Иван Сусанин

Иван Сусанин

Иван Сусанин (вторая половина XVI века — 1613) — русский национальный герой, крестьянин из села Домнино (ныне в Сусанинском районе Костромской области), прославившийся за спасение Михаила Романова от польско-литовского отряда во время русско-польской войны.

Иван Сусанин

Алекс Беляничев

В старинном граде Костроме, на Волге,
Стоит непраздно памятник один.
С широкой бородой, в кафтане долгом
— Сусанин, патриот и гражданин.

Себя на смерть в мученьях обрекая,
Что думал ты? Мне надо знать. Скажи!
Из глубины веков, туманом тая,
Мне время посылает миражи…

— Пся крев! Кто знает в Домнино дорогу?! —
Но будто крови алая заря
Бросает на кирасы понемногу.
И мысль одна: «Спасти Государя!»

— Я… знаю. — Конь, храпя, грызет удила.
Поляк в кривой улыбке щерит рот,
Не ведая, что ждет его могила
Средь русских топких девственных болот.

Шагал неспешно, в лапотки обутый,
О скорой смерти Господа просил…
Доколь черпать кровавых распрей Смуты
Многострадальной матушке — Руси?!

— Злодеи! Такова, видать, судьбина…
Мне на Руси и помирать легко!
Болотом будет ваша домовина*!
А тот, кто нужен вам — уж далеко.

Глядел в лицо врагам открыто, смело.
Спасенье — смерть! И вознеслась душа,
Покинув вдрызг растерзанное тело
Под дьявольским ударом палаша…

Твой подвиг не сотрется временами!
…Мне кажется порой, что это я
Шепчу врагам кровавыми губами:
«За веру! За Отчизну! За Царя!»

* Домовина — (старорусск.) гроб

Иван Сусанин

Анна Навь

За суетою повседневной,
За скукой серых тусклых дней,
Мы забываем неизменно
Героев Родины своей.

Один из них — Иван Сусанин —
Герой преданий и былин.
Жил средних лет простой селянин,
Но верный был отчизне сын.

Не растерялся и не сдался
Однажды он лицом к лицу
С врагом коварным повстречался
В просторном костромском лесу.

И, словно птица злого лиса
Уводит от гнезда с птенцами,
Собой рискуя, вдруг решился
На подвиг добрый наш Сусанин.

И для себя предполагая
Плохой, трагический исход,
Себя губя, царя спасая,
Врагов завел он в глубь болот.

И этот подвиг несравненный
Любой навеки помнить должен,
Что наша Русь во всей вселенной
Ни перед кем главы не сложит!

Веди, Сусанин!

Вадим Забабашкин

Весь в шубе, в бороде с усами —
мужик-громада.
Привет тебе, Иван Сусанин, —
вожатый ада!

Вергилий (не глаза, а тучи!)
Руси великой.
Веди поляков в лес дремучий
за земляникой.

Сквозь волчий рык, по снегопаду,
всю свору — юзом —
тащи фашистов к Сталинграду,
в Москву — французов.

Веди и нас по бездорожью
(дорог-то нету)
в завещанное Царство Божье
Добра и Света!

Иван Сусанин 1613г

Галкин Юрий Анатольевич

Сквозь снежные дебри России таёжной,
Хранит самобытность седой Ярославль,
Деревни глухие,с пургою безбожной, —
Чуть виден с дороги колодец — журавль.

На север лежит Костромская обитель,
Весь край погрузился в промозглую мглу,
В Москве осаждённой казнённый Лжедмитрий,
Король — Сигизмунд «ищет в стоге иглу.»-

«А в стоге игла,»- это путь Михаила,
Полк польских улан вышел вслед из Москвы,
Но снегом пурга все следы завалила,
И в этом походе нет «Божьей искры.»

Прошли монастырь православных монахов,
«В медвежьем углу» исчезал Радонеж,
Враждебная Русь в окружении ляхов,
Молчит о дороге,хоть всех перережь.

