Тарханы

Тарханы

Тарханы — российский музей-заповедник, усадьба любимой бабушки поэта Михаила Лермонтова, Елизаветы Арсеньевой, урождённой Столыпиной. В Тарханах Лермонтов провёл свои детские годы. Усадьба расположена в селе Лермонтово (ранее это село называлось «Тарханы») Белинского района Пензенской области.
Заповедная зона находится в 100 км от города Пенза. Движение проводится по трассе Пенза — Тамбов. 
 
Приди в Тарханы
Александр Танцырев
1. Российское село, каких немало
Отмечено счастливою судьбой,
Здесь связь веков в величье небывалом
Предстанет наяву перед тобой,
Но чтоб принять с любовью землю эту,
От суеты ненужной отстранись —
Приди в Тарханы, поклонись поэту,
Душой к святыне русской прикоснись.
Здесь так лазурна неба высь,
И так луга благоуханны,
Здесь в сердце каждого слились
Россия, Лермонтов, Тарханы.
2. Я прихожу сюда, к своим истокам,
Где правдой дышит вечная строка,
Где вечен дух поэзии высокой
Великого поэта — земляка.
Идя навстречу радостному свету,
В любви родному краю объяснись —
Приди в Тарханы, поклонись поэту,
Душой к святыне русской прикоснись.
И льются, льются с высоты
Слова заветные, простые,
Неразделимы и чисты:
Тарханы, Лермонтов, Россия.
3, Над Пензенской землёй неугасимо
Горит его звезда, пронзая тьму,
И едет благодарная Россия
В село Тарханы к сыну своему.
И ты с бессмертной гордостью планеты,
Как с близким человеком, породнись —
Приди в Тарханы, поклонись поэту,
Душой к святыне русской прикоснись.
Здесь так лазурны неба высь,
И так луга благоуханны,
Здесь в сердце каждого слились
Россия, Лермонтов, Тарханы.
Тарханы
Анна Донцова
Вдаль уносится дорога,
Рядом прочь бегут поля,
В ярких красках вдоль дороги
Мчится лесополоса.
Над бескрайними полями —
Голубая даль небес…
Лес сменяется холмами,
За холмами снова лес.
Ржавым палевом болота
Вдруг сменилась чернь полей…
Пробегают мимо села —
Вехи родины моей.
Светит солнце над полями.
Облака несутся вдаль.
Едем… Едем мы в Тарханы,
Погрузиться чтобы в старь…
Средь бескрайнего простора,
В глубине степных равнин
Есть усадьба — суть Тарханы,
Лермонтов здесь рос и жил.
Парк огромный в круг усадьбы
И прекрасные пруды.
В парке — лавочки, беседки,
Через пруд легли мосты.
В заповеднике Тарханы
Время будто замерло.
Там усадьба и постройки —
Все, как встарь сохранено.
В комнатах стоят диваны,
Книги спрятались в шкафах,
На стенах картины в рамах,
Вазы, свечи на столах.
Краски, перья и альбомы,
Рукопись стихов, фарфор,
Недоигранные ноты,
Еле слышный шорох штор…
И в людских все сохранилось,
Так, как было в те века —
Прялка, люлька, печь, кувшины
И рожок для молока.
На полатях спали дети,
На печи отец и мать.
Пряли пряжу у окошка,
На станке холстину ткали.
В воскресенье на обедню
Шли в церквушку близ, в село.
В честь поэта то селенье
Лермонтовым названо.
В той церквушке и поныне
Есть часовенка одна,
В ней с почтением великим
Вся семья погребена…
Пробегает мимо время,
За годами мчат года,
А в Тарханах все застыло
В ожиданье навсегда…

Тарханы

Валентина Белова 3

Нарушит утро сон полей,
И россыпь огненных лучей
Сверкнёт в воде то тут, то там,
И в трёх прудах вокруг Тархан.

Здесь красоты неотразимой
Поют желтеющие нивы,
А в роще нежный и душистый
Кивает ландыш серебристый.

И дуб роскошный зеленея,
От солнца ласкового млея,
Склоняя ветви над землёй,
Шумит зелёною листвой.

Вот так же много лет назад
Блуждал здесь Лермонтова взгляд.
Он в полумраке при свечах
Опишет всё в своих стихах.

Как среди трав и пышных роз,
Любимцем бабушки он рос.
И как в тархановских садах

В усадьбе скромной,в отдаленье,
Где все тарханили в селенье,
Мальчишкой Байрона читал
И маслом горы рисовал.

Мелькали дни своим порядком.
Не всё, конечно, было гладко.
Поэт печали с детства знал:
Их дух всегда его терзал.

