Пт. Апр 19th, 2024
Карфаген — Финикийское государство со столицей в одноимённом городе, существовавшее в древности на севере Африки, на территории современного Туниса. Карфаген враждовал с Древним Римом и был им разрушен в 146 году до нашей эры.
 
Под Карфагеном
 
Александр Ляйс
Уж больше года здесь сидим,
И хоть бы толк какой.
А где-то там пирует Рим.
Жратва, вино рекой.
А мы — без женщин, без еды,
И стрелы нас разят.
Редеют римские ряды,
А Карфаген не взят.
Неважно здесь идут дела,
Паршиво до чего.
Жена мне пишет — Родила…
О боги, от кого?
Судьба прибавила седин.
Всю боль изведал я.
Теперь один, совсем один.
Убиты все друзья.
Убиты Клавдий, Фул и Тит,
Антоний и Марцел.
Вчера Корнелий был убит.
Лишь я пока что цел.
Уныли бравые сердца,
И возроптать грозят.
Войне и штурмам нет конца,
А Карфаген — не взят.
В душе усталость и тоска.
Над нами смерть кружит.
Плевать на всё, моя рука
Уже не держит щит.
Наш поредевший легион,
Оружием звеня,
Идёт на штурм. Надеюсь, он
Последний для меня.
Карфаген
Борис Шмуклер
Соперник Рима, Карфаген,
Град мореходов и торговцев.
Богат, удачлив и растлен,
Патриций средь средземноморцев.
Сын Карфагена Ганибал,
Стратега даром обладая,
Громил зарвавшихся римлян,
В боях за ратью рать сминая.
Но за спиной его, в тылу,
Старейшины в плену у лени
И в миротворческом пылу
Пред Римом встали на колени.
И Рим, лишённый сантиментов,
Обиды не простил совсем,
И, не желая конкурентов,
Взял и разрушил Карфаген.
Падение Карфагена 146 г. до н. э.
Галкин Юрий Анатольевич
Дорога мощёная крупным базальтом,
В ночи чуть заметен большой Пантеон,
Триера у берега плещет бизаньтом,
На пирсе носильщик и центурион.
Цвет римского войска садится в галеры,
В последней войне сломлен враг — Карфаген,
«Мы город разрушим, — разрушим их стены,
А тех, кто останется в рабство и плен».
«Мы высадим войско в пустыне Алжира,
Дадим гладиаторов в свой Колизей,
Мы только одни властелинами Мира,
Останемся в мире господства людей».
«Пусть в нашем сенате шумят демократы,
«Со старшим Катоном» народу сытней,
Подвластны диктатору наши солдаты» —
Так думали слуги, слезая с коней.
У стен римский лагерь, в когортах пехота,
Осадные башни над городом в ряд,
Щелчковый удар, жар горшка камнемёта,
В пожаре остатки построек дымят.
Тяжёлые камни ворота срывают,
Тараном с востока пробита дыра,
И боги уже Карфаген покидают,
Рим в штурме последнем уснул до утра.
Как кровные братья прощаются *пуны,
Рыданье и плач душат ночь напролёт,
Грабёж осаждённых на тризне безумной,
Протектору консул на откуп даёт.
Под город подвозят мечи со щитами,
Сегодня в почёте не Бахус, а Марс,
Встают легионы под гордое знамя,
Впадая в глубокий волнующий транс.
С рассветом к пролому «ползёт черепаха»,
Пролом защищает лишь горстка людей,
Сковал Карфаген дух смертельного страха,
Захватчики рвутся на стены быстрей.
Стихийно и вяло врага отражают,
Оставили стены, страшатся войны,
В панической бойне их всех вырезают,-
Младенцев и женщин совсем без вины.
Пируют в походном шатре *Сципиона,
Из Рима приказ, никого не щадить,
И город окутанный возгласом стона,
До мелкой монеты в конец разорить.
И вечность коснулась руин Карфагена,
Так вспомни, как предан тобой Ганнибал!
Как против него низко пала измена,
С ним был ты охотник, без — жертвою стал.
*Прозвище карфагенян.
*Римский полководец. 
 

