Пт. Апр 19th, 2024
Воспоминание В старой Гаване

Валентина Щугорева
АмаргУра, о, горечь-горесть!
Неужели Гавана — сон?
Бесконечная, как Малекон,
Не земная — небесная повесть…

Вдоль по улице СоледАд
Далеко ли идти до ПрАдо?
Карнавальных каррОс и нарядов
Фантастичен полУночный ряд.

Кафедральная площадь пуста.
Город спит. Только мне не спится.
Над тропической колесницей
Белоснежная тень Христа.

Amargura(исп.яз.-горечь), Soledad(исп.яз.-одиночество), Prado — названия улиц в Старой Гаване. МалекОн — набережная Гаваны, carroza (исп.яз.-карета, колесница)

Прощание с Гаваной

Валентина Щугорева

Объясни мне, что это значит:
Вязнет горечь в глазах и в горле.
Кафедральная площадь — в плаче,
АмаргУра* — в печали и в горе.

Я из города рвусь. Отпустит,
Но не станет спокойней и проще.
Ветер пальмы в небе полощет
На старинных улицах грусти.

Здесь, в плену у неба и моря,
Я просила пощады и мести.
Здесь мы были когда-то вместе
И не помнили зла и горя.

Но сегодня на МалекОне*
Разбиваются волны и души.
Но сегодня мне больно и душно
И нигде не найти покоя.

Раздробились столетья о камни.
Расплескались платья и лица.
Объясни — почему не сбыться
Нашей тайне, рожденной веками?

Прикасаюсь к руке случайно…
Прикасаюсь к губам невольно…
Нас опять на века разлучают.
…Неужели тебе не больно?

*AmargUra — улица в Старой Гаване.
*MalecOn — набережная Гаваны.

