Стихи о России: Крымские поселки-курорты (2)

Стихи о России: Крымские поселки-курорты (2)

55 стихов про крымские поселки и курортные городки: Алупка, Коктебель, и другие.

55. О крымских городах

Елена Громова

Ялта, Евпатория, Алушта,
Кто из них прекраснейшая, спорят.
Крымский полуостров, как ракушка,
Нам на радость выброшен из моря.

Здесь легенды Трои и Эллады
С вашей, города, сплелись судьбою.
Каждый город ждет своей награды,
Каждый город так хорош собою!

Здесь, в долинах солнечного рая,
Все прекрасны, и нелепа ссора.
Симферополь, как Парис, сжимает
Золотое яблоко раздора.

Ялта, Евпатория, Алушта…
Вы не спорьте, милые, не надо!
Скоро всем вам хватит потому что
Спелых крымских яблочек из сада!

54. Гимн Алупке

Александр Демидов

Лежу и слушаю прибой,
Как шелестит он мелкой галькой,
Летаю, в мыслях, над водой,
На пару с белокрылой чайкой.

Спасибо Солнцу, сентябрю
И бирюзовым волнам тоже,
За посвежевшую мою,
Тёмно-коричневую кожу.

По всей стране идут дожди,
Стоит осеннее ненастье,
А тут — безоблачные дни,
Тепла субтропиков всевластье.

Я обожаю всей душой
Скалистый южный крымский берег,
Он — образец красы земной,
А красота дороже денег.

Здесь — благолепие дворцов,
Аллеи стройных кипарисов,
Благоухание цветов,
Морская свежесть лёгких бризов.

За всё: за крепкий, сладкий сон,
За воздух чистый и целебный,
За лес, покрывший горный склон,
Пою Алупке гимн хвалебный.

53. Алупка

Борис Шмуклер

От Воронцова ей достались
Дворец, прекрасный парк и «Хаос».*
А в дополнение даров
Шесть мраморных прелестных львов.

  • *»Хаос» — нагромождение громадных каменных глыб

52. Алупка

Владимир Воднев

Скалы стайкою
Словно девицы
В платья белые
Приоделися,
В море синее
Словно в зеркало,
Обо всем забыв,
Загляделися.
И фата на них
Белым облаком –
Божьей матери
Светлым обликом.
Нимб святой манИт
Нас сиянием,
И душа горит
Покаянием…

51. Алупкинский дворец

Елена Макеева

Романтики — святой осколок —
Дворец Алупкинский. Всегда
Приветливо приподнят полог
Двух арок. Пусть бегут года,

Пусть диссонансы нынче в моде,
Здесь торжествует красота.
Чертог и парк — былых угодий
Благословенные места.

Пылает золото аллей,
Террасы кружатся над Морем,
Как ожерелья, и своей
Игрой тебя закружат вскоре.

Пленяет строгий кипарис,
Ласкают взор просторы Моря,
Ступени мраморные вниз
И львы по сторонам в дозоре.

Вечно-зелённой пышной хвоей
В округе переполнен парк,
Ручьёв хрустальных бег спокоен
Под сводами ветвистых арк.

А ночью тихо освещает
Красоты южная Луна,
И свет мистичный погружает
Дворец и парки в грёзы сна.

Сияет мрамор голубой,
Во сне вздыхают тихо волны,
Ай-Петри приведений строй
Толпится, тайн глубоких полный.

Глаза окон огромных, тёмных
Вдруг зажигаются Луной —
Ожил Дворец, хозяин сонный.
Львы берегут его покой.

50. Алупка

Павел Егоров Энтлор

Уголок природы дивной,
Форм изящных волшебство,
Крепостной стеною длинной
Склоны гор хранят тепло.

Бриз морской прохладой веет,
Днем спасая от жары,
Ночью море берег греет,
Аж до зимних дней поры.

Камнем белым восхищает
У Ай-Петринских высот,
Светом солнечным блистает
Море, встретивши восход.

Узких улочек проходы
Заведут в приморья сказку,
Ручейков звенящих воды
Разбавляют всю раскраску.

Башен строй из диабаза,
Увлечет назад в былое.
Львы как будто по приказу
Сторожат свое, родное.

На лугах в тени платанов
Век за веком тишина,
Воздух чист, аж до дурмана.
Сказки дивной сторона!

49. Алупка

Штирман

Явилась с моря древним грекам
красивым, хитреньким зверьком
и устремилась в наши веки
где лисьей строчкой, где ползком.

Была хазарскою, османскою
затем к России отошла,
была под турком мусульманскою
к мечети церкви обрела.

Едва лишь рельсы в Крым пришли,
оживился ЮБК,
дачи быстро в рост пошли
как грибы после дождя.

Улицы там узкие крутые
лестницами вверх плетутся
и зигзаги улиц тех кривые,
огибая берег, чудно вьются.

Изощрённою прибрежною чертой
бухточки изваяны и пляжики,
море камни ласкает волной
их бока — многоцветие радуги.

Хаос здесь Малый из камней
средь чуда чудного таковского
поражают красотой своей
Лунный камень и скала Айвазовского
с видовой площадкою на ней.

У скалы, обратите внимание,
павильон «Чайный домик» стоит
амфитеатра он основание,
Карлом Кебихом парк так разбит.

Аллеи флоры чудной и яркой
поведут к трём красивым прудам
и к полянам волшебным чудесного парка
и в трёх позах к каменным львам.

А на севере Верхнего парка
повстречает Вас хаос Большой,
дикий мир здесь из дикого камня
и растительности никакой.
………………………………………
За автострадой лес сосновый
устремляется к Ай-Петринской стене
сады и виноградники на склонах
да зубцы Ай-Петри в вышине.
………………………………
А на скале Крестовой
крепость «Алупка — Инсар»
живописны развалины оной
и млад им дивится и стар.
……………………………
Респект архитектору Блору
ну, какой же он молодец,
так искусно вписал он в природу
Воронцова прекрасный дворец!
………………………………….
Лечебно-климатический курорт,
и тысячи туристов круглый год
становится туризм в Алупке модным
и стал давно уже международным.

