Чуфут-Кале

Чуфут-Кале

Чуфут-Кале — Средневековый город-крепость в Крыму, родовая крепость известной крымской правительницы Джанике, расположена на горном плато в 2,5 км к востоку от Бахчисарая. Скалистые склоны достаточно круты, лишь с одной стороны к плоской вершине проложена пешеходная тропа. Наивысшая точка — 581 м. 
 
Сооружение Тик-Кую у малых ворот Чуфут-Кале
Александр Олейников 2
Я шёл по стёршимся ступеням
Назад на пару тысяч лет,
Я погружался онемело
Во мрак, где недоступен свет.
Я слышал голоса отныне
Жрецов из вечной глубины,
Я видел надпись по латыни
На своде каменной стены.
Мальтийский крест, рисунки, копоть
От факелов и фитилей.
Я слышал сверху конский топот
У города Чуфут-Кале.
Пройдя наклонную прямую
До лестницы до винтовой,
Колодец видел я Тик-Кую
С холодной, чистою водой.
Враги в осаду брали крепость,
А без воды прожить кому?
Такой колодец — чудо, редкость,
Пока единственный в Крыму.
Какой народ здесь бил в литавры,
Когда был сделан этот ход?
Быть может гунны, может вантры,
Быть может таврский народ.
А может скифы или русы
Хозяйничали здесь в горах,
И скот пасли, возили грузы
Из стран других на кораблях.
Событий бурных и жестоких
Полна вся крымская земля…
К истории тех лет далёких
Священно прикоснулся я.
В Чуфут-Кале
Андрей Осемар
Арабской вязию по камню
струятся ящериц тела,
колеблем маревом, расплавлен
Чуфут-Кале — город-скала.
В сыром холодном подземелье
минувших эхо языков.
Татары, греки и евреи
здесь растеряли бисер слов.
Их стопы стёрли эти камни,
а длани — стены возвели.
В окне скалы открывши ставни,
очами пили ширь земли.
Теперь они средь звёзд витают
и не грустят уж о былом.
Уж не любя и не страдая,
бесстрастно зрят свой прежний дом.
Чуфут-Кале 
Анатолий Цепин
 