Боялся что-то не успеть,
Желая многое воспеть.
В родных местах уснуть мечтал
И свою гибель предсказал.

Мы посетили этот край!
Нам показалось – вот он, рай,
В котором гений обитал
И стих его торжествовал.

Я снова в Тарханах…
Валентина Щугорева
 
«Чтоб всю ночь, весь день мой слух лелея,
про любовь мне сладкий голос пел.
Надо мной чтоб вечно зеленея
темный дуб склонялся и шумел.» *
М. Ю. Лермонтов
Я снова памятью в Тарханах. Пруд как стекло под солнцем лета.
И мальвы словно богдыханы. Приют великого Поэта.
За церковью сверну налево, пройду недолгий путь к ограде,
где выстроились вдоль аллеи деревья будто на параде.
Иду и все ищу глазами тот дуб, что пал от урагана.
Он где-то рядом. Дождь слезами омыл листву. Как стон органа,
душа стремится ввысь и с дрожью внимает звукам поднебесья.
Ну вот… Нашла. Мороз по коже. Лежит, как памятник той песне,
той жизни яркой, но короткой… А рядом — юный дуб корнями
обнял его печально, кротко и устремился вверх за днями
блаженства детства сквозь сиротство души, парящей над веками,
поверженной… Какое сходство и с Демоном, и с облаками —
в их бесприютности безбрежной, в их одиночестве бездонном!
Я снова здесь. Покой и нежность.
Святая русская бездомность…
*Дуб, по преданию посаженный Михаилом Юрьевичем Лермонтовым, погиб во время урагана 11 июня 1995 года. На месте, где он рос, служащие музея-заповедника великого русского поэта в
Тарханах создали уникальный мемориал: часть рухнувшего дуба лежит в ограде, а рядом растет молодой дубок.
Лермонтов-Тарханы 2015
Геннадий Толузаков
В вечность канули тираны
Да и мир уже другой,
Только милые Тарханы
Берегут здесь образ твой.
Сколько воздуха, простора,
Тот же пруд и косогор,
И природа здесь без спора
Твой свидетель до сих пор.
Проницательный, мятежный,
В сердце Лермонтов проник.
Путь поэта неизбежный.
Для потомков ты велик.
Под твоим пером картины,
Под твоим пером стихи,
Музыкальные глубины,
Одиночества грехи.
Ты талантлив многогранно,
Но холодный лунный свет
Напророчит здесь в Тарханах:
Ждет тебя семейный склеп.
И спешит рука поэта,
Буре жертвуя покой,
В паутине интернета
Отзовешься ты строкой.
Лермонтовские святыни. Тарханы
Елена Николаевна Егорова
И вижу я себя ребёнком, и кругом
Родные всё места: высокий барский дом
И сад с разрушенной теплицей…
М. Ю. Лермонтов
Голубые звёздочки цикорий
Рассыпает средь тарханских трав.
Ветерок гуляет на просторе,
Затихая в зелени дубрав.
Облака, как витязи из сказки,
Друг за дружкой уплывают вдаль.
Солнце согревает летней лаской
Венчики махровых ярких мальв,
Отражаясь в чистых росных каплях.
Степь яснеет в утренних лучах.
На большом пруду проснулись цапли,
Гуси проплывают, гогоча…
Как пером начертаны гусиным
На полотнах водяных зыбей —
Лермонтовский дом и сад старинный,
Золотые маковки церквей.
Нежно утро гения взлелеяв,
Этот сад доныне тем и жив.
Близ теплицы в вековых аллеях
Чудных песен слышится мотив.
Поверяя радости-печали
Струям вод, деревьям и цветкам,
Мальчик рос, душа его крепчала,
Чтоб процвесть стихами на века.
Тарханы
 
