Озеро Увильды

Озеро Увильды

Увильды — озеро в Челябинской области. Размеры — 13,5х9 км.

Озеро Увильды

Александр Кожейкин
 
(ударение на последний слог)
Ни Карибы, ни Сейшелы
Я не видел и не скрою:
Мне пока что по карману
Тургояк и Увильды.
У воды
Пенёк замшелый,
А вода искрит слюдою.
Так и манит,
набегая на песчаные гряды.
Поклонюсь земному чуду,
Славя матушку — природу,
Что придумала — создала на Урале Увильды.
Долго медлить я не буду,
Разбегусь и брошусь в воду,
Поплыву к далёким сопкам
В море ласковой воды,
В море радужного света,
В море радости крылатой,
В море матушки- природы,
что зовёт меня опять.
От заката до рассвета,
От рассвета до заката
Я готов, как искупленье,
это снова повторять.
Дай мне силы, мать-природа,
Чтобы быть в ладу с собою,
И наполни свежим ветром
Паруса, чтоб дальше плыть,
Отгоняя прочь невзгоды,
Возроди живой водою,
Отпусти грехи земные, научи
как дальше жить!
Увильды озеро на Южном Урале
Борис Беленцов
Над Увильдами голубое небо,
Над Увильдами солнце и простор.
И где я только в этой жизни не был,
Красивей этих мест я не нашёл.
На горизонте в синей дымке горы,
Хрустальная, прохладная вода.
Наверно, есть красивее озёра,
Но не предам я это никогда.
С водою тихо шепчется рябина,
И сосны окружили, взяли в плен,
А острова, такие исполины,
Плывут куда, неведомо зачем?
А вечером, когда утихнут страсти,
Уходит прямо в воду солнца шар.
И ни кому не хочется ненастья,
Мы все плену волшебных этих чар.
Зажжём костёр по звёздным, ясным небом,
Послушаем, как плещется прибой.
Я приглашаю всех, кто ещё не был.
Увидеть дивный край любимый мной.

Увильдинская легенда


Валентина Хромова

Вода чиста здесь, как слеза.
Но чьи же плакали глаза?
На бережочке посижу
И вам легенду расскажу.

Там, где шумит голубая волна,
Не достигая глубокого дна,
Не было озера, только река
Сквозь гор заслон пробивалась, прытка.
Жил на отшибе у речки рыбак
С дочкой-красавицей Саймой, он так
Дочку любил, что и умер тотчас,
Если б похитил кто блеск этих глаз.
Сайма росла, как цветок полевой.
Утром, умывшись студеной водой,
В доме спешила убраться, сварить,
Чтобы отца было чем накормить.

А на высокой горе над рекой
Пышный дворец был во власти оков,
Жил там жестокий и старый мурза –
Хану слуга, пес его и глаза.
Грамоты он отбирал у гонцов,
Грабил не раз караваны купцов
И не щадил тот мурза никого –
Люди шайтаном прозвали его.
Но надоели бои и пиры,
Стал тосковать отчего-то Карым.
Хан в миг прознал и прислал ему в дар
Русских певцов как бесценный товар.

Жили невольники здесь, как в тюрьме –
Стала копиться в них ярость и месть.
И только в хижине у бедняка
Песня лилась вольно, хоть и горька.
Стража нагрянула вместе с мурзой,
Всех четверых в подземелие злой
Бросил мурза, но пред Саймой ослаб,
Словно он не повелитель, а раб.
Свадьбу назначил, певцов отпустив,
Только отца девы он заточил,
Чтоб не рыдал у ворот, не просил,
Чтобы народ во дворце не мутил.

Но взбунтовался измученный люд,
В бой он пошел за свободу свою.
Только Карым думал, что в честь него
Крики и топот – и гладил живот.
Ханский подарок невесте хотел
Он подарить, щедр сегодня и смел,
Цепью с жемчужиной черной тогда
Он приковать бы хотел навсегда.
Сайма взглянула на жемчуг – и вдруг
Мир голубым стал как будто вокруг,
Это жемчужина стала светлеть,
Чтоб родники пробудились во мгле.