48. Белогорск — Карасубазар

Валерий Стегачёв

Пусть городок наш невелик,
Но, я люблю его красу.
Он в глубине веков возник,
В долине речки Кара Су.

Он как в преддверии порог,
Лег у подножья Крымских гор.
На перекрестке двух дорог
Дома и улочки простер.

Окрестный изменив пейзаж,
Чтоб наносить врагам урон,
Был цитаделью город наш
От всех набегов защищен.

И сотни лет тому назад,
Купцов заморских караван,
Открытья ждал дубовых врат
На рынок крепости Таш-Хан.

Еще есть славная страница,
Как в те далекие века.
Наш город ханской был столицей
И власть держал в своих руках.

Числом народонаселенья
Он превзошел все города.
За поколеньем поколенье
Менялось, как в реке вода.

Когда же с Турцией Россия
За Крым вступила в смертный бой,
Наш город в центр драматургии
Заброшен был судьбы рукой.

Здесь генерал-аншеф Суворов,
Разбил войска Калги-Султана.
И вывел Крым по договору
Из-под влияния османов.

Светлейший князь Потемкин, кстати,
Здесь под скалой принял присягу
От всей большой татарской знати
Российскому на верность стягу.

Тогда же град неоспоримо,
Благодаря его заслугам,
На время стал столицей Крыма.
И снова жизнь пошла по кругу.

Своим вниманием почтила
Наш град сама Екатерина.
Два дня у нас она гостила,
Добавив всем адреналина.

В усладу гостьи венценосной
На время крымского вояжа
Дворец построен грандиозный
У речки на холмистом кряже.

Свое величье понемногу,
Терял наш град из года в год,
Когда железную дорогу,
Пустили городу в обход.

С уделом жалким он смирился,
Пройдя в дальнейшем путь свой скромный.
И незаметно превратился
В уютный тихий центр районный.

Я верю, город возродиться,
Надеюсь, так тому и быть.
И пусть не будет он столицей,
Но будет хоть достойно жить.

47. Сафари-парк

Валерий Стегачёв

Был Белогорск наш неизвестен
И людям мало интересен,
Ведь городок наш не курорт,
Не Южный берег и не порт,
Хоть гордость есть у нас своя:
Скала с названьем Ак-кая.
Но город враз стал знаменит,
Когда у нас здесь был открыт,
Что, впрочем, и не мудрено,
Сафари-парк — не так давно.
Из братии звериной всей
Здесь самый главный — царь зверей…
Гуляют львы здесь на свободе,
Как и в естественной природе,
И кто уже здесь побывал,
Как будто в Африку попал.
Еще есть жители саваны:
Жирафы, зебры, обезьяны…
Зверья всего не перечесть,
И посмотреть на что — здесь есть.
Парк уникален, и покуда
В Европе нет такого чуда,
Так что совет Вам добрый дам:
Скорей спешите в гости к нам.

46. Гаспра

Ольга Цветикова

(Крымские местечки)

Гаспра. (Гаспарова распря.
Пра-пра-пра-прясло — ага!
Прага где?)… Жил- был Гаспар.
Был у него самовар,
А так же сеструха — Яга,
А у порога,
Косо немного,
Валялись два сапога.

Утром вставал Гаспар,
Кряхтя, разводил самовар,
И слушал с напрягом
Ворчливую Ягу —
Весьма залежалый товар.

Потом он спускался с горы,
Крича всем: «Ах, будьте добры!»
Гаспар был хороший:
Он делал галоши
Из твёрдой дубовой коры.

И вот он однажды устал,
Спустился на шаткий причал,
Галоши забыл
И в шлюпке уплыл
На остров начала начал.

С тех пор позабыты все распри
В местечке гаспаровом — Гаспре,
И только гитара
Звучит под чинарой,
Гаспар же — уехал на Капри.

45. Гаспра

Штирман

То ли пух был лебединый,
то ли белое село,
к нам от древности былинной
имя Гаспра занесло.

Путешествуя по Крыму,
тем Паллас всех упредил,
что в печати он российской
первым Гаспру засветил.

В век восемнадцатый, в средине
явилась Гаспра нам, и ныне
дома как гнёздышки для птиц
на склонах гор, ползущих вниз.

Виноградники на склонах
в парков зелени посёлок,
здесь растили и растят
табаки и виноград.

Здесь со времён тех самых царских
всё то, что радует наш взгляд,
разбил прекраснейшие парки,
возвёл дворцы аристократ.

В сотый от рождения год
здесь климатический курорт
зародился, и вот ныне
достиг достойной он вершины.

Пансионаты, тропы, парки
санатории и пляжи.
летом дни бывают жарки
и порою очень даже.

Отдых в Гаспре — сочетания
оздоровления, лечения,
архитектуры созерцания
и ландшафтом наслаждения.

Всё та же Царская тропа
да с другого уж конца,
в Гаспре начинается
в Ливадии кончается.

Горизонтальная и Солнечная,
Царская тропа
и тропа Здоровья —
тропы той имена.

Здесь вид растений чудных
приятно удивляет
и ряд скульптур прекрасных
в пути сопровождает.

Не зря тропой Здоровья
тропу ту величают
её целебный воздух
недуги исцеляет.

Коль путник утомлённый
присесть здесь пожелает,
в тени дубов и грабов
старинные скамейки
его здесь поджидают.

Дворец Голицына здесь князя
он ныне «Ясная поляна».
Толстой здесь в комнате живал
«Хаджи-Мурата» здесь писал.

