Пт. Июн 21st, 2024
Пластов Аркадий Александрович — Советский живописец. Академик АХ СССР. Народный художник СССР. Лауреат Ленинской премии и Сталинской премии первой степени.
Основные картины — «Колхозное стадо» (1938), «Фашист пролетел»(1942), «Сенокос» (1945), «Родник» (1952), «Летом» (1954), «Первый снег» (1946).

Летом. По картине Аркадия Пластова


Алевтина Маркова
Типичный пейзаж среднерусской природы:
Залитая солнцем поляна
В прекрасное летнее времечко года
С высокой травою духмяной…
Под сенью берёз грибники отдыхают,
Наверное, бабушка с внучкой –
С рассвета лесные дары собирают…
Девчоночка — не белоручка.
Одежда крестьянская: светлое платье
И красный платочек из ситца.
По нраву девчушке такое занятье,
Устала, но что-то не спится…
Присела на травушку. Ноги босые
Набегались вдоволь по лесу,
И выбились волосы из-под косынки…
Но девочка вновь с интересом
Снимает поспевшие ягоды с веток —
Наполнена синяя кружка.
В прохладе берёзовой спит, видно, крепко
Уставшая за день старушка…
Пристроилась рядом большая собака —
Глаза приоткрыты немного,
Приподняты уши… Не дремлет, однако,
Готовясь к обратной дороге.
Поход за грибами удался на славу —
Полнёхоньки оба лукошка.
Накормит за ужином деток ораву
С лесными грибами окрошка!

Картина Аркадия Александровича Пластова «Летом» (1945 год)

По картине А. А. Пластова Сенокос

Александра Дар
Лето. Светит солнце ярко —
Небо голубое. Люди на лугу.
Справа вижу рощу из берёз красивых —
И под тенью спрятаться все они хотят.

Вижу полевые я кругом цветоячки —
Ощущаю аромат, будто бы я их.
Людям жаль, что некогда красоту смотреть —
Накосить спешат они. Ведь погода есть.

На лугу, там всё семейство —
У них спорится работа —
Так привычен … Тяжек труд,
Ведь горячий ужин скоро.

К картине А. А. Пластова Первый снег


Белый Филин
А снег как-будто в первый раз,
Я снова в детстве, и считаю
Снежинку каждую сейчас,
Что надо мною пролетает.

Ребенку некогда грустить,
Ему всё Радостно и ново,
И интересно в мире жить,
Который снегом заколдован.

Пушинки белые летят,
Звездой ложась на рукавицу,
И тайна сказки для меня
Готова заново раскрыться.

И на дворе такой уют,
Зима укутала в одеяло,
И даже избам, что вокруг
От снега веселее стало.

От этой Красоты легко,
И Сердце словно в предвкушенье,
Того, что будет свершено
Вот-вот в ближайшее мгновенье.

Я помню эти времена,
Когда так мало было нужно,
Чтоб счастье ощутить сполна
От снега, что над нами кружит.

Когда в житейской простоте
Ты видел Свет и необычность,
И чудо виделось тебе,
В вещах на первый взгляд привычных.

 
Весна. В бане. Пластов А. А 
Борис Ханин 
 
Акростих
В*енерой Северной уже назвали
Е*ё изображение на полотне.
С*частливые черты в ней проступали
Н*а русском личике её и даже вне.
А*обнаженную фигуру девы
В*оспринимали идеалом красоты.
Б*ревенчатые «черной» бани стены —
А*нтитеза её природной чистоты.
Н*а полотне прекрасна и малышка:
Е*ё лицо и носик шалунишки.
Деревенский март. худ. Аркадий Пластов 
Борис Ханин
Мне помнятся советские колхозы
И труд людей «геройский» на полях.
Как удобряли почву тем навозом,
Что с фермы вывозили на санях.
Как наше государство трудоднями
Оценивало тот крестьянский труд.
Как правили большой страной речами,
Что к коммунизму быстро приведут.
В те времена писали все поэты
Стараясь руководство ублажить:
«Пришла весна! Как партию за это
Мы можем дружно отблагодарить?»
Пришла весна без партии, как видно,
Но снега еще много на полях.
Что он растает скоро — очевидно.
Видны следы, напомнив о ручьях.
Мальчишка, на санях, лицо подставил
Манящим, теплым солнечным лучам.
И лошади свободу предоставил
Поесть соломы. Вольно и грачам
Искать червей в земле, где нет уж снега,
И жеребцу гулять, где его мать.
Играть собакам возле человека.
Захочется — на солнце подремать.
Колхозный люд пришел сюда не сразу,
Скирду соломы трактор стал волочь.
Возниц цепочка, столь заметных глазу,
Видна вдали, уходит с поля прочь.
Виднеются еще дома деревни,
А далее — синеющий лесок.
Округа впала в состоянье лени.
Дремотный выдался денек.
Осень. худ. Аркадий Пластов 
Борис Ханин 
Еще не пожухла трава
На поле, пасутся где кони.
Красивые три существа:
Гнедые, один в сером тоне.
С вниманием щиплют траву,
Пучок посочней выбирая.
Потом озираясь вокруг,
В молчанье траву доедают.
Какой здесь простор, тишина.
Коней раздается сопенье,
И хруст издают существа.
Тот хруст — от еды наслажденье.
А справа от поля лежит
Неровная, в грязи дорога.
Она здесь все лужи хранит,
Что высохнуть просто не могут.
В воде отражается лес,
Фрагменты увядшего неба
И осени яркий навес
Листвы, как осеннего следа.
А справа подлесок густой,
Где ясно видны две березки.
Их маркий наряд золотой,
Окрасом своим очень броский.
Земля вся покрыта листвой,
Опавшей с осенних деревьев.
С картины исходит покой,
Осенней природы мгновенье.
В тишине осенней…
Валентина Гладыш
 
