Стихи про С-Петербург: Дома, дворы, улицы, площади

Стихи про С-Петербург: Дома, дворы, улицы, площади

85 стихов про городские пространства Санкт-Петербурга, архитектуру.,

  • Улица Репина — улица Санкт-Петербурга, находится между Первой и Второй линиями Васильевского острова. При ширине 5,6 метров, улица Репина является самым узким из именованных проездов Санкт-Петербурга, имеющих статус улицы.
    Вплоть до недавнего времени это также была единственная из улиц в историческом центре города, на которой сохранялось мощение проезжей части камнем диабаз) практически на всём её протяжении. Однако узенькие тротуары были при этом заасфальтированы.

89. На площади Пяти Углов

Анна Каширина

Площадь Пяти Углов и пять
Поцелуев на каждом
Углу.
De ja vu.
Почему?
Мы дальше идем на мост…
Ломоносову
Поклон.
Опять
Поцелуй на холодном ветру.
Не обморозить бы губ,
Мой друг!
Поцелуи, как пули, разят.
Пять, шесть, семь штук!
Мое сердце не камень, и тело
От рук
Горячих плавится.
Тебе нравится.
Мне нравится…
На эскалаторе в метро
Стоять
В обнимку,
Впритирку.
Как бы справится
С желанием
Обладать!
Здесь и сейчас!
Затуманено
Сознание
Под влиянием
Флюидов — это раз…
И твоего присутствия — без прикрас
Вне категорий
Подсчета и понимания.

Кафе Аль-Шарк.
Рука на руке.
Мы только что из сугробов.
Я хотела просто сказать тебе…
Да нет. Помолчать. И то повод.

Граффити на стене.
Мне без тебя никак.
Откуда эти слова?
Наверное, просто пустяк.

Поцелуй меня на каждом углу
Площади Пяти Углов.
Пусть повторяется de ja vu.
День за днем.
Год за годом.
Вновь и вновь.

88. Пять углов

Светлана Шаляпина

Вначале город по линейке был расчерчен
Привычным взмахом — от угла и до угла.
Но как ловушка сетка линий. Из ущербной —
Строжайшей — логики живая мысль ушла.

Ах, исключение из правила прекрасно!
Нежданный ход — и так изменчива игра!
Вот Пять углов — как удивление пространства
Внезапной выходке чертежного пера.

Тот архитектор давний, видно, был проказник:
Так надоел геометрический покой —
И он устроил то ли бунт, а то ли праздник,
Махнув на классику небрежною рукой.

И пять ветров на пять дорог! — Как пентаграмма,
Где света не четыре стороны, а пять.
Мой амулет, ты раздвигаешь мир упрямо
Всей пятерней. Удачи жду — приду опять

На тот пернатый и лучистый старый остров,
Где торжествует пентатоники мотив.
Мой угловатый, словно звезды, перекресток,
Спасибо за увеличенье перспектив.

87. Пять углов

Серик Устабеков

То ли площадь, то ли перекрёсток
Место под названьем «Пять углов» —
Знает каждый питерский подросток,
Сердце ленинградских фраеров.

Здесь когда-то жили адвокаты,
Доктора, приказчики, купцы.
В доме двадцать три грустил Довлатов,
А в рок-клубе плакали юнцы.

Улица Антона Рубенштейна
Помнит выступления «Кино»,
На асфальте лужицы портвейна
И надежд цветное полотно,

Запах опьяняющей свободы
И Берггольц прекрасные стихи.
«Пять углов» — как козырь из колоды
Без привычной в буднях шелухи.

86. На площади Пяти Углов

Анна Каширина

Площадь Пяти Углов и пять
Поцелуев на каждом
Углу.
De ja vu.
Почему?
Мы дальше идем на мост…
Ломоносову
Поклон.
Опять
Поцелуй на холодном ветру.
Не обморозить бы губ,
Мой друг!
Поцелуи, как пули, разят.
Пять, шесть, семь штук!
Мое сердце не камень, и тело
От рук
Горячих плавится.
Тебе нравится.
Мне нравится…
На эскалаторе в метро
Стоять
В обнимку,
Впритирку.
Как бы справится
С желанием
Обладать!
Здесь и сейчас!
Затуманено
Сознание
Под влиянием
Флюидов — это раз…
И твоего присутствия — без прикрас
Вне категорий
Подсчета и понимания.

Кафе Аль-Шарк.
Рука на руке.
Мы только что из сугробов.
Я хотела просто сказать тебе…
Да нет. Помолчать. И то повод.

Граффити на стене.
Мне без тебя никак.
Откуда эти слова?
Наверное, просто пустяк.

Поцелуй меня на каждом углу
Площади Пяти Углов.
Пусть повторяется de ja vu.
День за днем.
Год за годом.
Вновь и вновь.

85. Пять углов

Светлана Шаляпина

Вначале город по линейке был расчерчен
Привычным взмахом — от угла и до угла.
Но как ловушка сетка линий. Из ущербной —
Строжайшей — логики живая мысль ушла.

Ах, исключение из правила прекрасно!
Нежданный ход — и так изменчива игра!
Вот Пять углов — как удивление пространства
Внезапной выходке чертежного пера.

Тот архитектор давний, видно, был проказник:
Так надоел геометрический покой —
И он устроил то ли бунт, а то ли праздник,
Махнув на классику небрежною рукой.

И пять ветров на пять дорог! — Как пентаграмма,
Где света не четыре стороны, а пять.
Мой амулет, ты раздвигаешь мир упрямо
Всей пятерней. Удачи жду — приду опять

На тот пернатый и лучистый старый остров,
Где торжествует пентатоники мотив.
Мой угловатый, словно звезды, перекресток,
Спасибо за увеличенье перспектив.

84. Пять углов

Серик Устабеков

То ли площадь, то ли перекрёсток
Место под названьем «Пять углов» —
Знает каждый питерский подросток,
Сердце ленинградских фраеров.

Здесь когда-то жили адвокаты,
Доктора, приказчики, купцы.
В доме двадцать три грустил Довлатов,
А в рок-клубе плакали юнцы.

Улица Антона Рубенштейна
Помнит выступления «Кино»,
На асфальте лужицы портвейна
И надежд цветное полотно,

Запах опьяняющей свободы
И Берггольц прекрасные стихи.
«Пять углов» — как козырь из колоды
Без привычной в буднях шелухи.

83. Самая страшная улица Питера

Ирина Ершова

Репина улица самая узкая,
А еще и страшная самая.
Моргом была эта улица тусклая,
В годы войны не была она странная.

Во время блокады сюда везли трупы —
Не успевал крематорий сжигать.
Тем, кто видел человеческие груды,
Нельзя без слез это все вспоминать.

Справедливости ради надо сказать,
Улицы-морги были в каждом районе.
Невозможно такое пером описать.
Городская земля и поныне стонет.

Моргом был даже Спас на Крови.
И некрополем должен считаться
Парк Победы, парк нашей любви…
Мы теперь можем все улыбаться.

Каждое дерево, каждое здание
И просто весь город есть памятник людям,
Всем тем, кто нам жизни отдал в назидание.
Их потому никогда не забудем…

82. Улица Репина

Марина Чекина

Не по-питерски узкая улица
На какой-то нерусский манер,
Где дома друг на друга любуются,
Уходя за Румянцевский сквер.

Тротуаров асфальтовых ленточки
Тонкой строчкой вплетаются в стих,
Обрамляя изящную клеточку
Диабаза её мостовых.

И забилось не в ритме с законами
Беспокойное сердце моё,
Захотелось, чтоб между балконами
На верёвках сушилось бельё.

Чтобы слышалось нежное пение,
С итальянским акцентом слова,
Чтоб вились по перилам растения,
Добавляя в узор кружева.

Но печально и вдумчиво щурится
У гранитных Невы берегов
Не по-нашему узкая улица
Шириною в десяток шагов.

81. Улица Репина

Наталья Апрельская

Брусчатая узкая улица.
Былого нетронутый след.
Здесь старчески окнами щурятся
Фасады, встречая рассвет.

Здесь жмётся к обочинам прошлое,
Вползая под каменный свод.
А дворики копят хорошее,
Что в детских площадках живёт.

Здесь радуют глаз палисадники —
Скупому асфальту взамен.
Но ветра порывы, как всадники,
Несутся в тоннеле меж стен.

80. Улица в Петербурге

Павел Галачьянц

Улица Репина, остров Васильевский.
Домики малые у мостовой.
Вы в тишине без рекламы и вывесок,
И за окошками — тихий покой…

Крыши железные меж дымоходами.
Печи в квартирках, камины в углах.
Так что, в любые ненастья погодные,
Очень тепло в этих старых домах…

Двум неразъехаться, улочка узкая.
Входы в подъезды — ступенями вниз.
Лестницы в дереве, лампочки тусклые
И у окон — неширокой карниз…

Домики словно корнями из острова.
Выстроил их восемнадцатый век.
Вижу в тумане — пружинный двухосный
Чёрный каретный кабриолет…

Вижу цилиндры, капоры на дамах,
Дворник с метлою у старых ворот.
Я заблудился в дождях и туманах,
Сделав два шага за поворот…

Милые улочки старого острова.
Вы сохранили свой стиль и покой.
С Вами и я доживу до погоста.
Жаль, что погост слишком близок порой…

  • Площадь Пять углов — неофициальное название перекрёстка в Санкт-Петербурге, образованного пересечением Загородного проспекта с улицами Разъезжей, Рубинштейна и Ломоносова.