Тунис. Карфаген

Дмитрий Суханов 4

На протяжении столетий,
Торговый город Карфаген
Служил соперником для Рима,
В борьбу за землю с ним вступил.

Рим объявил свою задачу
Шанс Карфагену не давать.
Любой ценою он обязан
С землей соперника сравнять.

В итоге Карфаген разрушен,
Хотя из пепла вновь восстал.
Свое величие былое,
Уже навеки потерял.

Пал Карфаген
Евгений Глушаков
 
«Карфаген должен быть разрушен». 
Римский консул 
Катон Старший
Пал Карфаген… Рыдайте, вдовы!
А девушки, ступайте в плен…
Кто б ни были, ни стали б кто вы —
Оплачем всех… Пал Карфаген!
Как трупов чехарда, эпохи
Теперь смердят в проломе стен;
Слоны валяются — издохли…
Дворцы горят… Пал Карфаген!
Что ваши мелкие успехи?
Блистанье гордых колесниц?
В крови, изломаны доспехи,
На черепе – игра синиц…
Пал Карфаген… Ликуй порочный,
Самолюбивый, новый Рим;
Твои над всей землёю очи,
Всем правишь ты, но нелюбим.
Пал Карфаген… Какую роскошь
Предложите ему взамен?
Завоеватель, чем замолишь
Срамной триумф?.. Пал Карфаген!
Как от змеиного укуса,
От ваших подленьких измен
Мир зашатался, содрогнулся…
Конец — всему… Пал Карфаген!
Снобизма пошлого наследник,
Припомни, что Великий Бог
Из первых делает последних,
Из наглых роз — чертополох.
А ты ещё шутить изволишь,
Зазнайка в шортах, супермен:
Мол, что за шум, когда всего лишь
На картах стёрли Карфаген?
Карфаген
Елена Раскина
Только море без края, и небо, в котором утонет
Ожидание счастья и запах пустынной земли.
Это прах Карфагена лежит у меня на ладонях —
Он остался с тех пор, когда римляне тело сожгли.
Он остался с тех пор, когда эту горячую землю
Отдавали в прохладные руки богини Луны,
И в серебряных слитках таилось лукавое время,
То в которое мы безнадежно с тобой влюблены.
Обещал мне писать, но не пишешь, слова на бумаге,
Словно снег на висках, тот, который не в силах стряхнуть.
В первый раз у меня на терпение хватит отваги,
В первый раз я с надеждой гляжу на отмеренный путь.
Они строили флот для последней решающей битвы,
Где из женских волос были сотканы все паруса.
Для победы над Римом одной не хватало молитвы,
Той, в которой слились бы, как в пении, все голоса.
И теперь — на коленях пред морем и небом без края,
Я стою, дорогой, и от грусти бледнеет луна.
Напиши мне письмо, целой жизнью тебя заклинаю!
В эту долгую ночь я не в силах остаться одна.

Карфаген

Марк Постернак
Своих же присных превращает в тлен
И Сатане закладывает душу,
Срывает куш на взятках Карфаген…
И Карфаген обязан быть разрушен.

Своё призванье помню наизусть.
И не прожить без этого ни дня мне.
Я чудаком слыву у черни — пусть!
Так одолжи, Калигула*, коня мне.

И я в Сенат въезжаю на коне,
Я говорю всегда одну лишь фразу.
И на кону — Империя в огне,
Которой я не предавал ни разу.

Пусть я смешон, с конём мы не сгорим
От пламя и стыда одновременно,
Покуда не придёт великий Рим
Под крепостные стены Карфагена.

Я дважды шут — призывом и конём,
И ропот толп мне крыть как-будто нечем.
Но мы дорогой римскою пойдём,
А в Карфагене правят зло и нечисть.

Отдай коня, не возопи: «Грабёж!»,
Не опозорь писателя седины.
Настанет день, о цезарь! — ты поймёшь,
Что мой народ и Истина едины.

