Стихи про известных людей: Андерсен Г. Х. (1805 — 1875)

Стихи про известных людей: Андерсен Г. Х. (1805 — 1875)

Ганс Христиан Андерсен — Датский писатель, автор всемирно известных сказок для детей и взрослых: «Гадкий утёнок», «Новое платье короля», «Дюймовочка», «Стойкий оловянный солдатик», «Принцесса на горошине», «Оле Лукойе», «Снежная королева», «Русалочка» и многих других.
 
Ганс Христиан Андерсен
Алексей Устюгов
Безответную любовь испытал,
Без семьи всю жизнь свою он прожил,
Но он сказки для детей написал,
В сказках был душой писатель так мил.
И так тонко он знал любовь,
Герду, Кая для сердец принёс,
И напрасно зло нахмурило бровь,
Ветер листик далеко унёс.
Веру Андерсен в сказках внушал,
Веру находил, красоту,
Гадкого Утёнка в чудесах превращал,
И дарил любовь, доброту.
Превращал Утёнка в Лебедя он,
Самый лучший сказочник на земле,
Это всё реально, не сон,
Звёзды вдруг зажглись все во мгле.
Загадки по сказкам Г. Х. Андерсена
Брониславас Бугинас
1. Эта девочка маленькая и хрупкая.
Уместиться смогла в скорлупке.
От того она хороша,
В ней живёт большая душа.
Пусть и меньше она напёрсточка,
Всем нам очень мила (Дюймовочка)
2. Героиня этой сказки всем нравится.
Полюбила она принца красавца.
И в любви безответной тоскуя,
Превратилась в пену морскую.
Всем известна эта сказочка.
А название её (Русалочка)
3. Злая ведьма зло свершила
В птиц всех братьев превратила.
И сестрицу, как могла,
Очернила, прогнала
А сестрёнка в горе тяжком,
Ох, намаялась бедняжка.
Обратить смогла в людей,
Братьев диких (лебедей)
4. Но, а этот мой рассказ,
Про того, который пас.
Толи принц он, толи нищий,
Ты об этом в сказке сыщешь.
Проучил принцессу в раз,
Это хитрый (Свинопас)
5. Всюду вьюги и метели,
Не звенят весны капели.
В той стране одна лишь стужа,
И с добром никто не дружит.
Там на троне сидит дева,
Злая (Снежная королева)
6. Перед нами птичий двор.
Мы заглянем за забор.
Гуси тут, а тут хохлатки,
И у всех свои порядки.
Средь обиды, зла живёт
Неуклюженький урод.
Но обидчики не знают,
Что красавца обижают.
(Гадкий утёнок)
7. В сказке этой испытание,
Доказать принцессы звание.
И по этой самой причине
Уложили спать на перины.
Принцессы сон был очень плох,
А в этом ей помог горох.
(Принцесса на горошине)
8. В этой сказке интересной
Есть красивая принцесса.
А ещё солдат есть бравый,
Что влюблён в принцессу — паву.
В сказке доброй, всем на диво

Есть волшебное (Огниво)