79. Площадь пяти углов

Анатолий Болгов

Перекрёсток Пяти Углов,
Единение главных слов.
На площади, в тисках пяти углов
Густеют спины истинного средства,
Надежды, Веры и Любви, всех слов
Из кокона распахнутого детства.

Летят асфальты в несколько аорт:
Московский, Невский, Лиговский, Фонтанка,
Владимиро-Литейный гулкий ор,
Где лязгают трамваи грустным танком.

Надеюсь, верю и люблю всегда
В летящей сини Петербургской выси.
За высотой горячая звезда
Оплавит мне повадки дикой рыси.

Вся говорливость перекрёстка дней
Нальёт наградой золото на блюдце.
Люблю, надеюсь, верую на дне
Пяти углов счастливого колодца.

  • Невский проспект — визитная карточка Санкт-Петербурга, главная его улица, протянувшаяся на 4,5 км от Адмиралтейства до Александро-Невской лавры. Участок от площади Восстания до Александро-Невской лавры также неофициально называют Старо-Невским проспектом.

78. Невский проспект

Юлия Борисова Из Питера

Невский живёт каблучковою песенкой.
В солнечных зайцев шпильками метит.
Невской к Фонтанке спускается лесенкой.
Невский уютным фонариком светит.

И ведь никто не накажет проказника
Он и старается, нами играет.
Люди решили купить себе праздника.
Ведь лишь за этим сюда приезжают.

Это, как Золушке, той не бездельнице,
Чтобы в обнимку побыть с небесами
Хочется-хочется сущей безделицы:
Хочется-хочется город с дворцами.

Чтобы безвидность на час стала видною,
И вызывала в чужих восхищение.
Я же, порою, приезжим завидую.
Детской прозрачности их впечатления.

77. Старо-Невский проспект

Александр Егоров

Когда, сияя ярким блеском,
Луна плывет по небесам,
Я захожу на «Старо — Невский»,
Моей душе, приятно там.

Суворовский пересекая,
Здесь все знакомо и родно,
И «старый Невский» принимает,
Меня, как будто ждет давно.

Здесь и не людно, и не шумно,
Здесь у фасадов образ свой,
И как — то камерно, разумно,
Стиль чередует зданий строй.

И дворик здесь давно знакомый,
И тополя почти свои,
И можно посидеть у дома,
Где еле светят фонари.

76. Старым Невским

Юрий Калугин

Старым Невским, Старым Невским
От Невы начну свой путь,
Старый Невский ты прекрасен,
Поброжу я здесь чуть-чуть

Ты ведешь меня на площадь,
Мимо окон горожан.
Мимо тех дворов где можно,
Встретить даже парижан.

Днем, чуть выглядишь устало
От натуги, от машин.
И твоя веселость всюду,
От витрин где магазин.

Я читаю словно книгу,
Стиль Барокко узнаю.
Ничего, что мал ты ростом,
Но зато всегда в строю.

А когда наступит вечер,
Ты зажжешь свои огни.
И на улицах влюбленных,
Мы увидим издали.

Кто тебя назвал так «Старым»,
Ты ведь молод и хорош.
И в туман,и в непогоду
Старый Невский ты найдешь!

75. Невский, Невский

Алёна Демидова

От Дворцовой до Московского вокзала
Я сегодня прохожу пешком…
Невский, Невский, слов, конечно, мало
Рассказать о самом дорогом.

Всё в тебе и тайна, и загадка,
Памяти цветной калейдоскоп.
В день дождливый я кручу украдкой
Здесь настройку внутренних частот.

Я измерю Невский в герцах —
Частотой биенья сердца.
По проспекту мчалось детство,
Юность фенички плела…
Кони Клодта по-соседски
Убеждали жить по средствам —
Невский — ты моё наследство
Со времён царя Петра.

Ты красив зимой и летом.
Здесь встречали мы рассветы.
Невский — целая планета
Человеческих стихий.
От тепла любви и света,
На гранитных парапетах
В первых влажных поцелуях
Пелись первые стихи.

74. На Невский

Алла Верная

Куда? На Невский! В толчею!
Какой-то сумасшедший праздник,
Когда сюда вновь прихожу.
Не улица: проспект-проказник.

То сменит вывески, то ряд витрин,
Что жили здесь десятилетья,
Пропали. С ними — магазин.
А здесь ремонт через столетья.

Кормлю бесстыжих сизых птиц
В тени Казанского собора,
С Кутузова слетевших вниз,
Не знавшего до них позора.

Гостиный, книжный и Пассаж,
Мосты и кони, и Дом мод,
Дворцы, дома зовут в вояж
По зеркалу стоячих вод.

А Невский, как река, бурлит.
Толпа людская бьет волною.
На парусах душа летит
Навстречу невскому прибою.

73. Невский проспект

Борис Иванов

Люблю я Невский наш проспект
С его прекрасными дворцами,
Красивее в России нет
Вы в этом убедитесь сами.

Пройдите по нему к Неве
Пешком с Московского вокзала,
Над ним всё небо в синеве —
На нем героям стела встала.

Вам встретится Гостиный двор,
А вы идите дальше мимо,
Увидите Невы простор
Величие неповторимо.

Здесь летней теплою порой
Туристы целый день гуляют,
Идут и группой, и толпой,
Спеша и не спеша шагают.

Красив наш Невский и зимой,
Красив в любое время года,
Красив в мороз и в летний зной,
Какая б ни была погода.

72. Невский проспект

Валентина Гладыш

Иду по Невскому от Адмиралтейства —
Поток машин, спешит людей стена.
Какое увлекательное действо,
И арка Штаба Главного видна.

А далее кафе литературное и мостик,
На Мойке можно к Пушкину зайти,
Где, кажется,навстречу с белой тростью
Хозяин выйдет в гости пригласить.

Но я спешу, и вот уже Казанский
Собор, он колоннадой знаменит.
Напротив же, как плащик капитанский,
Дом книги изумительный блестит.

А рядом, привлекательный убором
Собор, зовётся Спасом на крови,
Известен и мозаики подбором,
И тайной, что без устали хранит.

А разные кафе, а магазины,
На Невском их, наверное, не счесть.
Чего уж стоит лишь один Гостиный,
А там ещё Пассаж красивый есть.

Вот Аничков дворец, за ним Фонтанка
И сразу несколько стоит дворцов.
И это вам уж точно не обманка,
Сооружения талантливых творцов.

Кинотеатры, банки и соборы,
На Невском можно их увидеть и узнать,
Полюбоваться на мостов узоры.
Вот если б только чаще там бывать…

71. Невский

Валерий Недюдин

Зрачки вместились старых окон
Не раз менявшихся с Петра,
Не в деревянный прежний кокон —
Одеты в пластик, зеркала.

Асфальт ухожен, чист и гладок,
Хрустальны отблески витрин,
Но воздух нам, как прежде сладок
Средь династических седин.

Сменились вывески, рекламы
Свои зажгли кругом огни,
Пускай не так одеты дамы,
Но так же милы и скромны.

И нет больших противоречий,
Меняют облик свой века,
Но дух проспекта будет вечен,
Как имя давшее река.

Невский

70. Невский

Елена Васильевна Черепанова

Наряден, красив и прелестен
Любимый мой Невский проспект.
Пройтись по нему очень лестно —
Туристов здесь полный комплект.

Гуляют шикарные дамы,
Законатели мод.
А вот идёт старый знакомый.
Известный кутила и мот.

Дома, как музейная редкость
Стоят ровно в ряд, на подбор,
А вот полукругом колонны —
Предивный Казанский Собор.

В саборе идёт сейчас служба,
А перед собором разбит
Весёлый с фонтанчиком скверик.
Народ на скамейке сидит.

На травке лежат, отдыхают
Девчонки с коспектом в руках,
Мальчишки с бутылочкой пива
И скукой вселенской в глазах.

День летний,
Предпразднечный, жаркий!
Мне весело и легко.
В душе моей светлая радость,
Свободно дышу глубоко.

Я счатлива жить в Петербурге,
Нет города красивей,
Когда иду по проспекту,
Горжусь — это город музей!

69. Невский проспект

Инна Можаева

Столицы северной дыханье
Туманом скрыло очертанья
Каналов скверов и дворцов.
И сквозь молочную завесу
Несутся кони через Невский,
Застыв пред арками мостов.

68. Иду по Невскому проспекту

Ирина Ершова

Начну прогулку я с Дворцовой,
По солнышку пройдусь.
Дворец старинный, образцовый
Мою развеет грусть.

Остановлюсь,пройду подальше —
Не вижу здесь потерь.
Красиво тут было и раньше,
Прекрасно и теперь.

Иду по Невскому проспекту.
Навстречу сотни лиц.
Вот кто-то уронил монету,
Бабуля кормит птиц.

Гулять по городу привычка.
Гуляем здесь гостей.
Вот кони Клодта, мост АнИчков —
Прекрасней нет коней.

Пройду весь Невский от начала,
Вникая в старину.
Поможет Гоголь мне, пожалуй,
Попасть в его волну…

67. Невский проспект!

Лафамм

Невский проспект! Гулял с размахом!
Со вкусом, шиком и со смаком!
Заглядывал в зрачки неоном,
Благоухал одеколоном.

Галдящий, с жадностью жующий,
Бывал и нищий, алчно пьющий.
Рвал нервы скрипкой в веке…цатом.
Отчаянный мятеж раскатов,

Граниты ливнем поливал.
И пепел с куполов смывал…
Безличный, в чём-то безразличный,
Публичный и интимно личный.

Он тоже плакался в жилетку,
Он зябко кутался в жакетку,
Любил безмолвно, безнадёжно.
Ругал себя: «Ну, как так можно?»

