Битва за Берлин

Битва за Берлин

Меня убили в Берлине

Александр Демидов 9

Весна, апрель, Берлин, конец войны,
Воронки, копоть, стены в рваных ранах.
Прошёл с боями через три страны,
Лежал в снегах, тонул на переправах,

А сколько было вырыто земли,
Ладони все в мозолях от лопаты,
Легли в неё товарищи мои,
Простые парни, русские солдаты.

Они лежат, а я пока живой,
По их могилам путь найдёшь обратно,
Надеюсь, что теперь вернусь домой,
Хотя и был прошит из автомата,

Ведь дома ждут детишки, мать, жена,
Я часто перечитываю письма.
Стоит в глазах родная сторона:
Наш сад и тучка, что над ним нависла,

Уже готова к пахоте земля,
Согрелась, млеет под весенним солнцем,
А там, польются трели соловья,
Черёмуха запахнет под оконцем.

Команда лейтенанта: «К бою, взвод»,
На крыше группа немцев с пулемётом,
Простреливает площадь, не даёт
Идти вперед к Рейхстагу, нашим ротам.

Удобная позиция у них,
Видна вся площадь, словно на ладони,
Как только пулемёт на миг затих,
Услышал — за углом, товарищ стонет.

В боях он выручал меня не раз,
С ним вместе пол — Европы прошагали,
Могли б об этом написать рассказ,
Как мы четыре года воевали.

Я выглянул, он раненый лежит,
А рядом лошадь пегая убита,
Подумал: « Сам сюда не добежит —
Колено пулей на куски разбито».

И снова заработал пулемёт,
Шальная смерть по воздуху летает,
Нам выглянуть на площадь не даёт,
А мой товарищ кровью истекает.

Я жду, когда замолкнет пулемёт,
Фриц должен ленту новую заправить,
На смелость и удачу весь расчёт,
Ведь друга не могу в беде оставить.

С десяток метров протащил его,
Вот угол и спасенье наше близко,
Лицо от напряжения свело,
Вдруг — небо закрутилось чёрным диском.

Мелькнула мысль: « Не видеть мне села,
В чужой земле товарищи схоронят,
Родные дети и моя жена,
К могиле не придут и не повоют,

Старуха — мать не выдержит — умрёт,
Жена, наверно, жизнь свою устроит
И время память обо мне сотрёт,
Как пыль, дождём осенним, с окон смоет».

Битва за Берлин

Анатолий Пименов

За каждый посёлок, деревню и град!
За братьев моих — за таких же солдат!
За Керчь, Севастополь, родной Сталинград,
Войной превращенный в заброшенный ад,
За Брест, за Москву, и, конечно, семью —
Сегодня у въезда на танке стою.
Сегодня за то, что топили в метро
Вы граждан своих, ухмыляясь хитро,
А я выносил на поверхность детей
Чужих, потерявши часть жизни своей.
За три экипажа, семнадцать бойцов,
Застреленных в поле сынов и отцов,
За то, что спустилась не вовремя ночь,
Стреляю вперёд за погибшую дочь!
Стоял возле Курска, на крыше Дахау,
Я видеть мечтаю средь мёртвых нахала,
Мой танк воет в голос — опять поражён,
И пусть он немного огнём обожжён,
Мы целое, мы ещё в силах стрелять
И кровь у фашистских солдат выпускать!
Прорвались, радист молодой мой убит,
Душа полетела на небо как спирт,
До капли под солнцем в огне испарясь,
Но всё же конца своего не боясь…
Я вижу, уже отползает мой враг,
Егоров поставил заветный наш флаг,
Лишь молча к востоку с тоской обернусь,
Пройду всё опять, только точно вернусь!

Перед штурмом

Анатолий Пименов

Танки маршала окружений
После нескольких сот сражений
Встали строем зелёным, длинным
На окраине у Берлина…

ИС второй захрипел потёртый,
Тяжелее тридцатьчетвёрки,
Конев принял удар на грудь,
Отрубив подкрепленьям путь.

Чтобы Жуков вперёд прорвался,
Чтобы общий противник сдался,
Чтоб за Волгу и за Освенцим
Рассчитались фашисты-немцы.

С первым выстрелом исполинов
Содрогнулась душа Берлина,
Танки встретились, по их следу
Приближалась одна ПОБЕДА!

У стен рейхстага

Байкина Нина

Еще выстрелы здесь слышны,
но уже на ступенях тесно,
«Мы из Брянска! «, «Мы из Москвы»,
«Мы из Минска!», » Мы из Одессы!»

