело
И часто люди дружат с ней.
А глупость молча проникает
В мозги безумные опять,
Свои владения обживает,
Их скоро будет не объять…
Когда же люди понимают,
Свою беду осознают,
Им мало что уж помогает,
До смерти с глупостью живут…

Как трудно вернуться…

Валентина Гладыш

Навеяно картиной Рембрандта «Возвращение блудного сына»

Как трудно вернуться,
Гордыню унять,
От спячки очнуться
И вспомнить опять
Свой добрый и теплый
Отеческий дом,
Пускай неуютным
Покажется он…
А, может, всё проще-
Придется идти,
Нет горше и слаще
Простого пути…
Пусть жесткие руки
Родного отца
Вновь станут порукой
За жизнь гордеца…

Рембрандт и его картины

Валентин Клементьев

Великий Голландский живописец!
Сын мельника, гравер и офортист,
Открыл в искусстве новую страницу,
Придал портретам образность и жизнь.

Отец семейства прочил сыну славу,
Отдал учиться в университет,
Но, нудные занятия латынью
В нем не привили знания и свет.

Гармен Ван Рейн в нелегком «поединке»
Был вынужден Рембрандту уступить,
Дух захватила живопись картины,
Талантом смог он пресность всю затмить.

Наставник Питер Ластман дал начало,
Привил любовь владенью мастерства
И оказал достойное влиянье —
Зачаткам своего ученика.

Работал в Лейдене, в пылу «кавараджизма»,
Писал картины с помощью теней
И постигал приемы тайны «реализма»,
Оформил грань в действительность частей.

На раннем творчестве: религия и образ,
Важнейшим жанром стал простой портрет,
Он изучает мимику, гримасы,
Где в центре мирозданья человек.

Труд неустанный в духе совершенства,
Все окруженье, как один эскиз…
Нашло отображение на лицах,
Раскрыло необузданную кисть.

На улочках тенистых Амстердама
Он подмечает образ, типажи,
В признании заслуг приходит слава,
Гравюра предстает, как лик души.

Женитьба вскоре русло повернуло,
Са’ксия в судьбе взошла лучом,
Вся мощь неподражаемо проснулась —
Под легким, состоятельным плечом.

Счастливая пора пришла на пользу,
Он посвящает ей излюбленный портрет,
Черты ее лица уже повсюду,
Отображают на полотнах мир и свет.

Высоким строем четких композиций
Он создает масштаб величины,
В контрасте предстают невольно лица —
Новаторским теченьем широты.

Религиозная тематика в картинах
Усиливает драму и трагизм,
Библейско-евангельские сцены
Несут на темном фоне динамизм.

Полотна: «Ослепление Самсона»,
«Христос в Эммаусе» и «Снятие с креста» —
Наглядное тому повествованье
В канонах общих правил бытия.

Портреты Рембрандта живы, реалистичны,
Нить раскрывает внешние черты,
В характере прослеживается личность,
Род в дополнении — облик новизны.

Пример ярчайший внутреннего зова,
Написанная сцена «Каллиграф»,
В мазках: аксессуары, мысли, слово,
Душевных свойств особенностей — нрав.

Воспринимает опыт стильного барокко,
Эпоха Ренессанса на дворе.
Бросает вызов принятым канонам,
Античность разрывает в полотне.

«Даная» — яркий образ возрожденья!
Интимная эротика в тонах…
И ангел золотой, как воскрешенье
Отодвигает в спальне бедствие и страх.

Картина «Похищенье Ганимеда»
Очередной виток в античном бытие,
Реальность воплотилась, словно знамение —
В небесном, выразительном ключе.

Вершиной гениального искусства
Явилось полотно «Ночной дозор»,
Портрет стрелковой гильдии — искусность
Заказчики подвергли в жаркий спор.

Второй период в живописи школы
Отмечен заурядным мастерством,
Отказ от внешних, бравурных эффектов
Навеян был священным божеством.