За дамами он волочился,
Стрелялся, от любви лечился.
Он жизнь с начала начинал,
И точно так-же продолжал…

Бродил в тоске, по тёмным лужам,
И голос был его простужен.
Был искренен и нагло врал,
Кристально честен, ловко крал,

Пороками он был попутан,
И благочестием окутан.
Он был нутром и нашей кожей.
И уважал закон лишь Божий.

По вечерам ездил на бал.
Купался в славе и блистал.
Проспект был баловнем эпохи:
Ему дарили «ахи», вздохи!

Екатерины пьедестал,
Зевак к подножью собирал.
Фасадами всех восхищая,
С моста Аничкова взирая,

Он горделиво провожал.
Коней играючи держал.
Знал уважение всех держав.
Любовь с изменою познав.

Любимец прожитых веков,
Свидетель сброшенных оков! —
Тобою тихо восхищаюсь
И ни за что не распрощаюсь.

66. Солнечная сторона

Маргарита Люблинская

Невский четырнадцать. Школа.
Я положила цветы.
Буквы на синей табличке,
Надписи ясно видны:
«Граждане! При артобстреле…»
Слышу сирены я гул!
И Ленинград, тот, военный,
В душу мою заглянул!

Вдруг, в одночасье, прогулки
Солнечною стороной
Стали смертельно опасны!
Здесь, современник, постой!
Память о мужестве стойком
И героизме простом,
О пережитом в блокаду
Свято хранит этот дом.

Сталинский, серый, унылый,
Принятый Невским солдат
Знает: сеанс спиритизма
Здесь проводил старший брат.
Духи людей, всем известных,
Те посещали края.
Может, поэтому слышу
Голос истории я?

Летнее солнце скупое,
Чётную сторону грей!
К камню прижмусь я ладошкой:
Справа всегда нам теплей.
Будто людское дыханье
Павших за город бойцов
Слышится в северном ветре.
Стали отцы без отцов…

Но девятьсот беспощадных
Дней удержать удалось
Город! И выстоять! Выжить!
Да, умирать им пришлось!
Не повторится пусть горе!
Смерть побеждать не должна!
Пусть будет солнечной, мирной
Каждая здесь сторона!

65. Невский проспект

Надежда Яковлева

А Невский прекрасен в любую погоду!
Порой мне довольно и часа ходьбы:
И гордые кони несутся сквозь годы,
Не трогая с места и встав на дыбы.

Где служат Атланты надежной опорой,
И шпиль золотистый вонзается в даль.
Упрямо цепляясь за купол собора,
Им грезит до дрожи промозглый Февраль.

Печально роняя слезинки на стекла,
Он дышит туманом над сонной Невой…
Да лишь бы душа у людей не промокла,
А если промокла… Просушим… Весной…

64. Так хочется пройтись по Невскому

Наталья Апрельская

Так хочется пройтись по Невскому,
Не торопясь, всё прямо, прямо.
Не подвергать разбору резкому
Огни навязчивой рекламы.

Не натыкаясь на гуляющих
И на спешащих на работу,
Пройти, кивая окрыляющим,
Привычным, в общем-то, красотам.

И озирать дома восторженно,
Любуясь тем, что всем неважно:
Но как же всё прекрасно сложено,
Как велико малоэтажно!

В толпе оставшись незамеченной
С улыбкой подлинного счастья.
Иду по Невскому, по вечному,
Его судьбы живою частью!

63. Теплее всего в Петербурге на Невском

Николай Наливайко

Теплее всего в Петербурге на Невском —
Без праздных метафор! Я это — всерьёз…
Витрины здесь греют изысканным блеском —
Тут даже уютно в крещенский мороз.

Нева огибает, тиха и невинна…
От глаз и улыбок на Невском — тепло!
Тут взгляды, тут встречи… Вокзал и Гостинный…
А питерский климат не так уж и плох…

62. Улица веротерпимости

Маргарита Люблинская

Кто назвал так Невский?
Александр Дюма.
Что ему известно?
Разберусь сама!
…Купол невесомый,
Бирюзовый цвет.
На проспекте, точно,
Тише места нет!
Всех, кто быть захочет
Несколько минут
Вдалеке от шума,
В этой церкви ждут.
И пускай армянский
Слышится вокруг,
По глазам понятно,
Что священник — друг!
…Музыка в костёле.
Там орган звучит.
Пусть ты не католик —
Тоже помолчи!
Здесь Дюма, Мицкевич,
Лист, Бальзак, Готье,
Питерский художник —
Все на «Паперти».
…Петрикирхе вижу:
Лютеране тут
Молятся тихонько
И чего-то ждут.
Кто бассейн придумал
В храме создавать?
Из бетона чашу
Как теперь убрать?
…А Библиотека
Блока? Времена!
Та — в Голландской церкви!
Может, временно?
…В шахматы играешь?
Клуб сейчас открыт
Во Французской церкви.
Кто же победит?
…И Казанский, мощный,
Православный храм
Здесь стоит, на Невском.
Как наказ он нам:
«Будьте толерантны!
Уважайте всех!
А война религий —
Это тяжкий грех!»

61. Так хочется пройтись по Невскому

Наталья Апрельская

Так хочется пройтись по Невскому,
Не торопясь, всё прямо, прямо.
Не подвергать разбору резкому
Огни навязчивой рекламы.

Не натыкаясь на гуляющих
И на спешащих на работу,
Пройти, кивая окрыляющим,
Привычным, в общем-то, красотам.

И озирать дома восторженно,
Любуясь тем, что всем неважно:
Но как же всё прекрасно сложено,
Как велико малоэтажно!

В толпе оставшись незамеченной
С улыбкой подлинного счастья.
Иду по Невскому, по вечному,
Его судьбы живою частью!

60. Невский проспект

Наталья Дроздова

Пускай мне питерцы предъявят счёт,
Пусть обвиняют в непатриотизме,
А, может, в чём-то пострашней ещё,
Ну, например, в кощунстве и цинизме,

Но только я в последние года
По Невскому нарочно не гуляю —
Он стал чужим, не хочется туда
Мне приходить. Ужасно утомляет

Мелькание навязчивых реклам,
Огромные плакаты: «Распродажа!»
А люди хлещут пиво из горла,
Не ощущая дискомфорта даже,

Там, где ходили Гумилёв и Блок,
Где Пушкин умирал… Да, что там пиво?!
Здесь паспорт, телефон и кошелёк,
В мгновенье ока уведут красиво.

Сам Невский тут, конечно, не причём,
Невеж, воров, рекламы всюду море,
Но в сердце города, как по сердцу ножом,
Мне эта дикая новейшая история…

59. Роскошный Невский

Ольга Северова-Констанция

Роскошный Невский — щёголь, франт
В своих одеждах, как педант,
Ведёт из бренного «оттуда»
В неотвратимое «туда»,
Такое северное чудо,
Где дух творящий жив всегда!

Роскошный Невский — явь и сон,
Сынов России видел он,
В чьих душах крест, любовь, отвага
И честь, как сильное крыло,
Рукою твёрдой сжата шпага
И конь готов принять в седло…

Роскошный Невский — звук копыт
И выстрел, что давно забыт,
И блеск штыков идущих строем,
И крест, что сорван был с утра,
И самокрутка перед боем,
И хруст разбитого стекла…

Роскошный Невский, как любовь,
Он обнимает вновь и вновь
Крылом Казанского собора…
Так сладок этот дивный плен,
И не желаешь ты другого,
Кто мог бы стать ему взамен!

Роскошный Невский — таен страж,
Времён бегущих экипаж,
Его сиятельство Причина
Полёта духа, ярких чувств,
Что не бурлят «на половину»,
Высоким слогом рвутся с уст…

Роскошный Невский, он — магнит,
Тот не забудет, кто узрит!
Здесь прошлое встречает «завтра»,
Здесь сто мелодий, как одна,
Здесь словно сцена у театра
Всегда актёрами полна!

  • Улица Зодчего Росси — улица в Санкт-Петербурге, названная в честь архитектора Карла Росси. Ведёт от Александринского театра к площади Ломоносова и состоит из пяти зданий, построенных по единому проекту с единым фасадом, так что создаётся впечатление, что на каждой стороне улицы — по одному зданию. Улица уникальна своим точным следованием античным канонам — её ширина равна высоте её образующих зданий (22 метра), а длина ровно в десять раз больше — 220 метров.

58. Улица Зодчего Росси

Людмила Фершукова

На задворках северной столицы,
Что своими зодчими гордится,
В заурядном доме на Фонтанке —
Без колонн, дорических и арки —
Умирает зодчий Карло Росси.
Беден он, но милости не просит.

Разве не ему принадлежат
Павловск, Рыбинск, Тверь и Петроград?
Там его ансамбли и дворцы,
Словно драгоценные ларцы,
Восхищения собирают взгляды.
Можно ли другой желать награды?
Он творил легко, самозабвенно.
Был бы рад его учитель Бренна:
Карл, его прилежный ученик,
В творчестве таких высот достиг,
О которых многие мечтали.
Только и к нему пришли печали.

Он не уберегся от холеры.
Умирает… . За окошком серый
Петербург насквозь пропитан влагой.
Он пока что не сравнится с Прагой,
С Римом не сравнится и Парижем,
Только нет прекраснее и ближе.
Невозможно без любви создать,
То, что будет красотой пленять,
Не десятилетия – века.
Имя Росси времени река
Не поглотит, не предаст забвенью,
Живы, Зодчий, все твои творенья,
Итальянец с русскою душой,
Стал еще красивей город твой.