навеяно картиной А. Пластова»Фашист пролетел»
В тишине осенней звук мотора
Прозвучал тревожно над землёй.
Не раздумывая, жёстко, скоро
Стал стрелять по цели по живой
Лётчик вражеского самолёта,
И уже, раскинувшись, лежит
Русский мальчик. Этого расчета
Он совсем не ждал,теперь молчит,
Голова его насквозь пробита,
А вокруг изранен бедный скот…
Кровью жёлтая трава залита,
Видно, и в тылу война идёт…
Стадо кинулось бежать по лугу.
Солнце блеклое застыло в небесах,
Пёс завыл от боли и с испугу
Заметались птицы на кустах.
Жутко. Горько. Просто нестерпимо.
Ветер листьями берёз зашелестел.
Чья-то боль теперь неизмерима.
Над Землёй убийца пролетел…
Первое мирное лето
Валентина Гладыш
 
навеяно картиной А. Пластова «Сенокос»
Мирное лето. Пора сенокоса.
Травы почти в человеческий рост.
Косы звенят и прозрачные росы
Падают на ноги. Вечно непрост
Труд деревенский с утра до заката.
За день побольше бы надо успеть…
Женщины, старые люди, ребята
Очень стараются. Им попотеть
Уж не впервой в те нелёгкие годы,
Нашей стране нужно было помочь.
Благословляла родная природа,
ГнАла все мысли ненужные прочь.
Яркие травы, тенистые ели,
Пение птиц и жужжанье шмеля,
Листья берёз и пьянящие хмели —
Так расстаралась родная земля…
Жили, работали, счастья хотели.
Всё удалось, всё кипело опять,
Родина наша подняться сумела,
Люди ей были, конечно, под стать.

Весна у бани

Валерий Штормовой
 
Этюд на картину Пластова

Летят последние снежинки —
Зима уже уходит прочь.
Ты у бревенчатой парилки
Присела, одевая дочь.

Снежинки падают на тело,
На шелк распущенных волос,
На груди, вздернутые смело,
На лоб и чуть курносый нос.

Но ты не чувствуешь их холод,
Тебе свободно и легко,
Весна, пьяня как хмельный солод,
Возносит душу высоко.

Потом ты вновь уйдешь в парную,
Чтоб там под веником стонать.
Но красоту твою нагую
Я часто буду вспоминать.

Трактористки

Валерий Штормовой

Этюд на картину Пластова

Девчата после долгой трудной вспашки
Остановили трактор у ручья,
Решив передохнуть и искупаться
В прозрачных струях светлого ключа.

Спадают наземь потные одежки —
Вода манит, прохладна и чиста.
И пареньку с подъехавшей тележки
Открылась вдруг вся девичья краса.

Стоит забытый трактор среди поля,
Урчит дымком окутанный мотор.
А трактористки весело, привольно
Являют солнцу молодой задор.

Фашист пролетел

Валерий Штормовой

Этюд на картину Пластова

Никто не сможет, верно, без волненья
Ни говорить об этом, ни писать.
Лишь эпизод тех страшных лет сраженья
Сумел в картине автор показать.

Лежит в траве застреленный мальчонка —
Короткой жизни кончился полет,
Тоскливо воет рядом собачонка,
Вдали летящий низко самолет.

Какая мука в том собачьем вое
И сколько боли! Высший ли предел?!