Супружеское счастье развалилось,
Ушла из жизни добрая жена,
Служанка Стоффельс в Рембрандта влюбилась…
Остаток жизни он испил до дна.

И состоянье резко пошатнулось,
Страсть к антиквару всколыхнула брешь,
Но, вновь в нем вдохновение проснулось —
Воскресших нерастраченных надежд!

В «Святом семействе» быт в златистой гамме,
Просвечивается, как бы изнутри,
Качает мать дитя в обычной люльке,
Даруя взглядом искренность любви.

Все чаще укрупняются фигуры,
Объемлющая тайна дух пленит,
Вот, в «Польском всаднике» — огромная натура —
Колчан со стрелами и шаг больших копыт.

Этапы жизни — полные работы
Рождали атмосферу глубины,
Шли плодотворно творческие годы
Во славу просвещения страны.

В портретах чаще суть и откровенье,
Вниманье фокуса на руки и лицо,
Проглядывает из мягкой светотени —
Художника привитое добро.

Пейзажи также стали новой вехой,
Природа и история слилась,
Сияние объектов, словно эхо —
Единой массой в нем отозвались.

Рембрандт, подобно воли Тициана
Владел умело силой мастерства,
Он приближал себя к вершинам жизни храма,
В котором его вещая судьба.

На склоне лет долги и смерть Хендрикье,
Летит имущество за годы с молотка,
Переселяется он в скромное жилище,
В урочище родного городка.

Судьба, однако, волю не сломила,
Он напряженно трудится часы,
Вновь новая струна в творце ожила —
Усилием божественной души.

Офорт и гравировка в тонкий оттиск,
Повторные травления иглой,
Добился в графике, по сути содержанья —
Свободной и изысканной игрой.

По взмаху кисти пишутся картины, —
Непринужденность внешней простоты:
Совокупляется на образе «Синдики» —
Эмоций неподдельной красоты.

Фактура превращается в свеченье,
Прозрачный слой доводит колорит,
Блеск глянца в живописном исполнении
В материи захватывает нить.

Акцент идет на узел композиций,
Подбор цветов сияет изнутри,
Под лессировкой вспыхивают лица,
Весь антураж немножечко вдали.

Апофеоз усиленных стараний:
Предстал «Портрет супружеской четы»,
Исполнена работа гениально —
В недосягаемом пространстве чистоты.

«Возвращение блудного сына» —
Черту всей жизни в корне подвела,
Коленноприклоненный юноша в рубище
Припал к ногам мудрейшего отца.

Не каждому дано познать свершенье,
Работать в мастерской в один накал,
Всю жизнь великий гений был в стремлении,
С достоинством, храня свой идеал.

Рембрандт не приукрашивал реальность,
Далек был от посредственной толпы,
В его трудах лежит бессмертьем гениальность —
На вехе исторической судьбы.

Печать трагизма был остаток жизни,
Но стоически боль всегда сносил,
Он был поистине предтечей романтизма!
И живопись была — огромный мир!

Блудный сын

Валерий Штормовой

Этюд на картину Рембрандта

Босой, оборванный, уставший,
Подобно жалкому птенцу,
Свое богатство растерявший,
Вернулся блудный сын к отцу.

И с покаянными слезами
Взмолился он: «Прости, отец!
Пошел неверными стезями
И разорился я вконец…»

Отец печально улыбнулся,
Похлопав сына по спине:
«Я рад, сынок, что ты вернулся
Живым обратно в дом ко мне!

Богатство — дело наживное.
Страшнее было б потерять
Все, что воистину родное —
Здоровье, жизнь, отца и мать.

Меня ты не послушал, сыне,
Когда из дому уходил.
Но ты вернулся, и отныне
Я от души тебя простил».

И в том суть этого сказанья:
Что всякий может согрешить,
Но коль придет он с покаяньем,
То лучше от души простить.

Даная

Валерий Штормовой


Этюд на картину Рембрандта

Жестокой волею отца,
Мужской любви не зная,
В темнице царского дворца
Томилась ты, Даная.