На подступах к Чуфут-Кале. Видны две сохранившиеся кенассы.
Развалины Чуфут-Кале.
Пещерный город караимов —
Впрямь неприступные седины
На крымской солнечной земле.
Дорога жизни без колей —
По ней лишь пеший, или конный
Из благостной долины сонной
Мог донести воды елей.
Под сердцем у орды татар
Жила столица караимов,
В ней пять веков в семье единой
Хазарский дух существовал.
И вот развалины у ног,
Но сохранились две кенассы,
А значит дух учений наших
Все пережил и превозмог.
Согласно тюркской теории, караимы — потомки хазар, тюркского кочевого народа VII-X вв, который принял иудаизм и поселился в Крыму.
Кенасса — молитвенный дом караимов.
Пещерный город-крепость Чуфут-кале
Валерий Рябцев
Под скрип петель ворот дубовых,
Заходим мы в Чуфут- Кале,
И зов из прошлого нас снова
Приводит в город на скале.
Когда же город был основан?
Из стен- бойниц, дорог, домов,
Где камень стерт и отшлифован
Ступнями прожитых веков.
Бурлила жизнь на мысе горном,
Не умолкал житейский гам,
И караим трудом упорным
Вознёс жилище к облакам.
Но город был отвергнут богом,
Людьми покинут кров родной,
И он от ветхости убогой
Покрылся мохом и травой.
И всё же стены эхом полны,
Как будто времени прибой
На них накатывает волны
Прошедшей жизни, чередой.
Кенассы древние караев,
Как гнёзда горные орлов,
Стоят над пропостью у края,
Храня предание отцов.
Дороги пыльные от ила
Врезают в камень колеи,
По ним история катила
Колёса грубые свои.
Здесь дух иных времён, традиций
Живёт под сводами палат.
Чуфут- музейная страница,
Здесь каждый камень- экспонат!
Чуфут-Кале
Валерий Стегачёв
Где жили горные орланы,
В пещерах на скалистом плато,
Пришедшие сюда аланы
Сей город создали когда-то.
Аланов век был скоротечен.
Ордынцы вторглись в их пределы.
И в страшной битве в жаркой сече
Разбили здесь, народ сей смелый.
В суровой схватке, выиграв спор,
Без всяких лишних изощрений,
Назвали город свой Кырк-Ор,
Что значит «сорок укреплений».
Ордынцев смял Хаджи- Гирей
Военной грозной колесницей.
И сделал город он своей
Великой ханскою столицей.
Он для себя поставил цель,
Усилием рук рабов покорных,
Построить крепость-цитадель
С высокой башнею дозорной.
И в завершение, наконец
Был ханский возведен дворец.
Чеканил здесь монетный двор
Монеты с надписью Кырк-Ор.
Когда по швам трещал престол,
Враги на ханство шли войной,
Был стен надежный частокол,
Убежищем в борьбе с Ордой.
В восточной части укрепления
Селится стали караимы.
И для защиты населения
Воздвигли вал не проходимый.
Чтобы усилить имидж свой,
Хан сделал выбор не простой.
Объединился он с Москвой,
Чтоб на Орду пойти войной.
Но вот Орды Златой не стало,
И Крым свободы смак вкусил.
Значение крепости упало,
Хан резиденцию сменил.
Когда ж со свитой крымский хан
В Бахчисарай переселился,
Оставив все на горожан.
Род караимский здесь прижился.
Чтоб цитадель не пустовала,
Хан важных пленников сажал.
В прохладном сумраке подвала
Он Шереметьева держал.
Чтоб графа вызволить из стен,
Хан крымский, не моргнув и глазом,
Казань потребовал взамен.
Но Русь ответила отказом.
Вновь в жизни града на скале
Раскручен новый был виток.
кровью политой земле
Явился тихий городок.
Всего за нескольких недель
Войска царицы русской Анны,
Разрушив напрочь цитадель,
Разбили крымского кагана.
Бахчисарай был быстро взят.
Качнулся трон Гирея царства.
И в бой водил своих солдат
Граф Миних — боевой фельдмаршал.
Татары бросили Кырк-Ор,
Войсками Миниха гонимы.
В долине у подножья гор
Остались жить лишь караимы.
Назвали град Чуфут-Кале,
Что значит «крепость иудеев».
И город, встроенный в скале,
Жил на глазах у всех старея.
Веков промчалось лихолетье,
Град караимский все дряхлел
И в XIX столетье
«Пещерный город» опустел.
«Воздушный город» на скале
Рук человеческих творение.
Застыл в веках Чуфут — Кале
И бередит воображение.
В Чуфут-Кале
Василий Толстоус
Права история: вокруг пески и прах,
что поднимается, и с хрустом под ногами
мельчает снова, оседая на губах –
то чьей-то жизнью, то безвестными словами.
Давно мертво всё – но повсюду жажда жить.
Здесь даже пыль воскреснуть хочет в складках кожи.
Апрельский воздух разогрелся и дрожит,
зовя в тени прилечь на каменное ложе.
У древней арки что-то шепчет ветерок.
Легко вздыхает наклонившаяся ива.
Спит под руинами загадочный Восток.
Перезревает время, скатываясь мимо.
А мы всё ходим, взбаламучивая пыль,
порой тревожим духов звуками мобилок,
не зная точно: помогли — не помогли ль
их разбудить, стуча подошвами ботинок.
Разгоняя марь тумана…
Василий Толстоус
Разгоняя марь тумана,
увенчав собой каньон,
словно древний дух охраны,
стережёт вершину он.
Мысль упрямо уверяет:
«Жизни нету в той земле!»
Но он дышит, оживает,
город-сон Чуфут-Кале.
Улиц брошенных ущелья
создают мираж домов.
Скал долблёных подземелья
укрывают сети снов.
Нет людей, и только змеи
месят пыль у самых ног.
Я бояться не умею,
но теперь, наверно б, смог:
жутко стать у самой кромки,
снова видеть казнь и смерть,
в мавзолее незнакомки —
с ней навечно умереть.
У последней караимки
про её спрошу бытьё.
Посмотреть боюсь на снимки —
вдруг не будет там её.
Чуфут — кале 
Влад Жуков 2
Крутой тропой стремлюсь в Чуфут-кале,
В жилище древних — гулкие пещеры,
Где чуть заметны фрески на стене
С времен, быть может, самого Гомера.
Убогий скарб, орудия труда —
Плоды исканий, атрибуты быта.
Сурова жизнь и как гранит тверда,
Следами войн, столетьями сокрыта.
Здесь тишина, лишь ветра робкий стон
И ящериц желто-зеленых шорох.
Нерасторжима связь времен,
Где в изваяньях стражи — горы.
Крутой тропой стремлюсь в Чуфут-кале
Мысль обретает плоть и форму слова.
Тропа людей из прошлого в наш век,
Куда намного круче и суровей.
Пещерный город
Евгения Чмут
В городе пещерном спят века.
Время притаилось и застыло.
В небе синем тают облака
И шуршит полынь вокруг уныло.
Мы проходим молча, без помех
По остаткам каменной усадьбы.
Здесь звенел когда-то детский смех
И игрались, как повсюду, свадьбы.
А вокруг такая красота!
От земли слегка бы оттолкнуться,
Распахнуть в грядущее врата,
В глубину столетий окунуться…

