Стихи про С-Петербург: Васильевский и другие

Стихи про С-Петербург: Васильевский и другие

30 стихов про острова — районы Санкт-Петербурга Крестовский остров, Новая Голландия, Васильевский остров.

  • Стрелка Васильевского острова — мыс на восточной оконечности Васильевского острова в Санкт-Петербурге, омываемый Большой Невой и Малой Невой; один из самых известных архитектурных ансамблей города; пример гармонии архитектуры города с пейзажем берегов Невы.
    Здесь расположены многочисленные памятники архитектуры и музеи: здание Биржи, Кунсткамера, Зоологический музей, Здание двенадцати коллегий, Здание Академии наук, Ростральные колонны.

36. Стрелка Васильевского острова

Елена Инкона

Развивалось судоходство
На красавце Неве.
Силу, разум, благородство
Русь смогла явить везде!

Путь на запад был проложен
И колоннами украшен.
Штурман курс держать был должен
По свечению этих башен.

Ростры, чаши и скульптуры
Их украсили на веке,
Как знак мощи и культуры
В нашем русском человеке.

35. Ростральные колонны

Люда Павлова

В честь славных Отчизны побед на морях
Колонны Ростральные встали.
Их, словно в объятиях, держит Нева,
Им всё рукоплещет седая волна —
Свидетель триумфа баталий.

В честь славных великих побед на морях —
В Гангутском, Чесменском сраженьях,
Над мощью Ростральных колонн, в языках
Огней, что искрятся на невских волнах,
Викторий былых отраженья.

В честь славных Отчизны побед на морях
Под рострами Боги навечно
На тронах сидят, чтобы слава в веках
И память о русских лихих моряках
Не меркла в сердцах наших вечно!

34. Стрелка Васильевского острова

Маргарита Люблинская

Четыре замерли реки,
Все — у подножия Ростральных
Колонн, как будто маяки
Зовут друзей из странствий дальних!

Есть ростры. Где же корабли?
Они навечно прославляют
Могущество родной земли.
Победы много не бывает!

Тибо и Камберлен, вдвоём,
Неву и Волгу, Днепр и Волхов
Ваяли. Мы туда пойдём,
Васильевский где ждёт нас остров!

Пудожский крепкий известняк
Дождей потоки размывают.
Мосты разводят. Как же так?
Дороги к небесам взлетают!

Когда-то царская семья
Стояла здесь, на Стрелке этой,
Там Биржу строили. А я
Любуюсь красотой рассвета!

33. Ростральные колонны

Павел Галачьянц

Как звёзды на погонах
Горят огни в ночах —
Ростральные колонны
На Питерских плечах…

Осенний лист ложится
Меж ясеней и лип.
За Охтою в зарницах
К мостам туман прилип…

Нева пьянит волнами
В гранитных берегах.
Обласкана словами
В широких рукавах…

Мой Город избалован
Поэзией гостей!
Написанное слово
Здесь чище и нежней…

Над брызгами фонтанов,
Поверх дубовых свай
Исаакий Монферана
Оглядывает Край…

Край Клодта и Растрелли,
Край Лиры и Пера,
Которым песни пели
Балтийские ветра…

А белой ночью сонной
Встречают день в лучах
Ростральные колонны
На Питерских плечах…

32. На стрелке Васильевского острова

Татьяна Кульматова

Куполов и шпилей перекличка,
Ангел бригантине шлёт привет.
Есть у нас с тобой одна привычка:
Молча, опершись о парапет

На Васильевском, на стрелке, вольный ветер
Где своею свежестью пьянит,
Забывая обо всём на свете,
Так стоять и ощущать гранит,

Словно вахту держат два матроса
На носу большого корабля,
Вглядываясь вдаль, — то без вопросов,
Два вперёдсмотрящих, ты да я.

Мы плывём на острове сквозь льдины,
Под дождём, под снегом ли, в цвету
Красные тюльпаны, небо сине
Или блёкло — всё несёт красу.

Образ Петербурга недосказан,
Прерван росчерком упавшего пера,
Мы запечатлим сетчаткой глаза
И продлим его строкой стиха.

  • Ангел и бригантина — имеются в виду ангел на шпиле Петропавловки и кораблик на шпиле Адмиралтейства.
  • Крестовский остров — остров в Санкт-Петербурге, находится в западной части города, на территории Петроградского административного района в дельте Невы, в историческом районе, называемом Острова. Больше половины площади острова занимает Приморский парк Победы. На острове расположены две станции метро — «Крестовский остров» и «Зенит».