Но вопреки всему к тебе
Пришла любовь нежданно.
И вот в вечерней тишине
Лежишь ты в ожиданье.

Нетерпеливый жест рукой,
Откинуты покровы,
Зовешь: «Приди, любимый мой!
Яви мне счастье снова!»

В кипенье чувств, страстей, крови,
Что рвутся вон, играя,
В желанье трепетном любви
Прекрасна ты, Даная!

Неверие Фомы

Валерий Штормовой

Этюд на картину Рембрандта

Когда Христос, воскреснув после смерти,
Явился вновь к своим ученикам,
Фома воскликнул: «Вы ему не верьте!
Мертвец никак прийти не может к нам».

Тогда воскресший, сбросив с плеч свой саван,
Израненное тело обнажил
И показал собравшимся те раны,
Что на кресте Голгофы получил.

Но все ж Фома свое твердил упрямо
Пока Христос, взяв за руку его,
Прижал к себе, чтоб тот коснулся раны
И понял вздор сомненья своего.

И всем сказал: «Блажен лишь тот, кто верит,
Не проверяя истинность вещей!»
Наивна притча, но по-детски греет
Сердца иных доверчивых людей.

Рембрандт

Владимир Гоголицин

Свободу от испанских грандов
Завоевала полстраны
И живописцы в Нидерландах
Нектаром века вскормлены.

Голландия — купцов обитель,
Спокойна жизнь у буржуа.
Искусства гёз стал покровитель,
Одев Брабанта кружева.

Художник знает «бюргов» вкусы —
Размереный, надёжный быт.
И мастер, в ремесле искусный,
Запросам граждан потрафит.

Страна нуждается в покое,
Он на холстах мазком разлит
И страсти бурные не стОит
Будить — заказчику претит.

Но на полотнах даст иное,
Кто духовидцем наречён,
И стать среди своих изгоем
Как часто гений обречен!

Мудры библейские сюжеты,
В них человек предстал в страстях,
И тайн полны старух портреты,
И Бог скрыт в сумрачных тенях.

Он с нами, как на эсперанто,
В искусстве красок говорит…
И голосом звучит Рембрандта
Сквозь зыбкий свет и колорит.

Даная

Джозеф Бессел

В освещеньи солнечного света,
Что проник сквозь сдвинутый полог,
Ты ладонь протягиваешь к лету,
Что теплом легло у твоих ног.

Приоткрытых губ полуулыбка,
Взгляд доверчив к свету обращён.
Ты не знаешь, как всё в жизни зыбко…
Только луч нарушил неги сон.

За спиной примятая подушка,
Спутанность в прекрасных волосах.
Ты чиста, как у Бугро пастушка,
Словно трели в птичьих голосах.

Твоё тело трепетно красиво.
Грудь чужой не тронута рукой.
И, сойдя с картины, эта дива
Разрушает каждого покой.

Возлежишь такая неземная!
Красоту не видит лишь слепой!
Это обнажённая Даная
Перед восхищённою толпой.

Рембрант Возвращение блудного сына

Елена Лог

«Мой сын… мой сын!»- и рук касанье
И нервной дрожи, как волна
Как птичка ,сердца трепыханье,
Из глаз слепца катит слеза.

«Вернулся, мальчик мой.Осанна!
Скажи, здоров? Дай обниму.
Я верил: поздно или рано
К своей груди тебя прижму

Но что с тобой? Молчишь. Ты болен?
Ты плачешь! Ну, идем домой
Иль здесь останемся. Ты волен
Сам выбор сделать, дорогой.

А мать? Увы, мы схоронили
Но до последнего ждала
Страданья душу источили
Уж будет год, как померла

Я тоже стар, пора в могилу
Одной надеждой только жил
Еще Господь дает мне силу…
Ты встань,родимый, я простил
Сынок……….»

Рембрандту

Наталья Солошенко

Гений славы и забвенья
И мирского отреченья
Воплотил любовь и свет
В этот зыбкий красный цвет
В восхитительной Данае,
В нежной Саскии с цветами,
В «Отречении Петра»,
И в «Распятии Христа»,
Написал «Ночной дозор»
И Иудовый позор,
Возвратил бдудного сына,
Возродив христианина.