Сугробы и дебри,- а в дебрях берлоги,
Ненастье взыграло,и злее к утру,
Поляки завязли,не вытащить ноги,
Наткнулись случайно на чью-то избу.

«Мужик,что за край? И какая деревня?
Где право, где лево? — Где путь на Москву?
Тебя наградим за заслуги душевно,
Живот Владиславу, тебе-же казну.»

«Веди нас Ивашка в царёва чертоги,
В снегу утонули как с Ноем в потоп,
Всех ваших побьём, жить оставим не многих,
В Кремле будет править Варшавский холоп.»

«Пойдём напрямки,»- рассуждает Сусанин,
«Вас ближней дорогой к царю приведу,
И будь Божья Матерь всегда только с нами,
Я в вечность и в славу сегодня войду.»

Всё гуще в ветвях сов таёжных насесты,
Пропали приметы жилья и огня.
Отряд сбился с ног, и не двинуться с места,
«Пришли супостаты» -«губите меня.»

«Вы шли на восток Русь мою уничтожить,
Но может-ли кто быть народа сильней?
Вы сгинете все, — Суд свершается Божий,
Падёж завершается ваших коней.»

«Взгляните кругом,- это ваша могила,
Останется Русь как и прежде свята,
Вот здесь из земли родниковая сила,
Под корень струится из раны Христа.»

«Общиной мы прячем от вас Михаила,
Не вырваться вам из трясины болот,
Отсюда навалится русская сила,
И польскую силу собой перегнёт.

И острые сабли блеснув засверкали,
И пал русский воин, — мужик Костромской,
Лишь вороны с криком кругами летали,
Над рубленным телом с седой головой…

В ночь грезится сон присмиревшим полякам,
Под ближней сосной вся в снегу колыбель,
По небу две птицы, — Варшава и Краков,
И жалобно плачет под ёлкой свирель.

Глаза неподвижны и скованы кости,
Дыханье прервалось, и впала щека,-
Пурга заметает следы о геройстве,
А с ним и бесславную гибель полка.

Иван Сусанин

Князев Олег

Уже далека та пора,
Что “смутным временем” назвали
И вражьи польские войска
Поля российские топтали.

Но время не вольно стереть
Из памяти людской легенды
О тех героях, что и впредь
Для нас останутся нетленны.

За русским будущим царем,
За головою Михаила
На Русь, со сталью и огнем,
Явилась снова вражья сила.

Жизнь Михаила дорога
И ждет воителей награда;
Смерть Владиславова врага
Поляку каждому отрада.

И вот уже их цель близка:
Пройти один лесок осталось,
Но нет у них проводника,
Что к родине не ведал б жалость.

В деревне ближней отыскать
Они предателя желали,
Что им сумел бы указать,
Где Михаила укрывали.

Но ни один не пожелал
Страну свою продать за злато
И радостней бы смерть принял,
Чем имя черное — предатель.

И вознамерились тогда
Спалить деревню инородцы,
Чтоб знали русские всегда
О силе польских полководцев.

Но русский голос раздался
Средь хриплых криков иноземных:
“Извольте, проведу вас я
За щедрое вознагражденье.”

Иван Сусанин вышел в круг
И хмурым взглядом исподлобья
Окинул ворогов вокруг,
Охотников за царской кровью.

“Мне жизнь царя не дорога,
О польском короле мечтаю,
Разбогатеть желаю я
И на земле родной страдаю.

Я предавать не пожелал,
Стыдясь односельчан презренья,
Но стыд я вмиг в кулак зажал
И к вам пришел, забыв сомненье.”

И вызвался он проводить
Врагов сквозь чащу к Михаилу,
Чтоб те могли его убить
И власть поляков воцарилась.

И скрылась польская орда
Среди стволов густого леса:
Ушли, чтоб больше никогда
Не увидать дневного света.

Спал лес в сиянии ночном,
Шумы покой не нарушали,
Лишь смех кикимор с лешаком,
Что в лунном свете танцевали.