Улица, знакомая мне с детства,
Образец ума и совершенства,
Носит имя зодчего по праву,
Здесь мне «не обидно за державу»!

57. Улица Зодчего Росси

Николай Наливайко

Помню, в детстве — «Волшебную улицу» —
Я впервые увидел в кино.
Здесь, над нею и небо не хмурится…
Вдоль Фонтанки — античный канон:
Двадцать два — двадцать два — двести двадцать…
Эта магия чисел ясна
Настоящим, былым ленинградцам —
Высота, ширина и длина…
Золотое сечение Росси!
Городской петербургский уют…
Новый Питер, конечно, разросся,
Но Хариты здесь тайно живут…

56. Улица Зодчего Росси

Павел Логинов

Тут никаких соплей,
и прочих — «руки-в-брюки», —
армейский шик и блеск,
имперское — » по струнке».

Тут — не накоротке,
с окурком, через зубы, —
но — ляжки в кипятке
да мураши под шубой.

Любой — Алкивиад,
любая — Терпсихора,
что денег ни копья —
не будет приговором.

Коль проживаем в долг,
то проживём не плача,
а что нас ждёт потом —
зависит от удачи.

Дотянем как-нибудь,
а с мёртвых — взятки гладки.
Так перекрестим грудь,
сквозь боль сведём лопатки,

да проорём -» Ура!»,
с усов сдувая иней,
и словно к киверам
ладони к шапкам вскинем.

55. Улица зодчего Росси

Вадим Константинов

Великим Зодчим создана, —
По всем классическим канонам!…
В какой уж раз, — нам всем она, —
В неё, как в женщину влюблённым, —
Подарит целостный свой вид,
Что годы тронуть не сумели?!…
И нас с тобой преобразит!…
Пусть ненадолго, в самом деле!!!

54. Самая пропорциональная улица Зодчего Росси

Ирина Ершова

Отражаются как в зеркале
Этой улицы дома.
Магазины были мелкие,
Так как улица мала.

А теперь в них Академия,
Учатся балету здесь.
В ней бывало столько гениев,
Всех теперь не перечесть.

Хороши здесь все пропорции,
Ширина и высота.
Вызывают в нас эмоции,
Идеальны не с проста.

Грандиозная,простая,
Симметричней в мире нет.
Чем всегда нас удивляет,
Виден там театр в просвет.

Колоннады и все арки
Ощущенье придают
Камерности очень яркой,
Театральность выдают.

53. Питерские дворики…

Юрий Смольянов-Янсон

Питерские дворики
ДонЕльзя узкие.
Чугунные заборики,
Скверики с ладошку.
Знают только русские
И ценить умеют:
Мелочь неприметную,
Штукатурки крошку.

«Завиток на стенке,
Эка невидаль», —
Скажет кто-то чуждый
Питеру и нам.
Я по миру ездил,
Лучшего не видел.
Испытал здесь счастье
С горем пополам.

Питерские дворики
Нам родными стали.
Как бы ни старались,
Нам их не забыть…
Время призовет нас
В поднебесье дали.
Мы уйдем, а город
Будет дальше жить!

52. Мелодии домов

Наталья Апрельская

Вы слышите мелодию без слов,
Рождённую фасадно и настенно,
Что сложится в симфонию Вселенной,
Покинув город в сорок островов*.

Где выдержан классический канон,
Но ветрены ажурные балконы,
Где хором распевают маскароны
В органной многотрубности колонн.

Где слаженно звучанье балюстрад,
И дивными этюдами лепнина
Собою украшает исполина —
Высокий многооконный фасад.

51. Питерские серые дворы…

Оля Малаховская

Питерские серые дворы —
Гулкие бездонные колодцы
С лужицами в выбоинах и
С солнцем, отразившемся в оконцах.
Анфиллады проходных дворов,
Гроздья лифтов, в воздухе парящих,
С роскошью растреллевских дворцов
Спорящий до нежности щенячьей.
Настоящий …, мнимый … и — родной,
Принимая все твои изъяны,
Я, всю жизнь связавшая с тобой,
Не трезвея, пребываю … пьяной …

50. Петербургские колодцы

Павел Галачьянц

Петербургские «колодцы»…
Здесь — вступаю в век иной.
Не пройдёт чужак без лоций,
Даже зная адрес мой.

Ночью — сыро и тоскливо,
А ещё — темно и зло…
Из окошек некрасивых
Вечно смотрят сквозь стекло…

Из двора в дворы — проходы.
Мутны лужи под ногой
И коты — одной породы,
Самой лучшей — «бочковой»…

В нишах — мусорные баки,
У которых, сворой злой,
Спят бродячие собаки.
Обойти бы стороной!

Льются запахи из кухонь:
Щей и жареных котлет.
Верно, где-то молодуха,
Приготовила обед…

А ещё — в квадрате небо,
Словно сшито из дождей
И в кормушках — крошки хлеба
Для залётных голубей.

49. Проходные дворы

Светлана Шаляпина

Дворы проходные, сквозные проходы,
Ведущие вдаль, за черту, за пределы
Знакомого мира — как будто бы брода
В бездонном пространстве душа захотела.

Дорога из прошлого — пусть в неизвестность,
Из замкнутой тверди прорыв как спасенье —
Туда, где не ждут, где иная окрестность,
Где случай, быть может, подарит везенье.

Судьбы вариант — лабиринт неизведан,
Придуманный с умыслом, скрытым размахом.
Его одолеть — улыбнуться победам
Над ленью, привычкой и собственным страхом.

В колодцах-дворах, где душе неуютно,
Ищу тайный ход — вдруг он мне предназначен?
И, спутав следы, верю в эту минуту:
Уйду от погони, настигну удачу!

48. Старый питерский дворик…

Татьяна Сытина

Старый питерский дворик — пристанище жизни взволнованной,
Ты меня поскорей от проблем надоедливых спрячь,
Поутру переполненный птичьим ликующим гомоном
И восторженным криком мальчишек, играющих в мяч.

Улыбаются окна, дождем торопливо умытые,
На ухоженных клумбах ковром зеленеет трава.
И глядят на меня неподвижно глазами гранитными,
Будто вечные стражи, четыре задумчивых льва.

Я бреду по дорожке, мощенной бордовым песчаником,
В теплых лужицах майских игриво шалят воробьи…
Старый питерский дворик, ты — пристань усталого странника,
Я всегда возвращаюсь в объятья родные твои.

47. Проходные дворы

Юлиан Фрумкин-Рыбаков

Проходные дворы не имеют лица своего,
Проходные дворы друг на друга похожи.
Их проходят насквозь. Нет, вернее всего,
Их проходят навылет десятки и сотни прохожих,
Что спешат по своим неотложным делам
И хотят, о, наивные, выиграть время,
Будто время, как вещи, лежит по углам
И пылится на полках, забытое всеми.

Проходные дворы — это общее место страны:
Ни лица, ни ухода. ни власти, ни сметы…
Проходные дворы, это арки такой толщины.
Что заходят в них люди, и где они? Нету ответа.

Проходные дворы населяют различные СМУ,
Проходные дворы населяют забытые люди,
Баки с мусором, кошки и мышки, кому
Ничего не несут на серебряном блюде.

Только эхо шагов. Непристойные надписи. Мат.
Крик животный, бессвязный из грязных окошек…
Здесь так любят, живут, пьют, дерутся и скудно едят…

Проходные дворы время копят, его собирая с прохожих…

46. Ах, эти питерские крыши!

Ирина Ершова

Ах,эти питерские крыши!
Они довольно знамениты,
Дождями севера омыты.
Там по особому ты дышишь.

Попасть туда не очень просто,
Но с высоты вид впечатляет,
Поволноваться заставляет.
Там чувствуешь себя подростком.

Туда идут за наслажденьем,
За видом классного заката,
Когда все крыши им объяты.
Кто-то идёт за вдохновеньем.

Там можно назначать свиданья,
А летом даже загорать,
Пикник устроить и мечтать…
Чтоб на всю жизнь воспоминанья.

45. Дворы-колодцы

Ирина Ершова

Дворы-колодцы,
Как это мило!
Но жить, наверно,
В них так уныло.

В дворе-колодце
Кусочек неба
Со странной формой
Висит нелепо.

И в центре Питера
Есть вереницы
Таких дворов,
Где нет границы.

Где взяв с собой
За руку спутницу,
Можно квартал пройти,
Не видя улицу.

Проходит время,
В дворах-колодцах
Стоят машины,
Не видят солнца.

Их баки с мусором
Заполонили.
Дворы-колодцы
Закрыть забыли.

Здесь всё как прежде
И окна даже
Все друг на друга
Взирают также.

Немым свидетелем
Они являются.
Эпохи прошлой в них
Дела скрываются.

44. Необычные питерские дворики

Ирина Ершова

Питерские дворики разные такие.
Страшные до коликов, круглые,прямые.
Вот дворы,в которых есть мистика,легенды.
Вспомнишь ненароком здесь страшные моменты.
Хочешь отдохнуть душой — в дворик дяди Стёпы.
Двор достаточно большой, клумбы в нём и тропы.
Хоть в Москве он постовой-в Питер приезжает.
У него над головой светофор мигает.
В центре города есть двор-живопись на стенах
И куда ни бросишь взор, всюду сказок сцены.
Дворик Ангела в нём есть, двор-колодец это.
Ангелов встречают здесь и зимой и летом.
А в египетском дворе статуи и сфинксы.
Узнавать в нём детворе южную столицу.
Даже есть двор со станком, двор «Камчатка Цоя».
Можно зайти вечерком, слушать песни стоя.
С Эйфелевой башней двор,есть дворик с драконом,
Где раскрашенный забор,с аистом,с ротондой.
Шахматные дворики, дворик с Колизеем,
Двор, где много гномиков, мы в таких добреем.
Дворик с трубочистом есть, мозаичный дворик.
И таких дворов не счесть, в каждом из них дворник.
Петербургские дворы-города история.
Это целые миры,а не бутафория.