И здесь в гостях у Льва Толстого,
России гения большого,
Куприн и Чехов побывали,
Горький с Шаляпиным бывали

44. Кацивели

Вячеслав Егиазаров

Очень, уж очень крут статус небесный ныне.
Вечные звёзды — мрут. Вечное солнце — стынет.
Не закрывая темы над вышесказанным,
звёздные теоремы всё недоказаны.
Кажется, да, сумели, но, размыкая круг,
новые в Кацивели звёзды открыли вдруг…
В той галактической каше варятся зёрна идей,
всё телескопы наши не подберутся к ней.
С ложкой всегда на прицеле, — как там? кипит? не кипит?..
В маленьком Кацивели звёздный большой аппетит…
Пахнут, мерцают, меркнут водоросли, как йод,
по планетарным меркам крымский посёлок живёт.
Мыс обтекает пена, всходят медузы со дна,
космическая антенна в море отражена.
Радиотелескопа тарелку заполнил эфир,
ждёт откровений Европа, ждет откровений весь мир.
Чтобы мы там ни пели, куда б ни привёл нас путь,
в маленьком Кацивели плещется звёздная суть…

43. Малореченское

Штирман

Бежит прибрежная черта
вдоль двух морей бежит она,
бежит уж много тысяч лет
рисует Крыма силуэт.

Черты прибрежной той остов
цепочка сёл и городов,
и вот из них одно звено
у малой реченьки оно.

Село, как исстари ведётся,
Малореченским зовётся,
курорта полный антураж
горы, море, солнце, пляж.

Есть дома, пансионаты
и стариной места богаты.
В селе вот в этом самом вот
Массандры головной завод.

42. Горное озеро /Ореанда

Геннадий Шалюгин

Его питают родники.
В его глубинах — жгучий холод,
И если ты уже не молод —
Побойся судорог руки.
А в жаркий полдень в ивняке
Играют бабочки… Так сладко!
И словно вечная загадка —
Чело скалы невдалеке…
На камне ящерка лежит.
Пахнуло лавром и лавандой.
А возле храма в Ореанде
Полдневный колокол дрожит…
На свете — тысячи озер.
Зрачки земли. В них небо тает.
Закатным золотом мерцает
Вода… В душе царит простор…

41. Приветное

Штирман

Караби-яйла есть тут,
здесь течёт река Ускут
и приток у ней Арпат,
край красотами богат.

Вот к примеру, Панагия,
водопады небольшие
с водой тёплою, игривы,
исключительно красивы.

Что в Рыбачьем, что в Приветном
то же море, тот же пляж,
но различия приметны:
между морем и Приветным
полтора — два километра.

Тропка, к морю что ведёт,
вдоль ручья Вас поведёт.
Там кусты, в них ежевика,
крупна ягода на ней,
да колючая ж ей ей!

В тех кустах живёт кузнечик,
ну совсем как человечек.
Он зелёный и большой
сантиметров пять длиной.

Он скакнёт разок, другой
вот Вам пляж и брег морской!

Село не зря зовут Приветным,
люди очень там приветны.
Вас накормят, напоят
и жильём не обделят!

Есть портвейн и мадера,
как-никак свой винзавод.
И следы есть древней эры,
ведь без них и Крым не тот!

Правда, бизнеса рука
дотянулась и сюда.
Есть дома, пансионаты.
Не для бедных, для богатых!

Рыбачье

40. Рыбачье

Штирман

Алачук и Андус
в селе этом сошлись,
в самом центре его
вместе в море слились.

Крыма горы и лес
много прочих чудес.
Там Джур-Джур водопад,
Демерджи камнепад.

Здесь долина одна
привидений полна,
и озёра здесь есть
и в них рыбы не счесть.

Пляж широкий такой,
километры длинной,
с мелкой галькой такой
не крупняк Ялты той.

Это было, было, было
время то давно уж сплыло.
Был сентябрь, но в начале,
мы в Рыбачьем отдыхали.

Там был МАИ пансионат
нас пригласил, но бюрократ
сказал, что вместе лишь супруги
и разлучил меня с подругой.

Живём мы в разных номерах,
но в остальном ажур и ах!

Улицей к морю мы идём
там бутыли стоят с вином,
столы. На них кистями в ряд
чудесный крымский виноград.

Мне говорит моя подруга,
хоть не жена, но хватка друга:
с собой возьмём мы винограда,
идём мы к морю, вина не надо!

И вот пред нами ширь морская,
волна лениво брег ласкает.
Тела мы в море погружаем,
на гальку пляжа возлагаем.

Студенты там МАИ мелькали,
мы их проказы наблюдали.
Мы бронзовели, загорали
и моря запахи вдыхали.

От жарких солнечных лучей
мы в номера бежим скорей
и вновь звучит всё та же фраза:
нам винограда, вина не надо!

Так много дней мы отдыхали,
у моря отпуск свой сжигали
и он к концу уже клонился,
когда тот случай приключился.

Я как то в номер возвратился
и очень сильно удивился.
Стол и бутыль с вином стоит
И мой сосед мне говорит:

Печальный день сей оказался
товарищ Тараки скончался.
Ильич ведь так его любил,
а он подушкой задавил!

И я ответил невпопад:
— Моя подруга!
А он сказал: печальный факт.
Помянем друга!

Мы Тараки так поминали,
и так Амина проклинали.
Сосед кричал: Амин, зараза!
Ну поджидай теперь спецназа!

Мы не смогли добить Амина.
Таки была тому причина:
убралась ночь в свои чертоги,
день и подруга на пороге!

Лежу на пляже смежив очи,
всё бью Амина, между прочим!
Амин был ловкий, сильный, злой,
в лицо подлец плеснул водой!

Открыл глаза и вижу: боже!
ведь на десант всё то похоже!
Из вод морских бредёт Амин,
и духи с ним. Он не один!

Лицо прикрыла борода,
с трезубом правая рука,
ведро же в левой, в нём вода!
Я понял:мне грозит беда!

Я с силами тогда собрался
и на карачки приподнялся.
Приём подруги, я опять
на пляже снова стал лежать.

Амин и духи вдруг заржали
и в даль по пляжу побежали.
В дали той долго гомонили
всё отдыхающих мочили!

Таким день трудным оказался,
к концу его лишь оклемался
Была подруга моя рада,
ведь я твердил: вина не надо!

Подруга утром мне сказала:
сдай простыни и одеяла,
нас ждут другие уж заботы,
дорога, дом, завод. работа.

И, сохраняя хватку друга,
стала женой моя подруга,
и был тот отдых так удачен,
с тех пор наш отпуск лишь в Рыбачьем!