На черных крыльях смерть неся и горе,
Фашист в осеннем небе пролетел…

Аркадий Пластов. Фашист пролетел / 1942 год/
Владимир Гусев Тульский
Над Мурманском был ас фашистский сбит,
Его останки на земле валялись.
И люди очень сильно удивлялись,
Что был он без рогов и без копыт.
/Из воспоминаний моей матери /
В его картинах очень много света.
Всегда на «ты» с природой Пластов был.
Всегда любил художник краски лета,
И золото осенних дней любил.
Он не стремился, чтоб его искусство
Кого-то ублажало там в Кремле.
Он воспевал всегда простые чувства
Людей, что хлеб растили на земле.
Здесь, на картине, осени начало!
Но не в природе сила полотна.
Рвёт души наши горечью печали
Трагедия с названием «война»!
В траве лежит молоденький парнишка.
Устал пасти колхозные стада?
И тут же сразу озаренья вспышка:
«Он мёртв, он не проснётся никогда!»
Над полем вражья нечисть пролетела,
Неся на крыльях боль кровавых бед.
И пастушка безжизненное тело —
Той нечести поганой страшный след!
Стрелял фашист безжалостно и точно, —
Не дрогнула жестокая рука, —
И пуля в голове, как будто точка
В короткой книге жизни паренька!
Хозяином летел он в небе нашем.
Вертелась мысль в фашистской голове:
Он, повелитель жизней тех «букашек»,
Что от него попрятались в траве.
Летел, любуясь собственной «отвагой»,
Ещё он гнева русского не знал…
Тот парень наш расстрелян был в ГУЛАГЕ,
Который бы ему по морде дал!
Воспитанный в безбожье и фашизме,
Стрелял для развлеченья, просто так…
Что для него теперь чужие жизни?
Чужая жизнь для нелюдей — пустяк!
Но скоро в грозном небе Сталинграда,
Паскудной жизни подводя итог,
Собьёт в бою мальчишка русский гада.
На стороне мальчишки будет БОГ!
Промчатся годы, нелюдь вновь воскреснет,
Начнёт людей к погромам призывать,
И воздух осквернять фашистской песней,
И свастики на стенах рисовать.
Вздымается волна насилья снова.
О высших целях, поднимая хай,
Давным — давно уж нелюди готовы
Орать своё зловещее «Зиг! хайль!»
Аркадий Пластов Сенокос 1945
Владимир Нехаев
Художник прожил жизнь свою в деревне,
Делил с крестьянами всю чашу бытия,
И он считал, что жизнь послевоенная
Должна быть радостной показана:
Война
Закончилась
И жизнь вновь будет мирной,
Трудом наполненной,
Надеждой и мечтой…
С любовью выписан пейзаж земли родной:
Березка — непременный символ жизни,
И разнотравье (станет сеном под косой),
Раздолье, ширь и запах луговой!
Покос,
Он во-о-н какой
Им предстоит, да-а, длинный,
А солнце жарит им над головой!
…Косцов погибло в той войне немало,
И потому идут они рядком,
Парнишка — первым, чтобы темп держал он,
Вдова (за мужа),
Фронтовик с дедком…
А фронтовик идти не может первым,
Ранений с фронта, видимо, «припас»…
Косой по пяткам не попасть!
Движений верных
Синхронный танец:
Взмах! — прокос! — и взмах!…
Пластов прекрасно понимал,
О чем он пишет,
Что времени того не передать,
Если не знать,
Чем люд крестьянский дышит,
Как надо все работы успевать…
Аркадий Александрович Пластов (1893-1972)-один самых замечательных художников середины прошлого века, его картины известны по всему миру, прожил всю жизнь в деревне в Ульяновской области.
 

Пластов. Весна

Дмитрий Суханов 4
Мать дочку одевает на прогулку,
Её из бани вышла проводить.
Сияет тело нежной белизною,
Сердечко может негою пленить.

Хотя нага, как будто, в одеяние.
Спадают с плеч прекрасные власа.
Сияют, словно золотом отлиты,
В глазах её любовь и теплота.

Прекрасна дева, как весенний символ,
Природа пробуждается от сна.
Хотя кружатся в воздухе снежинки,
Предчувствие грядущего тепла.

 

Пластов. Фашист пролетел

Дмитрий Суханов 4
Осенний день дыханьем гармоничным,
Собою тихо землю укрывал.
Пастух- Ванюша на опушке леса,
Коровье стадо к водопою года гнал.

Мотора гул прервал судьбу ребёнка,
Пронёсся низко самолёт врага.
Иван упал, сражённый пулеметом,
Заплакала, как- будто, мать- земля.

Убил фашист ребёнка хладнокровно,
Ему в усладу гибель наблюдать.
А пёс завыл протяжно и печально,
Скорбя, что другу никогда не встать.

Пластов. Юность
Дмитрий Суханов 4
Ласкает ветер травы полевые,
Цветущий луг так манит подремать!
Чудесно это: солнцем наслаждаясь,
С природой единение ощущать.

Рабочий день хотя ещё в разгаре,
Земля поможет силы накопить.
Остановилось время на мгновенье,
Мечтает он блаженный миг продлить.