Ганс Христиан Андерсен портрет
Бур Григорий Бурин
В семье сапожника и прачки
Две сотни лет тому назад
Родился гениальный мальчик
С мечтою в голубых глазах.
Семья порой недоедала,
Её душила нищета.
Еды и денег нехватало,
Но грела мальчика мечта.
Мечта о театре и о славе,
Но не случилось сбыться ей.
Он и в мальчишеской ораве
Был одинок среди детей.
За горстку талеров солдатом
Был призван в армию отец,
И был убит в бою, тогда-то.
Стал сиротою наш юнец.
Он нищету познал, побои,
Стыд, оскорбления, голод, боль… .
И уважение такое,
Что мог завидовать король.
Его блистательные сказки
Дарили людям дивный свет.
Но не познал обычной ласки
Великий сказочник-поэт
Мечтал назвать своей женою
Поэт певицу Дженни Линд,
Но был безжалостно судьбою
Отвергнут сдержанный порыв.
Порою посещал бордели.
И, восседая среди дам,
Он вел беседы, в самом деле
Не прикасаясь к их телам.
И не познал любви взаимной
И просто женского тепла.
Он как ребенок был наивный,
Печально жизнь его текла.
И хоть достиг вершин слепящих,
Но тем казнился вновь и вновь,
Что был несчастнее гулящих,
Познавших плотскую любовь.
А под пером струились сказки,
Любви взаимной благодать.
Всё то, о чем он без опаски
Мог говорить, мечтать, желать.
И понял на закате жизни
Он, почитаемый людьми,
Что был бедней последних нищих,
Взаимной не познав любви.
Но с детства он нас учит верить
В любовь в порядочность и честь.
Что стыдно лгать и лицемерить,
И что на свете счастье есть.
Ганс Христиан Андерсен и его Снежная королева
Василий Борисов 77
Неловкий миг и вновь пора идти.
Я чувствую спиной прощающие взгляды.
Хоть лучше Вам*, пожалуй, не найти…
Но мне здесь, к сожалению, не рады.
Возможно ль жизни путь вдвоём пройти?
Я предложить могу любовь и верность.
Барьер, что не даёт к Вам подойти, —
Пороков кандалы? Нет, просто бедность.
Меж нами столько социальной пустоты!..
Кто я?!.. Где вы, во льдах теплом не тронутые чувства?!..
Бог дал Вам столько человечьей красоты,
Сколь мне — любви к прекрасному, к искусству!
Быть музой — Вам совет простой —
Недостижимой целью тайных воздыханий.
Вы — книжный для меня теперь герой
Литературных встреч и расставаний.
Женщины отвергали писателя: несмотря на ухаживания и признания в чувствах, он ни разу не женился. Одна из них, полагают литературоведы, могла послужить пробразом известного персонажа.
Андерсен
Владимир Кузнецов 20 
Северный ветер прохладу принёс —
Вертится флюгер на каменном здании.
Вязаным пледом из сказок и грёз
В ночь укрывается старая Дания.
Буквы взлетают с потёртых листов —
Как надоело лежать на бумаге им!
Бродят по улочкам феи цветов
Во Фредери́ксберге и в Копенгагене.
Быстрые птицы из мира теней —
Сны не навязчивы и не назойливы.
Над головами уснувших детей
Вертятся зонтики олелукойевы.
Жить невозможно без истин святых,
Мир без любви некрасив и безрадостен.
Чтобы добавить в него доброты,
Запоминайте их, сказочник Андерсен.
Быт удивительных старых вещей
Возобновляется где-то в одиннадцать —
Шепчутся души ночных фонарей,
Перья гусиные спорят с чернильницей.
Сыплются звёзды, чтоб стало светлей
Доброй принцессе плести одеяния.
Ангел спасает несчастных детей
От незаслуженного наказания…
Солнечный луч, по-весеннему остр,
Чуть обозначился на горизонте, и
Высохло озеро гердиных слёз,
Оле-Лукойе сложил свои зонтики.
Светятся узкие башенки кирх —
Видимо, Богу известно заранее:
Сказкой согретый взрослеющий мир
Станет добрее и чуть христианнее.
* Оле-Лукойе, Герда — персонажи сказок Андерсена. 
 
Ганс Христиан Андерсен. К юбилею
Дедушка Володя
Книжками он покорил много стран,
Сказочник Андерсен, Ганс Христиан.
Выдумщик мудрый волшебных затей,
Общий любимец больших и детей.
Нас Андерсен любить учил!
Валентина Глазунова
 
Скажите, нынче, кто не знает Ганса!?
В его Русалочке — от мамочки краса!
Её любовь и нежность — звук романса,
В котором — вера сына в чудеса!
В сказках его есть и любовь, и верность,
Всё то, что он от мамы получил!
Ведь, детство мальчика — нужда, страданья, бедность!
В мире фантазии он нас любить учил!
Гадкий утёнок — Андерсен, без маски,
В Русалочке — страдания юнца!
Так, жизнь писателя подобна одной сказке,
Где красота — не требует венца!
Мир Андерсена 
Димитрий Кузнецов 
 
(из цикла «Миниатюры»)
 
