Одесса

Одесса

Одесская любовь

Алена Васильченко

Давай, махнём с тобой в Одессу! —
туда, где солнце морем грезит,
где старый, добрый одессит, надев пенсне, читает прессу.
И звезды говорят с песком
своим, одесским языком…

Давай, забудем нормы речи,
наденем рюкзаки на плечи,
И пусть послышится вокруг в Приморском парке: «Шо за вечер!»
А нам ответит Губельман:
«Одесский вечер тих и пьян.»…

Давай, мы купим дыни спелой!
Я сарафан надену белый
и буду гладить по щеке тебя влюбленно и несмело.
А тетя Соня, между делом, увидит отблеск маяка
и вспомнит мужа-моряка…

Давай, вдохнем глоток свободы! —
в Одессе нет плохой погоды,
пусть даже мокнут пароходы от слез одесского дождя…
Ничто не вышло тут из моды. Одессу только красят годы…
Скажи мне: я люблю тебя…

Скажи мне это: с пылу, спьяна,
перед лицом Одессы-мамы,
как в строках женского романа, когда луна в ночи висит.
И пусть нас слышат волны, храмы,
и люди, спящие в пижамах, когда метнутся телеграммы:
«Родился новый одессит!»…

Одесса

Алла Нова

Где воздух напоен мёдом акаций,
где время сочится сквозь тонкие пальцы
пляжным песком золотым,
где девушки южной полны красоты,
а тётки грудастые юмором блещут…
В том городе страстном,
в том городе грешном
иду, по булыжной стуча мостовой,
туда, где на берег, от солнца атласный,
ложится волнами солёный прибой.

Молдаванка

Валентина Куплевацкая Добрикова

Старая Одесса.
Молдаванка.
Тихие подъезды и дворы.
Я в Одессе — гостья,
россиянка —
Ей мои словесные дары.

От центральных
площадей в сторонке,
Самобытность улиц и домов.
Местные мальчишки
и девчонки —
Дети черноморских городов.

Молдаванки древние
кварталы,
Колоритный говор горожан.
Старый город —
памяти порталы,
Скрытые под утренний туман.

Кажется, здесь
улицы пошире,
И повыше небо над тобой.
И нет дела до того,
что в мире,
Не тревожит, не шумит прибой.

У любой одежды
есть изнанка —
Прикоснуться к тайнам не боюсь.
Старая Одесса,
Молдаванка,
Я ещё приеду, я вернусь!

Мимоходом в Одессе

Валентина Куплевацкая Добрикова
Грает вороньё на Ришельевской,
К ночи собираясь на ночлег.
Так галдит, как будто королевский
Пир закончен и у всех
Есть чем поделиться с этим сбродом.

Шум машин и суета прохожих,
В окнах вечера закатный час.
В этот миг что может быть дороже
Для души, идущей на Парнас,
Оказавшейся здесь мимоходом.

Меркнет день, и всё вокруг смолкает,
Все нашли жилище и приют.
Ришельевская в огнях сверкает —
За огнями ж пляшут и поют,
Прожигая жизни мимоходом.

Одесса

Валентина Куплевацкая Добрикова
Сяду в поезд самый скорый —
Всё оставлю на потом.
Стук колёс и разговоры,
Разговоры ни о чём.

Поезд мчится до Одессы,
К морю Чёрному спешит.
За окном октябрь — повеса
Жарким золотом шуршит.

Утром выйду из вагона
На разбуженный перрон.
Город кажется влюблённым
И как будто бы смущён.

С сыном бродим по бульварам —
Чудо выдались деньки!
Пусть не время для загара —
Море греют маяки.

В скверах осень — чародейка
Жжёт рябину до зари,
В тихом парке над скамейкой
Загрустили фонари.

На Приморском праздник света,
К морю лестницы каскад.
Здесь до самого рассвета
Бродит пёстрый маскарад.

Ночь для утра не помеха:
Просыпается Привоз.
Сколько шума, крика, смеха —
Вот где торг разноголос.

Всё спешит, идёт и едет,
Но без лишней суеты.
Улицы, дворы, соседи —
Вот одесский колорит.

Но билет лежит в кармане.
Снова поезд… Дни идут…
Если вас Одесса манит,
Торопитесь — вас там ждут!

Мы любим все Одессу!