Хлынули воды – потоплен дворец,
Но нет уж больше и храбрых сердец.
Жаль, но как часто такой лишь ценой
Уничтожается зло за стеной!
И «голубою женчужиной» вскоре
Люди прозвали озерное море,
Ведь Увильды, как сестрица Байкала,
Новой красою теперь заблистала.

Увильды

Валентина Хромова

Самое чистое и полноводное
Зеркало это уральское водное.
Кажется, руку свою протяни –
И в глубине заиграют огни.

Вот уж жемчужина, в чаше сверкая,
Тайной какою-то нас увлекает.
Сколько легенд о тебе, Увильды?
Прошлого в них проступают следы.

Ну, а сейчас, там, где плещется море,
Белый, как лебедь, лежит санаторий.
Вновь мы возьмем напрокат катерок,
Пусть нам на воле поет ветерок.

Водным простором я вся пропиталась.
Фото на память об этом осталось.
Вспомню — и птицей летит ввысь душа,
Радостней петь мне и легче дышать.

Увильды
Зенцов
Ярче кованой меди
Снова зреют рябины плоды.
Ты нас жди — мы приедем
Поклониться тебе — Увильды.
Снова в звёздное небо
Будут искры лететь от костров.
Кто ни разу здесь не был,
Никогда не понять этих слов.
И поэтому сами
Свой маршрут выбираем себе.
Мы больны Увильдами,
Но и преданы только тебе.
Пусть прохладна немножко
Голубая вода в Увильдах.
Мы по лунной дорожке
Наскучались в своих городах.
Расставаться с тобою
Будет жаль, но, наступит пора,
Нас накормишь ухою
С удивительным вкусом костра.
Видеть в снах своих будем
Радость встречи с тобою — как миг.
Никогда не забудем
Твоих чаек пронзительный крик.
Озеро Увильды
Зенцов
Есть загадка у скал
Всей уральской гряды,
Будто божья слеза,
Озеро Увильды.
Там валун к валуну,
Как на пир собрались,
Смотрят в ночь на Луну,
Днём — на солнечный диск.
Можно книгу читать
О далёком, былом,
Или просто мечтать
О заветном своём.
Можно гальки пускать —
Блинчики чередой
И себя искупать,
Как в купели святой.
Можно чаек кормить,
Можно удочку взять,
И на зорьке удить,
Даже рыбку поймать.
Можно хворост сложить
Горкою под сосной
И ухой накормить
Всех, кто рядом со мной.
Но нельзя одного —
Увильды позабыть,
Оно стоит того,
Оно стоит того,
Чтобы с ним рядом быть.

Увильды, 10 стихов

Наталья Прохорова

УВИЛЬДЫ-1

В моём сердце остались навечно,
Дорогие мои Увильды.
Среди лип я гуляю беспечно
И подолгу стою у воды.

Не пойдут ни в какое сравненье
На Москве Патриарши пруды,
Только с вами ловлю наслажденье,
Дорогие мои Увильды.

Мир без вас был, конечно б, не полон,
Дорогие мои Увильды.
По утрам череда грозных волн
На песке заметает следы.

Я, стихи Увильдам посвящая,
Знаю, будут ничтожны труды.
Вы одна лишь жемчужина края,
Дорогие мои Увильды.

Только крепко в объятьях сжимая,
Будут руки твои холодны,
Мою душу к себе принимая,
Дорогие мои Увильды.

УВИЛЬДЫ-2

На Увильдах внемлю прибою,
Силён могучих волн раскат,
Склонясь под липой вековою
На догорающий закат.

В нём тонет цокот насекомых,
День догорает ветровой,
В глубинах видится бездонных
И солнца вспышка за горой.

Нет, ярче не было пожара,
Ночи не знала я теплей.
Кружилась медленная пара
Вновь повстречавшихся друзей.

Как мгла кромешная упала,
Дремала лодка на песке,
И снилось ей, она летала
От островов невдалеке.

Никто за ней не мог угнаться,
И вёсла были ни к чему,
Хотела странницей скитаться
И задержаться, где поймут.