31. В Петербурге, на Крестовском

Галина Самоленкова

Сойди с трамвая, в старый парк войди,
Там так тепло, сирень благоухает,
Поют вновь на Крестовском соловьи,
И яркие тюльпаны расцветают.

И смотрят с неба в воду облака,
а на воде утят резвится стая,
Приятно дуновенье ветерка,
Твоя душа от счастья замирает.

30. Крестовский остров, ты, мой друг, хорош

Галина Шпынова

Крестовский остров, ты мой друг, хорош!
В любое время дня и время года.
Ты на апрель, мне кажется, похож,
Где воздух свеж и так ликует нота!

Крестовский остров, ты мой друг, красив!
К тебе спешу в любое время года.
Здесь пью я полным ртом аперитив,
Налитый мне хозяйкою-природой.

Крестовский остров, ты, мой друг простой!
Ты не предашь в любое время года.
Апрель, твой сын, художником весной
Становится под сенью небосвода.

29. Крестовский остров

Зиновьев Дмитрий Александрович

Незабываемый Крестовский остров
Своей природой, балует он нас
Почти нетронутое, человеком место
Рисует сказочный пейзаж

Гранитный, кристаллический щит
Выходит, прямо на поверхность всей земли
Десятки, чистых источников воды
Бьют со склонов, красочных холмов

Природные ландшафты Петербурга
С старинными штольнями и каменеломнями
Елагин остров, пахнущий листвой
В нем наше сердце, остаётся навсегда

И венерин башмачок и дикая растёт тут орхидея
И статуи богов, ведут беседу с нами
И белки, словно понимают нас всегда
Как будто — сказочный приём!

Я в этом месте, ощущаю жизнь
Я в этом месте, заряжаюсь силой
Крестовский — для меня большая честь!
Что нас с тобою, помнить будут вечность…

28. Дача на Крестовском острове

Наталья Апрельская

Крестовский остров. Мост. Причал.
Скамья из камня. Парк. Дорожки.
Дворец. Он так красив и мал,
Что весь — как будто понарошку.

Неповторимый дачный стиль.
Итог «трудов и вдохновенья».
Снаружи — сказочная быль.
Внутри — ушедшего виденье.

Два входа. Лестниц полукруг.
Гербы на розовом фронтоне.
И ждёшь, что выйдет кто-то вдруг
И тишину словами тронет.

Из четырёх кариатид
Две повернутся вдруг… спиною.
Мне это вовсе не претит!
Пускай любуются стеною.

27. На Крестовском лебеди

Татьяна Кульматова

На Крестовском лебеди, зяблики, синицы
к человеку тянутся крошкой поживиться,
белки рыже-бурые над травой летят,
заприметив издали белкин шоколад,
вспархивают птахою за орехом враз —
зоркий, меткий беличий бусинкою глаз.

  • Новая Голландия — новая Голландия — остров в Санкт-Петербурге, ограниченный рекой Мойкой, Крюковым и Адмиралтейским каналами. Новая Голландия — уникальный памятник промышленной архитектуры раннего классицизма.

26. Живи, Ленинград. Новая Голландия

Александр Брыксенков

Древние складские помещения
Для пеньки, для леса, для холстов.
Но взираешь с чувством восхищения
На портал, на стены у мостов.

Круглая матросская тюряга*
Со следами строгой красоты
А вокруг пакгаузы и флаги
Аура Петровской лепоты.

Моряков изгнали. Остров занят.
Перестройка там идёт давно.
Ох! Боюсь, что остров испоганят
Кабаками, дефками, вином.

  • *В 1829 г. по проекту архитектора А. Штауберта на острове Новая Голландия была построена Морская тюрьма, которую прозвали «Бутылкой». В народе говорили: «В Москве Бутырка, а у нас Бутылка. И ещё: «Не лезь в Бутылку!»
    **Уже осваивают. Во дворе тюрьмы открылся бар «Голландия».

25. Новая Голландия

Григорий Ткач

Громадам стен
Из ледяного плена
Не вырваться, похоже, до зари.
Все в мире — тлен,
Лишь красота нетленна,
Которая скрывается внутри…

24. Мечты о Новой Голландии

Марина Серебряная

Остров Голландия новая снится.
Там побывать я мечтала всегда.
Стала во сне я свободною птицей,
и на рассвете слетала туда.

Как я мечтаю проснуться там летом!
На теплоходе поплыть по воде.
На берегу любоваться рассветом.
И отдыхать на зеленой траве.

Сотни людей беззаботных, счастливых!
Мне открываются двери к мечте!
Остров Голландия вечно красивый,
завтра с утра я отправлюсь к тебе.