Валентин Марченко

Мы любим все Одессу,
мы любим город свой,
приморскую принцессу,
с прибоем и волной.

И в мире нет ни места,
и точки нет такой,
где мог бы там прижиться,
кто любит город свой.

Кто любит даль без края,
кто любит ширь, простор,
и море, что играя,
ведёт свой разговор.

В Одессе так уютно,
в Одессе так тепло,
что кажется, как будто,
здесь райское гнездо.

Как будто мы попали,
в отдельную страну,
где Богом нам создали,
тепло и красоту.

Мы любим все Одессу,
мы любим город свой,
и в лето юга жаркое,
прохладною зимой.

Мы любим все Одессу,
мы любим город свой,
с осенними туманами,
и раннею весной.

И пусть есть где-то в мире,
другие города,
но лучше нашей мамы,
не будет никогда!

Так что вам рассказать мне за Одессу?

Валентина Карпова

Так что вам рассказать мне за Одессу?
Одесса — это море, это солнце, пляж!
Аркадия и порт, естественно Пересыпь!
И пусть недолгим был по времени вояж,

Нам кое-что в Одессе показали!
Прошлись по лестнице, взглянули на маяк,
По Молдаванке увлекательно гуляли —
Там время не меняется никак…

Дома ещё Котовского видали,
Мишу — Япончика и всю его братву…
Что-то изменится теперь уже едва ли…
Ужасный вид … поверьте мне… не вру…

Оставить несколько дворов как заповедник
(снимать кино иль просто посмотреть…)
И под бульдозеры весь этот муравейник!
Давно пора им синим пламенем гореть…

Так жить нельзя! Но вот живут, однако…
Евреи, русские, молдова и хохлы…
Здесь отношения складывают всяко,
Но в горе-праздник общие столы…

Что значит «одессит» в масштабе мироздания?
Не только вид на жительство, но вместе с тем
Это особый ритм, устройство, состояние,
Национальность, несравнимая ни с чем!

Сколько эмоций в мимолётном даже взгляде!
От греков, что ли, итальянцев, молдаван?
Изящный шик и в простеньком наряде
И каждый шкет не юнга — капитан!

Особый юмор в говорочке южном,
Не вдруг понятный пришлым чужакам…
А чтобы вникнуть, ко всему вниманье нужно:
Улыбке, тону, выразительным рукам.

Там говорят и вряд ли это шутка:
Коль одесситке руки спеленать —
Умолкнет и совсем, не на одну минутку,
Поскольку ничего без них ей не сказать!

Одесса сразу контрабандою грешила,
С момента возведенья первых стен…
Не утаить: так будет, есть и было…
Навар на разнице всё также берёт в плен…

Теперь о стенах. Материал там местный:
Ракушечник. Запас неистощим!
Сам по себе он очень интересный:
Внутри пласта почти как пластилин!

Возможно раскрошить уже руками,
Как инструмент шли пилы, топоры…
А на поверхности вдруг обращался в камень —
Дворцы стоят, прочны до сей поры!

Потребность велика, рубили повсеместно,
Плелись пустоты в жуткий лабиринт…
Подземный мир не познан, если честно…
Свои секреты до сих пор ещё хранит!

Цепь катакомбная — по сути: отраженье
Града наземного, который видим мы,
Проекция его и в тайне — продолженье,
Ходов сплетение средь холода и тьмы…

Но город рос. Народу прибывало:
Предприниматели, мошенники, купцы.
Торговлей жили все. Афера процветала
И в катакомбах прятались «концы»…

Красный товар: вино, сукно и люди…
Восток, причмокивая, дев в борделях ждал…
Вот оно как! Опять же, было — будет…
Работорговля… Бизнес процветал…

Барыш приличный. Капиталы пухли.
Покинув Молдаванку, строили дворцы.
Взрослели дети среди этой «кухни»
И продолжали то, что делали отцы…

Но и корней своих не забывали,
Как вожделен был хлебушка кусок…
По-меценатски щедро подавали,
Друг перед другом кто и сколько мог!

Дороги строили и школы и больницы,
Сиротский дом, приют для стариков
И, по примеру Северной столицы,
Был институт для дочек бедняков!

По окончанию приданное давали,
Коль находилась пара — так тому и быть!
Завидными невестами считали!
И как Одессе это позабыть?