Ты тоже считаешь Андерсена детским писателем? А он ведь совсем не детский. Да, в ранние годы его читал едва ли не каждый. Но мало кто перечитывал потом, взрослыми глазами.
Видишь ли, Ганс Христиан писал даже не сказки, не сюжетные новеллы, он писал притчи, смысл которых более глубок, чем видится изначально. Есть в его волшебной шкатулке один бриллиант с длинным названием «Ветер рассказывает о дочерях Вольдемара До». На первый взгляд, это — всего лишь лирическая повесть с грустным концом о том, как разорилась и погибла одна богатая семья. Но всё не так просто. Прочти эту сказку внимательно, не торопясь, и ты увидишь причины краха отдельных семей и некоторых государств, и целых империй. И увидишь то, что даёт нам силы жить в самых невозможных ситуациях.
А знаешь, что лучшие переводы Андерсена на наш язык сделаны не сейчас, а ещё в XIX веке? И принадлежат они… датчанину Петру Ганзену и его русской жене Анне. Да, переводы Петра и Анны Ганзен считаются классическими вот уже почти полтора столетия. Андерсена, впрочем, переводили и другие, и совсем неплохо. Но Ганзены были не только талантливыми литераторами, они были верующими людьми, а вера — единственный ключ к пониманию мира Ганса Христиана.
Андерсен — глубоко христианский писатель, книги которого непременно нужно читать взрослым людям. Мне думается, его очень не хватает сейчас, в наше жёсткое, торопливое время. Ты открой его для себя, обязательно открой – не только сказочника, но и романиста, мудреца, философа… Я думаю, если хотя бы некоторые из нас обратятся к Андерсену, мир станет лучше.
А что из сказок этих следует
И что пока сокрыто тьмой,
Нам ветер северный поведает
Холодной снежною зимой.
Не раз история расскажется,
Не раз под вьюгу за окном
Давно знакомое покажется
Непостижимым,
Странным сном.
Вот жизнь —
Она, как сказка, длинная,
А в ней годов — наперечёт.
… Глотает дым труба каминная,
И жар по комнате течёт.
И ветер дует, дальний крик его
Перелагается в слова
В томах датчанина великого
Чудесной силой волшебства.
Сredo Андерсена 
Владислав Морев 
«Весь Мир — это Светоч Сказки,
Разлитой в Предмете Каждом, —
Возьмите лишь Холст и Краска,
И, глядя в Себя отважно,»
«Художником Слова будьте,
Фантазией правя резвой:
Себя увлеките Сутью, —
Скользите по Граням Лезвий!»
«У Вещи любой Легенду
Найдите в Её Молчанье, —
Распутайте эту Ленту
С Начала до Слёз Прощанья;»
«Вложите в Неё Людское, —
Страданья, Мечты, Победы, —
И Драму связав с Игрою,
Пустите их бег по Свету.»
«Нет Проще — и нет Сложнее, —
Чем Бездну зажать в Ладошку:
Кто Притчу постичь сумеет,
Тот пишет Не Понарошку, — »
«Ведь Сказка любая глубже
Чем Проза, Стихи и Песни, —
Примером Живущим служит
Понятным, Простым и Честным.»
«Пишите Её искусно, —
Как Повесть Детей и Взрослых, —
Пусть будет им Вместе грустно,
И весело, и серьёзно;»
«Пусть Каждый в Героях видит
Себя и Свои Творенья, —
Отбросив Мирское Сито,
Что моет сырые Мненья!»
«И помните: в Многоликом
Танцуют Сюрприз и Свежесть:
За Каждым «Простым» и «Тихим»
Скрывается Сказки Вечность!..»
Андерсен 
Григоренко Наталия 
 