Валтасар

Владимир Гусев Тульский

/Харменс ван Рейн Рембрандт Пир Валтасара./

Произошли давно событья эти
В глубинах позабытой старины
До Рождества Христова — пять столетий,
И правит в Междуречье бог луны.

На берегах Евфрата — мегаполис,-
Прекрасный и развратный Вавилон.
Жил бурно, ни о чём не беспокоясь, —
Всех покорил давно соседей, он.

Считал себя стоящим над законом
И думал, что имеет божий дар
Порочный самодержец Вавилона,
Самовлюблённый, злобный Валтасар.

Но, вот, враги однажды подступили,
Правитель персов — хитроумный Кир.
Врагов на поле боя больше пыли,
Но Валтасар решил устроить пир.

Его «беспечность» говорит о многом:
Зачем затеял это торжество?
Пытался показать себя он богом,
Который не боится ничего.

Как часто вознесённые над нами
По милости иль прихоти судьбы
Себя считают Божьими сынами,
Хотя всего лишь жалкие рабы.

Людские судьбы, власть, богатство, слава…
Они в себя так слепо влюблены!
Им кажется, что лишь они по-праву
Распоряжаться этим всем должны.

Довольны злодеяньями своими.
Гордыня их настолько велика,
Что часто забывают, что над ними,-
Всевышнего могучая рука!

Вино рекой, изящны танцовщицы,
Не помнит царь, что рядышком война.
Но в ужасе вдруг исказились лица:
Покрылась грозной надписью стена.

Глядит на стену Валтасар с тоскою,
Лишившись разом смелости и сил
Начертано невидимой рукою
Там: «МЕНЕ. МЕНЕ. ТЕКЕЛ. УПАРСИН»

Царь беспредельно Вавилоном правил.
Его народ, как бога, возносил
Но кто-то надпись страшную оставил…
Что означает «ТЕКЕЛ УПАРСИН»?

Мудрец бесстрашный над царём смеётся:
«Я отвечаю, коль уж ты спросил:
Окончен пир! Твоё погасло солнце!
Конец твой близок — ТЕКЕЛ, УПАРСИН!»

Не признаёшь ты над собою Бога.
Творишь бесчинства, произвол и блуд.
И, значит, пировать тебе недолго, —
Тебя давно уж ждёт Небесный Суд!

В своём роскошном сидя кабинете,
Увидишь луч, скользнувший меж гардин.
Невидимый слова начертит эти.
Знай: МЕНЕ, МЕНЕ, ТЕКЕЛ, УПАРСИН!

Перевод с арамейского: « ИСЧИСЛЕНО, ИСЧИСЛЕНО, ВЗВЕШЕНО, РАЗДЕЛЕНО» 

Рембрандт. Возвращение блудного сына

Владимир Гусев Тульский

/Рембрандт. Возвращение блудного сына1668-1669/

Дай, Отче, мне к твоим стопам припасть.
Перед Тобою виноват, я знаю!
Я ел и пил и веселился всласть
В чужих краях, Тебя не вспоминая.

Я думал, без Тебя прожить смогу,
Когда ушёл невзгодам я навстречу:
И кров найду, и дам отпор врагу,
И сам себя я хлебом обеспечу.

Там за горой, в далёкой стороне,
Которая чужбиною зовётся,
Жилось сначала очень сладко мне,-
С деньгами хорошо всегда живётся.

Настало время тягостных невзгод:
Передо мной захлопнулись все двери,
И скот мой пал, и не родился плод.
Все бросили меня, кому я верил.

Меня терзала жгучая тоска,
И я готов был с горя утопиться,
Но находилась добрая рука,
Что хлеб давала и воды напиться.

За хлеб и кров работал допоздна
И мир теперь я видел по-иному.
Мне стало ясно, в чём моя вина:
Я оторвался от родного дома!