23. Мечты о Новой Голландии

Марина Серебряная

Остров Голландия новая снится.
Там побывать я мечтала всегда.
Стала во сне я свободною птицей,
и на рассвете слетала туда.

Как я мечтаю проснуться там летом!
На теплоходе поплыть по воде.
На берегу любоваться рассветом.
И отдыхать на зеленой траве.

Сотни людей беззаботных, счастливых!
Мне открываются двери к мечте!
Остров Голландия вечно красивый,
завтра с утра я отправлюсь к тебе.

22. Новая Голландия

Мария Богомолова

Сокрыт от взоров посторонних,
Бурлящей жизни городской
Забытый остров рукотворный,
Поросший зеленью густой.

Завесой тайны недоступной
Почти три века окружён —
Как старый замок неприступный
Хранит историю времён.

Полуразрушен, неустроен
Эпохи давней уголок,
Что видел, времени покорный,
Как зарождался русский флот.

Минувших лет былая слава
Ещё живет в его камнях,
Безропотно напоминая
О прошлых, невозвратных днях.

Воображенье будоража,
Из зыби тёмных, мутных вод
Взмывает птицей в небо арка
Могучих, царственных ворот.

Изгиб её изящных линий
И романтическая грусть
Волнуют сердце и поныне —
Да так, что долго не уснуть!

Давно сквозь водные ворота
Не возят корабельный лес,
Не слышен дружный гвалт матросов,
Галерных вёсел звонкий плеск.

Стоят тосканские колонны,
Как исполины, над водой,
И будто в сладкой полудрёме
Немой томятся тишиной…

Влекут на остров неизвестность
И потаённая мечта —
Там, как янтарь, застыла вечность,
Загадкой в прошлое маня.

По туристическим маршрутам
Проходят мимо катера,
Желая, вопреки запретам,
Когда-нибудь попасть туда!

Туда, где временам ушедшим
Я добровольно сдамся в плен
Среди суровых, мрачных, ветхих,
Сырых кирпично-красных стен…

И не понять векам грядущим
Моей восторженной тоски,
Что день за днём терзает душу
В круговороте суеты.

Вдали от взоров посторонних
И шумной жизни городской
Затерян остров рукотворный
Меж двух каналов и рекой…

21. Новая Голландия

Ирина Корпусова

Здесь кажется, что время стало,
Да полно, двадцать первый ль век?
Адмиралтейские каналы,
Неспешное движенье рек.

И Мойки тихое теченье,
И вековые тополя,
С залива ветра дуновенье…
Ингерманландская земля…

Здесь даже в летний зной не жарко.
Внезапно впереди узрев
Величественнейшую арку,
Ты замираешь, обомлев.

И улетучится беспечность,
И холодок вдруг проберет.
Почуять, влиться в эту вечность —
Твое творенье, Деламот!

О сущем думаешь несмело,
Чу, мысль является, робка.
Старинной песни корабелов
Мотив доносит сквозь века.

Не вечен это миг — как жалко!
Но тишина ласкает слух.
Суровая над Мойкой арка
И мягкий тополиный пух…

Новая Голландия

20. Васильевский остров

Александр Егоров

И вновь по набережной Шмидта,
От «Горного», на спуск к Неве,
Здесь ярость волн и стон гранита,
Приносит вдохновенье мне.

Здесь ветер Балтики играя,
Сбивают пену над волной,
И где-то в небе замирая,
Несется с воем над водой.

Здесь Петербург уединенный,
На острове — совсем другой,
С Невой просторной и холодной,
Живет в себе, своей судьбой.

19. Ростральные колонны

Александр Егоров

На Ростральной колонне,
Старый «Волхов» на страже.
Пред Невою холодной,
Верный северу княжит.

Пред Невою мятежной,
В думах «Днепр» восседает.
Опираясь небрежно,
Что — то в ночь напевает.

Волга — матушка гордо,
В ночи темной, спокойна.
Велика, многоводна
Славы царской достойна.

А Нева — дева шумно,
О гранит пеной бьется.
Успокоившись утром,
Под мостами несется.

Две ростральных колонны,
Кораблям уж не служат.
Над Невою холодной,
Ветер северный кружит.

18. Васильевский остров

Анатолий Ильхман

Здесь край необжитой и дикий,
нетронутый веками был,
но вот отсюда Пётр Великий
окно в Европу прорубил.

Окно… а это означало,
что Пётр здесь город заложил,
и на Васильевском сначала
дворец построен первый был.

Россию Эйлер здесь прославил,
и Воронихин здесь творил,
и здесь следы свои оставил
российский гений — Михаил.