Из записок о Гаване
Виктор Грабарев
Творец в Гаване отдыхает
От непосильного труда
И град у моря созерцает,
И в тихой гавани суда.
У входа крепости застыли
И пушки с ядрами стоят,
Морские охраняя мили
Уж много сотен лет подряд.
У Малекона* волны бьются,
Порой взлетая до небес,
И вновь в моря свои несутся
Как будто в них вселился бес.
Два лика солнечной Гаваны
Являют разные холсты:
Один — модерн, большие планы,
Другой — эпох былых мосты.
Под сенью пальм и крон цветущих
Писал стихи конкистадор
О звёздах по небу плывущих
С равнин в высокий терем гор.
Под той же сенью чудотворной
Взошёл народ на пьедестал
И сделал жизни песнь свободной,
Оковы с уст своих сорвав.
Жемчужиной в карибских водах
Зовут большой прекрасный град,
Звучащий румбой на восходах
И «ча-ча-ча», когда закат.
Гавана словно лайнер белый,
Зашедший в гавань бытия,
Легко налёт снимает серый
С картин, творящих лики дня.
*Малекон — набережная Гаваны
Путешествие в Гавану
Михаил Ромм
Жарко и душно, а я лежу на диване.
Спокойно лежу в отеле, где-то в Гаване.
Приносят островитяне — кубиннки, кубинцы —
Заморскому гостю тропические гостинцы.
Они приносят гостинцы, чтоб я удивлялся
И просто, без дела в отеле в койке валялся.
Хотят они, чтоб не оставил я это ложе —
И папа их Кастро, и все остальные тоже.
А мне надоело лежать в постели без дела,
И я поднимаю своё молодое тело,
И я выхожу из дома (тоска в отеле!),
Но, видно, хозяева этого не хотели.
Кубинцы бегут за мною, бегут кубинки,
(О, не устоять мне, видимо, в поединке!),
Хватают меня за руки, меня за ноги,
И мне не дождаться в Гаване, увы, подмоги.
Меня волокут в отель, волокут обратно,
При этом они извиняются многократно,
Хотя мне не легче, не легче от извинений,
Но я отказался от дерзких поползновений.
И вот, я опять в отеле, где-то в Гаване,
Душно, как в бане, в постели, почти в нирване,
Кубинки приносят еду и питьё в постель мне
И затыкают рот иностранной шельме.
В старой Гаване
Сергей Соколов
Эти пальмы, сплошные пальмы —
Пятерни, обращенные вниз.
Капитолий — яйцо пасхальное —
Остужает стыдливый бриз.
Эти бары, сплошные бары —
Зазывалы заблудших душ.
Над Гаваной облезлой, старой
Ночь срывает последний куш.
Эти улицы, узкие улицы —
Двум мулаткам не разойтись.
Карусель Катедралки* крутится,
Гул органный взмывает ввысь.
В этом старом жестоком мире,
Что от ветров столетий сник,
Пил когда-то со льдом Дайкири**
Одинокий седой старик.
* Катедралка (рус. разг.) — Кафедральная площадь в Старой Гаване
** Дайкири — любимый коктейль Э. Хемингуэя
Гавана
Татьяна Нн -Пономарева
Соленых брызг беспечный карнавал
Средь вихрей огненных мелодий самбы
Гаванской пристани просоленный причал
Волну ловил на грудь покруче дамбы.
На посошок вдохнуть Атлантики глоток
И под шумок прибойного похмелья,
Под крики чаек влиться в городской поток
Восторга, шума и веселого безделья!
Оранжевых огней змея вползает в океан за солнцем,
Разноголосен Малекон,* как будто бес морской смеется.
Ночных огней миганье в океане
Далеких кораблей сигналами в тумане.
Гавана — город карнавальный,
Историю вплетая в мир реальный,
Дворцы испанские под небом из лазури
Суровых стен средневековых хмури.
Внезапно ночь упала на проспекты,
Луной завис тропический прожектор.
*набережная Малекон
Гавана
Юрий Курбатов
Прадо утром проснулся рано,
Капитолий отбросил тень,
Повидавшая жизнь Гавана
Начинает следующий день.
Спозаранку здесь стайки туристов,
Ведь сюда прилетишь не скоро,
Для начала осмотрят быстро
Кафедральный собор Христофора.
Дальше детище Поля Белау,
Большой театр Colonial.
Суетятся вокруг месье, фрау,
Архитектор чудо создал!
А шикарный отель «Севилья»?
Малекона морской простор,
Приведет тебя миля за милей
Прямо к крепости Сан-Сальвадор.
Малекон в феврале сияет
Разноцветьем в огнях и красках,
И, как лава, толпа вытекает
В карнавальных костюмах, масках.
По старейшей Пласа де Армас.
Даже трепетно просто пройти
К ней туристов подвозят часто,
Ей пол тысячи лет почти.
Память Кубы колониальной
Это прошлого все страницы,
А в «Хосе Марти», в терминале,
Рейсы-авиа из-за границы.
Ведь туризм — ходовой товар,
И на солнечных пляжах Кубы
Иностранцы сосут «Боливар»,
Запивая «Гавана клубом».
Старый город внесен в ЮНЕСКО,
Больше тысячи разных строений!
Осознав уникальность места
Ощущаешь сердцебиение.
Но гостям непременно надо
Посещением своим почтить
Стометровую, с лишним, громаду
Философа Хосе Марти.
Он же был еще и поэтом,
И писателем, например,
Но призванье нашел не в этом,
Кто он? — Революционер.
Он боролся против испанцев
«Независимости Апостол»,
На свободу не много шансов,
Получить ее очень непросто!
Был и в тюрьмах и в эмиграции,
Воевал в горах Сьерра-Маэстра,
А погиб он в бою с испанцами,
Все кубинцы чтят это место.
Здесь так много всего, что сразу
Обойти вряд ли можно и дюжину,
Но есть место, приятное глазу,
Ботаническая жемчужина.
Это место, как сад Эдема,
Орхидеи лесов густых,
Пальмы, кактусы, хризантемы,
Флора тропиков и пустынь.
Ботанический сад красив,
В зоопарке редкая фауна,
Но уехать, не посетив
Сан-Франциско де Паула?
В двухэтажном доме — музей,
Вокруг сад и небо синеет.
Этот дом открыт для друзей
Знаменитого Хемингуэя.
Окна смотрят на берег моря,
Папа прожил здесь двадцать лет.
Тут написан «Старик и море»,
Как прощальный Кубе привет.
Под окном столетняя сейба,
В доме книги, трофеи охоты,
И машинка «Halda portable»
Приготовлена для работы.
Покидая Карибский остров
Не забудешь его столицу.
Море, крепость, маяк Эль-Морро
И кубинцев веселые лица.
И взлетит самолет «Cubana»,
Траекторию изменив.
До свидания! Adios, Гавана!
Будь здоров, Мексиканский залив!
500 лет Гаване
Юрий Курбатов
Праздник острова в океане —
500 лет уже старой Гаване.
За прошедшие все века
Разрушала врагов рука
Не раз город до основания.
К тому были тогда основания,
Так считали корсары, пираты,
Это было давно. Когда-то
Захватили его испанцы,
Позже янки — американцы.
Все подолгу в Гаване были.
От испанцев остались стили
Всех построек колониальных:
Стены мощные, фундаментальные,
Галереи, высокие окна,
И террасы, с них видно оком
Площадь Пласа де Армас.
Привлечет безусловно вас
Бульвар Пасео дель Прадо.
Сувениры купить если надо
И картины местных художников,
Это сделать тут просто можно.
С узких улиц и тротуаров
Колоритный стиль Мудехар*
Предстает перед вашим взглядом.
Постоять и осмыслить надо
Эту музыку прежних веков,
Всю из камня, без лишних слов.
Зайти в патио**, все открыто.
Кафедральный собор с открыток
Был знаком и проспектов разных.
Экипажи разнообразные,
Даже конные кабриолеты,
Любопытно смотреть на это.
Супер ретро-автомобили,
Где такие они раздобыли?
Раритет от американцев
И от разных других иностранцев.
В окнах стекол нет, ветхие здания,
Между ними бродил тут ранее,
Размышляя, Хемингуэй,
Он любил на Кубе людей,
И смотрел на витые балконы,
Многочисленные колонны,
И обдумывал свои мысли,
Без Гаваны он жизни не мыслил.
Есть часовня тут — Эль Темплете
Стоит там, где уж пять столетий
Создан город — антильский Париж.
Может помнит то время лишь
Сейба старая, если дотронуться
До нее, то желание исполнится.***
Улыбаются негры, мулаты,
Все улыбчивые ребята.
С Малекона веет прохладой,
Глоток черного рому надо,
Чтоб полней ощутить все эти
Пролетевшие пять столетий.
 