Как повелось и ныне не угасло:
Из-за морей всё также деньги шлют!
Везде пусть было: вспыхнуло — погасло…
Но, говорят, всё по-другому тут!

Что же ещё? Как умолчать о море?
Оно прекрасно, вовсе не черно!
Песчаный пляж и волны тихо спорят,
Но вот о чём? Понять нам не дано…

Огромный порт. В высь тянут шеи краны,
Буксиры, лодочки, красавцы корабли,
Что бороздили килем океаны
И заходили за края уже земли…

Но кроме Чёрного зелёное есть море!
Взойди повыше и оттуда, с высоты
Окинь Одессу и поймёшь не споря,
Что это так и сколь в нём красоты!

Платаны вековые, липы, клёны,
Берёзы, кедры , акаций белых ряд
Хранят от зноя, полнят вздох озоном —
Роскошной дамы сказочный наряд!

Сирень, черёмуха, шелковица, черешня,
Грецкий орех и множество кустов!
А сколько птиц и как сладка их песня
Весь летний день средь кружевных листов!

Две сотни лет… как же юна Одесса!
Мир тянется сюда, знакомству с нею рад!
Шикарная мадам! В ней столько интереса…
Признанием в любви наполнен каждый взгляд!

Я Одессу шагами измерила

Валентина Карпова

Я Одессу шагами измерила,
Подержалась за ручки дворцов,
В Дерибаса бесспорно поверила
И в других её славных творцов!

На Приморском каштаны с платанами
Ветки-листья в ажур заплели,
Зазывают кафе с ресторанами,
Море в край и не видно земли!

Волны катят размеренно, ровненько,
С тихим придыхом лижут песок,
Одинокое парусом облако
Чуть закрыло от зноя висок.

Вдоль Аркадии пляжи песчаные,
Сплошь отели. Постройки легки!
И тела подкопчено-румяные,
И нельзя заплывать за буйки!

В забегаловках пиво холодное,
Вино, водочка, квас, коньяки
И огурчики — закусь народная,
Отпуск, лето, мелькают деньки…

На Потёмкинской фото с павлинами,
Снисходительный взгляд Ришелье,
На Привозе ларьки с магазинами
И платаны в одном лишь белье…

От жары что ль с корою расстались?
Тень обильна, но что толку в ней?
Солнце. Пекло. Лучи распростались,
Словно спорят с людьми кто сильней…

Я Одессу шагами измерила…
Что в итоге? Пора уезжать…
Бабель прав! И Жванецкий! Проверено!
Заверяю и ставлю печать!

Лузановка, Аркадия, Фонтаны…

Василий Толстоус

Лузановка, Аркадия, Фонтаны,
и целый мир съедобностей —
«Привоз».
Ну, чем вам не загадочные страны,
куда везёт не бриг,
а паровоз?
Приваживает вкус одесской речи,
она всегда протяжна и легка:
то слог её, как денди, безупречен,
то режет слух брутальность мужика.
Привёз домой восторг от шарма улиц,
от колоннад аттических хором:
их старых стен когда-то прикоснулись
поэты возвышающим пером.
Привёз любви
горячую отраву,
что в жизни так нежданно хороша.
В моей груди
она пылает справа,
а слева — ну, конечно же —
душа.

В Одессе

Владимир Фабрый

«Шаланды полные кефали…» —
Знакома песня с ранних лет.
Попасть в Одессу всё мечтал я,
Теперь уж это не секрет.
И вот свершилось!
Я — в Одессе!
На берегу стою
Как раз
Там, где причалила когда-то
Рыбачка Соня свой баркас.
Я слышу чаек крик далёкий
И Костин мягкий говорок…

Мечту несёт на крыльях лёгких
Морской солёный ветерок.

Одесса

Геннадий Сивак

Приморская принцесса,
Под солнышком искриться,
Прекрасна как невеста,
Знай, вольная столица…

У всех открыты лица,
Тут сказочнейший край,
Он очень многим снится,
Этот веселый рай…

Ведут следы столетий,
В музеи и дворцы,
По улице Еврейской,
Всем суждено пройти.

Прикольное местечко,
Малины и жаргон…
Крепчайшие словечки,
Бандитский лексикон…

Какие люди жили…
Оставив интерес…
Влюблялись и любили,
Поэты поэтесс…

Ах, эти одесситы,
Сколь их на Брайтон Бич…
Сердца всегда открыты…
Мир юмора и притч…

Цветет Одесса мама,
Акацией своей,
Улыбчивая дама
И нет ее добрей…

Под южным небом спит Одесса

Дева Тумана

Под южным небом спит Одесса,
Уснуло море, под луной,
Лимонным опоясан светом,
Монастыря шлем золотой.