Другое время и культура
и подросла инфраструктура,
с ней так комфортно и приятно,
не всем доступно, не бесплатно!

  • Коктебель — посёлок городского типа на юго-востоке Крыма. Входит в городской округ Феодосия (Коктебельский поссовет Феодосийского горсовета.

39. Коктебель

Алекс Ан Дер Виль

Вновь Серебряный голубь зовёт
Повседневность забыть и в полёт.
К Лире в гости, в её колыбель,
В неразгаданный миф — Коктебель.

Где блестит сердоликом волна,
Где залива налёт — серебро,
И на нём пишет строки луна,
Символистов златое перо.

Чтоб услышать дыханье травы,
Шёпот камушков в плеске воды,
И дотронувшись взглядом звезды,
Стать прозрачным как мир пустоты.

Невидимкою стать и тогда
Вдруг увидеть в безмолвьи глаза
Всех поэтов, творцов Серебра,
Что чеканили рифмы в стихах.

Постучится в залив дня приход
Нежным вздохом потухшей звезды.
Задрожит долгожданный восток,
Провожая дорожку луны.

И дождавшись рожденье зари,
Акварель разольётся вдали,
Чтоб потом полихромным лучом
Осветить предрассветный прибой.

А Кучук-Янычар тихо спит,
Исполин Карадаг на чеку.
И витает Волошинский вирш
На Земле, на ветру, наяву.

38. Коктебельский сувенир

Анна Сергей

Безделушка, брелок из прибрежной торговой палатки —
Карадагский агат, лёгким пёрышком парус темнеет —
Затерялся в дорожном плаще глубоко за подкладкой.
Я, наверно, уже не вернусь к берегам Коктебеля —

К золотистым холмам, исполинским изломанным скалам,
К бирюзовым волнАм, полирующим пёструю гальку.
Сувенир черноморский, не станешь моим талисманом?
Чернопарусный странник покинет любимую гавань.

Что ж, поедем на север, оcколок умEршей стихии?
Сын извергнутой лавы, обмылок штормов и прибоев…
Взгляд прощальный на море — и волны как будто притихли,
Но… (послышалось?) глухо вздохнул Карадаг за спиною.

37. Чудо-сказка

Борис Бударин

…Выше в горы — ближе к Богу…

Не за тридевять земель,
А совсем гораздо ближе,
Расположен Коктебель,
Мой посёлок — моя ниша!

Пахнет розами постель,
Отражают звёзды крыши.
Мой посёлок, Коктебель,
Я во сне всё время вижу.

Вечно строгий Кара-Даг
Серпантина вяжет петли,
Эхом утренним в горах
Зазвучит седой Ай-Петри.

Увивает плющ и хмель
Стены старенького дома.
Мой посёлок — Коктебель,
Сердца сладкая истома.

На краю скалы стою,
Забывая про тревогу:
В этом солнечном краю,
Выше в горы — ближе к Богу!

… Не за тридевять земель,
Но души моей — столица!
Чудо-сказка Коктебель,
Пусть она тебе приснится!

36. Не город, а просто душа

Вадим Бакулин

Не город, а просто душа,
И чувствую — Бог её слышит.
Тропою иду не спеша
Всё выше…

Вот месяца стрелы — усы,
И тополь в готическом стиле.
И лают бродячие псы,
Но лай их приветственный, милый.

Извилист мой путь, каменист
До дома, у краешка неба.
И звёздами небо сорит;
Как птиц, кормит крошками хлеба —

Горстями сверкающих звёзд…
И в море летят эти крохи.
Задумался старый утёс —
Волошинский профиль.

Желаний хоть сто загадай,
А надо ли? Здесь от свободы
В иной попадаешь ты край.
Где музы поют с небосвода.

Вот падает спелый каштан,
Вот яблока стук; и кивая
Ветвями, мой мудрый платан
Меня, как родного встречает.

Не город, а просто душа,
И чувствую — Бог её слышит.
Тропою иду не спеша
Всё выше…

35. По волнам Коктебельского чуткого моря

Вадим Бакулин

По волнам Коктебельского чуткого моря —
Тени, тени… Кто их назовёт имена?
С новым взбалмошным веком не ссорясь, не споря,
Они бродят, следы их целует волна.

Вот Марина с Сергеем, и Осип за ними.
Впереди в отдалении — с посохом, Макс.
Рядом робкая тень — Черубина ей имя.
…И я чувствую, что они чувствуют нас.

Я их вижу под утро, ещё до рассвета,
Когда с лика небес маска ночи снятА.
Они бродят в мгновенье волшебное это,
Когда зрение не различает цвета.

Только с первым лучом все рассеются тени.
Точно улей, дневной оживёт Коктебель.
И останется тайна, печаль, вдохновение,
Белоснежных, волнующих волн колыбель.

34. Тихий город. Таинственный край

Вадим Бакулин

Тихий город. Таинственный край
Необъятного света земного;
Каждый двор, точно крохотный Рай, —
Ни один не похож на другого.

Чешуёю изысканных рыб,
Черепичные крыши сверкают.
Фонаря вдохновенный изгиб.
Резвым вихрем — стрижиная стая.

Звон цикад и акаций ряды,
Густо хмелем увитые стены;
И везде проступают следы
Старины, всюду прошлого тени.

Облака тут белее, чем снег —
Это древнего неба седины.
Здесь витает Серебряный век,
В плеске волн — шёпот юной Марины…

P.S. Шёпот юной Марины — ( Поэта, Марины Цветаевой )

33. Кофейные ночи

Вадим Бакулин

…Помню слова твои, — ночи кофейные,
Чаек волнение, горестный шторм.
Наше прощание в жизни последнее.
Хлопанье крыльев гостиничных штор.

Берег в дыму. Коктебель. Воскресенье.
Звёзд карусель. Гор громады окрест.
Мы разошлись на дороге осенней.
Рдяный на западе теплился свет.

Нас провожая, он быстро развеялся.
В высохшем горле застыли слова.
В пЕтлю коварную Белой медведицы
Чуть не попала моя голова.