Ходила боль за мною по пятам,
Униженный, я испытал немало,
И не было души родимой там,
Которая меня бы понимала!

В родную землю, в край святых отцов
Я шёл и день и ночь, теряя силы.
Рабом Твоих рабов я быть готов,
А Ты меня встречаешь словно сына!

Я каюсь, Отче! Отступает зло.
Я слышу Твоё щедрое : «ПРОЩАЮ!»
Я ощущаю рук Твоих тепло,
Твоей любви тепло я ощущаю!

О, Родина! Чудн`ы Твои дела. —
Жестокости и безрассудства драмы.
Однажды Ты от БОГА отошла
И начала громить святые храмы.

Ах, сколько Ты узнала сразу зла,-
Десятки лет не видела Ты солнца,
И жизнь Твоя на волоске была
От грани той, что гибелью зовётся.

Сейчас Ты снова веру обрела,
Пройдя через ГУЛАГ, страданья, войны.
И вновь звонят церквей колокола,
Но почему душе так неспокойно?

Была когда-то наша Русь свята.
Терять свой облик стоит нам едва ли,
Но многих привлекает «красота»
Чужого быта и чужой морали.

Так много лицемерия и зла
В стране, что звали мы Святою Русью
Не потому ль звонят колокола
С такою болью и такою грустью?

Чтоб были мир с Тобой и благодать,
К своим истокам возвратись, Россия!
Ты блудного напоминаешь сына,
Уставшего в чужих краях блуждать!

Рембрандт

Владислав Морев

Творец! Отпусти на Волю
Движенье руки и Кисти, —
Они понимают боле,
Чем «Разум» под Гнётом «Истин»!

Свобода творит Свободу, —
Твоим Мастерством заветным, —
Стряхни же с себя Заботы,
Останься Нагим и Бедным!..

Враги наточили Зубы,
Глумятся и торжествуют:
Ты был с Самомненьем Грубым,
Тебя к Торжеству ревнуют,

Тебе не прощают Мненья,
В тебе ненавидят Правду, —
Талант, что всегда в Движеньи,
Любовь, что повсюду Рядом!..

Отдай Униженье Падшим, —
А сам удались в Покои:
Пусть Тлен называют «Нашим»
И Честь осаждают с Боем.

Оставь их с богами Лести, —
И Бога ищи в Живущем, —
Со Светом и Тьмою Вместе
Спеши затеряться в Гуще!..

Рембрандт ван Рейн Автопортрет с Саскией на коленях

Елена Ярина

Рембрандт ван Рейн «Автопортрет с Саскией на коленях» 1635 год

В период счастья своего
Написан был «Автопортрет»
На нем мы видим, но кого?
Художника во цвете лет.

Он сам себя изобразил
Беспечным озорным гулякой
И с Саскией, ее любил,
Движение передано махом.

Бокал янтарного вина
За здравие со всей любовью.
Одежд богатство. Пьют до дна.
Союз сердец, скрепленных кровью.

Мужчина весел, счастлив, горд
Собой, возлюбленной своею.
Она же смущена, а взор
Едва сдержать улыбку смеет.

И хоть притворную суровость
Мы на лице ее прочтем,
Сатира некая- не новость,
Дразнить других. Они вдвоем.

Биографы все замечали,
Что сей с женой автопортрет
Для Саскии родных писали.
Брак не одобрен был. Запрет.

И том, что нос гуляки красный
И нет благопристойных поз,
Кто на коленях — это ясно.
И сколько в адрес их угроз.

Они друг друга так любили
И были счастливы вполне
И отношения ценили.
Полет любви на высоте.

Хочу сказать, друзья, картина —
Гимн счастью, чистый образец,
Любви прекрасного мужчины,
И живописца, наконец!

