Пн. Июн 17th, 2024

Завод…

Аксаут

Завод. Как много в этом звуке
Напора, страсти и крови.
Большой работы просят руки,
Директор ждет большой любви.

И, невзирая на погоду,
Субботы, льготы, Новый Год,
Он ходит-бродит по заводу
И нас вперед ведет-бредет.

Не за почет, не за зарплату
В работе тонем с головой…
А он, мятежный, просит мата,
Как будто в мате есть покой.

Мы в жизни много чего стоим,
Мы вместе — нам неведом страх.
Мы наш, мы новый мир построим
На наших собственных костях.

Психолог бросит всех покоить.
Технолог — трахать вертолет.
Работа ждет своих героев.
Любовь директора найдет.

Любовь — совсем простое дело:
Увидеть, шумно промолчать,
Отдать работе душу, тело
И ничего в ответ не взять.
За так, приятель, твою мать.

Фабрика

Александр Артемьев 2
Скрипят тяжелые ворота,
На всех немыслимых ветрах,
Внутри пустыня и болото,
И всюду ржавчина и прах.Всё было слаженно и прочно,
Станки, подъемники, пресса,
Но обезлюдели бессрочно,
Его гиганты-корпуса.

Давно остались без работы,
Заслонки доменной печи,
В её остывшие пустоты,
Хранят металл и кирпичи.

Осенних сумерек завеса,
Хрустит разбитое стекло,
Здесь время славы и прогресса,
Давно бесследно истекло.

Гуляет ветер в кабинетах,
Играя ворохом бумаг,
Пылятся мебель и портреты,
А за окном густеет мрак.

Гигант индустрии

Нелли Вахрушева

Гигант индустрии, промышленный город,
Из груды металла, цехов и мостов,
Стоит, но развалится, кажется скоро,
Он судно большое, что без парусов…Он тонет, в пучине, событий грядущих,
Кругом экономия, брешь там и тут,
Народ превратился там, в малоимущих,
Копейки рабочим там платят за труд…

Все движется шагом почти черепашьим,
Замедлен процесс, все затихли и ждут,
Живут одним днем, вспоминая, вчерашний,
В надежде, что судно изменит маршрут…

Стоит, распростерся, дорогой бетонной,
Огромные трубы глядят в небосвод,
Казалось, что прибылью был он бездонной,
Вдруг сели на мель, надо плыть через брод…

Но сколько сменилось голов у начальства,
И сколько команд поменялось с тех пор,
Из планов он выпал давно государства,
Пустеет казна, каждый третий, был вор…

Он выстоял даже в нелегкое время,
И в годы военные, плавил метал,
Подьем производства и было стремление,
Сейчас почему то повсюду — развал…

Устало вздыхают, прокатные станы,
Почти доживают не легкий свой век,
Все реже пролетные движутся краны,
Давно запчастей к этой рухляди нет.

Сочится вода, трубопровод ржавеет,
Пыхтит тепловоз на разбитых путях,
И в то что наладиться все, мало верят,
Латают пробоины, лишь второпях….

Приборы стоят по полвека и больше,
Огромные трещины в стенах цехов,
Дырявые крыши, приветствуют дождик,
В оранжевых дверях все больше замков…

Одно остается, белить все бордюры,
Деревья пилить и кусты подстригать,
Пусть пушки стреляют, чугунные урны,
И так бесконечно, опять и опять…

Косить до беспамятства, делать уборку,
Картонные окна на стены лепить,
Но жаль маловато от этого толку,
И легче не станет от этого жить…

И только охрана, надеясь на что-то,
Металлоискателем машет весь день,
Мечтая поймать напоследок кого-то,
Пакеты и сумки «шерстить» им не лень…

Громада железа 

Нелли Вахрушева

Громада железа, завод, производство,
Всё к городу ближе в него прорастает,
В нём жизнью своею живёт руководство,
Отдельно от всех работяг, процветая.

Он дышит на город, как змей трёхголовый,
Остатками копоти, дымом и смрадом,
Почти не осталось людей там здоровых,
Особенно ночью всех травит он ядом.

И роза ветров никого не спасает,
Всё в почву осядет и выплывет снова,
Трава, почернев у дорог засыхает,
И вонь постоянно стоит рядом с домом.

На вид всё спокойно и вроде бы чисто,
Но вирусы косят детей и подростков,
С проверками только всё гладко и быстро,
В Столице сидит и живет руководство.

Не бедно не худо, качают с завода,
Огромные деньги, и даже сверх прибыль,
Работают люди, завод рядом с домом,
Всю жизнь кто-то пашет, посмертно, кто выбыл.

И тянут громаду, она дом и крыша,
Полвека прошло, город рядом построен,
Сменился хозяин, не видя не слыша,
А главное, чтобы клиент был доволен.

И бизнес важней, чем какие-то люди,
Работников много толпятся там разных,
А кто не доволен, уволят и ладно,
Китайцев наймут, работяг, безотказных.

Зарплату повысить? На это нет денег!!
Ведь как-то живут, худо, бедно, протянут,
Не в деньгах же счастье, пусть главное верят,
Бывают и хуже живут в других странах.

Прогнулась твердь моей родной земли…

Сергей Хомутов Рыбинск

Прогнулась твердь моей родной земли,
И закачались временнЫе своды, —
Как тысячи «Титаников», ушли
В небытие огромные заводы.И горько мне от новостей таких,
В своем цинизме слишком откровенных :
Снимают на руинах заводских
Картины из времен послевоенных.

И не представит, видно, режиссер,
Показывая то, как было скверно,
Что здесь мы жили, да и до сих пор
Живем, и будем жить еще, наверно.

И чуждо нам нелепое кино,
Мы прошлое иначе вспоминаем.
…У проходной, которой нет давно,
Друзьям всё так же руки пожимаем.

Конвейер

Тамара Евлаш

Вы наверно замечали
На своих велосипедах,
Цепь вращается так быстро
Зацепляясь за зубцы.
Тот же принцип у конвейера,
Только вместо цепи лента
И широкая довольно,
Скреплены её концы.
И вращают эту ленту
Два огромных барабана.
На заводах применяется,
На фабриках всегда.
Прилетевшим пассажирам
Доставляет чемоданы.
Входим в зал багаж с конвейера
Забираем без труда.
А на лестнице-чудеснице
В метро ну кто не ездил.
Но на ленте той ступеньки,
Чтобы нам на них стоять.
А под ними барабаны,
Ленту медленно вращают.
Вниз одну спустить стремятся,
А другую вверх поднять.

Завод

Трошин Борис Александрович

Грубая сила труда.
За-вод.
Пахнет железом вода.
За-вод.
В стенах крошится кирпич.
За-вод.
На пьедестале Ильич.
За — вод.
Дым из котельной и пар.
За — вод.
Копоть — рабочий нектар.
За — вод.
Смазка. Мазут. И ржавьё.
За — вод
Кто виноват? Жидовьё.
За — вод.
Идол свой круг завершил.
За — вод.
Идол за нас согрешил.
За — вод.
Идол нас в сети завлёк
За — вод.
Рубим ему уголёк.
За — вод.
Любим рубить сгоряча.
За — вод.
Кукиш в штанах Ильича.
За — вод.
Смена пришла и домой.
За — вод.
Господи! Боже ты мо-о-ой!!!