Ночь опустилась над Фонтаном,
А днем, за буем, вдалеке,
За рыбой чайки и бакланы,
Стремглав срываются в пике.

Струится лунная дорожка,
И, упираясь в горизонт,
Как мать ребенка осторожно,
Просмоленный качает плот.

На Пушкинской шумят платаны,
Друг другу навевая сны,
И в дом поэта входят тайны,
И кажется, что в нем слышны

Шаги графини Воронцовой,
Прононс французский светских дам,
И искрометность острослова,
И краткость точных эпиграмм.

Но просыпается Одесса,
Промчалась ночь, взмахнув крылом,
И только бронзовый повеса,
Нас снова приглашает в дом.

Одесса

 
Евгений Михайлович Миронов
Великих мест в Одессе много —
Пассаж, Гамбринус, Ришелье,
Театры, Привоз с областного
И катакомбы, и колье.

А в комедийном же театре
И оперетка про Октябрь –
Что жить в империи чревато,
И чем имперский строй так дрябл.

Когда на сцену вышел Ленин,
Встречал зал свистами его,
А от буржуев все замлели,
Приветствовали кто кого.

Буржуй ему дал оплеуху —
Скатился Ленин за кулис —
Почтут погибших в голодуху.
И ожидая зал завис.

Но вот на сцену Миша вышел —
Аплодисменты рвали зал —
Просили: руки ваши выше,
И кто-то хлопал, призывал.

А Водяной Играл Японца —
Он натуральный был кумир —
По яркости — он вроде солнца —
Любил он также целый мир.

Одесса

Евгения Урусова

Славный город у моря,
Что случилось с тобой?
Волны скорби и горя,
Как солёный прибой.
Крики, боль и руины…
Хунтой созданный ад.
Нет страшнее картины:
Это ЛЮДИ горят,
Принимая мученья.
Память вечная им.
Вот вершина глумленья
Над народом своим.
Что фашистам рыданья
Матерей и сирот?
Им плевать на страданья
И плевать на народ.
Это горе отныне
Не пройдёт до конца.
Черный пепел Хатыни
Проникает в сердца.

Одесса

Елена Калюжная

Одесса, милая Одесса!
Тебя сейчас не узнаю.
Была весёлой поэтессой.
И я такой тебя люблю.

Фашизм, Хатынь — бесчеловечность!
Святое всё втоптали в грязь.
Рукой кровавой ввергнут в вечность
Позор отцам, дающим власть.

Мир содрогнулся. Ужас. Горе.
Молящий крик. И тишина.
Дом профсоюзов — крематорий.
Неверным — смерть. Это война?

И это ты, моя Одесса,
А я сейчас с тобой скорблю.
В раю играют мёртвым мессу.
А я о разуме молю.

Моя Одесса


Жанна Жарова
Кирпичная стена и дикий виноград,
В чугунных вензелях затейливый фасад,
Над Дюковским прудом склонившаяся ива
И трех мостов сквозная перспектива.

Создатель Эсперанто — Заменгоф —
Во дворике, на клумбе для цветов.
Зачем он здесь? И по какому праву
Так строго смотрит сквозь очков оправу?

От створного огня на небе красный луч,
И пламя «Крекинга» на фоне низких туч,
Приморского бульвара колоннада,
Лузановка, Фонтаны и Отрада,

Где яркий солнца свет слепит глаза,
И спорят неба синь и моря бирюза,
И желтая скала, и зелень трав на склоне,
И два шара на нашем Ланжероне.

Мощеный плиткой двор — коленки в синяках,
И вкус шелковицы забытый на губах,
«Соборка», Воронцов, проход Пассажа,
И жаркий полдень городского пляжа…

Все это – город мой. Я здесь живу.
Я — в нем, и он во мне — во сне и наяву.
Здесь все понятно, близко и знакомо.
Я здесь живу. И только здесь я — дома.