И многие вносили лепту,
чтобы украсить облик твой,
и красоту твоих проспектов,
и твоих линий чёткий строй.

Здесь гордость нашего района —
коллегий строгий, стройный ряд,
гранит, Ростральные колонны,
и сфинксов неподвижный взгляд.

И на Васильевском, не где-то,
построен выставочный храм:
сбылось пророчество поэта —
все флаги в гости едут к нам.

Воспеть тебя совсем непросто —
ты так прекрасен и велик,
что кажется, что ты не остров,
а настоящий материк.

17. Васильевский Остров

Анатолий Болгов

Ни страны, ни погоста
не хочу выбирать.
На Васильевский остров
я приду умирать.
И.А. Бродский

Упала ночь, сродни туманам утра,
Обволокла прохладою мосты.
Пролёты их торжественно и мудро
Разведены для Города Мечты.

Весёлый остров стал, вдруг, одиноким, *
Затрепетал и крыльями взмахнул,
Поджав колонны ростры, птичьи ноги,
За горизонт ушёл в густую хну.

Остался пух лебяжье-тополиный,
Веретеном закрученный в спираль,
И эхо от любви его былинной —
Я полечу на остров умирать.

Но будет утро. Солнечно и остро
Соединятся сталью берега.
В гнездо любви вернётся птица остров
И защебечет гордая река.

Но будет день. Восторженно и сочно
Переплетутся голосом слова.
Я буду ждать, что новой белой ночью
Вновь полетят в закаты острова.

Быть может, станет город каравеллой
И устремится к плачущим мирам.
Уйдёт в залив решительно и смело,
За ним и я, чтоб снова умирать.

  • * — белыми ночами все мосты к Васильевскому острову (Благовещенский, Дворцовый, Биржевой и Тучков) разводятся. Разведённые пролёты мостов — крылья. Или вёсла? Или паруса?

16. Василеостровский ветер

Валерий Поланд

Василеостровский ветер
Паркуется на заливе,
Пока ты его не встретил,
Нельзя говорить о силе.

Судьба разбросает карты,
Их ветер подхватит ловко,
И мне доведётся с марта
Жить рядом с его парковкой.

За окнами шум прибоя,
С другой стороны дорога,
Васильевского покроя
Не может быть слишком много.

Соседи совсем другие,
Ценители отмечают,
Что здесь фонари простые
Напоминают чаек.

Мне хватит одной минуты,
И сердце про всё узнает…
Здесь ветер всегда попутный,
А встречного не бывает.

15. Васильевский Остров

Владимир Александрович

Переулки Тучков и Волынский,
Биржевой и Кубанский и Двинский.
От Макарова до Биржевой
Тот район непотерянный мой,
Где на липовой линии Пятой
Я влюбился серьёзно когда-то.
Но случилась команда «кругом»
Я в районе женился другом.
И теперь на Васильевский остров
Иногда заезжаю я просто.
А Кубанский и Двинский с Тучковым
Все такие же, честное слово.

14. Остров Васильевский, ветер морской…

Дина Панасенкова

Васильевский Остров! Особенный мир!
Историю Города он отразил…
Его омывает Большая Река,
Залив замыкает вокруг берега,
А ветер морской продувает насквозь,
И здесь наводненья бывают всерьёз…

Но кто его видел, недолго там жил,
Никто, никогда Остров свой не забыл,
Васильевский Остров, особенный мир!

По линиям Острова нашего
Люблю без устали бродить.
Вдыхая запахи «вчерашнего»,
Приметы нового ловить…

13. Скажи остров

Игорь Ставицкий

Как пирог для гостей долгожданных,
Весь Васильевский остров разрезан,
Стройных линий сюжет первозданный,
Весь растерзан, как узник железом

Разрывая стрелою теченье,
Ты у взморья лежишь неподвижно,
Сколько ж длится твоё заключенье?!
У Ростральных спрошу еле слышно

И в ответ также тихо и чинно,
Мне промолвят столпы и фасады,
«Сей вопрос задавать беспричинно,
Не грядут за ответом награды

Ты пойми ,что прошедшие годы,
Позабылись и слились с веками,
И поэты ,что пели свободу
Все остались с больными руками»

Я учтиво, и как-то покорно,
Поклонился симу откровенью,
Уж вопрос не задам я повторно,
Ни на чьём не сыграю терпеньи

И пошёл через мост к Миллионной,
И на Мойке стоял у перила,
Может статься, не очень законно,
Мне судьба о себе говорила!