Храм на пути спас от действа греховного.
Перекрестился три раза на крест.
Скоро мой поезд, а вещи не собраны…
Злом окаянным — под сердцем билет…

32. Коктебель

Валентина Коркина

И явь ты, и легенда, Коктебель, —
Подкова изумрудного залива!
Немало на земле других земель,
Где суша и вода примером дива
Являются.
Но ты один такой:
Бездумно здесь не сделаешь и шага.
Обманным здесь покажется покой
Застывшего в мученьях Карадага.
Его громады каменной
Пласты
Хранят восторг и ужас перед силой
Огня из преисподней —
Гроты-рты
Зашлись от крика…
(Нет, не позабыли
Вулкан, кипящий лавой,
Зыби вод,
Зубцы базальта с облаками вровень!)
…Теперь покой залива бережёт
Волошина величественный профиль.
Незримо и таинственно парит
Над скалами и морем дух поэта.
Здесь даже воздух в рифму говорит,
Прислушайся: услышишь чудо это!
И в памяти возникнут имена —
Такие имена! —
Одну Марину
Лишь вспомнишь — и высокая волна
Поднимется над водною равниной!
…А если влево — к низкому холму
Пойдёшь,
Нарви пучок степной полыни,
С любовью положи его тому,
Кто спит здесь вечным сном,
Чей дух поныне
Живёт и охраняет Коктебель…

31. Смотри показался вдали Коктебель…

Василий Толстоус

Смотри: показался вдали Коктебель —
внезапно, за тем поворотом крутым.
Но что это? — вьётся в июле метель,
клубится кромешный удушливый дым.
Пожары на склонах неделю подряд.
Горячего ветра степей круговерть.
Траве не собрать урожай сентября —
её охватила крылатая смерть.
Огонь разгулялся: мол, классно гореть! —
бушует, стремится с собою увлечь.
Волошина образ на дальней горе
качается в воздухе, знойном как печь.
А море… Что море? — ему всё равно,
горят ли поля, или сеется дождь,
оно разомлело и рыбы на дно
ушли ожидать скоротечную ночь.
И только прибой беспокойно шумит,
и сажу полей растворяет волна.
Залив принимает значительный вид:
ну, точно бокал молодого вина!

30. Обожаю Коктебель

Владимир Архипов

Коктебель, Коктебель —
Дум мятежных колыбель…

С морем Грина, с царством муз
Я стихом скрепил союз.

Где гремит морской хорал,
Я рубашку постирал.

Ночью вор унёс домой
Вместе с ниткой бельевой.

Пыхнул гневом Кара-Даг:
«В центре муз — такой бардак!»

Говорю: «Гора, постой —
Хорошо, что мир — живой!

Люди роют бережок,
Ищут в камешках «божок».

Это даже хорошо —
Люди ходят нагишом.

Нелегко живётся им —
И штанишки отдадим!

29. Дому Волошина в Коктебеле

Владимир Кулаев

Давайте вспомним хорошее,
И надо всем нам не забыть,
Есть ещё Дом у Волошина,
Попробуем двери открыть…

Раскроем секрет «обормотов»,
Которого, впрочем, и нет:
Вести себя без «наворотов»,
— Гостей извещал так Поэт!

А Дом его тот — в Коктебеле,
Где много бывало гостей,
Там щедрость, таланты на деле
И отдых без лишних затей!

Скала с барельефом Поэта
В морские просторы глядит
И парус романтика где-то,
С которым Поэт говорит…

Воспеты туманные горы,
Великий, седой Карадаг
И слышатся струн переборы
У моря и в дивных садах…

Смотрю на его акварели
И в думах светлеет душа,
А кисти, как будто бы пели,
Гуляли в степях не спеша…

И дух здесь его Киммерии
Витает, поёт о былом…
Для вашей души терапии
Открыт в Коктебеле тот Дом!

28. Джаз в Коктебеле

Виталий Алтухов

В начале были горы и голубой залив,
Небесные просторы и слёз морских прилив.
Здесь бушевали страсти: рождался рай земной,
И жар стихии властной стал каменной грядой.

Природы мастерская дала любви пример,
Ей гимны посвящая, явился в мир Гомер.
Дух творчества и страсти, боренья и мечты
Стал в Коктебеле частью вселенской красоты.

Волошинские тропы ведут к людским сердцам,
Поэт не слыл Эзопом и завещал векам:
«Любить и быть свободным – лишь мастеров удел»,
Он замысел природный почувствовать сумел.

И слышны в ритмах джаза окрестных гор черты,
Причудливые фразы со скалами «На ты»,
В них лава вновь клокочет, свободен её бег,
Творит свой мир, как хочет, в джазмене Человек.

30 августа 2015 г., Коктебель, фестиваль «Джаз-пати»

27. Утро в Коктебеле

Виталий Алтухов

Шуршало море,
влажными губами
целуя берег,
сонный от утех.
Под ватным небом
скучных чаек стаи
не разносили
свой нахальный смех.
Шалман-сарай,
от выручки распухший,
еще не поднял
свой торговый флаг.
А в стороне,
устало-равнодушный,
пил молча воду
хмурый Карадаг.

26. Коктебель

Вячеслав Егиазаров

Склон Кара-Дага. Дом Поэта.
Горсть сердоликов. Море глаз.
Уже описано всё это,
наверно, миллионы раз.

Но помнить вечно не тебе ль,
как свет Селены в бухты лился,
и как любил нас Коктебель
и отпускать не торопился?

Ведь даже катер на Судак,
/куда весь люд с утра стремится!/
не мог нас заманить никак
на генуэзские бойницы…

С туристами мы песни пели,
В долину шла тропа овец,
и мы не знали в Коктебеле,
что и у счастья есть конец.

Но дух Волошина над нами
тогда взошёл, взял в оборот, —
он подхватил нас, как цунами,
и до сих пор с тобой несёт.

25. Дом Волошина

Геннадий Молдавский

Небеса — бескрайни,
Золотые горы,
Лес, да виноградник,
А за ними — море.