Мой город

Корнейчук Пётр Ефимович

Одесса — город славный, вольный!
Гостеприимный и застольный!
Тут всё смешалось в лучшем стиле:
Волшебники, видать, гостили…

Одесса

Корнейчук Пётр Ефимович

Одесса по своим законам
Жила, живет, и будет жить!
В ее загадочной основе
Казацкий вольный дух лежит.

Не подвергается сомненьям
Одесский бесшабашный нрав.
В поступках многих поколений
Он лучшее в себя впитал.

Перо известнейших поэтов
За здравицу слагало гимн:
Одесским кровным интересам
И тем, кто этот дух любил.

Пытаться заново мой город
Переустроить — никчему!
Он необыкновенно молод
И предан духу своему.

Одесса любит осторожный
И деликатный разговор.
Угрозы, вперемежку с ложью,
Встречают яростный отпор.

Одесса любит и любима,
На том стоит она века.
Тут просто всё и объяснимо —
Спросите Костю-моряка.

Одесса правильным законам
Верна в любые времена,
И отношеньем благосклонным
Воздаст за искренность сполна.

Одесский колорит

Корнейчук Пётр Ефимович

Одесский колорит:
Привоз всегда бурлит
Съедобной суетой,
Бульварной простотой.

Здесь всё переплелось,
И доброта, и злость.
Торгашеский галдёж —
«Уйди!», «Куда ты прёшь?!»

Ещё весёлый смех:
Он согревает всех.
Раскатистый — до слёз!
Старинный, как Привоз.

Одесский колорит
Давно умы пьянит.
Привоз и добрый смех,
Восторги и успех!

С днём рождения, Одесса!

Корнейчук Пётр Ефимович

И сердца, и души благословенье
Тебе, мой город сбывшейся мечты!
Волна прибоем шепчет поздравленье,
Пьянят благоуханием цветы.

Домов архитектурное сплетенье,
Бульваров тишина в рассветный час!
Ценю и помню «чудные мгновенья»,
Что дивный Гений завещал для нас.

Как сына, безмятежно полюбила,
Сумела от ненастья уберечь:
Чарующей, неодолимой силой
И новым вдохновением от встреч.

Пускай кружатся оды в поднебесье,
Расцвет воспетым будет, на века!
Тебя, моя прекрасная Одесса,
Да сохранит Всевышняя рука!

Одесса — город славы

 
Лина Томчи
Одесса — город доблести и славы.
В войну вела неравные бои..
Здесь разные наречия и нравы,
Но всех гостей встречают, как своих.

Речь — отраженье солнечного юга.
Сверкает солнцем море и песок.
Куяльник лечит многие недуги..
Заря трубит в свой золочённый рог.

А женщины здесь все, как королевы.
И все они достойны королей.
Цветами расцветают рано девы.
В садах их песням вторит соловей.

И залетают в край приморский вьюги.
Весной разноголосье слышно птиц.
Несутся голоса по всей округе.
Бросает Небо с выси свет зарниц.

Бывает свод небес грозой взлохмочен.
Вдруг дыбом поднимается волна,
На берег злобно бросившись, хохочет,
Дав ощутить и злость, и страх сполна,

И красоту, и силу волн могучих,
Способных берега сносить рывком,
Игриво перебрать песок сыпучий.
Рябит поверхность моря серебром.

Здесь дышат волны ветрами свободы.
Свободой одесситы дорожат.
Отсюда в даль уходят пароходы.
Во след им чайки жалобно кричат.

На этот зов вернётся в город каждый.
Не сможет крик он чаек позабыть.
Кто сердце подарил своё однажды,
Как стебель без корней, не сможет жить.

Здесь в центре красота берёт истоки,
Сохранены богатства старины.
И как в музей, толпа идёт потоком
В театр небывалой красоты.

Один из красивейших в целом мире.
Он славой на века себя покрыл.
Здесь выступали звёздные кумиры.
Пристанищем Богов театр был.

Шаляпина звучал глас несравненный.
Здесь танцевали Павлова, Дункан,
Звучали вещи классики бесценной.
И свод театра сотрясал орган.

Елена Образцова отдавала
Одессе предпочтение своё.
«Жемчужиной» театр она назвала.
Восторг красой переполнял её.

Рахманинов давал концерты, Скрябин,
Участье принимал в них Глазунов.
Чайковский дирижировал оркестром.
И каждый выступать здесь был готов.

Карузо пел, Нежданова…- Все звёзды
Воистину большой величины.
После пожара был театр воссоздан.
Ему нет повторенья и цены.