И, как мираж, пришло виденье,
Озёрный Дух встал в полный рост
И оценил её уменье
Держать по ветру острый нос.

Союзник Флоры и Эола
Здесь с незапамятных годов,
Поклонник страстный рок-н-рола,
Трудолюбивых рыбаков.

В пред грозовом когда томленье
Тихи и мрачны Увильды,
И голоса лесных растений
Предупреждают: «Жди беды».

Скорее к берегу, но если
К отплытью срочно не готов,
К укрытью ближнему немедля,
К защите диких островов

Прибегни. В них одно спасенье.
Невелика сия земля.
Её прекрасно обретенье
Не одного спасенья для.

Там есть и липы, и берёзы,
И рощи тёмных тополей.
Их не сломили ветры грозны,
Лишь корни стали их прочней.

Там переждёшь ты непогоду,
А повезёт, так будет пир,
Подаст сосуд с вином в угоду
Гостям всегда хмельной сатир.

Затем, с песка свой челн толкая,
На берег, вспомяни несясь,
Семья осталася большая
В любви и радостях томясь.

И запах свежести озона,
И гладь, холодная, как льды,
Тобой пожизненно пленёна,
Мои суровы Увильды.

УВИЛЬДЫ — 3

Над озером низко стелится туман,
Похожий на те, что ползёт в сновиденья,
Всё то, что ты видишь воочью — обман.
Стихия свободна, поэтому вечна.

И волны свершают ужасный набег,
На камни со злобой бросаясь с размаху,
И стонет под гнётом измученный брег,
И гнутся деревья, объятые страхом.

И нрав обуздать твой пытались не раз,
И чаша с кристальной водою мелела.
Да только давно та минула пора.
Швыряешься тем, что внутри накипело.

Колышутся травы подводных земель,
И серая пена, как кружево, свита,
Волна подбирает, уносит отсель,
Что встретится ей, утихая для вида.

Все лучшие чувства отдав Увильдам,
Вовек не дождёшься ответа,
Холодно взирают его зеркала, —
В природе взаимности нету.

В нём тайна скрывается диких озёр,
Горами окруженных в соснах и липах,
Прозрачные воды ты вдаль распростёр,
И ноги, как пёс, они лижут шумливо.

Тебя полюбили за силу стихий,
За плёсы, что ловят закаты,
За жирные блёстки ершовой ухи,
За все не зарытые клады.

УВИЛЬДЫ — 4

Туман прогнал всходящий день лучистый,
Тиха вода, и камыши стоят,
За берегами дальними струится
В отрогах гор сереющий агат.

И там же тает в поднебесных сферах,
Не вижу я, что происходит там.
В наглухо спаянных, как пробки в горле, жерлах,
Потоки лавы ярятся, шумят.

С косы песочной вороны взлетают,
В тенистых липах где-то их гнездо,
И облака, меняясь, уплывают
На слышимый лишь только ими зов.

Я путник здесь проезжий как и в жизни,
Не повторится виденный пейзаж,
Присутствую на необычной тризне,
Где Увильды — холодный, гордый страж.

УВИЛЬДЫ — 5

Как бы я о тебе ни сказала,
Равнодушно ты плещешь волну ,
И кувшинки глядятся в зерцало
Перед тем, как глубоко уснуть.

Лепестки на ночь тихо закрыли
И головку склонили на грудь,
Ну а стройные ножки сулили
Завтра ясность глубин всколыхнуть.

В этом озере нету покоя,
И поэта ты сводишь сума,
Пусть в него незаметно уронят
Ту звезду, что назвалась моя.

УВИЛЬДЫ — 6

Опять Увильды. Уйти от него невозможно,
Часто снится ночами, встаёт наяву,
И трогает ласково и осторожно,
Я с мыслью о нём постоянно живу.

Оно не такое, как рядом соседи-озёра,
Там липы растут на счастливых брегах
И дарят медовый блистательный ворох
Цветов желтоглазых, что тают, как брызги, на бледных губах.