43. Одно из питерских чудес /Толстовский дом

Ирина Ершова

Толстовский дом-
Одно из питерских чудес.
Снаружи дом как дом,
Кругом такие есть.

Проходишь через арку,
Идешь, идешь, идешь…
И лишь, пройдя весь двор,
В чем фишка ты поймешь.

Двор длиннОй с улицу,
Изогнутый такой,
С фонтанами и арками,
Совсем крутой.

Идешь и нет конца…
И вдруг, как сквозь портал
Внезапно выбросит
Тебя в другой квартал.

Зашел ты с Рубинштейна,
А вышел на Фонтанке.
Не стОит заходить, друзья,
Сюда по пьянке…

Киношники дом этот
Всегда любили.
Вы «Вишню зимнюю»,
Надеюсь, не забыли.

Это просто чудо,
Замкнутое внутри.
Найдется время —
Зайди и посмотри.

Двор этот бУдит
Фантазию у нас.
В него захочется вернуться
Еще не раз.

42. Петербургские старинные фонари

Ирина Ершова

От сумерек до самой до зари
Наш город освещают фонари.
Вы не подумайте,что газ
Там в фонарях горит для нас.

Нам с вами очень повезло,
То время навсегда ушло.
В старинных этих фонарях
Есть электрический заряд.

Будто добрый волшебник-маг,
Ток в железный столб вдруг проник.
Был закончен фонарный мрак,
Оживил ток их в тот же миг.

И теперь фонари кругом
Освещают и мост и дом…

41. Питерский дворик

М-Рута

Питерский двор обязательно с кошкой,
Звуки рояля летят из окошка,
Клумба с цветами скосилась на бок,
Квадратное небо, тупик-закуток.

Арка украшена старой лепниной,
Кто — на рояли, кто — на пианино,
Окна открыты и кто-то поёт,
Голубь вдоль дома лениво бредёт.

Жёлтые стены, железные крыши.
Узкие окна кажутся выше.
Старые двери тёмных подъездов
Тайны хранят: кто живёт, кто проездом.

А у парадной, конечно, старушка,
В доме имеет одну комнатушку.
Очень сурово следит за порядком,
Будто владеет не комнатой — замком.

В клумбу цветы садит каждое лето,
Свято хранится традиция эта.
Дворик живёт тихой жизнью своей
Вдали от проспектов и площадей.

Редкий прохожий — нечаянный зритель,
Старого дворика ты посетитель.
Так же и я, Петербургом любуясь,
Свернула во двор с переполненных улиц.

Петербургские колодцы

40. Прохлада мрачных питерских дворов

Наталия Филатова

Прохлада мрачных питерских дворов.
И гулкий вздох простуженных колодцев,
Не знавших блеска пафосных балов,
Избравших тень взамен жары и солнца.

За толщей стен, отнюдь не без грехов
Живут судьбой всё той же невесёлой.
Здесь веет грустью блоковских стихов,
Здесь «Ночь. Фонарь…» безлики без глагола.

Питая страсть к мистическим местам,
Красу трущоб восславил Достоевский,
Пером воздав замызганным дворам,
Их странным снам, их душам мрачно-дерзким.

Здесь город-призрак, сумрачный фантом
Встаёт в ночи, в хрип кашля брань вплетая…
А мне милей с булгаковским котом
Увидеть связь, в мечтах своих витая.

Услышать стук копыт по мостовой,
Прекрасной ведьмы сонное кружение
В окне небес узреть над головой…
Чу… сатанинской свиты приближение…

Мне до сих пор, признаюсь, не понять,
Чем князю тьмы понравилась столица…
Для бесовства уж верно благодать
В сиих местах лукавить и глумиться.

39. Доходный дом

Наталья Апрельская

Доходный дом — типичный вариант
Архитектурных питерских сюжетов.
Любой фасад, как старый фолиант,
И не раскроет нам своих секретов.

Здесь этажи — подобия страниц,
Где всякий год вносил свои поправки:
Менял число и расстановку лиц,
Считал урон, учитывал прибавки.

Здесь каждый был любой погоде рад,
Встречал рассвет, спокойно ждал заката.
Но всё скрывал изысканный фасад.
Да и теперь скрывает, как когда-то.

38. Наши питерские дворы

Виктор Ратьковский

Дворов замызганных колодцы
и трещины у серых стен ,
и дверь, как будто бы в коросте,
и только снег упал и бел.

Тоскливый сумрак, хмуро утро,
Работа, вновь иду с тоской,
И папка так в руке раздута,
Читала, что б им упокой.

А где-то платье от Габано,
И от Версачи сапоги,
Идут красотки по Багамо,
А тут заплачешь от тоски.

И звон трамвая, где Литейный,
Я представляю ту толпу,
Что давит плащик мой смятенный,
И нитка, ту, что оборву.

Извозчик, где же ты, извозчик,
И жемчуга, шальной тюрнюр,
И в муфте щёлкнувшие кости,
Вот шутит этот балагур.

Эх, промелькнувшее виденье,
Красивой жизни здесь и там,
Пойду опять в своё круженье
По нашим жутким этажам.

37. Старый петербуржский двор

Вита Савицкая

Старый петербуржский двор…
Двор — затменье…двор — колодец…
Двор — ущелье..среди гор…
Маргинал…изгой…уродец…

Солнца луч…лишь иногда…
Вдоль стены…как вор…крадётся…
И растёт…лишь лебеда…
Ей почти…не нужно солнца…

Двор — тупик…и двор — тавро…
Опечатка и.. запинка…
Только знаешь…и в него…

36. Петербургские дворы

Владимир Плющиков

В Петербург заглядывает лето
Сквозь июнь — минутностью жары.
Я бегу от солнечного света
В наши затенённые дворы —
В проходные, с беспокойным эхом,
Постоянным, как морской прибой,
С неизменной маленькой прорехой
Высоко, над самой головой.
Ни афиш заезжего кумира,
Ни машин — исчадья городов.
Тут слышна оторванность от мира
В беспокойной гулкости шагов.
Не ищите красоты фасадов,
На фасадах только имена.
Бывших Петербурга, Петрограда
Во дворах ютятся времена.
Все, как прежде — тот же свет, и тени.
Времена навек заточены
В полустертых каменных ступенях,
В кирпичах и трещинах стены.
Плачет ветер тоненьким дискантом
Высоко, взволнованно, навзрыд.
Жду, когда уставшие Атланты
Поведут босых кариатид
Отдохнуть от солнечного света,
От нескромных взглядов и жары,
Посреди рассерженного лета
В наши Петербургские дворы…

35. Дворы-колодцы. Ода Питерским дворам

Елена Коли

Оставь парадный Петербург,
Гранит Невы холодной,
Пойди к Коломне
Иль туда, куда течёт канал Обводный.

Вокруг Сенной ты погуляй,
Сходи к Адмиралтейству.
Ты Петербург другой познай —
Обыденный , житейский.

В дворы-колодцы загляни
В них Петербурцев поколенья
Проводят годы, ночи, дни
В трудах, в мечтах, в любви, в терпеньи.

В дворах-колодцах жизнь течёт
Не видимая миру
В одном из них поэт живёт —
И им он дарит свою лиру.

Тебя, великий Петербург, прославили поэты
Дворцов, соборов и мостов прекрасны силуэты.
Но есть и скромный Петербург — трущёбный, обветшавший
От благ прогресса, суеты почти на век отставший

Туда не заглянёт турист —
Зачем ему дворы-колодцы,
Когда есть Зимний, Петергоф,
Исакий, Невский, Биржа, Ростры?!

А я ценю твои дворы
И в дождь, и в зной, зимою в вьюгу
Отражена в них, как в воде,
История Санкт-Петербурга

И я хочу, чтоб город жил,
Рос, хорошел и развивался.
И чтоб берёг свои дворы,
И с ними чтоб не расставался

Мосты разводят над Невой,
Сверкают купола в закатном солнце
И обожать я буду город мой
И в триста десять лет и в триста девяносто!

Иду домой минуя я
Бугры мостов, Сенную площадь,
И вслед звенят колокола
Мне с колокольни у Никольской

На колокольне той часы
Век Петербурга отмеряют
К трёхстам годам и десяти
Их стрелки тихо подползают

Для человека — это срок,
А для Вселенной — лишь мгновенья…
Виват-виват, Санкт-Петербург
Любимый город, с Днём Рожденья!

34. Вечер. Петроградка

Юрий Со

Вечер. Жёлтые стены домов. И украдкой
солнце сквозь тучи крадётся над Петроградкой.
В арке жмётся к решётке редкий прохожий.
Проходные дворы, цвета старческой кожи,
с черно-синими пятнами матовых окон,
за которыми каждый – герой или кокон
для героя. И то, и другое не важно.
Живи здесь сто лет, эти «колодцы» не ваши.
Вечер. И отпадает от стен штукатурка.
Глухие дворы и каждый, как будто шкатулка
та, в которой никем не уложены вещи.
Зияют они, то горестно, то зловеще.
И старуха с шитьём из застиранной рвани
сидит у окна, как продолженье герани.
Жухлые стены, как продолженье старухи,
обрубками труб тянут дырявые руки
в небо, где солнце вспышкой бесшумной и краткой
тащит себя через тучи над Петроградкой.