12. Васильевскому острову Петербурга

Лизуро Тамара

Грустная Васька. Бесчисленность линий.
Ветхость и скорбь престарелых домов,
Мимо которых когда-то проплыли
Шлюпки рыбачьи и ботик Петров.

Грустная Васька в ночи по былому
Тихо вздыхает, мечтая опять,
Для Петербурга с французским бонтоном
Модно, как щеголь, блестеть и блистать.

Грустная Васька в объятьях Смоленки
Слезы свои оправдает дождем.
И на фундаментах, как на коленках,
Дома поминают, кто раньше сожжён.

Грустная Васька — душа Петербурга.
В камне его воплощенная суть.
Старый трамвай и дворовая Мурка
С нею болтают, когда не уснуть.

Грустная Васька по-царски роскошна,
Пусть и состарился старый наряд.
Любит, когда ей, как ласковой кошке,
Нежно так «Васька моя» говорят…

11. Васильевский остров

Михаил Мологин

На острове Васильевском
Особая идиллия…
И радует изыском
Меня любая линия!

Давно каналов нету,
А линии остались…
В Нью-Йорке нумерацию,
Похоже, с нас «слизали».

Шагаю по Большому,
Шагаю и по Среднему,
Шагаю, словно дома,
Уж вы, друзья, поверьте мне.

Сейчас мной выбран Средний,
И взор вовсю ликует —
Здесь путь давно изведан,
Душа так торжествует!

Из института Горного
Студент мне повстречался,
Его красивой форме
Немало удивлялся!

А дальше (это знаю!)
Известный парк трамвайный,
Я подвиг отмечаю
Работников блокадных.

Градоначальник Киров
Названье дал ДК,
Такое время было,
Но не о нем пока…

Про тот дворец неплохо
Мне мама рассказала —
В блокадную эпоху
Там брата навещала.

Ведь госпиталь военный
В ДК располагался,
Спасти своих защитников
Там каждый врач старался!

И в нем мне часто помнится —
Кинематограф с детства,
С Диснеем там я встретился,
Влюбился с малолетства!

Дороги ведут к Гавани —
Особый колорит —
Тремя веками ранее
В Европу путь открыт.

Я чаек слышу гомон,
Вдали корабль идет —
Его умелый лоцман
Уверенно ведет.

Мои ижоры-предки
Ведь здесь когда-то жили,
И о вторженьи шведов
Тогда предупредили.

Здесь Александр Невским
Заслуженно прославлен —
Он князем стал известным
И похоронен в Лавре.

Вернемся снова к острову,
О князе не сейчас…
Я снова тут. Вот здорово!
О «Ваське» мой рассказ!

Не нравится, что именем
Так остров называют,
А кто придумал именно —
Об этом я не знаю.

Одно скажу уверенно,
Что тот район любим
И новым поколением.
Ведь он неповторим!

Морской вокзал, как ранее,
Суда вновь принимает.
И речь здесь иностранную
Я слухом различаю.

Обратно по Большому
Проедусь я, друзья,
Шагать чуть утомленный —
Признаюсь в этом я.

Идут по Детской улице
Вразвалку моряки —
В «Макаровке» ведь учатся,
Здесь вам не пустяки!

Покровская больница
Сестричек милосердия,
Их подвиг повторится?
И хватит ли усердия?

Андрея Первозванного
Собор не миновал,
С большим тогда желанием
«Маршрутку» покидал.

И вот шестая линия —
На площадь Трезини
(С такою вот фамилией
Приехали они,
Приглашены, чтоб строить
И город украшать,
А дать названье площади —
Долг памяти отдать!)

И вижу мост исправленный
С названием прекрасным —
Теперь он Благовещенский,
Не тот, чем был он раньше.

И лейтенанта Шмидта
Никто не позабыл —
Остапа, его сына,
Я в детстве полюбил.

Шучу, конечно, что там!
А набережную помню —
Но к ледоколу «Красину»
Идти мне неудобно…

Румянцевский я скверик
Особенно люблю,
И можете поверить —
Победы те я чту!

Вот мимо «первокаменного»
Иду жилого здания
Кому принадлежал он?
Ответить есть желание!

Великий князь «светлейший»,
Петровский друг-прохвост,
Возглавил тогда город,
Он был совсем не прост!

У здания коллегий
Сейчас остановлюсь —
Петровскими реформами
Я снова восхищусь.

Теперь в прекрасном здании
Университет живет,
Я заострю внимание,
Ведь слава не уйдет!

И математик Чебышев,
Великий Тимирязев,
И физиолог Сеченов,
Да всех упомнишь разве?

Попов-конструктор радио
Эпохе подарил.
Тарле и Докучаева,
Признаюсь, не забыл!

