Стихи о войнах: Русско-Турецкая война 1787-1791

Стихи о войнах: Русско-Турецкая война 1787-1791

Русско-турецкая война правления Екатерины II

Анастасия Александровна Шпак

Где ж вы, шумливые базары
Турецкой Кафы, Ор-Капу?
Трясутся в страхе янычары,
Гудит снарядами Кагул!

Всё начиналось у Порога,
Кровавый омут Эди-Куль
Глядел таинственно и строго,
Предчуя посвист русских пуль.

Санкт-Петербург был полон блеска
И строил каверзы Версаль,
Когда уж схваченный Обресков
Смотрел из этой бездны вдаль.

И уж осёдланные кони
Несли татар — опять — на Русь.
Тот привкус воинских агоний
Я описать сейчас берусь.

Румянцев-Задунайский славен,
(Ещё без титула тогда)
Над русской армией всеправен
Чеканил маршами года.

Где Серег с Прутом катят воды,
Превосходящих толпы сил
Он с первым отблеском восхода
В Рябой Могиле схоронил.

И топал с ним сквозь лес и пашни,
Через валахских топей грязь
Потёмкин — кирасир бесстрашный
И будущий светлейший князь.

Вот он при Ларге! Кони в мыле.
Замах! Ещё! Виват! Виват!
Огонь и меч… «Да живы б были…» —
Вздыхая, крестится солдат.

Да, были б живы. Хоть мгновенье,
Чтоб лепту в бой свою внести,
Чтоб жизнь грядущих поколений
От ига варваров спасти.

К полудню враг бежал — не шутка.
Уже Кагул недалеко.
С Румянцевым сажаться жутко,
Зато и в бой идти легко.

Атака требует сноровки,
Не будет миловать паша.
Солдаты в рекогносцировке
Передвигаются спеша.

Спустилась ночь. Но нет покою.
Чтоб турок первым не напал,
Румянцев конницей лихою
Перешагнул Траянов вал.

И понеслось! Визжали сабли,
Тупился штык, рубил палаш,
И кровью истекал по капле
Солдат многострадальный наш.

Взрывался порох. Крик. Пожары.
Уже не видно ничего.
Бежали в страхе янычары
К палатам бея своего.

Сказав «кысмет» — веленье рока,
Велел Халиль им уходить.
Где ж ты, зелёный плат Пророка,
Способный русских устрашить?

Отхлынул вал в огне восхода.
Полудень близок, день грядёт.
Виват, солдаты, воеводы!
Утрите с лиц кровавый пот.

Вы славны для судьбы державы.
Средь ветхих Родины веков
Венчают лавры величавы
Геройства доблестных полков.

И ныне, как потомков память,
Звучат потомков торжества,
И держит обелиска камень
В чугун отлитые слова.

Звучат призывно и тревожно:
«Врага в России своего
Сносить присутствие не можно,
Не наступая на него!»

Пускай уж века два минуло,
Где те сраженья, ты спроси,
Но гром и молнии Кагула
Вошли в историю Руси

Измаил 1790г

Галкин Юрий Анатольевич

Суворов как лев, встал у стен Измаила —
Трепещет волной полноводный Дунай,
Протяжную песню волчица завыла,
Тревогой объят весь «потёмкинский край».

Последний приказ дан на штурм цитадели,
Сверкают штыки легендарных колонн,
Солдат вестовой в ожиданье, у двери —
В пожаре, турецкий горит бастион.

В бой двинулись разом, «и сердце заныло»,
Противник подходит для близкой стрельбы,
«Суворовский штык» это доблесть и сила,
Два «войска-титана» сошлись для борьбы…..

Мундиры пестрят,
наступил час атаки —
Молчат батареи с обеих сторон,
Визжат в подворотнях цепные собаки,
Ударил набатом церквей перезвон.

Пехотные части столкнулись в проёме –
С отборным отрядом бойцов-янычар,
«Притихла пальба»,
В общем сабельном звоне —
Врагом опрокинут фронтальный удар!