33. Двор на Петроградской

Юрий Со

Идти дворами и остановиться вдруг,
заслышав стоны мусорного бака.
Я знаю. У попа была собака.
Собаки нет. Но есть в окне паук.

Поежиться. Надев на нос очки,
вглядеться в стены дома цвета теста,
нюхнуть амбре из темного подъезда,
в котором смешаны «Шанель» и кабачки.

А под ногами, словно мелкий шрифт,
для голубей рассыпанное просо.
И разминая пальцем папиросу,
заслушаться как воет старый лифт.

Стоять. Бояться. Или оглядеться.
Пожаловаться бабке на дожди.
И слушать как струятся впереди
по водостоку шорохи из детства.

Взойти на лестницу и вспомнить имена,
и лица, долгих ожиданий тряску.
Там где экземой шелушится краска,
не разглядеть свои же письмена.

От солнца двор поставлен на попа.
Пунктиром окна убегают к свету.
Я тут стою. Хотя меня здесь нету.
Как нет собаки больше у попа.

32. Старый Петербургский дом

Александр Егоров

Кариатид недвижный взгляд,
Скрывает тайное страданье,
Они над городом парят,
Как прошлых дней напоминанье.

Фасад обшарпан, дом больной,
Подъезд парадный позабылся,
Судьбу, хранит он за собой,
С эпохой, нынешнею слился.

Гардин не видно у окон,
На стенах старых, ночи блики
И тень забвенья, в доме том,
Рисует, запустенья лики.

Лишь призрак дамы по стеклу,
Мелькнет в полночное мгновенье,
Да, дождь осенний, на ветру,
Как, дамы той — прикосновенье.

31. Питерские проходные дворы

Александр Соломатин

Вы — навек знамениты —
Проходные дворы.
Вас любили бандиты,
Обожали ворЫ.

Зазевался прохожий
Тёмной ночью — держись…
Хорошо, если — в рожу,
Чаще — деньги и жизнь.

ВременнОе пространство —
Вы, как путь в иной мир.
Как дороги для странствий,
Маяки чёрных дыр.

Здесь проблемы решались
В девяностых годах.
Здесь — всё то разрешалось,
Что — нельзя на глазах…

Нынче — все перекрыты,
ВоротА — под замком.
И от глаз чужих скрыты,
Не проскочишь тайком…

В память врежутся прочно
(Той далёкой поры)
Очень жуткие — ночью —
Проходные дворы…

30. В литом уюте питерских домов…

Валентин Молчанов

В литом уюте питерских домов
Хранит пространство тишину парадных,
Изыск имперский, стыль времён блокадных,
Калейдоскоп изменчивых веков…

Здесь стены в гобеленах помнят звон гвардейских шпор,
Роскошество балов за кованой оградой…
Сокрыт тот мир монументальной балюстрадой,
Разъятый Петроград глядит сквозь вычурный фурор…

И растекается волной по площадям,
По лабиринтам коммунальных буден,
По Невскому, что вечно многолюден,
По пустоте дворов, изящнейшим мостам…

В нём на века перемешались все слои,
Сплелись в единое кружащее движенье…
Струится блюзом моросящим вдохновенье
И сфинксы стерегут сокровища свои…

Зима провоет вьюгой, минет ледоход,
Дождями отшумит береговой гранит…
Но навсегда величье Духа сохранит
Туманный Город, что распахнут в Небосвод…

29. Проходные дворы

Ветер Иллюзий

Блики, иллюзии, искры,
Нервы, молчанье, озноб,
Прелести кухонной жизни,
Серость остывших полов.

Шумы коммунальной квартиры,
Запертый воздух навек,
Толстые стены и мысли,
Окна которых здесь нет.

Дворик — 14 метров,
Неба квадрат высоко.
Кажется это мой город,
Кажется мне тут легко:

Дышится, мыслится, спится,
Хоть я замёрз до костей.
Житель холодной столицы,
Владелец безумных идей.

Прогулка в пустой подворотне,
Выход в соседний квадрат,
Кажется где-то тут Невский,
Думы тревожно летят.

Арки и мёртвые окна,
Дворы проходные кругом —
Запутанный мир в лабиринтах,
И я блуждающий в нём.

28. Петербургские улочки

Галина Ольховик

Петербургские улочки,
петербургский заквас,
позабытые булочки,
золотой ананас.
На канал Грибоедова
я под песни лечу,
с воробьем отобедаю
и хандру залечу.
Где старинные дворики
и огромный размах,
снятся крестики-нолики
в обесцвеченных снах.

27. Адмиралтейская набережная Санкт-Петербурга

Люда Павлова

Набережной розовый гранит,
Львов дозор навечно встал у пристани.
Чайка плавно над Невой кружит,
Плещут волны пенистые брызгами.

Треплет ветра радостный напор
Над Адмиралтейством Флаг Андреевский.
«Медный всадник» длань вперёд простёр,
В возрожденье Родины уверенный.

Шпиль Адмиралтейства высоко
В океан небесный поднял парусник,
Он плывёт средь облаков легко,
Двигаясь покорно ветру — галсами.

Здесь рождался наш Российский флот:
Бригантины, корабли с галерами…
Из приневских выпорхнув болот,
Стали средь морских держав мы первыми!

Здесь такая гордость за страну,
За Петра бессмертное творение —
Несравненный, дивный Петербург,
Созданный могучей волей гения!

26. На Английской набережной

Мария Вл Богомолова

I
Начало мая. Белых ночей зачатие.
Ветер балтийский дует прямо в лицо.
На закате гулять вдоль Невы – занятие,
Которого долго ждёшь. В конце концов
Сбегаешь от всех в Северную Венецию
На каких-то три или четыре дня,
Чтобы в очередной раз получить инъекцию
Города в сердце… В самую суть меня.
Пусто у причала Английской набережной;
Громкие чайки снуют над гладью вод.
И отражается в оболочке радужной
Глаз моих серо-синего неба свод.

II
Этот город прекрасен в любую погоду.
Здесь дожди и туманы такие же
Экспонаты, оттого немало народу
Хотело бы их разглядеть поближе.
То́лпы китайцев, одетые в пуховики
И шапки, глазеют на окрестности:
Вряд ли первые впечатления глубоки,
Но туристы в восторге от местности.
Незнакомый прохожий в поношенном пальто
И в берете, почти съеденном молью,
Попросил у меня сигарету и готов
Поделиться гложущей душу болью…

III
Благовещенский мост сгорбатился над Невой.
Под его пролётами каждой весной
Буксиры кружа́тся в вальсе на фестивале
Ледоколов. Вы такое видали?
А пока суда на приколе, их бережно
Моют, красят матросы у берега,
Чтобы буксирам радостно было кружиться.
Воздух влажен. Северная столица
Как никогда приветлива в часы заката.
И в моей голове звучит токатта
Поля Мориа, воскрешая в памяти то,
Что однажды случилось со мной… назад лет сто.

25. На Большой Конюшенной. Уличная зарисовка

Алкора

Мы в пышечной. Опять завис над миской
несносный внук: ему меня не жаль:
не интересны зданья, обелиски,
шагренью исчезающая даль
свободных дней — да что ему за дело?
Вот над тарелкой — весело гнусить!
Подталкивать и ждать так надоело,
«чуть побыстрей, пожалуйста!» просить, —
так хочется по улицам знакомым
бродить туда-сюда, как в первый раз,
свой город узнавать — он вечно новый,
он снова мне открытия припас,
так хочется… Мне действует на нервы,
скажу вам честно, детское нытьё!
— Я не люблю детей?! Увы, наверно…
Но Мишку — очень… Значит — всё путём!

  • Пышечная у ДЛТ. Сколько раз о ней не говори — хуже от этого она не становится. Да-да, речь идет о легендарной пышечной на Большой Конюшенной. Эту пышечную знают если не все, то хотя бы многие жители нашего города. Не одно поколение петербуржцев расхваливало местные пышки, ведь кафе у ДЛТ существует уже около 50 лет. Пышки готовят по авторскому рецепту, который придумали еще в 60-х годах. Поэтому местные лакомства остались именно такими, какими помнит их старшее поколение. Туристы из других стран и городов специально заходят сюда насладиться этим неповторимым вкусом, сохранившимся ещё с советских времён. Кстати, эта пышечная успела попасть в «Красную книгу Петербурга».

24. Улица-солнечные часы /Большая Морская улица

Ирина Ершова

Если в Питер ты приехал,
Можешь быстро сверить время.
И ничто тут не помеха —
Оно будет твоей тенью.

Надо выйти на Большую
Ровно в полдень на часах,
Не на Малую Морскую,
Когда солнце в небесах,

Та улица проложена
Четко с севера и на юг.
Все как и положено,
Только маленький есть крюк.

Тем часам не страшны года,
Они работают довольно точно,
Но, к сожаленью,не всегда…
Погода в Питере капризна очень.

23. На Большой Морской

Ольжана Захарова

На Большой Морской не пахнет морем,
Над Большой Морской не реют паруса;
Здесь дожди с ветрами часто спорят,
Застилая мглою небеса.

Только сердцу нет милее места;
Чуть поодаль, воссияв над головой,
Золоченый шпиль Адмиралтейства
Подпирает небо над Невой.

На Большой Морской не плещут волны,
Над Большой Морской и чайки не кричат;
Но туманы здесь густы и солоны, —
Дух великой славы в них зачат.