Елена Ярина
Тарханы. Милый уголок.
Тут вырос Он, и видит бог,
С рождения, то не секрет,
Провел здесь половину лет.
Всем бабушка была для внука.
О, нежности, любви наука.
Однажды, потерявши дочь,
Старалась внуку всё помочь.
Заботу на себя взяла,
Свой крест пожизненно несла.
И Мише заменила мать.
Ей нужно должное отдать.
Какие мысли, чувства, силы…
Она его всегда любила,
Была опорой и поддержкой,
А Он — любимцем и надеждой.
Тарханы — сколько в звуке этом?
Увы, ничто не канет в Лету.
И память многое хранит,
Лишь время тройкою летит,
Минуя версты, дали, годы,
Но, несомненно, для народа
Они останутся святыней.
Здесь каждый знает его имя.
И похоронен тут навек
Судьбы великой Человек.
И помнит дом — родной чертог
Его шаги. И дай-то Бог,
Чтоб внуки наши память чтили,
Стихи его как мы любили,
Учили строки наизусть.
Всё будет так, вам в том клянусь.
И дух его витает здесь.
Наверно, в этом что-то есть.
Я снова том стихов открою
И перечту… судьба героя.
Как много написал Он здесь.
И кабинет в усадьбе есть.
Его рисунки и портреты,
Его стихи, перо Поэта,
Рояль, библиотека, стол…
Как быстро к славе он пришел
И покорил, в том нет сомнений,
Дар божий, чудо, русский гений…
Усадьба, парк, старинный сад.
Тут побывать был каждый рад.
Здесь столько хожено дорог…
Храни, Господь, сей уголок.
Тарханы… тарханы… тарханы…
Лариса Яшина
Не объехать за жизнь все края, города,
Но нельзя не узнать землю эту:
Здесь любая тропинка, травинка горда,
Здесь и юность и Вечность поэта!
Не в музейные дни,
Когда долг — господин,
А любой — экскурсант, и не боле,
Вы придите к поэту один на один
И к щемящей прислушайтесь боли!
Суетливость и зависть приняв за недуг,
Понимая: в покое жить рано,
Не тропою — дорогами люди идут
И в Михайловское и в Тарханы.
Лермонтовские Тарханы
Надежда Лисогорская
Притихшей заводью — пруды,
Тенистые аллеи парка,
Ажурные мостки в сады,
Скамья…Беседки тайной арка…
Поэта юные мечты
Здесь до сих пор ещё витают,
И как награда за труды,
Хоть робко, розы расцветают.
И только величавый дуб,
Посаженный рукой Поэта,
Как на дуэли, в пору бурь
В Отчизне пал на землю эту.
Но нам на радость дал росток
Во исполненье завещания,
Чтоб благодарственный дубок
Шумел листвою на прощание.
И верится, уснул Поэт!
Ему поют цветы и травы,
Не зарастает столько лет
Дорожка в дом любви и драмы…
И в нём покажутся теплей
Ожившие с портретов лица,
И станут ближе и родней
Семейной памяти страницы.
С гостями полон жизни двор,
И домик ключника, людская…
В луга, где воля и простор,
Коней к прогулке запрягают…
У мельницы пустились в пляс
Девчата в русских сарафанах,
И Яблочный встречают Спас
В «Преображение» Тарханы.
…Здесь будет слово, как магнит,
Притягивать другие дали
Для совершения молитв,
Чтоб милосерднее мы стали….
В Тарханах
Наталия Зименкова
Приезжаю сюда, чтоб поэзии вволю напиться,
Чтоб опять поселиться в гармонии ритма и рифм.
Побродить у пруда, полистать дорогие страницы
И услышать любимый, волнующий душу мотив.
И увидеть, как парус с волнами отчаянно бьется,
Не сдаваясь ветрам, подставляя им белую грудь,
Как он бешено, гневно к лучу путеводному рвется,
Как он жаждет глоток долгожданной свободы хлебнуть.
А среди тишины, в околдованной сказкой дубраве,
Мне привидится всадник на белом арабском коне,
В легкой бурке черкеса,с кинжалом в злаченой оправе,
И глазами, как черные угли, на бледном лице.
Не сдержусь. Побегу. Я, конечно, узнала. Узнала!
Мне бы только, поэт мой, в глаза твои раз заглянуть
И спросить, отчего все душа твоя бури искала?
Почему безотраден был выстланный лаврами путь?
Ничего не ответит мне всадник и, будто в разведку,
Тихо в чащу свернет и бесшумно проскачет поток.
Только бросит к ногам мне дубовую черную ветку,
На которой под ветром дрожит одинокий листок.
Памятнику М. Ю. Лермонтова в Тарханах 
Олма Отпущенникова
Ну, здравствуйте, ПОЭТ!
Мы снова в гости к Вам,
А Вы по-прежнему так молоды и чутки,
Присели на скамью всего лишь на минутку,
И вот готовы вновь
бежать к столу, к стихам…
А можно фото рядом с Вами
нам на память?
Заглянем к Вам в усадьбу —
там премило…
Ах, как же бабушка Вас, Мишенька,
любила!
А мы сегодня в гости к Вам,поздравить…
А Вы б накинули пальто — уже не лето,
Хотя природа радует пока —
Уже октябрь, рябины гроздь красива…
И предо мною памятник ПОЭТУ,
И вновь «волнуется желтеющая нива,
И прячется в саду малиновая слива…
И свежий лес шумит при звуке ветерка»…
Лермонтов. Тарханы
 