• В праздничности картины присутствует некая сатира, определенный вызов и в насыщенном колорите картины, и в том, что на нос положен красный тон, и в позах, далеких от благопристойности. Биографы замечают, что автопортрет с женой мог служить своеобразной дразнилкой для родственников Саскии, которые не хотели мириться с ее Брачным выбором. Но прежде всего эта картина — живописный гимн человеческому счастью любви, избытку сил и неукротимой энергии 

Рембрандт Возвращение блудного сына

Елена Ярина

Возвратился блудный сын домой
После долгих странствий и скитаний,
Весь в лохмотьях жалких, но живой,
Жизнь узнавший, горечь расставаний.

На коленях — ниц перед отцом.
Сам несчастный, в бедах виноватый.
Только в жизни не был подлецом,
И не крал, хоть жил он небогато.

В жесте рук — отцовских добрых рук
Мы прощенье видим и прощанье,
И волненье, и души испуг,
Радость встречи вместе с покаяньем.

Золотые, красные тона
Согревают всем теплом картину
И мерцает, светится она.
Да, прости ты, отче старый, сына!

Цель искусства — помогать другим,
Дать понять, что радость есть, страданье…
Трудно век остаться молодым,
Не познав душевных мук терзанья.

Рембрандт. Вирсавия. 1654

Иван Есаулков

Вирсавия обнажена.
Усевшись на скамью-лежанку,
Глядит невидяще она
На хлопотливую служанку.

Прошла в купальню босиком
И, сбросив на скамью одежды,
Загоревала над письмом,
Что рушит все её надежды.

Листок в руке её измят,
Опущен вяло на колено.
И боль таит туманный взгляд
С надеждою одновременно.

Ей от царя спасенья нет,
И грех её осудят люди…
А сверху льётся мягкий свет
На шею, на лицо, на груди…

Известно ей: смерть мужа ждёт,
А властелин влюблённый грозен…
Служанка ногти ей стрижёт —
В картине драма рядом с прозой!

Рембрандт Даная. 1636, 1646-1647 гг

Иван Есаулков

Она лежит в своей постели,
Купаясь в солнечных лучах.
Свет нежно заливает тело
И розовеет на плечах.

Прекрасна женщина нагая!
Хоть красоты не идеал,
Но словно светится Даная!
И Рембрандт чётко передал,

Как трепетна её улыбка,
Как робок и манящ порыв
И как во взгляде — пусть и зыбко,
Но властно — светится призыв!

Даная негою объята,
Согрета солнечным теплом.
Пока ещё не льётся злато
На тело сладостным дождём,

Но разливаются истома
И страсти мощная волна,
И тело будто невесомо,
Душа желания полна.

А в одинокую обитель
Нисходит света благодать —
Зевс-громовержец, победитель,
Пришёл Данаей обладать!

Рембрандт. Святое семейство и ангелы. 1645

Иван Есаулков

Сцена изображена
В бытовом, интимном плане.
Комната освещена —
Очага не гаснет пламя.

У качалки Мать, юна,
Небольшого совсем роста,
И одета-то Она
Слишком скромно, слишком просто.

От страниц оторвалась,
Над качалкой наклонилась —
Матери с Младенцем связь
В этом жесте проявилась.

Правая Её рука
Приоткрыла покрывало,
Что от света — пусть слегка! —
Но Младенца прикрывала.

А отец — у верстака.
Дома-то работать лучше! —
Осторожная рука
Топора удар приглушит.

Ангелочки с вышины
Прямо в комнату спустились,
Не нарушив тишины,
Над качалкой очутились.

Вот один из них парит,
трепеща крылом при этом.
Иисус же крепко спит,
Озарён потоком света.

Возвращение блудного сына По картине Рембранта

Людмила Ревенко

Истоптал ты парой ног
Всё вдали от дома,
Сотню тропок и дорог,
А в груди истома.

Истрепались на ветру
Складки серы платья,
Ломти все поедены,
И не ждать облатки,

И не сразу ты постиг
Возвращенья к крову,
Твой отец — слепой старик,
Но узрел — по слову…

Долго шёл… Вот и приник,
Пал ты на колени.
Кисти гениальной миг
Нам запрятал в тени

Слёзы, чтобы не текли,
Не саднили сердце…
Если б молодость могла
Открывать все дверцы…

Даная. По картине Рембранта

Людмила Ревенко

Природа не простила
Жестокости отца,
И солнца луч пустила
Предвестием Творца.