Средь улиц столицы праздничной,
где гомон и суета,
бродил одинокий Сказочник,
рассеянный, как всегда.
Мальчишки смеялись весело:
неловкий чудак такой…
Но всё изменялось вечером
в каморке полупустой.
Её озаряла светлая
Фантазья (забыть невмочь!)
Там братьям Элиза бедная
рубашки плела всю ночь.
Хоть нежные пальцы ранила,
но верила: «Их спасу!»
Дюймовочка в зиму раннюю
дрожала, ютясь в лесу.
Молчал соловей игрушечный,
и был Император зол.
Все кланялись так заученно
тому Королю, что гол.
Смешная Принцесса охала,
всю ночь не смыкая глаз.
Мешала ей спать горошина!
Насвистывал Свинопас.
Там Гадкий Утёнок радостно
смотрел на летящих птиц.
А трепетная Русалочка
шла к Принцу, — сквозь толпы лиц…
Под небом прекрасной Дании
творил он, дышал и жил…
Не умер тот добрый Сказочник!
Величье своей души
вложил он с любовью в образы,
что трогают и сейчас…
День жаркий к закату клонится,
но я изумлённых глаз
с страниц не спускаю: светлая
Фантазья пленила вдруг…
Те сказки — как Песнь победная
Любви, Красоте, Добру!
Андерсен 
Димитрий Кузнецов 
Отголоски молвы нам сулят повторение бедствий,
Умножается ноль, истощается силы запас…
Что поделать, увы, неспокойно опять в королевстве,
Где расстрелян король, а на троне сидит свинопас.
Время тянется, но — незаметнее годы при этом,
По минутам-векам лёг сомнения меридиан:
Я не верю давно манифестам, декретам, газетам,
Верю вашим строкам, уважаемый Ганс Христиан.
Верю вашим словам, верю вашей печальной улыбке,
Верю в то, что меня защищает Господня рука,
Ведь и мне, как и вам, слышен голос тоскующей скрипки,
Но не видно огня, а беззвёздная ночь глубока.
Всюду замкнутый круг, с пережитым до робости схожий,
Только в мире пустом на какие-то четверть часа
Вы приходите вдруг, плащ и трость оставляя в прихожей,
Открываете том и творите свои чудеса.
Хансу Кристиану Андерсену
Евгения Кириченко
Не знает путь лиловый компас к детству:
Где вечной сказкой нежит горизонт,
Где могут думы гениев согреться,
И скрыть в печали леденцовый зонт.
Цветных дорожек так осталось мало,
Почти исчезли в сердце зрелых лет.
И волшебства, как роз зимой, не стало,
Лишь воскрешает детский мир поэт.
Сказка Андерсена
Елена Коковкина
Уберу на полку книжку.
(Старый Андерсен, прости!)
Поведу гулять мальчишку
Лет без малого шести.
Он не хочет быть беспечным
И по-своему умён.
Пусть не Принц, но бесконечно
Он в Русалочку влюблён.
Соберёт морскую пену
На ладошку и молчит,
Веря в то, что непременно
Сам Русалку оживит…
Старый Андерсен — кудесник
Лёгким пёрышком взмахнёт,
Нежный вздох волшебной песни
Счастье детское вернёт…
Ганс Христиан…
Ирина Фетисова-Мюллерсон
 