Не хватает солдатам стен,
Где бы выплеснулась их сила:
«Мы пришли сюда лишь за тем,
Чтоб Германия к нам не ходила!»

Знамя Победы

Валентина Полянина

А до победы лишь только шаг,
А до победы совсем немного,
Но всё коварней и злее враг…
Всё тяжелее в Берлин дорога.

Но за спиною наш Сталинград,
Но за спиною у вас Россия,
Ты закалённый в боях солдат,
В твоих победах и крепла сила.

Ещё один лишь последний шаг…
Солдат заждались родные пашни!
Не все узнают…Что взят Рейхстаг!
Что реет знамя Победы нашей!

У стен Рейхстага

Владимир Украинский

Война! Четыре страшных года
Сквозь пот и кровь к Победе шли,
Боль поражений и невзгоды
Не стерли нас с лица Земли.

Остановив под Сталинградом
Фашистской нечисти поток,
Заставили нацистских гадов
Забыть про «Натиск на Восток».*

Не сразу, жестко шаг за шагом
Врага теснили.
Впереди
Курск, Киев, Будапешт и Прага —
Этапы славного пути.

Европе принесли свободу,
Повержен кровожадный враг!
И стяг советского народа
Украсил вражеский рейхстаг.

«Катюшу» пели, ликовали
У стен фашистского гнезда,
На «Лейку» всех друзей снимали
Чтоб не забыть их никогда!

Стреляли в воздух и плясали,
Веселье, радость, смеха звон,
Свои фамилии вписали
В цемент рейхстаговских колонн.

Встречала майская погода
Нас, победителей войны.
Мать-Родина, через четыре года
Сюда пришли твои сыны!

* «Натиск на восток» — нем. «Drang nach Osten»

На Берлин

Вячеслав Коробейников-Донской
Идёт, пылит пехота,
Держа на Запад путь.
Уже давно охота
Прилечь и отдохнуть,

Перемотать портянки,
Цигарку раскурить,
Под песню коноплянки
За жизнь поговорить.

Но в нашего комбата
Вселился будто чёрт,
Орёт: «Давай, ребята,
Нас с вами слава ждёт!

Коль повезёт немного,
Готовь медалям грудь,
А тем, кто должен Богу,
В рай не заказан путь!»

И мы шагаем рядом,
Стирая едкий пот,
Перебирая матом
Весь гитлеровский сброд.

Пусть поикают малость,
Поджав в Берлине хвост.
До логова осталось
Каких-то сорок вёрст

Взятие рейхстага

Галина Римская

Ерёменко и Савенков, вам в руки флаг, пора!
Снаряды рвутся, и батальон пошёл в атаку,
“Вперёд, за Родину, вперёд, за Сталина! Ура!!!”
На штурм! Огонь и копоть, и всё покрыто мраком.

Осталось метров сто, раненье в голову, прикрой!
Перевязал себя Ерёменко, пополз быстрее,
Увидев белую повязку, фашисты навели огонь,
Ерёменко сорвал бинты, прикроет батарея.

Флаг водружён, но купол весь разбит, он без стекла,
Свистят осколки, везде пожар, лютует пламя,
Вид жуткий, чёрный весь и в саже, сплошная мгла,
Попытка третья, приказ — наверх, на купол знамя.

А в здании идут бои, шесть немцев Иванов
Скрутил одновременно, парламентёры-немцы
Пытались выкурить, и поползли из всех углов.
Ребятки наши — все герои — им задАли перцу.

Град огненный лился, шинель сгорела, расползлась,
Приказ — в атаку! На площади рвались снаряды,
Четвёртая попытка героям нашим удалась,
Егоров и Кантария, и Берест — на куполе рейхстага.

По рёбрам купола они на крышу поднялись,
И, привязав чехлом покрепче наше знамя,
Вошли в историю, в бессмертие влились,
Полковник Зинченко их встретил и назвал сынами.

Погибших похоронят на крутом холме,
Им видно будет всё сражение оттуда,
И эхом отдаётся звук Победы в вышине,
Спасли вы мир, Ваш подвиг не забудут.

А снимок Тёмина рейхстага с знаменем войдёт в века,
Чтоб русский дух победы прославлялся вечно,
Вот только жаль, что искажают память иногда,
Героев забывают, их слава быстротечна.