А. А. Пластов Весна. 1954 г
Иван Есаулков
Ах, какая атмосфера
В баньке маленькой, курной!
Наша, русская Венера
Ранней, зябкою весной
Дочку быстро собирает,
Чтобы отвести домой,
На головку надевает
Ей платочек шерстяной.
Та нисколько не строптива:
Губку прикусив, сидит,
Ожидает терпеливо;
Чёлка рыжая торчит.
Как прекрасна эта тема:
Баня, женщина, весна —
Это целая поэма!
Женщина обнажена;
А глаза — великий Боже! —
В них небес весенних синь!
И нисколько не похожа
Мать на греческих богинь!
Это русская Венера!
Наша с головы до ног!
И повадки, и манеры
Не античны, видит Бог!
На солому хлопья снега —
И пушисты, и чисты! —
Падают в предбанник с неба,
Долетают с высоты.
Не совсем обычным Пластов
Перед нами предстаёт,
И в картинах он не часто
Наготу передаёт.
Но написана отлично,
Совершенно нагота.
А картина поэтична!
Не картина — красота!..
А. А. Пластов. Витя-подпасок. 1951
Иван Есаулков
В деревне родной Пластов долго прожил,
Жизнь односельчан хорошо изучил.
Его земляки есть на многих полотнах —
Позировать все соглашались охотно.
В картинах своих живописец людей
Писал: стариков, молодёжь и детей…
Прекрасной картиной любуется зритель:
Огромное стадо пасёт на ней Витя
И досыта должен его накормить,
А также от хищных зверей защитить.
Следить за животными мальчику надо —
В деревню под вечер вернуть целым стадо.
Подростку поэтому не до забав,
И видно, что он и умён, и лукав!
Вот он на лугу молча встал перед нами,
Задумчиво обозревая глазами
Открывшийся перед подпаском простор;
Спокоен, серьёзен у мальчика взор…
Но хмурая осень, играя на чувстве,
В него добавляет немножечко грусти!..
А. А. Пластов Купание коней. 1938 г
Иван Есаулков
Художник в детские года
Глядел частенько на коней,
И замечал он, как вода
Блестела ярко на спине.
И сочетались этот блеск
И блики солнца на воде…
Купание коней и плеск,
И громкий смех, и шум везде
В своей картине передать
Художник Пластов захотел…
Речная серебрится гладь.
Контрастны обнажённость тел
И тёмная животных шерсть.
Дорожка на воде легла —
И за собою всех, кто есть,
Она купаться позвала.
На лошадях своих сидят
Солдаты юные верхом,
А несколько солдат стоят;
Сияют брызги серебром —
Всё это привлекает взор!
А смех и шум сильней, сильней…
Движенье, молодость, задор
И… холст «Купание коней»!
А. А. Пластов Первый снег. 1946 г
Иван Есаулков
Выскочила спозаранку
На крыльцо избы сестрёнка.
Натянув на лоб ушанку,
Младший брат — за ней вдогонку.
Любит каждый человек
Посмотреть на первый снег!
С полунОчи до рассвета
Сыпал снег пушистый с неба.
Увидали утром дети
Из окошка шапки снега.
На крыльце они стоят
И во все глаза глядят.
В вальсе кружатся снежинки,
Даже чудятся мне звоны!
По заснеженной тропинке
Важно шествует ворона.
За детьми она следит:
Шевельнутся — улетит!
Снег пейзаж преображает —
Был тот мрачен, а стал ласков!
Детство нам напоминает
Полотном художник Пластов:
Кажется его пора
Завершилась лишь вчера!
Всё так близко и знакомо:
Палисад, берёза, птицы;
Я же выскочил из дома,
Чтобы снегом насладиться,
И хватаю я потом
Чистый снег раскрытым ртом!
А. А. Пластов. Сенокос. 1945
Иван Есаулков
Дуновенье ветерка.
Неумолчный птичий гомон.
Как мне эта жизнь близка,
С детских лет уже знакома!..
Не вернулись мужики,
На полях войны остались.
Бабы, дети, старики —
Вся работа им досталась!
На покос шли на заре
И работали привычно —
Вставших рядом косарей
Шаг синхронный и ритмичный!
Лето жаркое звенит,
А берёзки — словно свечи!
Поднимается в зенит
Солнце. Пташечки щебечут…
Старший брат, сестра и мать,
Я — ребёнок, но с граблями:
Очень рано понимать
Стал, как трудно с нами маме!
И, пока хорош денёк,
Всей семьёю на покосе.
Рядом косит старичок —
Отобьёт, поправит косы.
А потом зарод сметать
Каждый год сосед поможет.
Будет благодарна мать,
Мы «спасибо» скажем тоже!..
Как мне памятны до слёз
Эти годы! Я не скрою,
Что июльский сенокос
Вспоминаю я порою:
И гудение шмелей,
И берёз звенящий шелест…
Мне работу косарей
Вновь увидеть захотелось!..
А. А. Пластов Ужин трактористов. 1951 г
Иван Есаулков
Свежая пашня лежит перед нами,
Дышит вечерней прохладой земля.
Небо затянуто сплошь облаками.
Возле деревни повсюду поля.
Жаркое время. Погожее лето.
Пашут на тракторе поле с утра.
Залито всё красноватым отсветом,
И передышки настала пора —
Отдых короткий работникам нужен.
С фермы на поле девчонка пришла,
Хлеб с молоком трактористам на ужин,
Прямо на поле, она принесла.
Старая майка, потрёпанный ватник —
Вплоть до Берлина дошедший танкист,
Битвы, недавно оконченной, ратник, —
Режет старательно хлеб тракторист.
Дочка же им молоко наливает —
Льётся оно в миску струйкой тугой.
Мальчик-подручный лежит, отдыхает
И непрерывно следит за струёй.
Солнце заходит. Спускается вечер.
Горек травы и цветов аромат.
Все сидят молча. Нужны ли здесь речи,
В этот чудесный, прекрасный закат?
Запах ещё тепловатого хлеба.
Отдых короткий во время труда.
Свежая пашня. Просторное небо…
Родина наша, ты с нами всегда!..
А. А. Пластов. Фашист пролетел. 1942
Иван Есаулков
Картина волнует тебя и меня,
От гнева впадаем мы в шок…
В разгаре осеннего ясного дня
Фашистом убит пастушок.
Бандит хладнокровно его расстрелял,
И стадо овец и коров.
Мальчишка щекой к траве колкой припал,
На русых вихрах его кровь.
Лежит молчаливо среди сухих трав,
Над ним — стайка юных берёз.
И, к небу осеннему морду задрав,
Тоскливо завыл верный пёс.
Животные рядом с мальчонкой лежат —
И их расстрелял самолёт,
Быть может, минуту всего лишь назад,
А сам продолжает полёт.
Деревня видна вдалеке, зеленя
Виднеются, сена стожок…
В разгаре осеннего ясного дня
Фашистом убит пастушок.
Как грустен задумчивый этот пейзаж,
Берёзки листвой шелестят!..
Едва нам заметен чужой персонаж —
Летящий вдали супостат.
Мычанье коров и блеянье овец,
Пригорка желтеющий склон…
«Когда же наступит страданьям конец?!
Когда будет враг побеждён?!
Когда перестанем терять мы ребят,
Покончим с проклятой войной?!» —
Картина звучала тогда, как набат,
И всех призывала на бой!..