С любовью к Великому Волшебнику в День Его Сказочного Рождения
Ганс Христиан… добрый Ганс Христиан!
Вы не исчезли из жизни безвестно —
Сколько взросло поколений землян
На островах Ваших сказок прелестных!
Образов дивных заманчивый плен
Манит сильней и прочнее с годами,
Будто мы выросли только затем,
Чтоб постоянно беседовать с Вами.
Веря в любовь, в бескорыстие, честь,
Многие стали духовно богаче,
Но подлецов тоже в сказках не счесть —
Словно и в жизни, а как же иначе?
Мир говорящих предметов, цветов,
Мир изумительных вечных героев
Нам без конца открываться готов,
Словно цветы белоснежной порою…
Сказок любимых извечный дурман
Властно царит на любимой планете…
Ганс Христиан… добрый Ганс Христиан!
С Вами, пожалуй, мы — вечные дети…
Андерсен 
Никита Брагин 
Ах, мой милый Андерсен,
нам ли жить в печали?
Будь со мною радостен,
светел как хрусталик —
песенки фонариков,
болтовню цветов,
как когда-то маленький,
слушать я готов.
В нашем мире муторном,
плоском как татами,
дорожа минутами,
мы сорим годами…
Пирамиды рушатся,
звёзды сочтены,
детскими игрушками
мусорки полны.
А душа всё тянется,
а душа стремится,
всё ночует, странница,
на твоей странице,
встретит зорьку раннюю,
тихо слёзы льёт,
словно в сердце раненом
тает колкий лёд.
Ах, мой милый Андерсен,
как ты стар и сгорблен…
Нам же не по адресу
сумраки и скорби,
нам бы звёзды синие,
языки костра,
нам бы соловьиные
трели до утра…
Нам травой некошеной
надышаться в поле,
неразменным грошиком
наиграться вволю…
Всё пройдет, мой Андерсен,
всё уже прошло —
тает нежным абрисом
светлое крыло.
Сказкам Ганса Христиана Андерсена
Наталия Ломейко-Громовая
Очарование молчанья,
Неспешность нежной тишины,
Звезды неяркое мерцанье
В холодном отблеске Луны.
Декабрьских чародейств проказы:
Не угадать, где ночь, где день.
Страницы Андерсена сказок,
Там Королевы Снежной тень.
И в диво погружаюсь я,
И жаль мне девочку со спичкой.
Слышны рулады соловья
И слёзы над судьбою птичьей.
Спасибо Вам, великий Мастер,
За то, что снежною зимой
Я возвращаюсь в лето сказки
И причащаюсь ей душой.
Читая сказки Андерсена
Соловьёва
У каждого — своя горошина,
Что, как принцессе, не даёт уснуть:
Туника шёлковая сброшена —
И шубка жаркая готова в путь.
А где же пёс — глаза колёсами —
Что будет мне всегда служить в пути?
Как поле, жизнь цветёт вопросами,-
И где на них ответы мне найти?
И каждый день — вся жизнь — как кружево,-
Когда — нибудь от Вас уйду я прочь,-
Достать бы мне со дна жемчужину —
И слушать бы истории под ночь:
…Глазищи синие. От голоса
На небесах сверканье ярких звёзд.
…И грудь, и стройный стан, и волосы,
Но вместо ног — холодный рыбий хвост.
…Вот облака — пурпУр и золото.
В каюте принц, красивый, как июль.
Душа поёт — и сердце молодо,
И ветер шевелИт на окнах тюль.
Легко ль отдать всё драгоценное —
И кровь опять пульсирует в висок.
Похвалит ли в ответ Вселенная
Иль выбросит без жизни на песок?
Из- за любви лишиться голоса?
Душевный потерять навек покой?
ОсЫпаться на землю колосом?
Иль серебристой пеной стать морской?
Андерсен 
Татьяна Боженкова 2 
В городе скучном, под нудным дождем
Бродит устало старик под зонтом.
Образы сказок встают перед ним.
Ночь опустилась, проулком глухим
К морю бредет он, где плещет волна
В вОлнах русалка и ночь холодна.
Вдаль улетает гусей диких клин —
Гадкий утенок тоскует один.
Дома в камине огонь прогорит
Олово в пепле слезою горит.
Бедный солдатик расплавлен в печи
Помнишь, о нём мы рыдали в ночи
Сказки из детства входили к нам в дом
То, огорчая, то радостный звон
«Ах мой милый Августин!» слышалось мне
Всё это виделось в
сказочном сне.
Так свинопаса горшочек играл,
Фрейлины видели, как целовал…
Гаснет свеча, догорает камин
Дремлет старик у камина один.
Сказки вокруг свой ведут хоровод
Новые снятся, стучат у ворот.
Ганс-Христиан Андерсен
Шведова Наталья Анатольевна
Он не заискивал перед начальством,
И шляпу им в угоду не снимал…
Кому-то он казался шарлатаном,
А он был сказочник и сам об этом знал!
Он разговаривал с буфетом и с иголкой,
В цветок «прописывал» он девочку пожить,
Снеговика он с печью, и игрушки
Старался примирить и поженить…
А королева с севера смирялась
И таяла от девочки, смелей,
Великодушней не было которой,
И превращал людей он в лебедей…
И принц его простым был из народа,
Принцесса на горошине спала…
Он жил один… порою без обеда,
Порою — проще, даже без гроша…
Теперь те сказки и истории читают
И знают с детства люди всех времен…
И Ганса-Христиана вспоминают —
Ведь Андерсен единственный был он!
3 просмотров

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.