Гибель Пушкина на Черной речке

Гибель Пушкина на Черной речке

На Чёрной речке

Алексей Гушан

Не уснуть. Барашки и овечки
По чужим блуждают закоулкам.
Прогуляюсь-ка до Чёрной речки,
Белой речки нету в Петербурге.

А была бы — может, и иначе
Всё сложилось в жизни у поэта.
Здесь, у старой комендантской дачи…
Впрочем, что мечтать теперь об этом.

Тихий сквер, и обелиск, и профиль,
И цветы на мёрзнущем граните.
Я стою с волнением напротив:
— Прочитать стихи Вам? Не хотите?!

От толпы читающих устали?!
Понимаю. Что ж, тогда присяду.
Помолчу. И с голубиной стаей
Посмотрю на спящие громады!

Чёрная речка

Альбина Панкова

Век девятнадцатый. Чёрная речка.
Начало тридцать седьмого года.
Ели стоят венчальными свечками.
В зимнем убранстве дремлет природа.
Яркий январский морозный день.
Снег на солнце играет алмазом,
Ворон уселся на старый пень
И косит настороженным глазом.
Чу! Полоза скрип, и чёрный возок,
Кони стали. Люди в крылатках,
Сбивая небрежно с веток снежок,
Идут к поляне, заснеженной, гладкой.
Ногой равнодушной истоптан снег —
И всё готово для поединка:
Барьер размечен, и нет помех —
Можно дуэль начинать без заминки.
Пистолеты готовы — не будет промашки:
Наводит опытная рука.
Снег попал за ворот рубашки:
По спине — два холодных ручейка.
Сброшены шубы в сугроб на опушке,
Подо льдом чуть слышно журчит река…
Два выстрела. Тихие два хлопка.
На снег опускается раненый Пушкин.
Ели вокруг — погребальными свечками,
Холодным саваном — белый снег…
И открывает объятья вечность…
Что ты наделал, человек?
Ах! Чёрная речка, Чёрная речка…
Чёрной ты стала теперь навек…

На Мойке

Байкина Нина

Что случилось? Да кто, да чей?
Мелко лоб свой крестит старушка.
В Петербурге судачит чернь:
«Иностранцы убили Пушкина!».

«Пушкин ранен, а не убит!
Неужели тот, сочинитель?»
Ещё теплится и дрожит
Жизнь, подобная тонкой нити.

Плачет верный слуга Козлов —
Мокрый след в бороде Никиты…
А на снег у подъезда — кровь…
«Грустно, дядька, меня нести-то?»

Их не счесть — зипунов, бород,
Пригорюнился, вечно бойкий,
Тёмный русский, простой народ
У квартиры его на Мойке.

«Исповедаться захотел…
Захотел отведать морошки…
Пополудни в два отлетел…
Помер Пушкин… Не понарошке…»

Не поможешь уже ничем,
А уж как у Бога просили!
…И склонялась над ним — не чернь,
По нему скорбела — Россия.

Пушкинские зимы


Байкина Нина
На Черной речке снег глубок.
Летит, качается возок.
На полости медвежьей шубы
Лежит Поэт, сжимая зубы,
И взгляд его уже далек.

Свою судьбу, смирясь, приняв,
С собою ничего не взяв,
Без зависти уйдя на взлете —
Я умираю — вы живете,
Сумел себя не растерять.

Последнее сказать прости,
И сердцем повернувшись к Богу,
Своей последнею дорогой
По снегу русскому уйти.

Ты жив Пушкин

Василиса 5

Морозный и колючий снег
Тебе стал скорбною постелью.
Гремит раскатом пистолет
И ты подкошен на дуэли.

Вот закачались небеса
И опустились над поэтом.
Закрылись ясные глаза
И лира смолкла не допетой.

И Муза скорбная черна
Ушел из жизни ты,дружище.
В печали я налью вина
Стихам святым на пепелище.

Но Дух твой бродит среди нас,
Он продолжает жить в твореньях.
Летит над нами твой Пегас,
Твой светоч чистых вдохновений.

Дуэль 8 февраля 1837 года.

Чёрная речка

Вита Савицкая

«Онегин»…Выстрел…и поэт упал…
В романах часто не везёт поэтам…
Дантес и Пушкин…не роман…реал…
Но вымысел ударил рикошетом…

Сошлись»огонь и лёд»…и на века…
Пересеклись внезапно параллели…
Дантесова не дрогнула рука…
И пальцы в этот миг…не онемели…

И ничего нельзя переписать…
Ни снег…ни кровь…ни в целом…ни на йоту…
История не знает слова «вспять»…
А автор…завершил свою работу…

Могло случиться по-другому…но…
В тот зимний день…случилось без осечки…
Тот белый день…как полночью окно…
Был перечёркнут…самой Чёрной речкой…

Черная речка

Галина Бычковская

Бледная дымка,
Призрачный свет,
И поединка
Фатальный бред.