* Стиль в архитектуре Испании 11 — 16 веков, где переплелись элементы мавританского, готического и (позднее) ренессансного искусства. ** Патио — внутренний испанский дворик.
*** «Дерево желаний». Если к нему прикоснуться и загадать желание, то оно исполнится в день Святого Христофора покровителя Гаваны.
 
Гавана
 
Юрий Курбатов
Прадо утром проснулся рано,
Капитолий отбросил тень,
Повидавшая жизнь Гавана
Начинает следующий день.
Спозаранку здесь стайки туристов,
Ведь сюда прилетишь не скоро,
Для начала осмотрят быстро
Кафедральный собор Христофора.
Дальше детище Поля Белау,
Большой театр Colonial.
Суетятся вокруг месье, фрау,
Архитектор чудо создал!
А шикарный отель «Севилья»?
Малекона морской простор,
Приведет тебя миля за милей
Прямо к крепости Сан-Сальвадор.
Малекон в феврале сияет
Разноцветьем в огнях и красках,
И, как лава, толпа вытекает
В карнавальных костюмах, масках.
По старейшей Пласа де Армас.
Даже трепетно просто пройти
К ней туристов подвозят часто,
Ей пол тысячи лет почти.
Память Кубы колониальной
Это прошлого все страницы,
А в «Хосе Марти», в терминале,
Рейсы-авиа из-за границы.
Ведь туризм — ходовой товар,
И на солнечных пляжах Кубы
Иностранцы сосут «Боливар»,
Запивая «Гавана клубом».
Старый город внесен в ЮНЕСКО,
Больше тысячи разных строений!
Осознав уникальность места
Ощущаешь сердцебиение.
Но гостям непременно надо
Посещением своим почтить
Стометровую, с лишним, громаду
Философа Хосе Марти.
Он же был еще и поэтом,
И писателем, например,
Но призванье нашел не в этом,
Кто он? — Революционер.
Он боролся против испанцев
«Независимости Апостол»,
На свободу не много шансов,
Получить ее очень непросто!
Был и в тюрьмах и в эмиграции,
Воевал в горах Сьерра-Маэстра,
А погиб он в бою с испанцами,
Все кубинцы чтят это место.
Здесь так много всего, что сразу
Обойти вряд ли можно и дюжину,
Но есть место, приятное глазу,
Ботаническая жемчужина.
Это место, как сад Эдема,
Орхидеи лесов густых,
Пальмы, кактусы, хризантемы,
Флора тропиков и пустынь.
Ботанический сад красив,
В зоопарке редкая фауна,
Но уехать, не посетив
Сан-Франциско де Паула?
В двухэтажном доме — музей,
Вокруг сад и небо синеет.
Этот дом открыт для друзей
Знаменитого Хемингуэя.
Окна смотрят на берег моря,
Папа прожил здесь двадцать лет.
Тут написан «Старик и море»,
Как прощальный Кубе привет.
Под окном столетняя сейба,
В доме книги, трофеи охоты,
И машинка «Halda portable»
Приготовлена для работы.
Покидая Карибский остров
Не забудешь его столицу.
Море, крепость, маяк Эль-Морро
И кубинцев веселые лица.
И взлетит самолет «Cubana»,
Траекторию изменив.
До свидания! Adios, Гавана!
Будь здоров, Мексиканский залив!