Среди стволов, в лесной глуши,
Что звона топора не знала,
В сем царстве листьев и воды
Ничто врага не предвещало.

Но звон оружья разорвал
Густую тишь лесного мира
И тенью черной страшной встал
Предвестник темной вражьей силы.

И застонал лесной покров
Под сапогами польской рати,
Что ринулась в грабительский поход
За титулом “завоеватель”.

Чтоб русский опустел престол
Враги к царю сквозь чащу рвутся;
Иван Сусанин за собой
Ведет, откель им не вернуться.

Поляки, веря, что нашли
В Сусанине корыстолюбца,
Предателя родной земли,
К болоту черному крадутся.

Желанье завладеть страной
И короля отведать милость,
Без боязни чинить разбой —
Врагам уж кажется — свершилось.

Но на дорогу не похож
Дремучий лес, хранитель края,
Что, ворогов бросая в дрожь,
Со всех сторон их обступает.

И на Сусанина они
Накинулись с побоями и бранью,
Желая знать, когда к царю
Их приведет за смертной данью.

Но с русской смелостью в ответ
Сусанин молвил, что измены
Напрасно ждали; и зовет
Врагов уж гибель в топи черной.

Не дрогнув, смерть герой принял
Под саблями врагов нещадных,
За Родину Россию пал
России сын, навеки славный.

Враги готовы повернуть
К тропе,ч то в чаще прорубили,
Но уж не виден прежний путь —
Стволы стеною обступили.

И русский лес теснит врагов,
Заводит в чащи непролазны;
Кикимор пенье из болот
Рисует дивные соблазны.

Природа русская сама
Защитницей России стала
И месть Сусанина — сына
Отчизны — восторжествовала.

И войско польское ушло
В небытие в сей чаще жуткой;
Воды немало утекло
С поры той, для России смутной.

Но память все еще хранит
Бесстрашного героя образ:
Надежнее, чем статуи гранит
Народа благодарственное слово.

Иван Сусанин на века
Остался в памяти народа:
Пройдут года, но никогда
Не позабудут о герое.

Подвиг, ставший легендой

Наталья Демьяненко
Гуляла смута на дворе.
Шел спор жестокий о царе.
Вооруженных было много.
Отрядами кишит дорога.

Земские были здесь отряды.
Казаки,польская литва
И шаек шумная братва.
Устали люди-мира надо.

Одни бояре власть хотят,
Что будет управлять из Польши.
И ожидания летят:
Там сила,денег будет больше.

Часть их за русского царя,
Хоть он всего еще подросток.
И верили в Россию просто,
Что вновь взойдет её заря.

Полякам дан такой приказ:
«Схватить царя на этот раз»
И знали, где его деревня,
Что окружает лес там древний.

Почти дошли уже до цели.
Вот Демнино недалеко.
Не ощущали тяжесть в теле.
Всё думали:»Поймать легко»

В лесу Сусанин повстречал
Радушно их привел домой.
И пенной брагой угощал,
Едой и рыбой заливной.

Поляки задали вопрос:
«Где спрятался молокосос7″
Сусанин им сказал:»В лесу.
Сейчас я палку принесу.

Я сразу покажу дорогу.
Да тут пройти совсем немного.»
А внук в деревню побежал,
Где Михаил с царицей ждал.

Поляков долго дед водил.
Места им чудные открыл.
«Здесь лес густой,а вот болото.»
«Не видно никого здесь что-то.»

Поляки поняли его.
Не скажет дед им ничего.
Схватили деда,он бежал.
И путь его к реке лежал.

Лед тонкий, будто западня.
Поляки стаей налетели.
Узнать всё у него хотели.
Пытали, только это зря.

Со злости деда изрубили,
А позже перебиты были.
На трон Российский тот взошёл,
Кто Родину любил душой.