В каждом крымском месте,
Ты как будто дома,
Веет тёплый ветер,
Сладкая истома.

В Коктебель заеду,
А денёк хороший,
Поспешу к поэту —
В дом, где жил Волошин.

Дом почти на пляже,
Чайки растревожат,
Гид про жизнь расскажет,
А утрата гложет…

24. Дом-музей Волошина в Коктебеле

Дина Байтер

Дом-корабль, лаванды ароматы,
Запах моря, тени, полусвет…
Оказавшись за резной оградой,
Как поверить, что поэта нет?
Как смириться с жаркой белизною
И с музейной пылью хрупких стен,
С фотографиями, рамками, доскою
И с цветами, источающими тлен…
Алебастровая древняя царица!
Как ты можешь улыбаться в эту ночь!?
Разве ты не видишь наши лица?
Пощади! Не удаляйся прочь!..
Расскажи о таинствах Поэта,
Разомкни застывшие уста!
Ты, испившая его потоки света
Ставшая, как девочка, чиста,
Обернись, сними свои покровы,
Мраморное покажи лицо,
Не смотри застыло и сурово-
Вот ладонь,..венерино кольцо!..
Слиты мы в одно с тобой навечно
В лунных Коктебельских вечерах.
Мы юны, прекрасны и беспечны,
Нам неведомы тоска,печаль и страх

23. Коктебель

Дмитрий Зотов

Карадаг, Волошин, Коктебель.
Если ты слывешь единоверцем,
Это — не за тридевять земель.
Это просто носится под сердцем.

Рыжие холмы раскрытых книг —
Выцветшие символы былого.
Между строк живительный родник,
Звонко-зарифмованное слово.

Эхом зачарована волна,
Пены кружева на берег катит.
Здесь звучат такие имена!
Серебра на всех потомков хватит.

На ветру просохнет акварель,
Тянут облака полоску дыма.
Карадаг, Волошин, Коктебель.
И земля, которая любима.

22. Коктебель. dream

Дмитрий Растаев

А не стать ли и мне заливным коктебельским бродягой,
жить под небом отборным и пробовать море на вкус,
ветер гривой ловить и питаться всевышнею влагой,
знать названия звёзд и держать с ними тайный союз?

Что столица с её равнодушно-удушливым соло —
у столицы всегда для тебя метроном в рукаве —
что витрины, метро, километры газетного сора,
если ветер и море в твоей говорят голове!

А закроешь глаза — и услышишь, как в древнюю воду
входит новенький бог, и куда-то идёт по воде…
Кто на власть и бабло променял высоту и свободу,
тот не будет судим, но и Бога не встретит нигде.

Бьётся солнечный шмель о края киммерийской панамы.
Из пустой чайханы сладко тянет живым холодком.
И о вечном опять тарахтят на аллеях там-тамы.
И никто…
никого…
никогда…
никому…
ни о ком…

21. Коктебелю

Елена Раскина

Это ветер поет, ветер, с гор приходящий нежданно.
и что в пенье его? Голос вечности, счастье, тоска?
Это роза ветров, роза, чьи лепестки из тумана.
Ты вдохни ее запах — и станет дорога легка.

Спит потухший вулкан, разметавшись во сне прихотливо.
Сколько слов и надежд, сколько музыки в этих холмах!
Приплывал Одиссей, и склонялась над мертвыми ива,
И играл лунный луч с неподвижным лицом Таиах.

И в венке из полыни бродила сама Артемида —
По горам, по полям, по холмам, по владеньям своим.
Ты взгляни на нее — и забудешь любые обиды,
Если видеть богиню позволено будет живым.

Собирал виноград здесь поэт, словно грек загорелый,
Всюду видел Элладу, и эллинской грезой дышал.
Аполлоновой лиры на солнце струна зазвенела,
и сам бог златокудрый налил ему меда в фиал.

А потом, в зимний день, в замерзающей невской столице
Он друзьям говорил про таинственный мыс Меганом.
Мандельштамовой лиры мне песня далекая снится,
И бездомная песня врывается в сердце, как в дом.

Коктебель

20. Коктебель

Игорь Гладков

В розовой дымке крымские горы,
Сонное море, светлая даль,
Южное солнце выходом скорым,
Сдёрнет прохладного утра вуаль!

Встанет над бухтой, морем умытой,
Ветром играя, тёплой волной,
И на матрасе кем-то забытом,
Гонит по морю полуденный зной,

В красках заката крымские горы,
Синее небо, запах костра,
Лёгкое облако белым узором,
Ляжет на море спать до утра.

19. Коктебель

Игорь Шимановский

У подножья Кара-Дага
Дней счастливая ватага
начинается
Как в чудесной, доброй сказке
Люди здесь снимают маски,
улыбаются.

Приезжайте в Лукоморье!
На заре у кромки моря
всё случается…
Здесь с «куриными богами»,
Что в достатке под ногами,
всё сбывается.

Не говори, послушай волн шептание
И тишину до утренней зари,
Не говори, что завтра расставание,
Не говори пока, не говори…

Край невиданного дива,
Тут таинственно красивы
скалы вечные.
Как гирлянды звёзды зримы,
Их пути неповторимы,
бесконечные.

Приезжайте в лукоморье,
Отдохнуть у кромки моря,
в несказанный рай!
Пусть душа поёт, смеётся,
Вам с любовью отзовётся
Крым — волшебный край.

Не говори, послушай волн шептание
И тишину до утренней зари.
Не говори, что завтра расставание,
Не говори пока, не говори…

У подножья Кара-Дага
Дней счастливая ватага
начинается…

18. Коктебель

Ирина Ютяева

Степи неспешно дымятся,
В травах — немолчные трели.
Как хорошо затеряться
В синих горах Коктебеля!
Стать бы лозой виноградной,
Свежие вырастить листья,
Чтобы в их тени прохладной
Бухли лиловые кисти.
Горы взмахнули крылами,
Точно могучие птицы.
Как не сравнить их с орлами?
Как в них тотчас не влюбиться?
Низко, у самых подножий,
Соли озёр забелели.
Нет мне на свете дороже
Дымчатых гор Коктебеля!