Так был он или не был,
Блестящий златом дождь?
И отчего же ангел,
Не сдержит пальцев дрожь?

Пусть это мимолётно
И быстро пробежит,
И счастье быстротечно,
Хотя к себе манит.

А ты теперь Персея
Лелеешь и растишь.
И волею Зевеса
Судьбу благодаришь.

И каждый луч надежду
Вселяет в грудь твою,
И шепчешь ты Крониду:
«Я жду тебя, я — жду!»

Возвращение блудного сына, Рембрандт

Людмила Фершукова

— Я вернулся отец, позади столько бед
И обид и тревог. Но растаял их след.
— Я вернулся домой, стал другим я теперь.
Ты простишь ли меня? Ты откроешь ли дверь?
О, отец, ты ослеп, но меня ты признал.
Эту голову, помнишь, ты в детстве ласкал.

Снова чувствую я теплоту твоих рук,
Слышу голос, забытый за годы разлук.
Да, я грешен, отец, я прошёл сто дорог,
Твой совет позабыл, разбазарил добро,
Жил в гордыне и праздности, пил и кутил,
Только душу, поверь, я ещё не сгубил.

Если брат меня встретил, то вряд ли узнал.
Спесь и удаль свою я давно растерял.
Вместо платья — лохмотья, плешивый, босой,
Мои волосы выжег и высветлил зной.
Недостоин, я знаю, быть сыном твоим.
Можно буду слугой? Только прочь не гони!
Пред тобою, отец, на колени встаю,
У тебя и у Бога прощения молю.

— С возвращением, сынок, ты не мучай себя, —
Говорил ему старец и гладил любя,
И руками за плечи его обнимал,
Его голову нежно к себе прижимал.
— Бедный мальчик, ты столько всего пережил!
Я дождался тебя и давно все простил.

Пред картиною Рембрандта долго стоят.
Что-то будит в душе этот ласковый взгляд,
Этот свет из потухших очей старика,
Эти руки на тощих плечах бедняка.
На картине известный по притче сюжет,
К нам идёт сквозь века древней мудрости свет.

Рембрандт

Марина Тимкина

Рембрандт Харменс ван Рейн..посвящение

Великий мастер светотени
Неподражаемый — Рембрандт!
Он гений, исключив сомнения
Ликуй, фламандский Амстердам!

Сын мельника-он живописец
Деталий пестрых колдовство
Он достоверней книжных истин
Где драма кисти-ремесло..

Причуд восточные наряды
Расшиты трепетом пера
Караваджийские плеяды
В полотнах оживут творя

Страниц библейские сюжеты
До чувств мимический накал
И многоликие портреты
Где холст зиял, стонал, дышал..!

И обнаженная «Даная»
Навстречу свету естества
В веках останется нагая
Нетленной плотью мастерства..

Рембрандт. Возвращение блудного сына

Марта Журавлева

Был воздух загрунтован красотою —
Она явилась первой в старый дом.
Сперва пришло свеченье золотое,
А кисть и краски — это все потом.

Сюжет — подсказан сердцем. Самый теплый.
Его важнее не было и нет.
Любая мудрость рядом станет блеклой,
Ведь эта — всем вопросам даст ответ.

Не встать с земли. Разбитые колени
И жгучий стыд от порванных одежд
Души, не отыскавшей утоленья…
В суме? Да нет, в судьбе пробита брешь.

Закончен путь. Давно иссякли силы.
Хотелось птицей вольною лететь!
Такой волной безумье накатило
И понесло!.. Как выяснилось, в клеть.

Ни чести, ни здоровья, ни богатства —
Промотано наследие Отца.
Разбросаны мгновенья. Не подняться.
В кромешной нищете вчерашний царь.