В Одессе и других театров много.
Здесь дельфинарий есть и зоопарк.
Художникам открыты все дороги.
Для их картин отведен целый парк.

Картинная для них есть галерея.
Неслыханно число музеев здесь.
А юмор в подсознанье каждом зреет
И уличный фонарь изыскан весь.

Как в Питере, светлы бывают ночи.
Сверчки стрекочут громко под окном.
За всё, за всё люблю Одессу очень.
Заряжен дух в ней пламенным огнём..

Жил и творил здесь Пушкин величавый.
Одесса открывала имена.
Величием талантов город славен.
В истории им роль отведена.

Достойная почёта у Державы,
Поднимется она на пьедестал.
И будет город вновь купаться в Славе,
Искусствам предоставив свой причал.

Ах, Одесса

Лия Телегина

Холодная, нетающая, острая.
Такая боль — мучительный восторг.
И публика, далёкая и пёстрая,
И зачастую незнакомый слог.

Свободные, располагая временем,
Мы двигались с подругой в унисон.
Одно желанье и одно стремление —
Увидеть бы Одессу, а не сон.

Красавица. Не зря зовут
жемчужиной.
Вас удивят дома, театры, парк…
Волной морскою весело разбужены
Высотки, магазины и фольварк.

Здесь, как в России, или, может,
в Турции
Волнует лихорадочно бюджет.
Растут каштаны, и цветёт настурция.
И, кажется, чего здесь только нет!

Хотя день знойный голову туманит,
И солнце сильно накаляет кровь,
Но непременно в мыслях сразу
встанут
Три сильных слова: «Ты моя
любовь ».

В Одессе

Лия Телегина

Юная красавица Одесса —
Чудный город славной Украины,
Вызывает много интереса
С первых дней рожденья и поныне.

Синий бархат моря. Ночью звёзды
И дневное солнце золотисты.
На песке вразброску птичьи гнёзда. —
Чаек с неба крики голосисты.

Влажные лобзанья ловит берег.
Пена то горит, то нежно млеет.
Виден вдалеке от моря скверик.
Мягкий ветер тишину лелеет.

Лестница Потёмкинская блещет
Красотой, я верю, она вечна.
Море от волнения трепещет,
Тёмные ступени бесконечны.

Если вы приедете в Одессу,
Убедитесь: впечатляет город.
В нём была я гостьей-поэтессой,
Испытала и любовь, и гордость.

Одесса — жемчужина у моря…

Любовь Уколова

К тебе мчат все мысли быстрее экспресса —
ты весь утопаешь в каштанах…
Мой Город Надежд — Золотая Одесса,
о, встреча с тобой долгожданна!

Одесса! Одесса…Бульвары у моря…
Одесса, Одесса — мой сказочный рай,
здесь вольно дышать на широком просторе,
а музыка улиц, как город, стара…

Мой город любви, красы, вдохновения!
Жемчужина моря и море чудес…
Твой сказочный говор с божественным пением,
который над миром легендой воскрес.

Одесса, Одесса…Листаю страницы,
и вновь окунаюсь в твою красоту,
я вижу твой образ стремительной птицы,
когда набирает она высоту!

Одесса

Людмила Калягина

Потяни за любую улицу, как за нитку —
Приведёт во двор, где солнечных пятен рябь.
Тут не шик у неё, не мраморно, не гранитно,
Ни брильянтов, ни малахита, ни янтаря.

А она всё как прежде: «синие», рыба, «кава»,
Виноградные плети, дети, бельё, коты…
И стоит, у себя из-под ног вынимая камень,
Балансируя ловко на цыпочках у воды.

Ах, Одесса…

Наталия Ушенина

Чёрное море…Одесский залив…
На побережье Одесса стоит.
Порт в Украине и город известный,
Всех покоряет и просто чудесный.

Город особый и нет в этом тайны,
Что «одессит-это национальность…»,
Эту особенность все замечают,
Фразу « У нас…» все, конечно же, знают.

Самое синее море — в Одессе,
Хоть оно Чёрным и было всегда!
Если улов, то вопросов не надо,
Сразу шаланда кефали полна.

Самое-самое…-только в Одессе!
Есть всеохватность! Об этом и речь…
И планетарный масштаб так заметен,
Белое, чёрное…-это всё здесь.