Второй эшелон на врага наступает,
«Идут за Россию её мужики»,
Османов с пути,
«Словно вихрем сметает»,
«Всё катится свалом на берег реки».

Визжа, погибали от ран янычары —
Порубано много и наших солдат,
В тылу егерей появились гусары —
И Русь не отступит ни шагу назад!

Турецкие сабли на Солнце сверкали —
Гранёною сталью тускнели штыки:
«Повсюду османы назад отступали —
А сзади заходят в их тыл казаки»…

Студёной воды,
зачерпнув медной кружкой,
Суворов остаток на землю плеснул —
Доклад гренадёра отметил *полушкой,
И боком уселся на сломанный стул.

*«Килийский редут в полотне диорамы»,
По праву вознёс «чудо-богатырей» —
Уже не таясь, прочь бегут басурманы,
И с каждым напором быстрей и быстрей.

В деталях войны:
«Кровь, и в дырах одежда» —
Заколотый в грудь, турок дух испускал,
«Но теплится в нём на Аллаха надежда,
Что он не напрасно от ран погибал».

За честь посчитать, или за невезенье? —
Сразиться с Суворовым большим числом,
Для турок он стал,
«злой судьбы наважденьем» —
«И всё злоключение видели в нём».

Священной водой, из истока Дуная,
Уже освежился могучий герой —
«Наполнена доверху фляга пустая,
И крест православный «наложен рукой».

Разгром как всегда, и победа за нами,
Стоит Измаил как и встарь у реки,
И каждый вершок, здесь изрыт сапогами,
И корни Суворова здесь глубоки……

Над крепостью реет российское знамя —
С ключами турецкий стоит комендант —
«При тяжких потерях,
С большими боями»,
Разбитый! —
С Балкан уходил оккупант………

*Полушка — копейки.
*Килийский редут запечатлен художниками на полотне Измаильской диорамы.

Сражение при Рымнике 1789 г

Галкин Юрий Анатольевич

В низинах овраги покрыты туманом,
В лесах воют стаи голодных волков,
«Над полем Иисус в небе пасмурно-рваном,
Несёт крест судьбы в пелене облаков»:

Юсуфа-паши за рекой янычары —
Несметную армию вывел Султан,
Мелькают знамёна, клинки и тюрбаны,
За войском верблюжий идёт караван.

Визирь раздаёт полководцам награды,
«В победу при Рымнике верят они»,
Такой перевес не приемлет досады –
Их ночью как звезды мерцают огни:

*«Кобургский в Румынии с малою силой,
У русских суворовский только отряд»:
«Их Рымник покроет прохладной могилой»:
«Оставшихся в цепи,
и в рабство, подряд».

«Вот грянули пушки с передней заставы» —
«Телегой придавленный, взвыл делибаш»,
Рубились по флангам на саблях гусары,
Входя от атаки в воинственный раж».

*«Татарская конница полностью смята,
«Суворов нанёс свой коронный удар»,
На главных позициях наши солдаты —
«Ура» заглушает — «Аллаху Акбар».

Не выдержав натиск, бегут басурманы,
«Назад отступают, на берег реки»,
Их топчут конями, и рубят уланы —
Гаремы и свиту пленят казаки.

Толпой дефилирует враг к переправе,
Суворов не слышит ответной пальбы,
Тела янычар в придорожной канаве,
Наполнили доверху «чашу судьбы».

Визирь оставляет разбитое войско,
«Сегодня дороже свой личный живот»:
«Царя не разбить, надо с миром посольство»
«И жить в Истамбуле без лишних забот»:

«Теперь вся надежда на мощь Измаила,
Твердыней он встал в этой жуткой войне,
Австрийцев бы Порта давно разгромила,
С Россией союз у Европы в цене»….

Признает весь мир:
«Нет фатальней разгрома».
«Так гений умением численность бьёт»,
Фельдмаршал был князь:
«Графом стал по-другому»,
И «Рымницким графом» в учебник войдёт.

*Кобургский — австрийский принц.
*Татарская конница — крымские татары.