Сергей Неверской
Перебирая
в турагентствах адреса,
на лето, отпуск,
строя планы,
красивые на свете
есть места,
но лучше
поезжай в Тарханы!
В листве аллей
играет солнце,
кустов акаций
белый цвет.
Домов
старинные оконца —
назад так было
много лет.
Вот Миша в платьице
младенца —
из детства
первый был портрет!
Чехлы на креслах,
полотенца,
картина
где гусар — корнет!
А здесь —
печальная картина:
крестьяне
гроб его несут.
Чего же путь
путь был столь недлинным?!
За что Господь
свершил свой суд?!
Кто не отвёл
убийцы рук
и пистолет
навёл незримо?
Не вздрогнула
гора Машук,
не пролетела
пуля мимо.
И почему был случай
слеп,
каких тогда являл
свои нам «чады»!
Но раньше времени
в холодный склеп-
поэта — гения
из той плеяды.
Как жаль, что не прочтём
мы книги,
какие Лермонтов
не написал.
К чему же были
все интриги
и жизни срок его
так мал?
Разжалобится, быть может,
Фатум,
и молнией-
через века,
подарит дара неземного
атом,
чтобы творить, как разум тот,
его рука.
Свершился бы переворот
в умах,
но больше нам дают
трагедий
и вот лежит давно уж
прах
среди свечей —
в свинце и меди.
Лишь одному ему
уже дано
так довести
чрез много лет
сражений дым, огонь
Бородино
и что невольник чести
был Поэт!
День в Тарханах
Татьяна Скорикова
Пишу, пишу рукой небрежной,
Чтоб здесь сквозь много скучных лет
От жизни краткой, но мятежной
Какой-нибудь остался след.
М. Ю. Лермонтов
Мы гуляли в Тарханах по осени,
Вечер в кронах столетних алел.
Тлели клёнов янтарные россыпи
в старом в парке вдоль узких аллей.
В каждом блике таилось неявное,
и в таинственной связи времён
оживало здесь дальнее, давнее,
как никем неразгаданный сон…
Оживало былое пророчество
на скрещении строк и дорог.
День в Тарханах нетленен, как в творчестве
животворного слова исток.
Словно не было волею случая
пули, гибели … Снова строка
осязаемо, с горестью жгучею
бьется жилкой живой у виска…
Незабвенная летопись времени…
Сокровенная память строки….
На странице, исписанной гением,
росчерк быстрой, как птица, руки…
Тарханы памяти М. Ю. Лермонтова
Татьяна Хатина
Тарханы, где твоё купалось детство
В любви, заботах бабушки родной.
И от восторга замирало сердце,
Когда играл в аллеях с детворой.
Дворянское поместье, где для Миши
Пруды и речка, парков этуаль…
Слог гувернёров так цветист, возвышен,
И детских тайн мечтательная даль.
Здесь первое стихов очарованье,
Ты уходил в таинственность аллей,
В беседке робкое в любви признанье,
И радость детских шуточных затей.
Зимой снежки, весёлые прогулки,
Катанья в санках с горки ледяной
Стол для ребят, где пироги и булки,
И чай с вареньем, мёдом и халвой.
А как любил ты милые Тарханы,
Тот запах малой родины своей,
Где воздух от лугов духмяно — пряный,
А ранним утром выгон лошадей.
Стол, где перо, чернильница, бумага
Так ждали каждый вечер новых строк.
В раскрытое окно весенней влагой
Вбегала ночь, с ней тайны мотылёк…
Писалось так легко и искромётно,
Плясал огонь свечи на фитиле…
Твой взгляд Луны касался мимолётно
И ангелы парили на крыле…
А рядом в церкви так легко и тихо,
К иконе Богоматери спешит,
Глазами Матушки, такая схожесть ликов…
Она на сына ласково глядит.
Твой разговор с молитвою и верой
К любимой Матушке, что рано умерла.
И робкое: «Прости, мне одному так скверно,
Мой Ангел, так хочу, чтоб ты жила…»
Горит свеча и тот огонь священный,
Где жажда бури в пламени души.
Ещё гореть будут в груди нетленно,
Но он то знает, как надо спешить.
Кавказ, тот домик с камышовой крышей,
Дианы грот, Машук, скрещение дорог.
Гнев молнии и гром… Спаси Всевышний!
И ливень бешеный… Отчаянья поток…
5 просмотров
Обсуждение закрыто.