Город, основанный Екатериной,
Было решение — нужен тут порт,
Для расширения связей с Европой,
Вот уже быстро и город готов.

Градоначальники город любили,
Каждый внёс лепту, на всё был готов:
Дюк Ришелье и известный де Рибас ,
Граф Лонжерон и граф Воронцов.

Как интересна здесь архитектура,
Так самобытна, традиций не счесть,
Имидж уютного южного города,
И посмотреть можно многое здесь.

Город — « Окно Украины в Европу»,
Город- « жемчужина», город-герой…
Также считается городом юмора!
Город Одесса! Один он такой!

Памятник апельсину в Одессе


Наталья Бондаренко 4
Хоть ты бЫл не один,
Золотой апельсин,
По высокой цене ты казне обошелся!
Весел был властелин —
Юморной господин
На одесской таможне нашелся!

Присоветовал, горд,
Чтоб достраивать порт —
Апельсинов возами доставить
ГосудАрю. Ему
Показать, что страну
Одесситы на веки прославить

Апельсином своим
И товаром другим
Могут, морем товары отправив.
Понял их государь.
И послал им как встарь
Денег много — ошибку исправив.

Поменял властелин
Золотой апельсин
На жемчужину Черного моря!
Всем известна она,
Драгоценно бела,
Своим юмором с бедами споря!

 
* — Оригинальный монумент напоминает нам о спасении города Одессы. Через пару лет после основания города и прихода на трон императора Павла I, финансирование строительства порта прекратили. Ревизия выявила массу нарушений в использовании средств. Уволили инженера де Волана, отозвали в столицу де Рибаса.
Город, лишившись денег, быстро приходил в упадок. Без порта наладить экономику было никак невозможно, а выпросить еще средств казалось нереальным. В феврале 1800 года хитроумные одесситы по совету директора таможни прислали в Петербург экзотический подарок императору: несколько телег со свежими апельсинами. И он проявил монаршую милость. Взятка выручила Одессу.

Привет Одесса

Николина Вальд

Привет, красавица Одесса,
Лежишь серпом вдоль берегов,
Взираешь гордою принцессой
На полумесяц из судов.

Акаций белые одежды,
Хоть без примерки под венец!
И Итальянской облик нежный,
И Дюк серьёзный — наш отец.

В полночном небе месяц ясный,
Туман над морем голубой…
Но почему, коль так прекрасно,
Не уживаются с тобой?

Прагматик шустрый строчит ямбом:
«На маму бочку не катить!»
Поёт из Штатов дифирамбы,
Но не желает с мамой жить.

Умеешь скрыть свои печали,
Улыбкой встретить моряка.
Тебя поэты воспевали,
Но как-то всё издалека.

Для нас ты светоч с небосклона,
Нас учишь жить и не роптать —
Мы принимаем благосклонно
Твоей заботы благодать.

Мы все тебя, родную, помним,
Ты — колыбель у нас одна.
Подняв заздравный кубок полный
Тебе во славу пьём до дна!

Цвети, Одесса, 100 веков!..

Подарок Миру

Одессе 223! —
При чём тут… Арифметика?!
Глаза — пошире ! Посмотри! —
Краса и Энергетика!..

5 000 лет народы здесь
Меняли всё по — своему!
Их дикий нрав и злая спесь
Кроила жизнь… по — новому!

Здесь чудный град Пантикапей
Боспорской был столицей!
Его взрастили средь степей
Фригийцы и лидийцы!..

До греков Скифы были тут
Хозяевами местности! —
И археологи ведут
Раскопки по окресности!..

И ханам Золотой Орды
Пришлась по нраву вольница!
Немало было здесь вражды
И степь топтали конницы!..

Князья, вельможи и цари
НЕ обошли вниманием! —
И от зари и до зари
Росли сады и здания!

И европейский был размах
У завезённых зодчих! —
В трудах на совесть — не за страх
Старались днём и ночью!

Театры, парки и сады,
И храмы, и училища!
Для пресной, питьевой воды
Устроено хранилище!

Лихой вояка де Рибас
Руководил строительством! —
Потомки чтут и посейчас
Его Превосходительство!

Из бронзы памятник ему
Под солнцем гордо светится!
А вниз стекает по холму
Потёмкинская лестница!

И Городским Главою был
Потомок кардинала! —
Честь Ришелье НЕ уронил
И совершил НЕ мало!