Турецкая война 1792г

Галкин Юрий Анатольевич

У трона льстецы обитают,
На троне вельможный султан,
Россию, на чём свет ругает,
Зовёт Ушакова «Шайтан».

Всё больше вопросов к Аллаху,
Мольбы в Калиакрии все,
Стамбул наполняется страхом.
С развязкой в идущей войне.

С Балкан отступает пехота,
С Дуная теснят янычар,
Нет больше турецкого флота,
На море от флота пожар.

В плену гарнизон Измаила,
Султан отправляется в транс,
Суворов взял с меньшею силой,
На штурм цитадель в первый раз.

«Нет армии лучше российской,
Пора из Стамбула бежать,
Не сломлен и орден Мальтийский,
Как может Аллах так карать»!?

«Под Рымником крах пораженья,
И враг на Балканах стоит,
Визирь в генеральном сраженье,
Со свитой и войском бежит».

В войне «О Аллах!»- невезенье,
В судьбе тоже путь роковой,
Одно здесь разумно решенье, —
Просить мир любою ценой…………

Штурм Очакова 1788 год

Галкин Юрий Анатольевич

Стреляют по крепости русские пушки,
В тылу формируются к штурму войска,
«Потёмкин остыл от вечерней пирушки»,
«Колонны готовы вперёд, для броска».

В руинах лежит легендарный Очаков,
Оставлен в позициях *ретраншемент,
Спешат егеря в рукопашную драку —
Мундиры пестрят от георгиевских лент.

«Плацдарм мельтешит»,
В бой идут кавалеры,
Гранёною сталью мерцают штыки —
«За матушку Русь, за царя и за веру»,
В строю ветераны —
«Бойцы — старики».

Отчаянный бой, турки злобно дерутся,
«Здесь каждому, правда, сегодня своя» —
За спинами их:
«Как назад оглянутся»,
В разрушенном городе кров и семья.

«Один на один, войско встретилось лбами»,
На вылет прошёл в грудь безжалостный штык —
Его янычар грыз своими зубами,
Пока головой навсегда не поник.

Умелой рукой, нож, особой заточки,
Уже поражает бегущих *татар, —
Взорвались над крепостью,
с порохом бочки,
«Стократно усилив возникший пожар».

Потёмкин сквозь дым, разглядел превосходство —
«Солдат и стратег, — зорким глазом своим»:
«Опять нам фортуна в бою улыбнётся –
А в Турции меньше светилом одним».

Ещё не сорвали над крепостью знамя,
Но наши, почти, захватили её,
«И держит Потёмкин своими руками» —
«Уже не чужое,
Пока не своё»…..

Закончился штурм — собирают трофеи,
«Убитых в бою даже не сосчитать»,
«Вот горны отбой медным звуком пропели»,
Героев штабистам пора награждать……

Отмечен и флот, поддержавший атаку —
Встав в бухте на рейд, в пятьдесят кораблей.
«Суворов был ранен в бою за Очаков»:
«А Родина помни своих сыновей»!!!

*Ретраншемент — Вал, окоп, (устаревшее).
*Крымские татары. 

Русско-турецкая война 1877-1878 годов

Иван Есаулков

Снова сражаются братья-славяне.
Полнится гневом родная страна,
Шлёт добровольцев, и скоро нагрянет
С турками новая наша война.

Через Дунай мы ведём переправу,
Быстро, решительно рвёмся вперёд:
Или добудем победу и славу,
Иль неудача в сражениях ждёт.

Вот уже Шипкинским мы перевалом
Стали владеть, янычары бегут.
Только Осман-паше Плевну отдали,
Вновь эту крепость нам не отдадут.

Держим под Шипкой с трудом оборону,
Столько отбили опасных атак.
Лезет и лезет упорно по склону
Превосходящий нас силами враг.

Но подоспело и к нам подкрепленье –
Шипку удержим в надёжных руках:
Как ни стремились враги к окруженью,
Но не смогли, потерпели в том крах.

Плевна же держится — хочет сражаться,
Обороняется храбрый Осман;
В городе голод — им не удержаться;
Наш — не турецкий! — сбывается план.