Первый снег. А. Пластов

 
Кира Костецкая
Деревня, пережившая войну,
Встречает дорогую тишину.
И первый снег безмолвию придаст
С недавними тревогами контраст.

Лети, лети на землю, свежий вздох,
Ложись у изб, у детских скорых ног,
Застывших в робком счастье пред тобой,
Труби о том, ворона, в свой гобой.

И ты, сорока, ветку раскачав,
Славь нежное во вскинутых очах
Мальчонки и девчушки на крыльце,
Забывшей, что она не в пальтеце,

А в лёгком летнем платье… ну и пусть.
Не знать бы больше, что такое грусть.
В преддверье зимних праздничных затей
Снег первый чист, как чувства у детей.

Пластов

Кондрат Припаркин

Пластов верил в Родину — святыню,
Это был великий реалист,
Не притворным был в просторе синем,
А писал с натуры каждый лист.

«Юность», «Лето», «Ужин трактористов», —
«Сенокос», «Родник», — святой покой …
Но уходит, с маршем реформистов,
Русь в полон, неведомо какой.

А. А. Пластов Стог раскрывают. 1935 г

Людмила Ведерникова 2
Зимы начало или осень поздняя.
Деревья голы, выпал белый снег.
Готов путь санный и дорога торная,
Обоз за сеном устремляет бег.

Спешат лошадки насладиться сеном,
Мужчины быстро нагружают воз.
Работа в сенокос была примерной.
Не помешал бы нынче Дед мороз.

Торопятся, хотя дела знакомы,
Граблями осыпь собирает дед.
Вот перевяжут сено и до дому
Поедет первый, все ему вослед.

А на стогу парнишка отдыхает,
Он сено вилами наряжен подавать.
И сверху за работой наблюдает-
Нет ветра, не морозит, благодать!

А рыжий пёсик здесь навёл порядок.
Хозяин! Звонко лает по полям:
«Не смейте близко подходить! Не надо!
Моё здесь стадо! Я отпор вам дам!»

Так не спеша, порядок соблюдая,
Увозят сено. Надо скот кормить.
Обоз уйдёт, а следом птичья стая
Рванёт сюда, остатки теребить.

А. А Пластов Фашист пролетел 1942 г
Людмила Ведерникова 2
 
«Есть такие картины, пока пишешь — наплачешься.»
А. А. Пластов
Картина тех далёких дней,
Когда враги на нас напали,
Когда над Родиной летали
И сыпали огонь смертей.
Над мирным полем вдоль дорог
Промчался гул войны и боли…
Среди берёз, что жизни полны,
Лежит сражённый пастушок.
Скотина, не поняв беду,
Уныло бродит по опушке.
Пёс, чуя страх, прижавши ушки,
Вдогонку стал грозить врагу.
Тогда закончилась война
Победою отцов и дедов!
И всех, ковавших ту Победу,
Мы чтим и помним имена!
Но слышим вновь орудий гром,
И погибают наши дети…
Когда мир будет на планете?
Когда согреется теплом?
Ужин трактористов. По картине А. Пластова
Людмила Ревенко
Краюху хлеба отломил,
И сдобрил молоком,
Обильно солью посолил,
Вот ужин и готов.
И дрожь уставших сильных рук
Нам издали видна,
Мотора тракторного звук
Заглох.
Лишь тишина
Над пашней можно и запеть —
Ты поднял целину!
И хлебу дружно зеленеть,
Чтоб лечь затем к столу,
Чтоб караваем возлежать
На завтрак молодцам,
Расти сынам на них, мужать,
Чтоб быть под стать отцам.