17. К 100-летию Дома М. Волошина

Леонид Юдников

Дом поэта у моря —
Знак святой Коктебеля.
Рядом древние горы.
Дом, как парусник белый.

Его, гордого, бури
Били грозно наотмаш,
Испытуя натуру
На прочность Волошина.

В годы братоубийственной
Схватки всесветной
Он, наверно, единственный,
Кто спасал тех и этих.

Шёл по лезвию бритвы,
Но страну не покинул.
Дом и сердце открыты
Были людям и спину

Он держал всегда прямо,
Как бы жизнь ни сгибала.
Жизнелюбец упрямый
Был хозяином бала!

Сколько здесь проживало
Живописцев, поэтов! —
Всем приезжим хватало
И моря, и лета.

Мостик свой капитанский,
Свою мастерскую,
Он лишь мертвым оставил,
По живущим тоскуя.

И Асоль его милая,
Верность мужу храня,
Дом его и могилу
До последнего дня

Сохранит невредимо
От забвенья и войн,
Говоря, что незримо
Макс берег остров свой.

Дух его и поныне
Здесь витает бессмертно.
И душа не остынет
В акварелях на стенах,

И в стихах его — притчах,
И в памяти нашей,
Потому, что был личностью,
И легедою ставший.

Дом поэта столетье
Держит курс на восход
Через все лихолетья
К счастью — полный вперед!

  • *М.А.Волошин построил свой дом в Коктебеле в 1913 году

16. Страна Коктебель

Лукин Сергей Александрович

Страна Коктебель распахнула объятия
Ждёт катер «Секрет» на причале друзей
Дельфины и котики — меньшие братья
Приводят в восторг программой своей!

Летят в небе чайки, мечты, дельтапланы
Вдоль моря по набережной — променад
Гуляют, смеясь, строят замки и планы
Ждут чуда и верят, гадают, галдят

Прогулка. Ныряем в открытое море
Прекрасный потухший вулкан Кара-Даг
Душа и фантазия на вольном просторе
И реет на мачте алеющий флаг

Мы все здесь — давно повзрослевшие дети
И ввысь отпуская ручных голубей
Закроем глаза, загадаем, уедем
Спасибо за отдых, страна Коктебель!

15. Коктебель

Наталья Мазур

Какой чудесный уголок,
природы дивное созданье!
Ласкает нежно ветерок,
С гор опустился на свиданье.
Морская гладь и горизонт,
Весь в виноградниках уснувший,
Холмов пустынных странный фронт,
Таит секрет он дней минувших.
Кара — бурун, и Кара-даг,
Скала ,что Парусом зовется,
Создал здесь много мудрый маг,
Что в сердце каждом унесется.
Крым, Коктебель-страна в стране,!
Шайтан — капу зовет и манит,
Пейзаж ночной, как на луне,
Здесь горный дух и море правит!

14. Коктебель

Нахабинский

Коктебель невозможен без солнца,
И говаривают старики:
Оттого там царит бессонница
И нашёптываются стихи.

Там, в горах, искусства заложники,
Коль находит на них вдруг блажь,
Облепляют склоны художники,
Завлекая в свой вернисаж.

В Коктебеле с вином и красками
Каждый гость поневоле знаком,
Там коньяк запивают сказками
И закусывают стихом.

Там всё взору и сердцу мило,
Красотой пьянит Коктебель,
И Волошинскую могилу
Он качает, как колыбель.

13. В Коктебель

Наталья Колмогорова

…А бросить всё и смыться в Коктебель,
Где сам Волошин рисовал пейзажи,
И, завершив земную канитель,
Стать местной чайкой на песчаном пляже;

Кормиться с рук у голой детворы
И лёгкий бриз ловить у кромки зноя…
Мне Коктебеля белые дворы
Приснились этой ветреной зимою.

Мне поселиться б раз и навсегда
Среди собратьев по перу и песне;
И чтоб не вопреки — благодаря —
Я состоялась в коктебельской пьесе,

Написанной волошинской рукой,
Где после эпилога — многоточье…
Всё также берег потчует прибой,
И время шелестит в часах песочных.

12. Я к тебе приеду, Коктебель!

Наталья Колмогорова

Берег Крыма… Белый Коктебель,
Море в ослепительной кольчуге.
Я пришла за тридевять земель
В край, где бриз по улицам кочует.

Россыпь гальки… Горный монолит,
А в душе от восхищенья немо!
И причал, как старый дед скрипит,
А над ним, как парус, реет небо.

Город-миф…Я пью его коктейль
Там, где виноград под крышей вьётся.
Я к тебе приеду, Коктебель,
Через год, когда просохнут вёсла.

11. Коктебель

Светлана Клинушкина-Кутепова

Здесь, где ветер, где степь и горы,
где простор, где чиста земля,
обезлюдевший берег море
накрывает собой, бурля —
и на сушу выносит утро
под звучанье небесных лир!..
Здесь нетронут покой — как будто
только-только родился мир!..
Здесь теряются все потери,
здесь приемлешь любой удел…
Здесь стоит этот светлый терем,
о котором Высоцкий пел!
Музу терем манил безумно —
и свободный рождался стих!
И хозяин — большой и шумный —
временами был мал и тих…
Так и вижу: перо, бумага —
и ПОЭТ, что над ней склонён…
Даже сумрачным Карадагом
был Волошин запечатлён!
Окрылённый мечтой заветной,
сбросив гнёт городских палат,
он построил свой терем светлый —
и с тех пор там живёт талант!
…Как сейчас он со мною ласков,
опустевший вдруг Коктебель!
О, мой Крым! Ты — земная сказка,
вдохновения колыбель!

10. Максимилиан Волошин, Коктебель

Сергей Прилуцкий

Полынный запах, треск цикад.
В Крыму так жарко-золотисто
С пропылено-мирских услад
Для вездесущего туриста!

На киммерийском берегу
У Коктебельского залива
Построено, где Карадаг,
И Максимилиана диво.