Скобелев войско провёл сквозь Балканы,
Западней Шипки удачно прошёл
Туркам в тыл — лагерь их русскими занят.
Вроде бы всё у нас шло хорошо:

Вышли мы возле турецкой столицы,
Не огрызается раненый враг,
В Константинополь могли устремиться…
Только опасен решительный шаг:

Объединятся тотчас же державы,
Запада волю начнут диктовать,
И нам не хватит ни силы, ни славы,
Чтобы с Европой одним воевать.

Вот потому-то и очень опасно
Сделать последний, решительный шаг.
Мир подписать вместе с Портой согласны…
Хоть белый флаг и выкидывал враг.

Русь. Взятие Измаила

Ирина Крымова

Правление Екатерины —
Век славных, доблестных побед.
Причерноморье, Крым — какие
Завоевания тех лет!

Скрестились ятаган, штык русский
За Крым, Причерноморский рай.
И злится желчный Фридрих прусский,
Что Порта уступает край.

Вновь вспыхнула война на юге.
В осаде гордый Измаил.
«Брать штурмом!» — знал Потёмкин муки,
Знал трудности, но он ценил

Дар полководческий, дар божий
Суворова — велик в боях!
«Всевышний милостив — поможет!
Солдаты! Водрузим наш стяг!»

Декабрь. Темно. Колонны полем
На марше к крепости в обхват.
Со стороны Дуная строем
В две линии шёл флот. И ад

Разверзнул огненно ворота,
Лишь только подошли ко рву.
Из всех орудий, что без счёта,
Срывали турки злость свою.

На вал по лестницам. Кровь. Жутко.
«Ура!» — «Алла!» — и вновь: «Ура!»
Остервенение. Рассудка
То всплеск, то мрак — смертей игра.

Преодолели вал. К воротам!
Резервы вовремя пришли.
Суворов — мозг! Не даст просчёта,
Руководит как бог Земли.

Вот в город ворвались. Сражение
За улицы, дома, мечеть…
Сам сераскир Айдос* в пленении!
Убитых — горы, убыль — треть,

Треть войска полегла, но взяли
Седой османский Измаил.
И пушки в небеса стреляли
В честь доблестных российских сил!

* Крепость Измаил, цитадель турецкого владычества на Дунае, крепость «без слабых мест», как говорил Суворов, была взята штурмом в 1790 году в ходе русско-турецкой войны 1787-1791 годов. Гарнизон крепости насчитывал 35 тысяч человек и 265 орудий. Целая армия! Комендант крепости Айдос-Мехмет-паша был опытным главнокомандующим.

Измаил

Сергей Мельников 62

Полки российские с боями
Уж к Измаилу подошли
И взяли крепость ту в осаду.
Там батареи возвели.

Он многие десятилетия
Внушал народам нашим страх
И был твердыней неприступной
На придунайских берегах.

Уж сколько месяцев без дела
Стоят российские войска.
На штурм Потёмкин не решался,
Чего-то выжидал пока.

А дни летели, снег уж выпал,
Играя на руку врагу.
Росли потери в перестрелках,
Солдаты мёрзли на снегу.

Созрело мудрое решение.
Светлейший отдает приказ —
Суворова назначить спешно.
Час промедления — против нас.

Отец солдат и сын России
Войска на подвиг вдохновил.
Вот взмах руки, команда к штурму.
Пускай трепещет Измаил.

Оскалясь, извергая пламя,
Как огнедышащий дракон,
Рычал, гремел, свинец метая,
Турецкий главный бастион.

Огонь из тысячи орудий,
Картечи свист и ядер вой.
Земля дрожала под ногами,
Колонны шли сплошной стеной.

Пример солдатам подавая,
Все офицеры — впереди,
И робких словом ободряя,
В атаку за собой вели.

Но русский дух — непобедимый,
Ведь он не ведает преград.
Все шли вперёд, вперёд на стены
И только мёртвые лежат.

Всё кончилось, стрельба затихла.
Пал неприступный Измаил.
Орёл российский наш двуглавый
На синем небе воспарил.

33 просмотров

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.