Картина. Пластов А. А. Летом

Михаил Дорин
На ветерке, в берёзовую тень,
Две труженицы, мать и дочка видно,
С грибной да ягодной добычею завидной
Передохнуть присели в летний день.

Сморило мать на собственной руке
И дочь склоняясь полудетским ликом
Над ягодой — сама, как земляника,
С головкой в дивном, маковом платке!

Сам-третий, пёс бдит с мордою на лапах,
А от грибов исходит дивный запах!
И по полянке, солнечной такой,
Цветы, цветы. . . Блаженство и покой! . .

Родник
Натали Наумова
Вот он — манящий лета рай,
Где солнца жар и свежесть ветра,
Где зелени безбрежный край
И юность светлым силуэтом.
Сияет простенький наряд —
Платок и платьице белёсы.
В них блики солнышка горят,
А по груди стекают косы.
В ведре купаются лучи,
Листочки тянутся к прохладе
И воздух, словно от печи,
Волной духмяной вдруг окатит.
Стоит девчонка у ключа.
Дугою гнётся коромысло
С водою на её плечах…
За край ведра слетают брызги.
По жёлобу, жгутом — вода.
Мостки от влаги потемнели…
Боса девчонка — не беда .
Загар, как золото, на теле…
А за мостками — глубина.
В ней синева российских ситцев…
Ах, лето! Ты позволь и нам
Из родников твоих напиться !
«Родник» Картина А. Пластова (1893 -1972г.)

Купание
 
Наталья Спасина 2

(по картине А.Пластова «Купание коней»)

Скажи, а ты бы смог сейчас вот так,
Июльским пеклом солнца обожжённый,
Так запросто, вольготно, обнажённо
Плескаться, изумрудным волнам в такт?!

На спинах шелковистых восседая
Послушных лошадей…да-да, верхом,
В ту водяную чашу, что без края,
С разбегу сигануть…и косяком

На отмели купаться разогретой,
Плыть в глубину по ленте золотой,
Рассеянного глянцем в волнах, света,
И, наслаждаясь детскою игрой,

Забыв на миг про взрослые заботы.
Лишь небо, солнце, кони и река,
Не слышно, как ворчит негромко ротный:
«Мальчишки…в путь…дорога далека…»

Лишь ржание коней, да брызг фонтан,
Да грив золотоносный ураган…

Луговое

Наталья Спасина 2

(по картине Аркадия Пластова «Покос»)

Время летнего покоса,
Обалденный травостой
Вдоль пригорка, где берёзы
Изумрудною листвой
Шевелят…пичужьи трели
Слышатся со всех сторон.
Небо солнечной купелью
Опрокинуто на склон
В разнотравья, разноцветья,
Луга праздничный ковёр,
В ароматные соцветья,
Заплетённые в узор
Удивительной окраски,
В двух словах не передать…
Если кратко- просто сказка,
А точнее- благодать!

Вьются бабочки и осы,
Жадно собирая мёд.
Пот ручьём стекает с носа,
Утирайся, и вперёд…
И поют волшебно косы,
Как скрипичная струна.
На лету сбивая росы,
Трав послушная волна
Плавно падает валками…
Возглавляя каждый шаг,
Правит трепетно косцами
Лета щедрая душа!

Первый снег

Наталья Спасина 2

(по картине А. Пластова)

Просыпайтесь, Миша! Маша!
Ну и сони! Боже мой!
Остальное всё не важно!
Поглядите, как украшен
Старый сад, деревьев башни,
Двор в каёмке вырезной!

Как укрыт забор и крыши!
Как укутана земля!
Распрядился мудрый свыше,
То сильней, то чуть потише,
Он плащом своим колышет,
Снегопадом веселя.

Нет, пока ещё не вьюжит
Вихрей белых кутерьма,
Только обновляет лужи,
Радостью, наполнив души,
В первозданном вальсе кружит
Долгожданная зима.