И Менделеев-химик
Таблицу здесь создал,
И академик Сахаров
С трибуны выступал.

Мой зять его окончил —
Английский изучал,
Синхронным переводом
Он Буша восхищал!

Кунсткамера известна,
Да мало кто ведь знает —
Научная реклама
Отсчет здесь начинает.

Да, издан был Петром указ —
Бесплатно посещенье,
И чарку водки тебе враз
Нальют без промедленья!

На Стрелке мой конец пути —
Я панораме очень рад,
Хотелось дальше бы идти,
Да ноги что-то вот болят…

10. Мой Васильевский

Наталия Филатова

Касается щеки прохладная листва,
Колодезный уют и сквозняковость арок,
Топорщатся домов старинных кружева —
Провинция души, свечи любви огарок.

Покой гранитных плит, зеленой дымки флер,
Тенистые дворы, чугунная ограда.
Доверчивых вьюнков разлапистый шатёр
Баюкает любя июньская прохлада.

Сладка твоя печаль, безлюдных улиц грусть,
Мистичность ветхих стен и струны строгих линий.
Морщинок тополей рукою я коснусь,
Что краше и родней всех сакур и глициний.

Вдали от светских дрязг, не зная суеты,
Старинным кораблём томишься у причала.
И Ксеньюшкин покой хранишь с любовью ты —
Я верю, что она твоей опорой стала.

Смоленки тихий плеск, церковный мерный звон,
Неспешный шелест шин вдоль улиц и проспектов.
Воркуют сизари всем звукам в унисон,
Вплетаясь в стройный хор пернатых диалектов.

Бесценный добрый друг, к тебе спешу, устав
От шумной суеты, от гнёта пышных улиц.
Старинные дома — винтажные цветы,
Что в лето, как и я, из осени вернулись.

9. Васильевский остров

Наталья Дягилева

Васильевский остров, ты стал моим домом.
В объятьях твоих я встречаю закаты.
Мне кажется: будто давно мы знакомы.
Что я в Петербурге бывала когда-то.

Иду вдоль Невы, что мне шепчет чуть слышно
О ярких балах и смертельных дуэлях.
Не встретились здесь мы с тобою. Так вышло.
Так жаль: я приехала лишь на неделю.

Смотрю на чудесные танцы фонтана.
Что прячет под струями радугу мило.
Здесь осень уже наступает. Так рано.
Здесь мечутся ветры. Всегда с новой силой.

Под взором луны, освещённый огнями,
Руками наш мост прямо к звёздам всё выше.
И будет удерживать над кораблями
Ночной небосвод до рассвета. Всё тише…

И сфинксы, украдкой взглянув друг на друга,
Желанье исполнят. Старинные стены
Старинных домов. Обойду всю округу.
Проникла любовь в этот город. Сквозь вены.

Васильевский остров и взгляды на Зимний.
Дожди проливные. В них август встречая…
Проспект, геометрия тоненьких линий —
Дорога до дома — такая родная…

8. Васильевский Остров

Никита Шуйский

Средь петербургских островов
Один величественный остров
Оставлен каменным форпостом
В заливе Финском ветровом.

И под ветров осенних рёв,
Колоколов тревожных пенье
Встречает первым наводненье,
Весь город защитить готов.

Вдаль, где седой Кронштадт растаял
В туманной дымке ледяной,
Туда, землёю намывной
Десятилетья прирастая,

Из моря сушу воздвигал
За метром метр. И путь осилил.
Так территорию России
На запад Остров раздвигал!

Он в очертаньях — грозный шлем,
Но голубой украшен лентой,
Изящной, тонкою Смоленкой,
Преодолевшей линий плен.

А в самом сердце он хранит
Любовь, надежду на спасенье,
Которые Святая Ксенья
Всем приходящим к ней дарит.

Но, от гостей за день устав,
От вечного гостеприимства,
Привет прощальный шлёт он им свой
Рукою поднятой моста!