С площадей — Дворцовой и Сенатской —
До сих пор несется цоканье копыт:
Союз священный пушкинского братства
Никогда не будет позабыт.

Но где звезда пленительного счастья?
До сих пор в туманах прячется она,
И на обломках вечного безвластья
Кто-то пишет чьи-то имена…

На Большой Морской не пахнет морем;
В цвет Невы свинцово-влажны небеса.
Здесь уже давно живет История,
Наполняя ветром паруса.

22. На площади Восстания

Алексей Небелинский

На площади Восстания
В объятьях синевы
Венчает башня здание
Ворот моей страны.

Въезжает в двери города
Огромная страна
И башня удивляется
Когда стоит одна.

Классический старинный,
Начищенный стократ,
Сверкает стрелкой длинной
Вокзальный циферблат.

Проходит время медленно,
Но в нуждые часы
Причалит поезд к станции
Длинною в полверсты.

Печальный или важный,
Счастливый или нет —
Выходит в город каждый,
Использовав билет.

С узлами, с чемоданами,
Со крестами и с коранами,
Простые и вальяжные,
Красивые и страшные

Выходят люди к вечному,
Как морю быстротечному, —
Использовав билет.

21. Площадь Восстания

Валерий Поланд

Площадь Восстания — будто маститый вор,
тянет людей и с той стороны, и с этой,
стайка таксистов клюёт на перроне корм,
ветер играет с выброшенной газетой.

Всюду сияние провинциальных лиц,
сплетни про жизнь в далёком Узбекистане,
бомж, прописавшийся в северной из столиц,
жизнь прожигает с дыркой в пустом кармане.

Сотни машин бесконечный круговорот
без выходных устроили, без обеда.
Тысячи тех, что бегут в череде забот,
после метро всегда проверяют небо.

Капля дождя, долетевшая до земли,
станет последней точкой в пейзажном тесте,
Площадь Восстания чуть опустеет и…
Лиговку с Невским быстренько перекрестит.

Тени на Галерной

20. Тени на Галерной

Берегинюшка

Иду по улице Галерной,
Я обещала встречу с ней.
Архитектурный стиль — шедевры,
Волнуют древностью своей!
Не любоваться ей нельзя,
Хоть жизнь сейчас совсем иная.
Ведёт Галерная стезя,
В ту старину меня вплетая.
В висках пульсируют стихи,
Где знаменитые поэты,
На берегу реки Невы
Слагали дивные сюжеты.
—-
Вспоминаются мгновенно
мне знакомые слова:
«Сердце бьется ровно, мерно.
Что мне долгие года!
Ведь под аркой на Галерной
Наши тени навсегда….» (А.Ахматова)
Санкт-Петербург. Август-2018

19. Идя по улице Галерной…

Олег Глечиков

Идя по улице Галерной,
Я слышу стоны тех рабов,
Что знали бой лишь батогов
И крики гнева, с матом — скверной.

Их кисти тёр металл цепей,
На ступнях — кандалы гремели,
А им кричали, чтобы пели
В сопровождении плетей!

Впивались плети в кожу спин,
Срывая кожу ту до мяса…
Но пела песню эта масса
Кровавых тел, глотая сплин,

Глотая боль свою и слёзы,
Глотая собственную кровь…
Их смерть манила — как любовь,
Даря свободу, словно розы.

18. На Галерной…

Павел Галачьянц

Здесь на улице Галерной ,
На Замятином углу —
Дом с лепниною манерной
Нас встречает поутру.

В тишине по переулку:
От бульвара до Невы
Каблучки чеканят гулко
Или шаркают шаги.

В доме номер девятнадцать
Чинят обувь и стригут.
Если хочешь красоваться,
Заходи, не подведут!

А, напротив, то ли офис,
То ли бывший магазин.
Мебель вносят и выносят,
Льётся свет из-за гардин.

И по улице знакомой,
Вплоть до площади Труда,
Профсоюзные обкомы
В доме номер двадцать два.

Гаражи и кочегарки.
Даже тренажёрный зал…
Вдалеке, в Сенатской арке,
«Медный всадник» проскакал…

В дни весенних равноденствий:
Между ночью и зарёй,
Молодые ходят вместе.
Значит — вечер выпускной.

Это всё закономерно
Не во сне, а наяву…
Счастлив тем, что на Галерной
Четверть века я живу!

17. По Гороховой прямо чрез Каменный мост…

Валерия Наумова

По Гороховой прямо чрез Каменный мост
Ты пройди зимним днем. Ощутишь в полный рост
Ты себя петербуржцем! Красивейший вид!
А канал Грибоедова снегом покрыт.

…По Гороховой прямо от верфей Петра,
Что построены в бытность Петрова утра,
Через Каменный мост и чуть дальше к Фонтанке,
Где Семеновский мост и деревья, как в парке…

По Гороховой ниже иди, восхищайся,
Там где ТЮЗ задержись. Отдохни, прогуляйся
Ты по скверу героя французской войны,
Победили в которой России сыны!

По Гороховой прямо чрез Каменный мост
Ты пройди зимним днем. Ощутишь в полный рост
Ты себя петербуржцем! Истории память —
Бурной речки теченье, не тихая заводь!

16. Конногвардейский бульвар

Димитрий Кузнецов

В огне осеннего пожара
Мечту в реальность обратив,
Конногвардейского бульвара
Звучит волнующий мотив, —

Он старым маршем над годами
Взлетает снова там и тут,
Как-будто всадники рядами
На поле Марсово идут.

  • Конногвардейский бульвар — бульвар в Адмиралтейском районе Санкт–Петербурга. Название это известно с 1842 года и связано с располагавшимися там казармами Лейб-гвардии Его Императорского Величества Конного полка.

15. На улице Ленина

Наталья Апрельская

На улице Ленина
В маленьком сквере
Ютится растерянно
Памятник… сфере.

А, может, планете,
А, может, мячу.
А раньше, заметьте,
Он был Ильичу.

Эпоха забыта.
На тумбе пустой
Ядро из гранита
Легло на покой.

Теряюсь в догадках:
С чего бы? Зачем?
И мысли украдкой
Смиряются с тем,

Что, может быть это —
С картины Пикассо
В угоду эстетам
И творческим массам

Слепили знакомый
Резиновый шар
И скверу родному
Пристроили в дар?

Вот радости было!
Но вышла прореха —
Деньжат не хватило
На девочку сверху.

14. Лиговка

Владимир Моисеенков

В Петербурге от Мальцева рынка
И до самых Московских ворот
Расположена центра глубинка,
Где осел небогатый народ.

Здесь, на Лиговке в мокрых подвалах
Позабытые тени живут,
В кособоких домах захудалых
Свой суровый, простецкий уют.

Нет давно уж бандитских притонов,
Только слава дурная жива,
Слышен шум от проезжих вагонов
И Обводный — совсем не Нева.

Здесь туристов восторженных лица,
Не плывут под пролёты мостов,
И приезжие здесь чтобы скрыться
На вокзал в глубину поездов.

Ни дворцов, ни фасадов помпезных,
Только тесных колодцев дворы,
И преграды решёток железных
Да вороньи в помойках пиры.

Светанёт полированным лаком
Под мигалки залётная знать.
Старый Питер не так одинаков,
Как хотелось бы это признать.

Но у Лиговки есть свои плюсы, —
Не затопит Обводный канал.
Сколько, Финский залив, не беснуйся,
Ты для этого берега мал.

Мойка, Карповка, речка Смоленка
Покорились приливной волне,
Но крутая Обводного стенка
Не допустит вторженья извне.

Сквозь глубины Сангальского сквера
Или Перцова дома модерн
Деловая сквозит атмосфера
И метро не внесло перемен.

Под складами былые заводы
И покинуты школ этажи, —
Здесь Обводного, мутные воды,
Охраняют под утро бомжи.

Тополей необузданных космы
Разметались в теснинах дворов,
День и ночь автобан трёхполосный
Выдаёт устрашающий рёв,

Проникая сквозь арки и стены
И церквей нарушая настрой,
Мерседесы, Рено, Ситроены
Волочат бесконечный конвой.

Сторона гаражей и парковок,
Свой ямской не утратила нрав,
Жить на Лиговке — вечно не клёво,
А окрестности — вовсе дыра.

13. На углу Литейного…

Наталья Апрельская

На углу Литейного проспекта,
Где тревожит город рёв машин,
Дом с фасадом вычурно-эффектным
Просится в бессмертие картин.

Радует деталями декора
Воплощённый зодчего кураж.
И драконов преданная свора
Охраняет данный «эрмитаж».

Парами прижались межоконно.
Каждый разевает хищно пасть.
Держат на себе полуколонны,
Не давая зданию упасть.

Крыльями прилеплены к фасаду.
Преданно из всех драконьих сил
Дом хранят. А так ли дому надо?
Может, это он их сохранил?

12. Кошки с Малой Садовой

Дмитрий Гакен

Санкт Петербург. На Малой на Садовой,
Отлитые из бронзы не дешевой,
Кошак и кошечка, с карниза на карниз
Поглядывают, перемигиваясь, вниз.
Всяк божый день, как требует примета,
Чтобы удачу получить за это,
Народ булыжники метает в кошака.
Бывали случаи: прицелится рука
Огромная, с навозом под ногтями,
В мозолях-трещинах, и горсть с камнями
Как зашвырнет в него, со взмахом от спины.
Всё в кошака, и штукатурка со стены.
А кошечка смеется, мол, за дело,
Да чтобы не мотался ошалело
По крышам, по подвалам, по чужим дворам,
Парадным, чердакам, за всяческими там
То пуськами, то муськами с породой.
Вообще, тебе замечу с неохотой,
Если еще хоть раз исчезнешь на два дня,
Уйду с Садовой прочь. Всё, не ищи меня.