Морская гладь, высоты гор,
На крыше ровная площадка,
С которой звёзд большой обзор —
Идей создания разгадка.

Волошин обладал сполна
Спокойствием, душевной силой,
Энциклопедией ума
Как сопричастный к музе мира.

Перо, бумага, краски, кисть —
Вот минимальная основа
Ему нанизывать на нить
Сюжеты слов, души полотна.

Он говорящий глаз, творец
В ком образ заплетает мысли.
Так продолжается конец
С начала, образуя брызги.

9. Я помню Коктебель…

Сергей Хомутов Рыбинск

В тех и в других война вдохнула
Гнев, жадность, мрачный хмель разгула…
М. Волошин

Я помню Коктебель,медлительные волны,
Дни на песке морском — беспечны и теплы,
И мысли оттого невыразимо вольны…
А вдалеке обвал загадочной скалы.

В эпоху, что была другой, да не чужою,
Не ведая, куда повыведут пути,
Я просто здесь дышал и отдыхал душою
И страшных строк его еще не знал почти.

О многом размышлял большого моря подле,
Но только не о той губительной войне…
Как хорошо, что я прочел об этом после,
Иначе всё иным представилось бы мне.

Доступное тогда счастливое беспутье,
Вкус перезрелых дынь и крымского вина,
И гальки легкий звон, и полдень в Лисьей бухте,
И неба высота, и жизни глубина…

8. Коктебелю

Татьяна Березняк

Богатые не ездят в Коктебель.
Бахыт Кенжеев

Полыхает, как маки обочин,
За окошком автобуса май.
Принимай аромат моих строчек
И меня, Коктебель, принимай!

И, бросаясь в объятья, тебе я
Крикну: «Здравствуй, отрада моя!».
Надо мной — небеса Коктебеля
И стрела твоя, СЮрю-Кая!

Вновь объята восторга пожаром,
Нашей дружбы я помню пролог:
Ковыли на Кучук-Енишаре
Стайкой стрепетов — из-под ног!..

Не сдержать и дугою залива
Черноморских сирен дефиле…
Пребываю по-детски счастливой,
Возвращая обратный билет!

7. В Коктебеле

Татьяна Головизнина

В Коктебеле море лижет,
Собачонкою игривой,
Золоченых ножек оттиск,
Что прошли здесь торопливо.
Ты бежала на свиданье
К теням прошлого под вечер.
Там Ахматова, однажды,
Обняла тебя за плечи.
Там, к Волошину спеша
(По перилам ручка птицей),
Ты споткнулась. Чуть дыша,
Щеки алою зарницей,
Слабо вымолвила «ах»…
Пред тобой она — Марина.
Губы — милость. В платье длинном.
Снизошла, стояли рядом.
И друг друга понимали
С полуслова, полувзгляда.
Поезд увезет из сказки,
Образы в стихи прольются
И однажды в зимний вечер
Тихим всплеском отзовутся.

6. Волошину

Татьяна Парусникова

Над Киммерией дует ветер
и горизонт над морем мглист.
Максимильяна образ светел
и в свете солнечном — лучист.
Волошина сама природа
Тавриды изваяла лик.
На фоне алого восхода
он пика звёздного достиг.
Он страж утёсов Кара-Дага,
он в тайны древние проник.
Его холстов морская влага
коснулась. Дух холмов приник
к его картинам. И навеки
природы смог живую нить,
холмы и горы, море, реки
в любви своей соединить.

5. Дорога в Коктебель

Татьяна Парусникова

Дороги серпантин
Нас в Коктебель ведёт.
Изящество картин —
Здесь каждый поворот:

То вверх, то круто вниз,
То радость, то печаль,
То пропасть, то карниз,
Магнитом манит даль,

Воздушность облаков,
Нагроможденье туч,
Покатость берегов
Пронзает солнца луч.

Жемчужная волна —
Живая акварель.
Холмистая страна
Грёз наших — Коктебель

4. В Коктебеле

Филатова Наталия

Здесь звуки через край!
И музы ласковы…
И что ни заиграй, —
играет красками!

И что ты ни запой, —
волной подхвачено.
Что будет петь прибой,
всё станет значимым!

И с галькой круглою,
пускай с горошину,
идём мы, смуглые,
тропой Волошина…

3. Коктебель

Филатова Наталия Олеговна

Давно остыла колыбель,-
ты стала юной.
И ты стремишься в Коктебель
и рвутся струны…

И рвется ветер за окном
к скале Девичьей.
Перевернет судьбу вверх дном
друзей двуличье!

И в полдень потемнеет вдруг,
полнеба смоет.
Излом лебяжьих тонких рук
волной накроет…

Холодной будет колыбель
и неуютной!
Всплакнет веселый Коктебель
в тоске минутной…

2. Коктебель

Юлия Зазимко

Плывем мимо скал Карадага
И мимо нависшей грозы,
Мне моря соленая влага
Как след от счастливой слезы.

Крик чаячий нервно всполошен,
В стих впаяны глыбы веков.
Огромен прекрасный Волошин
На фоне седых облаков.

Плывем мы, а волны качают
Корабль наш как колыбель,
И тает вдали, тихо тает
Его золотой Коктебель.

1. Дом Волошина в Коктебеле

Юрий Козлов

Живописец и поэт Волошин
Выстроил с изящной простотой
Дом просторный с мастерской хорошей —
Памятник, эпохи славной той.

Возведён под чарами Минервы,
Аполлона и прекрасных муз,
Стал поэтам дом приютом верным,
Осенив прекрасный их союз.

Коктебель, ты для эстетов — Мекка,
Огонек, чей светит — не погас…
Колыбель «Серебряного века»,
Киммерийский Геликон, Парнас.

Место встреч и дружеских объятий,
Творческих турниров меж собой.
Здесь бывали Гумилёв, Замятин,
Мандельштам, Цветаева, Толстой…

И теперь в Волошинском музее,
Как и много, много лет назад
Атмосфера всех пришедших греет —
Отзывы об этом говорят.

Коктебель

Хотите ещё?

8 просмотров
Обсуждение закрыто.