Прозрачность воды превосходит границы.
Которые мы воздвигаем. Не так ли, друг мой?
Родоновой чистой испей-ка водицы,
Холодность её подобна воде ключевой.

На дне в глубине сохранились нетронуты белые кисти,
То водоросль тиха, то дрожь пробегает по ней,
И каждая веточка значительно мыслит.
Не ей ли свой свет навсегда посвятил Водолей?

Кто знает ещё, что хранится помимо старинного блюда
С узором простым, незатейливых форм.
Я знала, что быть по-другому не может, что жаждет уюта
Пришлец из пещеры, колдуя над пищей пред жарким костром.

И каждому мнилось, что первый ступал он
На берег песчаный, ничуть не жалея о том,
Что озеро много и многих забрало.
Но жизнь остаётся бушующий шторм:

Куда-то несётся, пока не затихнет,
Так лужею станут тогда Увильды,
Безмолвно в огромной лежать котловине;
К нему не придут зачерпнуть ослепительной, свежей воды.

УВИЛЬДЫ — 7

На берег гляжу я далёкий:
Изломаны линии гор.
Войду ли когда в их чертоги,
С густеющей зеленью бор?

А нас разделяет пучина,
И бесится люто волна.
Урал, ты суровый мужчина,
Признайся, тебе я нужна.

Разлил ты озёра с похмелья,
И я Увильдами пьяна,
В них столько шального веселья,
Что всё не исчерпать до дна.

Я видела таинство ночи,
Как в ней угопала вода,
И крепко смыкалися очи,
И тучные снились стада

Из звёзд волосатых, которых
Пасла я, как скот Авраам,
На нивах земель плодородных
Для жертв кровожадным Богам.

Но утро выходит навстречу,
По каплям разбрызгав росу,
И пташки на ветках щебечут
В берёзово-хвойном лесу.

И долгими будут рассветы,
В них солнце восходит гулять,
И снова лучами согрета
Зеркальная водная гладь.

УВИЛЬДЫ — 8

В туманной дымке тающих озёр
Ты ярче всех в венце из гор зубчатых,
Когда раскину подле я шатёр,
То буду званой гостьей на закатах.

Сам царь бы был немало поражён,
И звездочёт забросил исчисленья.
Воскликнув; «Как я восхищён!»
На берегах возжаждав наслажденья.

Как день скрывает звёзды и луну,
Так ночь скрывает красоту земную,
Ей позволяя временно уснуть,
Свечу над ней задуя восковую.

И слишком часто слышен гул грозы,
Грохочет гром, и молний метки стрелы,
И долгий дождь рыдает аж навзрыд
Над логовом красавицы-сирены.

Но каждый раз из мрака бытия
Без устали встаёт заря Авроры,
Хрустальным светом напоив края,
И Увильдов слегка теплеют взоры.

И выбирает сети рыбаки,
И, полусонная, хвостом трепещет рыба,
Под грузом проседают челноки,
Входя в черту спокойного залива.

И я плыву во сне и наяву,
И берега, качаясь, уплывают.
О, Увильды, когда тебя пойму,
Тогда навеки, точно, потеряю!

УВИЛЬДЫ — 9

Ты тонешь в ослепительной лазури,
Не умалив величия земли,
Сюда заходят ежегодно бури,
Но никогда чужие корабли.

На разворотах ветер не стихает,
О скалы бьёт размеренно прибой,
И Увильды меня не отпускает
И говорит: «Побудь ещё со мной!»

Как я слаба, поверхностна, не скрою.
Ах, мне б твою добавить глубину!
Я новое, великое открою,
А строки те, что были, зачеркну.

Коварно ты меняешь настроенье
И приручаешь только птиц лесных,
Они здесь обретают вдохновенье,
Среди твоих витийствуя стихий.

Ты дорого мне даже, когда в гневе,
Когда волна взмывает выше рощ,
Стою, тобой забрызганная, в пене,
Природой вечной созданная дочь.

Вот ветер стих, и вновь на горизонте
Возникли очертанья древних гор,
И ласточки снуют туда-сюда в полёте,
И слышны звуки до и си мажор.

2 просмотров
Обсуждение закрыто.