Черная речка
Скована льдом.
И без осечки.
Выстрел как гром.

Медленно падает
В утренний снег
Смертельно раненный
Человек.

Он будет мучительно
Долго терпеть
Адскую боль,
Избавление — смерть.

И снова
Заплачут колокола.
Россия поэта
Не сберегла.

Чёрная речка

Георгий Косаревский

Тихий шелест призрачных мгновений,
Обелиск, два тусклых фонаря.
К месту, где смертельно ранен гений,
Я пришёл в средине января.

Как виски от горя побелели,
Стылые, пушистые снега.
Прохожу неспешно по аллее:
Здесь ступала Пушкина нога…

Снег утоптан, не до примеренья —
За собой Данзас** его ведёт.
В быстром взгляде гения презренье
Растопило бы весь Невский лёд.

Дан сигнал, они идут к барьеру.
Грянул выстрел, падает поэт.
Только не сразила пуля веру,
Он привстал: «Подайте пистолет!»

Между жизнью он парил и смертью:
Двое суток маялись весы.
Двое суток он боролся, верил,
Только роком остановлены часы…

Тихий шорох призрачных мгновений.
Лавочки укутал мягкий снег.
Здесь убит великий русский гений –
Быстрый шаг замедли, человек.

* Чёрная речка — место дуэли А.С. Пушкина с Дантесом
** Данзас — секундант А.С. Пушкина во время дуэли.

У чёрной речки

Ключникова Галина

У чёрной речки чистый снег окрашен кровью…
Два выстрела — один ответ, ответ злословью.
Галоп и крик, и свист кнута, и ветра стоны…
Вершит судьба свой приговор не по закону.

Ввысь воспарит душа творца над суетою,
Вползает боль во все сердца не пустотою.
Согласья в чувствах? Быть ли им? Лишь шторм эмоций,
И не найти в моей душе им нужных лоций…

Чёрная, чёрная речка

Лариса Татаурова

10 февраля – печальная дата в российской истории. В этот день в 1837 году великий русский поэт Александр Пушкин скончался от ранения, полученного во время дуэли с Дантесом. «Завершилось земное бытие великого поэта земли русской Александра Пушкина, — написал друг поэта Петр Вяземский. — Но его поэтический гений, его слава бессмертны».


В тот день, 8 февраля,
у Чёрной речки в Питере,
Поэт был ранен и душа —
близ Божеской обители…
И почернело всё вокруг,
упала вниз рука поэта,
часы остановились вдруг,
минуту смерти,указали этим…
Отныне проклят род Дантеса,
ведь было просто вызов не принять,
но волочился за Наталией повеса,
как мог он Гения у нас отнять…
За что же Пушкину юдоль такая,
шедевров много мог ещё создать,
на Мойке в доме тихо умирая,
душа его почувствовала благодать…

Сегодня Пушкина читая,
мы видим Гения печать,
февраль,10-е,он умирая,
был Богом призван, чтоб
навек бессмертным стать!

Черная речка

Леонид Васюкович

Черная речка,
проклятая речка,
Тебе б в забытье,
кануть в Лету навечно!
Но след твой дымится
раной открытой,-
Никто не забыт
и ничто не забыто…

Черная речка
и Спас на крови
И черные свечи
и слезы любви.
И вечный вопрос,-
на него нет ответа:
За что, почему
неугодны поэты?

За что они рвут
свое сердце на части,
Взывая к любви,
как к святому причастью.
В ответ — ледяное дыханье
могилы,-
Не милы России поэты,
не милы.

Январские вьюги
безжалостно вьюжны
Искать виноватых,
и поздно и нужно ль?!

Судьба у поэта,
брать жизнь на прицел
За это и лавры,но
сначала расстрел.

Черная речка,
проклятая речка,
Тебе б в забытье,
кануть в Лету навечно!
Но след твой дымится
раной открытой,-
Никто не забыт
и ничто не забыто…

Чёрная речка

Наталья Лешукова

на 175-летие со дня дуэли А.С. Пушкина и Дантеса

Нетронут снег у Черной речки
И тишина кругом стоит,
Поставлю в храме молча свечки,
Хотя тот храм не на крови

Осталась кровь во чистом поле
На снеге огненным пятном,
Злым нарушеньем Божьей воли
И в чистом виде грязным злом

А жизнь идет и время лечит,
Расставил Бог все по местам,
Но вспоминаю я под вечер
Дуэль поэта…как бы сам

Я поступил в таком раскладе
Судьбы великой, непростой?
Как бы нашел ответ в разладе
Меж телом, духом и душой?