11. Манежная площадь

Анатолий Болгов

На Манежной очень нежно…
На домах старинных у Манежной
Затихают звуки очень нежно.
За наплывами ночного кофе
Весь шумливый петербуржский офис.

Заполночь работают кафешки,
Где щекочут ноутбуки флэшки.
Но а мне тревожит ночью нервы
Убиенный в замке Павел Первый.

Малая Садовая на Невский
Высыпает радостно и дерзко
Запахи ванили и корицы,
Собранные в лунные корытца.

Итальянцы пьют на Итальянской
Улыбаясь русскости тальянки.
Я за ними тоже улыбаюсь,
Растворяясь в неге, тихо баю.

10. Сквер Маяковскому в Петербурге

Батый Ирина

Если в дебри углубиться
центра северной столицы
по разбитой мостовой,
между Невским и Невой

есть на стыке улиц томных
уголок один укромный.
Дом здесь был, теперь снесён.
Но культурою спасён

посреди пустого места,
с выражением протеста,
Маяковский. Тут — лицо,
тут — фамилии литьё.

Вдоль возделанной аллейки
в два ряда стоят скамейки.
На скамейках старичьё.
Одинокое, ничьё.

Где-то в сумрачном покое
прячут небо голубое
от столичных стариков
груды серых облаков.

Боже, дай ты всем терпенья!
Ведь всего лишь на мгновенье
солнце вышло в пору дня,
долгожданный луч даря.

А под солнцем как ни вспомнить
старожилам тем бездомным
прежнее своё житьё?
Но выходит лишь нытьё.

Вспоминая власть Советов,
будят призрак с того света,
Маяковскому шепча:
— «Славно ты рубил с плеча

правду-матку о буржуях.
Много-много нахожу я
подтверждения словам.
И за то спасибо … Вам!»

9. На Московском проспекте

Андрей Осемар

Как конь ристалищный несётся
Московским вал автомашин,
везде — быстрины, нету плёсов,
моторов шум царит один.

Язык асфальтовый лакает
бензина и солярки гарь,
дома оскалились клыками,
бетон с стеклом пронзает сталь.

Под их напором неуёмным
кирпич изжёван до трухи,
на них, в прожилках глазом сонным
тоскливо смотрят старики.

И, словно, масляною краской
бездумно фреску мажут здесь.
Дворы и скверы — детства ласку
сменили суета и спесь.

Удав проспекта неоднажды
фасадов выполз совлекал,
когда сон духа денег жажде
убить в нас память позволял.

8. Люблю бродить по Петроградке

Андрей Незванный

Люблю бродить по Петроградке, глазеть на старые дома,
Пускай на улице осадки, и насморк, что сведет с ума…
Непроизвольно представляю, как люди жили в старину,
Учились, строили, влюблялись, иль уходили на войну…
В мальчишках молодых, курсантах, увижу стройных я кадет,
Ведь он такой же новобранец, лишь чуточку «не так» одет!
Кареты, вместо лимузинов, взамен грузовиков — телеги,
В брендированной машине, таксист — извозчика коллега!

Люблю бродить по Петроградке, глазеть на старые дома,
Там где то старенький профессор, листает пыльные тома..
Уже давно исчезли духи, и привиденья старых лет,
Свой доживают век старухи, давно почил мой старый дед..
Теперь все новое, живое, иные здесь теперь порядки,
Но мы пытаемся с/читать, инферно старой Петроградки..
Я провожу тебя до дома, целуя руку на прощанье,
Не связанные обещаньем, расстанемся, едва знакомы…

7. Петроградка

Андрей Стельнов

Ни по Съезжинской ни по Лахтинской
Нет советов в путеводителях;
И не бродят туристы по ним толпой,
Наполняя фотками флешки «Никонов».
Но именно здесь тот Питер мой…
Воздух Блока, дворы Достоевского;
И я Петроградскою Стороной
Возвращаюсь всякий раз с Невского!

6. На Петроградской — необычный дом

Наталья Апрельская

На Петроградской — необычный дом.
Живёт себе, вбирая звук проспекта.
И хоть кому-то верится с трудом,
Мне кажется, на нём играет некто…

Дом вознося как будто в небеса,
Звучат пилястры каменной сонатой…
И я смотрю на дом во все глаза,
Как я смотрела в детстве лишь когда-то…

С немым восторгом вслушивалась в звук
Огромной мощи старого органа…
Мне станет страшно, если в жизни вдруг
Я сердцем видеть звуки перестану.

5. Сенная

Ирина Ямщикова-Кузьмина

Беспокойная Сенная-
Площадь в городе Петра.
Горожане все шагают
От утра и до утра,
И машины по Садовой,
По Московскому снуют.
Здесь до боли все знакомо,
Здесь друзья мои живут.
Затаилась где-то юность
В переулках и дворах,
И любви шальная буйность
С дивным вкусом на губах.
Белой ночью у канала
На скамеечке вдвоем,
Мир оставив коммуналок,
Мы, как будто, чуда ждем,
Ведь Сенную привиденья
Не покинули,живут,
И в какое-то мгновенье,
Может быть, они придут-
Иль Некрасов с музой вместе,
Иль Раскольникова тень
Побредет по всем окрестьям,
Ожидая судный день.
И часовенка укором
Нам напомнит о грехах-
О разрушенном соборе,
Превращенье веры в прах.
А под утро, спозаранок
Через площадь побредет
До Сенного, до базара
Весь торговый наш народ,
Купцы в фартуках, картузах,
Грузчики-веселый люд,
И кухарки в пестрых блузах
За покупками пойдут.
Подвезут подводы сено
Для продажи ямщикам,
И как прежде, неизменно —
Суета и шум, и гам.
А когда же над Сенною
Белой ночи тишина,
Мы почувствуем с тобою,
Что вернулась вдруг война.
Слышен грохот канонады,
Самолетов грозный рев,
Издалека, из блокады-
Памяти печальный зов…
Ты — истории страница,
Площадь в городе Петра.
Довелось с тобой сродниться,
Словно ты — моя сестра.

4. Фонарный переулок

Анатолий Болгов

Уловки переулочка Фонарного
Под звуки патефона антикварного.
Глотал укоры без обид,
пух тополиный летом,
Переживал от сотни бед
за тонким парапетом.

Дышал болотами подвал
и запахами кошек,
На Мойке 82,
где тёплые окошки. *

Фонарный мостик освещал
над поцелуем негу,
Осенний дождик предвещал
разлуку с первым снегом.

Бросал твой Поцелуев мост
мою любовь на ветер.
Стуча Почтамтским, в полный рост
ушёл я на рассвете.

В далёкий заполярный край,
где белые медведи,
Глаголить болью снежный рай
своим азбукиведи.

Мне снова б окна утеплять
Фонарным переулком,
Но эта злая буква ять
гудит концовкой гулко.

  • * — Дом под номером 82 стоит на пересечении набережной Мойки и Фонарного переулка, аккурат напротив Фонарного моста, а рядышком висячий Почтамтский, за ним Поцелуев.

3. На Фонарном переулке…

Павел Галачьянц

На Фонарном переулке
Вечерами тишина.
Каблучками гулко-гулко
Лишь подчеркнута она…

Звонко капают капели
По брусчатке мостовой
И коты опять запели,
Разорвав ночной покой.

На углу у речки Мойки,
Рядом с Прачечным мостом,
В номерах — девчонки бойки,
Как набойки с каблуком!

Реформаторская церковь
У Почтамтского моста.
Что там правят, в чем там сверка
Мы не знаем до конца…

Дальше улицы Морские.
И барокко, и модерн…
Здесь — квартиры дорогие
И дубовый интеръер…

Здесь — надежно и навечно!
Здесь — спокоен за Страну!
И, гуляя каждый вечер,
В этих улицах тону…

2. Дом на Фонтанке

Галина Горелая

Есть на Фонтанке дом один,
В нём жил России гражданин,
Министр юстиции, поэт,
Дарящий людям добрый свет.

Державин в этом доме жил.
С людьми известными дружил.
А рядом с домом чудный сад,
Цветов прекрасных аромат.
Культурным центром был тот дом
И собирались люди в нём:
Фонвизин, Карамзин, Крылов,
Шихматов, Шаховской, Шишков.
Хозяин всех гостей встречал,
Им по бокалу предлагал.
Потом в большом красивом зале
Стихи и оды им читали.
А за огромнейшим столом,
Покрытым дорогим сукном,
О русском слове говорили.
Здесь слово русское ценили.
Театр, живопись, словесность
Снискали здесь себе известность.
Поэзия, архитектура
И музыкальная культура —
Вот темы для бесед и споров
И интересных разговоров.
В диване просто отдыхали,
А иногда и крепко спали,
Обильно, вкусно отобедав,
Державинский хлеб-соль отведав.

Промчалось время,прошли века,
А жизни нашей течёт река.
Дом на Фонтанке — дом-музей
Встречает радостно гостей.

1. На Фонтанке

Михаил Дорин

Полдень осени на пике
И привычно с неба льёт,
По Фонтанке бродят блики
Возле лодок взад-вперёд.

Люди, волны и фасады.
Кони Клодта надо мной
Хоть в «поту», свободе рады —
Мчатся невской стороной!

Завораживают разум
Тайны камня и волны,
Словно гидом недосказан
Главный козырь старины.

Стихи про С-Петербург

Хотите ещё?

9 просмотров
Обсуждение закрыто.