Штурм Рейхстага 1мая, 1945г

Галкин Юрий Анатольевич

На Шпрее Берлин, смогом смрадным окутан,
Вдоль берега стелется влажный туман,
Неясно Рейхстаг, этим пасмурным утром,
«Мрачнеет провалом зияющих ран».

Нацелены в здание сотни орудий,
За крепкими стенами части СС,
Для штурма простые советские люди,
Имеют трёхкратный к врагу перевес.

В последние дни всё страшнее атаки,
Не хочет никто в эти дни погибать —
«Семья ждёт защитника, в сельском бараке —
Глаза все проплакала старая мать».

А здесь вдоль Рейхстага стволы миномётов,
И насмерть эсесовцы будут стоять,
И к бою готовится наша пехота,
Чтоб главную их, цитадель штурмовать.

Шли наши стрелки из Гвардейских дивизий,
Развёрнутым строем, под их пулемёт,
И как в сорок первом служили Отчизне,
И как под Москвой «не жалели живот».

Разгромными залпами наших орудий,
Окутан пожаром весь нижний этаж,
Смешались обломки, осколки, и люди,
Враги отступают в подвальный блиндаж…..

Бьют в каждый аршин разрывные заряды —
«Металл, искореженный, землю покрыл»,
Везде за рекой слышен гул канонады —
И вспять, безнадёжно СС отступил….

Трепещут на здании красные флаги —
Которые наспех поставлены тут.
Являясь символикой нашей отваги,
«Под первый, стихийный, ружейный салют».

И флаг штурмовой, он же «Знамя Победы»
Дивизии с номером — «сто пятьдесят»,
Наверх водрузят опалённые деды,
За всех не вернувшихся с фронта солдат…..

Мы эту победу, «всем миром ковали» —
И сделан в войне завершающий шаг —
«Так вождь СССР, несгибаемый Сталин,
Швырнул на колени фашистский Рейхстаг».

Надпись на Рейхстаге


Иван Малов
— Победа! — как долгое эхо
Летит над простором Земли.
До главного бункера рейха
Солдаты Отчизны дошли.

Спасибо, армейский фотограф!
Я вижу: боец с котелком
Рукой правой пишет автограф,
Истории пишет автограф.
Винтовка в другой. Со штыком…

Знамя Победы

Кутышев Евгений

(эпизод Великой Отечественной войны – штурм Берлина и рейхстага)

От границы — к Висле, на Варшаву —
Третий рейх сжимался словно тень —
Армии в Берлин ворвались лавой,
Наступил расплаты судный день.

Серой, ощетинившись, громадой
Впереди виднелся рейхстаг…
Поддержать разведку, братцы, надо,
Водрузить победный красный стяг.

Штурм стремительный. Удары за ударом,
Артиллерия — осколочными в цель,
Танки сзади, здесь пехота «правит балом»,
Через площадь, устремляясь, в цитадель.

С кровью каждый шаг. На все атаки
Недобитые фашисты из эсэс
Огрызались с яростью собаки,
Смертный час нацистский чуял бес.

Этажами, между трупами петляя, —
До последнего держался сатана —
В рукопашную, бегом, на звук стреляем.
Всё закончилось. Повисла тишина…

На ступеньках закурили папиросы,
Вновь разносится неясная пальба.
Что случилось? — взглядами — вопросы.
Крики сквозь стрельбу: Ура! Ура-а-а!

Знамя красное над куполом рейхстага —
В серой дымке, развивалось в вышине.
Нет и не было у нас главнее флага
На Великой — за Отечество — войне.

Среди пепла и руин, в огне пожарищ
Над Берлином гордо реял на ветру…
И украдкою смахнул слезу товарищ —
Как мы ждали эту мирную весну.

За Победой шли четыре страшных года,
Каждый верил… И лелеяли в мечтах.
Сколько жизней отдавали за свободу,
«Смертью храбрых», погибая на фронтах.

В Ленинградскую блокаду в зимах долгих,
Дрались смело на Днепре и под Москвой,
Отстояли Сталинград, пройдя от Волги,
Через Одер на Берлин — в последний бой.

Пофамильно расписались на колоннах,
За друзей погибших, вставив, имена.
Для салютов не жалели гильз-патронов,
Чарку, выпив, по традиции — до дна.

В День Победы поклонитесь. Им навечно
Звёзды красные пусть светят над Кремлём,
К обелискам, у могил поставьте свечи,
Чтобы помнили всегда, пока живём!

Последняя высота

Кутышев Евгений

(эпизод войны — битва за Берлин. Зееловские высоты)

Дед, вздохнув, тайком перекрестился…
Ветеран, орденоносец, рядовой
Он за души не вернувшихся молился,
Говорил — мне показалось — сам с собой.