Степное

Наталья Спасина 2

(по картине А. Пластова Витя- подпасок)

Догорает заката румянец,
Ночь в степи необычно темна.
Чёрной птицей опустится в глянец
Позолоченных трав тишина.
А пока, тень с рассеянным светом
Поменяется с сумрачной мглой,
Стадо, так равнодушное к плети,
Вяло травы жуёт, и малой
В оттопыренной шапке-ушанке,
Что защитой от буйных ветров,
От колючей ночи-лихоманки,
Солнца пламени, что до основ,
Прожигает… по-взрослому, умно,
Рассуждает…с чудным говорком:

«Я ведь, чтоооооо…всё умеююю, не думай! »-
Ударяя небрежно хлыстом…
-«Целый день одному…надоело…
Счас бы енто… до речки, бегом,
Но батяня твердит, прежде дело,
Остальное нагонишь… потом.
А когдаааааааа? Уж сентябрь на исходе,
Две недели, как лето долой.
Хоть привольно сейчас на природе,
Что мне стадооо? Весь мир этот мой —
Степь, и звёзды — ночные колодцы…
Мне привычно подолгу пасти
Потерплю, мне-то что, я уж взрослый,
Не страшны ни ветра, ни дожди…
Не ко времени, ента натура,
Попозирую,только для Вас…»-

Улыбаются хитрым прищуром
Взросло-детские щёлочки глаз.

У костра

Наталья Спасина 2

(По картине Пластова «Костёр в поле»)

Усталые совсем сбивались мы гуртом,
И слушали рассказы, небылицы.
А пламя от костра плясало над гуртом,
Отсвечивая бабочками в лицах.

Осенняя земля остатками тепла
Делилась неохотно, осторожно,
Но вот огонь почти сгорел уже дотла,
Теперь в золу картошку бросить можно.

Возможно, это вам покажется смешным,
Наивность, от нее, куда нам деться?!
Но, я люблю костра осенний горький дым,
Печёную картошку, запах детства.

Наверное, у всех ген памяти в крови,
А, может, виноваты хромосомы?!
Я детству признаюсь в своей большой любви,
И детству, и родительскому дому…

А дым, как плотный столб, то стелется к земле,
То тянется над полем парусами…
Картофельный десерт…его вкуснее нет!
Попробуйте, и удивитесь сами!

У родника

Наталья Спасина 2

(по картине А.Пластова)

За водой спешу к колодцу,
Нет, вернее…к роднику…
Солнце радостно смеётся
Встреченному ветерку.
Спорит ласково вдогонку
Переменчивый февраль.
Тени кисточкою тонкой
Чертят палочки…в спираль
Снег узорными следами
Заплетает кружева…
Ах, водица…вёдра сами
Не хотят идти, едва
Я на четверть отступила,
Вдруг гляжу: И правда, он!
На побывку едет милый,
Сквозь березник, через склон
Приближаясь торной тропкой,
Сердце встало, не стучит…
Смотрим друг на друга робко,
Просто смотрим и молчим.

Так стояли бы до ночи,
Кабы…если не зима.
Лишь одно я знаю точно:
— От него я без ума! —

Юность

Наталья Спасина 2
 
(по картине А.Пластова)

В изумрудных разливах пшеницы
Колос славный, почти налитой,
В луговом разнотравье томится,
Рассыпая пыльцу, зверобой…

Одуванчик раскрыл парашюты,
Только дунь, он уже полетел…
Ах, как сладостны эти минуты,
Что дают отдышаться от дел.

Над межой удивлённая птица
Всполошилась…ликует жара,
Сладко-сладко на солнышке спится,
Прогуляешь когда до утра.

-Бобик! Смолкни, балбес окаянный,
Всё бы лаять тебе, да скакать!
Подремлю пять минуток, и встану,
И помчимся валки разгребать…

Сено к вечеру, верно, просохнет…
Смежу веки…и снится она!-
Луг окрестный в безмолвии глохнет,
Подарив капли сладкого сна…

А. А. Пластов. Кружка молока

Ольга Суслова
Рано утро, на рассвете,
Когда всё стоит в росе,
Когда спят в кроватке дети,
Луг коров зовёт к себе.

Целый день бурёнки летом,
Угощаются травой —
Эта главная диета,
А потом, идут домой.

Для кормилицы хозяйка
Собрала капустный лист.
Выручает часто грядка —
Без неё не обойтись.

И подойник почти полный,
Устаёт доить рука.
А сынишка сам, свободно,
Выпьет кружку молока.

Подставляет её чадо —
Струйка тёплая бежит.
Примостился котик рядом
И с надеждою урчит.

Напоить телёнка тоже,
Не забудут молоком.
Терпеливо ждёт он всё же —
Запах так ему знаком.

А. А. Пластов. Летом
Ольга Суслова
Солнце на поляне в глянцевой истоме.
Льётся терпкий запах перегретых трав.
Ветерок ленивый в полусонной дрёме
Выбирает место средь младых дубрав.

Укрывают тенью белые берёзы
Двух уставших спутниц в полдень, от жары.
Под платком покрытым спрятанные косы,
Не дают покоя только комары.

Заиграет солнце бликами с рассветом –
Надо не лениться, собирать добро.
Не напрасно манит щедрость леса летом —
Полная корзинка, внучкино ведро.

Белый гриб, опята, в кувшине малина —
До чего душиста и сладка, как мёд!
И в семье она детворой любима –
Будет детям малым ягодный компот.

Верная дворняга спит у ног девчушки.
Роем пчёлы кружат, слышно звон цикад.
Рядом над поляной счёт ведёт кукушка,
Голубой на поле от цветенья взгляд.