Прошли века с тех дальних лет,
И много было всякого! —
С лихвою горестей и бед!
Одесса НЕ заплакала!

Цветут каштаны по весне!
И люди — улыбаются!
Ни наяву и ни во сне
Печаль НЕ возвращается!.

Навеки в памяти у нас
Твои освободители!
Пусть будет добрым каждый час
Для города и жителей!!!

Цвети, Одесса, 100 веков!
А, может, дажет1000! —
Под сенью лёгких облаков
Твой профиль солнцем высвечен!

Одесса


Саша Михайлович
Там плещет море за бульваром,
И вновь акации в цвету,
Хоть моряком, хоть кочегаром
Я навестить тебя приду.

Одесса, милая Одесса,
Под знойным солнцем хороша,
Ты — черноморская принцесса,
Тоскует по тебе душа.

С днем рождения Одесса

Светлана Непомнящая 2

С днем рождения Одесса,
Милый город мой.
Ты сегодня, как принцесса,
В шляпке голубой

Из сияющего неба.
С облаком фаты
Моря синего разбега,
Утренней зари.

Легкими шагами чинно
Сквозь года плывешь.
И характер свой игривый
С гордостью несешь.

Хочу на Юг!

Сон Светлана

До боли солнца не хватает,
Его ласкающих лучей!
Я постепенно угасаю
Во мраке зябнущих ночей…

Здесь всё туманно и уныло,
Не мил и воздух мне вокруг!
Мне всё на Севере постыло,
Лишь ты мне дорог, милый Юг!

Твои цветущие долины,
Шальная майская гроза!
Ряды каштанов-исполинов,
Заката тёплые глаза.

Я помню запах абрикоса
И серебристый свет луны,
И я бежала вдоль откоса,
Вдыхая шум морской волны.

Хочу на Юг! Хочу в Одессу!
Хочу искристого вина!
Стать снова южною принцессой
И быть лучистой, как весна!

Одесская киностудия

Корнейчук Пётр Ефимович

Не фабрика звезд, а хранилище
Шагов величайших имен:
Шукшин и Высоцкий — вот силища!
Янковский, с улыбкой времен.

Боярский — лицо мушкетерское;
Соломин — светящийся взгляд;
Плеяда героев актерская,
Бессменный талантливый ряд.

Под тенью сосновых свидетелей
Рождалось большое кино!
Недавно случайно заметили —
Кораблик пустили на дно…

У Потёмкинской лестницы

Корнейчук Пётр Ефимович

У Потёмкинской лестницы — разные лица:
Для одних это место, где были бои;
И приходят сюда, чтобы вновь поклониться
Героизму, который нам память кроит.

Для кого-то, у лестницы, бойкое место:
Ордена и медали блестят на лотках —
«За отвагу», и «За оборону Одессы»,
И за битвы в других боевых городах.

Моё сердце пронизано истинной болью
За отца, и награды его за войну:
Торгаши получили большое раздолье —
Продавать унизительно нашу страну!

У Потёмкинской лестницы людное место:
На израненных стенах следы от боёв!
Здесь торговля святынями, ох, неуместна! —
Не прощает нам время кощунства шагов.

Одесса сбудется

Хлоя Ли

«Мне этой ночью приснилась Одесса —
Город у моря, без страха и стресса,
Пляжи, фонтаны и парки, аллеи,
Лестница, порт… Как же я сожалею…»

Я верю, она обязательно сбудется,
Не может, не может Одесса не сбыться!
И встретят в каштаны одетые улицы,
И солнечным светом ты сможешь напиться.

Бульвары и лестницы стелятся, стелятся,
Зовут и уводят к прозрачной воде,
И Дюк-старина, на подставке завертится
И даже помашет ладошкой тебе.

Бокалы наполнятся винами сладкими,
Луна отразится дорожкой рябой,
И счастье махровое, теплое, складками
Вдруг ляжет на плечи под этой луной.

Волна зашумит, догоняя, игривая,
Поймает за пятки, что тонут в песке.
Одесса вас встретит родная, счастливая,
Как прежде веселая… Лишь на виске

Твоем (и моем) незаметный под краскою
Останется след этой горькой зимы.
Одесса вернется раскрашенной сказкою…
В Одессу однажды вернемся и мы.

2 просмотров
Обсуждение закрыто.