Я Марк, и Порций, и уже Катон.**
Я говорю всегда одну лишь фразу.
Я свой триумф оставлю на потом…
Но Карфаген разрушен быть обязан.

*Калигула — римский император, известный своей привычкой въезжать в Сенат верхом на белом коне, которого он прилюдно назначил сенатором.
**Марк Порций Катон Старший — римский писатель и политик, прославившийся своей совершенно не актуальной для того времени и не менее странной фразой: «Карфаген должен быть разрушен.» Его, как и Калигулу, считали сумасшедшим, над ними потешались, пока спустя годы Римские легионы не были вынуждены взять Карфаген штурмом.

Карфаген
 
Михаил Набока
Не может быть, что Карфаген разрушен —
Поверх разбитых камней соль сейчас лежит!
Пусть так, но «древний дух» его воздушен
И много душ увлечь к погибели спешит…
Он дух и странствовать подался
С нагонным ветром, вскоре встретил брег,
Там от стилета «Брави» кое-кто расстался
С душой своей, прервав её разбег.
«Тофета» слава вовсе не забыта
Горит и нынче жертвенный огонь,
Под ложью правда вся укрыта
И на устах дрожащая ладонь.
Где этот дух — всегда кровопролитье:
Задар разграблен, пал Царьград,
Опасно с ростовщичеством соитье,
Каких ждать от него наград?
Мышьяк со ртутью в царской чаше,
Чтоб цепь на «Индрика» надеть —
Всех оболгать, и не придумать краше:
А что ещё поможет Гринвичу взлететь?
Теперь он на туманном Альбионе
В пурпурный бархат скромно облачён
И восседает гордо на стеклянном троне,
Что значит — Карфаген не истреблён…
Карфаген
Михаил Юрьевич Василенко
Он сгинул так неотвратимо,
Что не осталось даже стен
И жителей, попавших в плен, —
Но я не рад победе Рима,
Увитой триумфальным гримом, —
Мне жалко древний Карфаген.
Мне горько знать, как умирал
В чужой Вифинии от яда
Непобедимый Ганнибал,
Не удостоенный награды
От тех, кого он защищал.
Был сам несчастный Карфаген
Творцом военных поражений:
Врагом поставлен на колени,
Он встать уже не мог с колен
И обратился в пыль и тлен…
Накрыл его веков песок —
Потомкам горестный урок…
Ганнибал 
Руби Штейн
На берегу Средиземного моря
Город стоял, именованный «Новым»*…
Рима постарше, богаче бесспорнее,
Много сильнее бесчисленным флотом…
РИмляне звали его КарфагЕном;
Здесь воцарился дух «Нового» города —
Едва ль от Ваала, отличен, наверное…
Под ником «МолОх», он «работал» за золото…
Дух «божеством» стал коммерческой наглости.
Карфагеняне хвастались в этом,
Прыть торгашей, мореплаванья радости —
Их похвальба была звонче монеты.
Жили они в развитОм зрелом обществе,
Гораздо культУрнее бЫли, чем рИмляне,
Изысканны и не чуралися роскоши —
Нельзя их никак назвать примитивными…
Кстати, МолОх был для нИх «полумИфом»:
Как ни скажи, он питался реально.
Чтобы задобрить сакральные силы,
Сотни младенцев низвергнуты в пламя…
Такое понять…, попытайтесь-ка сами…
Представьте, наш средний класс на минуту,
Что регулярно, воскресными днями,
Любуется чинно поджаркой малюток…
Как почти всЕ… государства коммерческие,
Не знал никогда КарфагЕн… демократии…
ВлАсть в нём, как вОдится по-человечески,
Схвачена дЕнежной АристокрАтией…
Не допускает такая, как правило,
К власти талантливых, смелых…
Люди практичные, знали, что дьяволы
Своё, как и дОлжно им, сделают дело…
Гений явился, причём, — не с небес,
Чтобы изведал мир страха по полной…
Вырос в чертогах первых семейств
Начальник масштаба… Наполеона…