А. А. Пластов. Первый снег

Ольга Суслова
Торопливо дети, рано,
Выбегают на крыльцо.
Что случилось так нежданно,
В этот час, в конце концов?

Что же так ребят волнует,
От затеи этой всей?
— Это зимушка колдует
За порогом, у дверей!

Первый снег так взбудоражил,
И одевшись, на бегу,
Удивились вдруг пейзажу,
Не во сне, а на яву!

А снежок, как из лукошка,
Засыпает всё село.
Не видать, совсем, дорожки,
Лужа стала, как стекло.

Неожиданно, как в сказке
Изменилось всё кругом.
Стали белыми все краски —
Будто двор накрыт платком.

Ну, а белый пух, лебяжий,
Сыплет крошевом с небес,
И ворона к снегу даже
Проявила интерес.

А А Пластов Сенокос

Ольга Суслова

Разливает аромат
Цвет Иван-да-Марья.
Солнца луч на лист попал,
С ветерком играя.

Зори ясные зовут
На луга цветные.
Косарей умелых ждут
Травы наливные.

А в работе вся семья —
Дружно, без сомненья,
Косят пёстрый луг не зря —
Для зимы спасенье!

Легкий, быстрый взмах косы,
— Погоди, усталость!
Лишь бы не было грозы —
День косить осталось.

Сенокосная пора —
Русь родная в поле!
Не жалеют серебра
Росы на просторе.

Запах стойкий на лугах
Травушек душистых,
Остаётся на губах
Перлом золотистым.

В галерее
Татьяна Эйхман
 
Аркадию Пластову
Вот здесь, за стогами — Россия
В огромной копне облаков.
…Ступая ногами босыми,
Пастух охраняет коров.
Трава поклоняется солнцу,
Колючие стебли, цветы,
А в улице дальней — оконце,
Избёнка без городьбы…
Здесь воздух раскрашен до боли
Мазками из пластовских грёз
О русском просторе и воле,
О поле с каймою берёз…
Лиловое облако — Врубель?
Иль Рембрандт вершит светотень?
Что Русь золотую погубит?
И долго ль над ней будет день?
Он холст покрывал небелёный
То синим, то красным , и вдруг
Прокладывал краской зелёной
Овал и темнеющий круг…
Земля колыхалась, дышала,
Держала людей на спине,
О мире она вопрошала,
Стараясь забыть о войне…
А он в изумленьи над смыслом
Её непонятной судьбы,
Писал то стада в поле мглистом,
То рухнувший стан городьбы.
Мечтаю, полотна собрать бы
И думы творца предъявить!
Поймём ли, что все люди — братья,
И нечего в мире делить?
Жатва Пластова
Татьяна Эйхман
«О, Боже, дай мне год ещё»
Он сел, вздыхая, у копны.
В тылу над золотым жнивьём
Не слышно грохота войны.
И стариковская рука
Погладила вихры мальца.
Глаза прикрыл, издалека
Увидеть бы его отца,
Сказать ему: «Терплю пока,
А ты воюй, мой сын, дерись!
С внучонком терпим. Нелегка
И непроста в деревне жизнь…
О, Боже, мне ещё бы год!»
— Ковригу хлеба резать стал —
« А там внучонок подрастёт!»
« Я, деда, и сейчас не мал,
Могу серпом и молотком,
Вперёд тебя косить бегу!»
Из крынки тягостным глотком
Старик отпил, но молоку
Не рад, и протянул сосуд
Мальчонке, ведь ему расти.
«О, Боже! Отодвинь твой суд!
И душу грешную прости»
«Ну, что перекусили, друг,
Пора вставать, работа ждёт…»
За кругом — круг, за кругом — круг,
За годом — год, за годом- год…
«О, Боже!» Дед, а рядом боль…
Бушует на фронтах война.
Далёк ещё победный бой…
Дед знал, что победит страна.
Эта картина одна из самых пронзительных, отображающих силу народную, она выставлена в Третьяковской галерее. Художник Аркадий Пластов закончил писать её в 1945г.
На родине Аркадия Пластова
Татьяна Эйхман
 
Аркадий Пластов — Народный художник СССР(31.01.1893 г — 12 мая 1972 г)
Премия имени советского художника Аркадия Пластова, вручаемая в области изобразительного искусства,  стала международной, сообщает ИТАР-ТАСС . 
По Прислонихе утром ранним
Пройди. Машины мимо мчат…
Горят в окошечке герани.
Коровы сонные мычат.
Сады под белым палантином…
Рассвет над лесом свеж и ал.
Он здесь творил свои картины.
Он красоту нам завещал.
Улавливая суть мгновений,
Писал детей и их отцов…
Он сам — источник вдохновений
Для многих будущих творцов.
Полотна — вязь иносказаний?
В них — правда жизни, мысли новь…
Он стал примером подражаний,
Он к творчеству зажёг любовь,
Через столетия и годы
От пластовской стихии чувств
Родятся новые работы
В чудесных сферах всех искусств.