Тот подвиг люди не забыли.
Легенды с песнями сложили.
Последние слова Ивана Сусанина

Софрон Бурков

Всё, пришли, куда хотели —
Вспомните меня не раз.
Часом, шибко не взопрели?
Ладно, мой недолгий сказ.

Заблудились вы в России
С меркой жиденькой своей!
Где вам, с вашей грешной силой
Русских одолеть людей!..

Что так смотришь — дико, слёзно,
Да унять не можешь дрожь?
Сабля к ножнам, что ль, примёрзла?
Бей меня! Царя — не трожь!

Баллада об Иване Сусанине

Тамара Рожкова

Дремучий лес закрыл весь свет,
Густой непроходимый.
Дороги дальше больше нет.
И проводник — единый.
А он ведёт всё глубже в лес.
Один солдат на сосну влез
Так быстро, всем на диво,
И закричал пугливо:

«Куда, Иван, ты нас завёл?!
Нет ни конца, ни края.
Он преднамеренно увёл
Подальше нас от рая.
Отсюда выбраться нельзя», —
Спускаясь, медленно скользя,
Неистово затрясся,
Да громко разрыдался.

«Нам суждено погибнуть здесь!» —
Солдаты закричали.
«А может выход всё же есть?» —
Другие отвечали.
«Вас на погибель я привёл,
Поблизости нет русских сёл.
Растут одни лишь ёлки,
Да рыщут только волки.

Незваным гостем вы пришли
На Русь мою родную,
Да смерть свою здесь обрели,
Отдав жизнь молодую.
Хотели погубить царя,
Да только путь прошли вы зря.
Назад возврата нет вам.
За каждым шагом смерть там.

Я смерти вашей не боюсь,
Приму её достойно.
Земле родной я поклонюсь,
Усну я в ней спокойно.
Потомки станут вспоминать,
Да имя гордо прославлять,
Хорошим добрым словом,
Да с каждым новым годом»

Иван Сусанин

Татьяна Зрелова

Иван Сусанин — это символ верности земному и небесному Отечеству. И, пусть напрасно ищут наивные его могилу в Костромских болотах — не найдут. А память о нем, как славном крестьянине, легенда о его подвиге будет жить в наших сердцах.

«Куда завел ты нас, Сусанин?» —
Роптали шляхтичи толпой. —
«Вокруг болото, мох да камень,
Да мрачный лес шумит большой.
Дорога выдалась лихая.
Стемнело… — Воздух стал свежей.
Трясина гиблая, вздыхая,
Нас ждет средь гнилостных корней.
Тут не услышишь даже птицы,
Поющей робко на ветвях,
Лишь только ухает, глумится —
Болото. — Эй, в поводырях!
Скажи, мы разве заблудились? —
Ты предал нас. Ты обманул!» —
И в страхе их сердца забились.-
Когда один лях — утонул…

Зима была тепла на диво,
Дорогу, вымостив, весне:
Над топью зацветали ивы,
И смерть ждала на вязком дне…

Иван Сусанин был крестьянин,
Степенный русский человек,
Родной земли своей — хозяин,
И жил в нелегкий славный век.
Таких- немало по просторам
Руси Святой у нас живут,
Своим внимательным дозором
Россию — сердцем берегут.
Он православною душою
На Бога больше уповал;
И землю — матерью родною —
Иначе он не называл:
«Не дам волкам в святых пределах
Устроить капище свое,
Посеять плевелы умело,
Попрать священное жнивье!
Найду в лесу глухом могилу —
Себе и злобному врагу;
И пусть мой прах покроет илом. —
Предать святыню не могу!»
Сусанин встал, перекрестился:
Я перед Богом чист», — сказал.
И, словно луч в нем заискрился,
Когда он смерть себе взыскал…

Ему такого не простили:
Убили злобно палачи.
И будто плечи опустили
Над топью ивушки в ночи.
Весной, они раскинут ветви,
Молясь над талою водой,
Напомнив день тот скорбносветлый
Слезой девичьемолодой.

6 просмотров
Обсуждение закрыто.