Ответа нет, не нахожу я
Ответа на вопрос простой,
Что я могу ответить всуе,
Когда мне дорог лишь покой

И честь былая позабыта,
Другим уже давно живу,
Но вижу, что пятно не смыто
Осталось красным на снегу…

Злодей и гений — драма вечна,
Пока не сможем мы понять,
Что смерть поэта безупречна,
Мы честь ему должны отдать!

Чёрная речка

Рунова Надежда

Над Чёрною речкой сгущается мрак —
Стрелял в сердце Пушкину гения враг,
Как Ленский на сцене, поэт был убит
И память хранит молчаливый гранит.

Какого умища лишилась страна?
Кому для забавы дуэль та нужна?
Искали причину в измене жены,
Злословили, но не нашли в ней вины.

Прошло двести лет, но не умер поэт,
Оставив в поэзии свой яркий след,
И памятны тропы, где он проходил,
Где роща вдыхала его жаркий пыл.

Он русское слово вознёс на века
И к Пушкину не зарастает тропа.
Гордится великим поэтом народ
И слава о нём никогда не умрёт!

Черная речка

Стрельников

Черная речка, белая свечка,
Воск на плите.
Странные речи, скорбные плечи,
Словно к беде.

Раны подлечим, станет полегче,
Может быть, нет.
Тихие речи, близится вечер,
Сумрачный свет.

Но незамечен был бесконечный
Звук, словно сон.
Звон похоронный, скорбный и вечный,
Звон или стон.

У Чёрной речки


Татьяна Эйхман
Трактиры, церкви пролетали мимо,
А где-то там — у Комендантских дач
На Чёрной речке в соснах молчаливых
Лелеял пулю страшную палач.

Мчал черный конь, впряженный в дышло с белым,
Задумчив Пушкин, молчалив и строг.
И память всё выписывала мелом
Слова из давних годуновских строк:
«Он прав, он прав : везде измена зреет!»
Навстречу кони экипаж несли.
О, рок! Но разглядеть он не успеет
Во встречном экипаже Натали.

Конь белый спотыкнулся от несчастья,
Конь чёрный, будто демон, захрапел,
По хлопьям белым к чёрному причастью
Возок, как чёрный ворон полетел.

Дуэли место вычерчено чётко.
Сквозь ветер пуля чёрной точкой бед
Закончила свой подлый путь короткий-
Упали кудри чёрные на снег.

На месте дуэли Пушкина

Фомина Ольга Алексеевна

Здесь выстрел треснул в январе,
Но свет его не слышал:
Веселье было при дворе
Необычайно пышным.

А он уже лежал в снегу,
И боль смертельной раны
Дарила жизнь его врагу,
Ему же — смерть так рано.

Как просто всё: вот и конец,
Назад возврата нету,
И снят страдальческий венец,
И жизнь осталась где-то.

Спустя века, и я стою,
Где пуля та пропела.
И мысль одну в душе таю:
А я б, как он, сумела?

Нас вместе с Пушкиным убили

Фомина Ольга Алексеевна

«И, сохранённая судьбой,
Быть может, в Лете не потонет
Строфа, слагаемая мной!».
А. Пушкин. «Евгений Онегин»

Нас вместе с Пушкиным убили
Морозным снежным январём,
Но только мы о том забыли, —
С душой убитой и живём.

А без души гонимо тело
Инстинктом только лишь одним.
Венец творенья — Божье дело,
Но как же телом жить одним?

Во сне моём опять всё то же,
Передо мной поэта лик:
«Я знаю, ты должна, ты сможешь,
Так приближай же этот миг!»

Шепчу во сне поэта имя, —
То наважденье, может быть:
В его строках и между ними
Ищу оборванную нить.

И наяву его творенья
Я жажду чудом оживить:
В них бьёт источник вдохновенья,
Как душу в нём не окропить?

Ты припади в минуту жажды,
Прочти спасительную мысль, —
Найдёшь утраченный однажды
В строках поэта жизни смысл.

Омой глаза живой строкою,
И пелена спадёт с души, —
О том поэт своей рукою
В бессонной говорил тиши.

И оживёт, и затрепещет
Душа, как в небе соловей,
И ярче звёзды вдруг заблещут,
Свидетели минувших дней!

13 просмотров
Обсуждение закрыто.