7. Васильевский остров

Николай Гульнев

Под выкрики чаек,
Пронзительно — остро,
Обратно меня
Возвратил Домовой —
Туда, где зелёный
Васильевский Остров
Сроднился с заливом
И тёмной Невой.
Морозец и солнце,
Торжественный иней
Мне Гимн исполняют
В едином ладу,
И в точности старых
Васильевских линий
Я юность свою
Непременно найду.
По силам сегодня
Любая нагрузка —
Распахнуто сердце
И светлая высь,
А мудрые сфинксы
У Невского спуска
Мне громко пророчат —
«Давай, торопись!»
И я тороплюсь
На былую арену
Под шелест знакомых
Седых тополей —
Туда, где поклон
Отдаю Крузенштерну,
Где мне от студёной
Прохлады теплей.
Вот свежести утренней
Гордо напился,
Вот выкрикнул,
Нотой высокой звеня —
«Васильевский остров,
А я возвратился!»
И вижу, что юность
Встречает меня.
Я с ней обнимаюсь
Легко, торопливо,
Пытаюсь царицей
Её величать,
А ласковый ветер
Морского залива
Спешит нас
В едином порыве качать!
Но грусть пронесётся
В знакомом хорале,
И я опущу
Опечаленный взгляд —
Мы в жизни так много
Уже растеряли,
Что надо порой
Возвращаться назад.
Щемящее чувство
Нахлынуло снова
И горькой слезой
Пронеслись облака!
Васильевский Остров,
Ты будто обнова,
Порадовал душу
Скитальца слегка.
Я в памяти прошлое
Время рисую
И гордо иду
По родной старине,
И нет, не считаю
Уже за Косую,
Ту линию, что
Потянулась ко мне!
Быльём зарастает
Потерянный остов —
Беспамятность часто
Приходит бедой!
…Васильевский Остров,
Васильевский Остров,
А я, как и ты,
Всё ещё молодой!

6. Сегодня на Васильевском…

Павел Галачьянц

Сегодня на Васильевском
В Андреевских рядах
Нет старых грязных вывесок
На первых этажах…

На ящиках – нет бабушек
С укропом и лучком,
А рыболовы с ряпушкой
Ютятся за углом…

Цыганки в многоцветии
Не “ловят ваших рук”
И нет того “буфетия”,
Где проводил досуг…

Нет, по подвалам, рюмочных,
Где пролетарский люд,
Из близлежащих улочек,
Искал себе уют…

Я помню: как-то осенью,
В давно минувший год,
Я с сумкой на колёсиках
Ходил сюда в “поход”.

Там брал — картошку Псковскую,
Чтоб мялась за столом.
Под водочку “Московскую” —
Она “идёт” c лучком…

Из рыбного творения —
Солёных ивасей.
Эстонские копчения —
С Балтийских рубежей…

Баранину душистую
Я был купить готов
Не забывал взять рису я,
Чтоб приготовить плов…

Томаты Астраханские,
В косицах — Курский лук,
А масло, так — Кубанское,
Колбас Одесских — круг…

Из Нежина огурчики
В пупырышках — хрустят!
Под Питерскими тучами
Потом спешу назад.

Всё разложу по полочкам
И приготовлю сам!
Друзья — прихватят водочки
И будет — Пир Словам!

Как сладко вспоминаются
Те давние года…
Теперь не так встречаемся.
Скромнее, чем тогда…

А по рядам Андреевским —
Мне нынче не ходить…
Ни — к рюмочке примериться,
Ни — пива не попить!

И, посмотрев на вывески,
Я семечек куплю…
А, рынок на Васильевском
Андреевский — люблю!

5. Васильевский остров

Рената Платэ

Не зовите, пожалуйста, Васькой
Этот остров Васильевский наш, —
Он не детской игрой, не раскраской
Здесь стоит как столетий всех страж.

Он зовёт, куполами воздетый,
И ласкает так радостный взор,
И поёт красотою всей светлой
Наш Андреевский дивный собор!

Был сам Пётр на царственных верфях
Вдохновлён от мечтаний своих,
И взметнулись высокие церкви
Ясной святостью русских молитв.

Доменико Трезини здесь гордо
План строений своих очертил,
Чтоб над хладной Невою свободной
Этот остров величием плыл…

Не зовите, пожалуйста, Васькой
Этот остров , что мукой нам дан,
Он — далёких, загадочных странствий,
Всей тревогой морей осиян!

После страшных своих наводнений,
Среди горьких страданий и бед,
Оставлял он Руси неизменный
Свой в науке прославленный след.

Провожает в безбрежные дали
Он родные свои корабли,
И стоит благородством печали
Среди невской родимой земли!

Этот остров незримою сказкой
Окружён, словно яркий мираж, —
Не зовите, пожалуйста, Васькой
Этот остров Васильевский наш!

4. Иду по набережной синей

Светлана Шаляпина

Иду по набережной синей,
Вдыхая ночи колдовство.
Здесь жил неведомый Василий,
И остров — имени его.
Воспоминания до дрожи!
И сердце юным стало вдруг
У Академии художеств,
У Академии наук.

Невы державное теченье,
Простор небес, узор оград…
Мы по эпохе Просвещенья
Брели без цели, наугад.
Но останавливались всё же,
Кареты слыша тихий стук,
У Академии художеств,
У Академии наук.