Но вот Отец. Любовью полон воздух.
Исчезла рама. Пятится стена.
— Ты жив, мой сын! О радость! Нет, не поздно! —
И в горле ком. И кожа солона.

Лишь видимость, что это холст и краски —
Так светится любви Отцовской весть.
«Остановись, мгновенье, ты прекрасно!» —
Ну где же так воскликнуть, как не здесь?

«Возвращение блудного сына», одна из последних работ Рембрандта, находится в Государственном Эрмитаже (г.Санкт-Петербург)

О живописи Рембрандта


Татьяна Цыркунова

В мире искусства есть всегда таланты,
Умеющие чувства воплощать,
Они, как супер мощные атланты,
Способны тяжесть на плечах держать.

И ярко, страстно и бескомпромиссно,
Приверженность умеют показать,
И отрицание, иные мысли,
Оттенком краски могут рассказать.

Художник-чаровник неотвратимый,
Он в плен берёт и покоряет нас,
И музыка картин неповторима,
Она заставит «выслушать» рассказ…

Таинственен и чуден мир Рембрандта…
Царит в картинах золотой эфир…
И свет струится – истинным талантом
Написаны: Даная, Блудный сын, Эсфирь…

Не призрачные лики из преданий,
Не образы неведомых легенд…
Живые люди со своим страданьем,
И с горестью, и в радости побед!

Как поражает золото убранства,
И ветхая одежда стариков,
Их рубища… — наполнено пространство
Контрастами тех канувших веков…

«Ночной дозор» шагает мне навстречу —
Там латы и оружие звенит,
И, кажется, вот-вот, и я их встречу,
Звук — кружево бесценное шуршит…

Рембрандт ван Рейн всегда такой правдивый,
В его полотнах Человек живёт:
Жестокий, нежный, честный, нерадивый —
Во всей красе пред нами предстаёт…

Рембрандт. Даная

Татьяна Цыркунова

Сюжет, известный нам от древних греков,
В картине воплощенье получил,
Аргосский царь был вздорным человеком,
Данаю-дочь он в башне заточил.

Родная дочь казалась наказаньем —
(От собственного внука примет смерть).
Напуган царь был этим предсказаньем,
И закружилась злая круговерть…

И в медной башне узница томилась —
Никто из смертных жизнь не мог зачать,
Но золотым дождём как-то пролилась
От Зевса на Данаю благодать…

Персей родился, мальчик, сын Данаи
И Зевса, победившего отца.
Во время светских игр, совсем случайно,
Причиной стал Акрисия конца.

Так предсказанье злобное свершилось,
Акрисий, царь, был диском поражён,
Деянье его внуком совершилось, —
От Зевса тот Данаею рождён.

Картина целомудренна, лучиста:
Даная непорочна и чиста,
Под освещеньем ясным, золотистым,
Лежит, вся в ожиданьи божества…

Таинственное спальню освещает,
Над драпировками — мрак, темнота…
Но драгоценных тканей блеск прельщает,
Браслетов поражает красота…

И Рембрандт здесь отнюдь не льстил натуре…
Изящества Венеры в теле нет…
Даная — женщина с простой фигурой
В мерцаньи тканей излучает свет…

Вот в этом видно волшебство Рембрандта —
Простое показать во всей красе,
Всей силой совершенного таланта,
Что видят в жизни далеко не все…

Картина Рембрандта Возвращение блудного сына

Элла Гоник

И на коленях он прильнул к отцу,
И руки добрые обняли тело,
И боль в душе, подобная свинцу,
Сковала сыну сердце до предела.

Кто может знать мучения отца,
Который потерял родного сына?!
У горя нет счастливого лица, —
А радость и любовь — всегда едины.

И блудный сын, приняв опять любовь,
Запомнит светлые мгновенья эти,
Когда в дом отчий завершится вновь
Неблизкий путь под утро на рассвете.

И Рембрандта не так уж прост сюжет, —
Потеря дома, как потеря сердца,
Его покинув, вдруг находишь… свет,
Которым так легко душе согреться…

5 просмотров
Обсуждение закрыто.