Авгуры из Рима в те времена
ТотчАс занесли факт рожденья в преданья:
РодИлось дитя с головою слона…
И звёзды посыпались с неба, как камни…
Провидцы суть дела восприняли лучше,
Чем наши учёные — историки «с весом»,
Что рассуждают во всеоружии
О столкновеньях простых интересов…
Что-то нависло тогда над людьми —
Может, знакомое всем ощущение страха,
Что чужеродный дух мглою проник
Иль просочился неслышно, как запах…
Рим убедИл сам себЯ между тЕм,
Что «Карфаген… непременно разрушит»:
Мириться с такими людьми не хотел,
В расчёте, что боги с задачею сдюжат…
… И вот ГаннибАл тащит тЯжкую цепь
ВОйска сквозь Альп перевалы, метели…
Шёл он на юг — Рим желая стереть —
Страшные боги его так велели…
МолОх с гор высОких смотрЕл на него,
Топтал виноградники злобно Ваал,
Ему о любви, что гнуснее всего,
ГОлос ТанИт постоянно шептал…
Боги валились во тьму под копытами,
Бесы врывались в дома сквозь развалины,
Рухнули Альп воротА и раскрытое
Адское чрево клубилось расплавленно.
Риму казалось всё колдовством:
Армии их поглотила трясина;
Знак высшей беды был заметен на всём:
Измены опутала сплошь паутина…
Подобно парадному шествию толп
Пёстрое войско шло Карфагена:
Землю слоны сотрясли до основ,
Горы, похоже, сдвинулись с места…
Гремели доспехами галлы огромные,
Сверкали испанцы огнём позолот,
Дети пустыни — всадники тёмные,
Наёмники шли… всякий сброд…
А впереди продвигался их вождь —
Военачальник, каких не бывало…
Народ за удачу и вечную мощь
Нарёк его титулом — Милость Ваала…
Схватка богов и ужаснейших бесов,
Стремительно шла к своему окончанию.
Боги погибли, сбежав в поднебесье;
Риму осталась отвага отчаяния…
А КарфагЕн лишь боялся себя:
Духом подточенный нам столь знакОмым,
Им атмосфера пронизана вся
В преуспевающих странах торговых…
Это — холодный расчётливый смысл,
Практичность и вера в авторитеты,
Взгляд деловой и широкая мысль… —
Рим мог надеяться только на это!
КарфагенЯне, как Им и полОжено,
Фактам упрямым смотрели в лицо:
Риму конца избежать невозможно —
ВрЕмя добьёт Рим, в конце-то концов.
Рим уже прИ смерти… СхвАтка окОнчена…
Нету надежды… Кто ж будет бороться?
Время для мира пришло… И, короче,
— Финансы урезаны у полководца…
А Ганнибал просил подкрепления;
Это звучало смешно, устарело,
Имелись, казалось, дела поважнее,
Чем просьбы его разбирать то и дело…
Авторитеты рассуждали привычно,
Рукою махнув на тревожные просьбы.
ГлупА гениальность, а тупость — практична:
Невероятное вряд ли стряслось бы…
На голод они обрекли и погибель
Великого воина с войском, в итоге,
Напрасно которого им подарили
Их кровожадные, «умные» боги…
…Небом на них обрушились новости:
Всюду зола разгорелася в пламя,
Войско разромлено вскорости…
А Ганнибала отправят в изгнание…
…Просто понять не смогли человека,
Не доверяя тому в должной мере —
Деньгам и вещам поклонялись от века —
Богам, что жестоки и злобны, как звери…
…А Ганнибал у ворот Карфагена…
Бой проиграл… в завершенье войны…
Пал Карфаген… Так не падал, навЕрно,
Никто со времён самого Сатаны…
*Карфаген — финикийское государство со столицей в одноимённом городе, существовавшее в древности на севере Африки, на территории современного Туниса. Название переводится с финикийского языка как «Новый город»… Новым назван потому, что был колонией, как Нью-Йорк или Новая Зеландия…