Век восемнадцатый так близко.
Пускай столетия спешат,
Пускай сменили мы прописку,
Но помнит прошлое душа.
Да мы не лыком шиты тоже:
Есть голова и пара рук
Для Академии художеств,
Для Академии наук.

Отсюда в будущее — вёрсты,
Зовут другие берега…
Но мы к тебе вернёмся, остров:
Земля родная дорога.
Встречает нас привычный дождик,
Ведёт, смывая тень разлук,
От Академии художеств,
От Академии наук

И дальше…

3. Линии Васильевского острова

Светлана Шаляпина

Ах, линии Васильевского острова,
Благодарю за вашу прямоту,
Натянутой струною вдаль простёртую,
За давнюю и смелую мечту.
Как пренебречь болотами, трясинами
И строить новый город на воде,
Где ветер стонет, лист дрожит осиновый
Предвестием ненастным: быть беде?!
Прямолинейность взгляда и суждения,
Пространства, света тающей звезды,
Жестокого петровского радения,
Веленья многоопытной узды…
Достаточно ль того, чтоб в муке адовой,
По мановенью царственной руки,
Воздвигнуть райский град, покрытый саваном
Туманным, всем стихиям вопреки?

Нет, не туда зашло стихотворение,
Хоть думалось, писалось по прямой…
Люблю тебя, мой град, Петра творение!
Начнем сначала, славный остров мой.

Ах, линии Васильевского острова,
Омытые величием воды,
Мне нравится, как длитесь вы, упорствуя,
Являясь утвержденьем правоты
Законов перспективы, геометрии.
Градостроенья давний идеал,
Что к небу вознесен простыми смертными,
Мой город так стремительно взрастал
Из топи, мрака долгого, кромешного —
Краса и диво всех полнощных стран!

Вот губернатор — князь светлейший Меншиков:
Ему был остров во владенье дан.
Прорыть каналы — так же, как в Голландии,
Самодержавный повелел указ.
У князя с той затеей не заладилось,
И не прижился Амстердам у нас.
А в память о каналах тех несбывшихся
( Не всё подвластно даже и царям )
Остались эти званья необычные
Старинных улиц, чей характер прям
И регулярен. Сей образчик четкости,
И строгости, и стройности идей,
Ритмическою графикой подчеркнутый
Привычных нескончаемых дождей,
Являет вдруг размах преодоления,
И удаль, и простор — как ветр, дыши!
Мой остров, моя детская Вселенная,
Ты научил открытости души.

Ах, линии Васильевского острова,
Как я лелею вашу прямоту,
Мгновеньями отточенную острыми,
Как шпаги блеск, летящую в мечту!
Я здесь своя… Ищу ль былого тени я
Иль с миром всем грущу наедине,
В час заблужденья и в часы сомнения
Пусть ваша прямота поможет мне.

2. Васильевский остров

Тамара Пеункова

Я всё больше влюбляюсь
В Васильевский остров,
Тишиной наслаждаюсь
Переулков неброских.

Здесь следы красоты
Возникают из были
За спиной суеты
И проспектов, и линий.

Здесь в ансамбле едином
Дом, когда-то доходный,
И веками хранимый
Особняк благородный.

Здесь над водами рек
У мостов и причалов
И Серебряный век,
И века прозвучали.

Здесь у невской воды,
У гранитного спуска
И Европы следы,
И провинции русской.

Здесь по воле Петра
Вызов брошен стихиям.
Здесь сегодня с утра
Сочиняю стихи я.

1. Ангел Екатерининской церкви на Васильевском о-ве

Татьяна Кульматова

Ангел серый Екатерининский
Во дворе своей церкви стоит.
Его адрес — остров Васильевский,
Линий, улиц, дворов лабиринт.

Он спустился на землю к нам временно,
Пока храм одевают в леса
И стоит здесь немного потеряно,
Ему больше идут небеса.

Мощь в руках, ведь они предназначены
Для того, чтоб поддерживать крест.
Поворот головы обозначенный —
Будто ангел взирает окрест.

На ветрах, под дождём, под снарядами
Весь двадцатый он век простоял,
Крест был вынут из рук спецбригадами,
Он невидимый долго держал.

Его волосы катятся волнами,
Его крыльев резное перо
И туники складки покорные —
Всё стремлению подчинено

Удержать крест над сумраком города
Над туманами, над Невой
И над островом, ведь так дорог он
И так нужен на карте любой.

 Васильевский остров

Хотите ещё?

9 просмотров
Обсуждение закрыто.