На дворе стоял апрель, год сорок пятый,
Полк пехотный — у Зееловских высот…
Незавидная, брат, долюшка солдата —
Для кого-то солнце утром не взойдёт.

Лейтенант нас вёл, совсем ещё мальчонка.
Залпы пушек разрывали тишину…,
Перебежками спасались — по воронкам,
Прижимаясь к каждой кочке и бугру.

Кто-то замертво упал, был кто-то ранен,
Поливали нас свинцом почти в упор,
Над горевшим блиндажом металось пламя,
Бесконечным показался косогор…

В лобовую — на прорыв — пошли в атаку,
И встречал нас градом пуль фашистский дот,
Рукопашная — в окопах… Лезли в драку…
Диким зверем задыхался пулемёт.

Командир — ползком, не прятался за спины,
Пистолет в руке и связка из гранат…
Не дождалась мать единственного сына,
Прикрывая, пожалел своих солдат.

Лёг парнишка молодой на амбразуру,
Он ценою своей жизни — наши спас.
Тут характер… Всё не спишешь на натуру.
Это — подвиг, понимаешь? Не приказ…

Разметали в пух и прах их оборону,
Вскоре танки подоспели, вскрыли брешь,
Штурмовые устремились батальоны,
На Берлинский, выскочив, рубеж.

Вот она, та, долгожданная победа,
Но такая она русская судьба,
Не поймёшь её, коль горюшка не ведал.
Дело — правое и вера — не слепа…

Роковая оказалась та высотка…
Гарь пожарищ… Синева, цвела весна…
Эх, обидно умирать… А вскоре — сводка,
Майским днём закончилась война.

У стен рейхстага


Николай Карачёв 2
Вдали ругнулся пулемёт и стих,
Снаряд прошепелявил в тишине.
Природа пишет красочный триптих:
Берлин,Победа и Конец войне.

Берлин в огне,в развалинах Берлин,
А на земле невестится весна.
И где-то рядом фрау и фрейлин,
Не потому ль солдату не до сна.

Кровь в жилах закипает и бурлит,
Аккордеон трофейный с ума сходит.
И настроению душа благоволИт,
Коль батальонный»Тёркин» хороводит.

Лишь стонут стены древнего Рейхстага
От топота некованых сапог.
И наш солдат-прожжённый бедолага
Поёт и пляшет, не жалея ног…

Шальной снаряд и тишина вокруг.
Ещё дымят края у той воронки.
И полетят из командирских рук
Родным и близким вести-похоронки.

На стенах побеждённого рейхстага

 
Николай Климкин
На стенах побеждённого рейхстага
Автограф оставляли в сорок пятом.
Писали долго имена и даты,
Фамилии друзей, погибших рядом.

Ещё гремели выстрелы в округе,
Ещё смотрели жители в испуге,
А дети, пережившие войну,
За хлебом потянулись в тишину.

И встал солдат с ребенком на руках.
Цвели сады и девушки вздыхали,
А в медсанбатах парни умирали
У растревоженного мира на глазах…

И похоронки долго ещё шли,
Но, не найдя на месте адресата,
Ложились на казённые столы
С наградами погибшего солдата.

Берлин 45-го года

Олег Бучнев

Залпами тысяч орудий распятый,
Берлин занавесился дымом и пылью.
Май долгожданный, год сорок пятый,
Победа расправила гордые крылья.

И реет она над разбитым рейхстагом,
Над маршалом реет и над солдатом,
Над виды видавшим простреленным флагом,
Что взвился над миром в году сорок пятом.

И небо терзают пальба и салюты,
И смешаны слезы с наркомовской водкой,
История пишется в эти минуты
Короткой строкой — совинформовской сводкой.

И с вечною силой, такою, как прежде,
Пророс сквозь металл, сквозь огонь и руины
Росток нашей веры, любви и надежды,
Пророс, чтобы стать, наконец, исполином!

Взятие Рейхстага

Соснин Илья Викторович

Сегодня курс дан на Берлин,
На взятие Рейхстага.
— Фашиста гада победим!-
Был слышен крик комбата.
В атаку русские пошли,
Земля вокруг дрожала.
Одни лишь пули впереди
Да грохот автомата.
За мир сражались мужики,
И вот пришла награда:
Победы знамя вознесли
Над чёртовым Рейхстагом!

6 просмотров
Обсуждение закрыто.