Крым. Чуфут-Кале

Чуфут-Кале
Евгения Чмут
Далеко внизу под нами
Вьются ленточки дорог.
Всюду серый мёртвый камень.
Старый город, как порог
Между разными мирами.
Воет ветер там и тут.
В глубине пещерных храмов
Мифы гордые живут.
Смотрят ниши в поднебесье,
В наши души и сердца.
Здесь плывут тысячелетья
Без начала и конца.
Чуфут-Кале
Елена Макеева
Загадки исторических глубин:
Святыни, оживающие, Крыма…
…Скрипит арба, везёт плоды долин,
В пещерный город, крепость караимов.
Стучит арба по гулким мостовым,
Пылает каменистая дорога…
Воображенья тает синий дым,
А память сохранила так немного.
Есть манускрипты, памятников ряд,
Но главный — город древний, город предков.
Паденье… Взлёт…Хазарский каганат…
И небо удивительной расцветки.
Пещерный город Чуфут-Кале 
Лариса Юрьевна Боженко
Город пуст. Летят, как птицы
Между башен облака.
Камни стен глядят в бойницы
На ущелье свысока.
Бывших улиц паутина
Отпечаталась в гранит,
Словно древние картины
Время бережно хранит.
Эхо помнит звуки битвы
И пещер открытый рот
Шепчет старые молитвы,
Слов никто не разберет.
Тут за каждым камнем — тайна,
Дни в плену веков косы,
Все на свете не случайно —
Свято верят Кенассы.
Вьется змейкою дорога
В поднебесной вышине
Здесь, у древнего порога,
Загадай желанье мне.
Чуфут-Кале 
Лина Овраменко
Там, где орёл висит на крыле-
Есть мёртвый город- Чуфут-Кале.
Мечеть, мула, гроты в скале.
Есть город-призрак — Чуфут-Кале.
Века седые дымят в золе —
Как — имя дыму — Чуфут-Кале.
Мы шли по Крыму — и по земле
Струилось имя — Чуфут-Кале.
Джуфт-Кале 
Макеев Дмитрий Владимирович
Там где ветер синей сказкой над просторами летает.
Где закат пунцовой краской на покой благословляет.
Там где вечер ночь качает, в лунный глаз, глядя с опаской.
Город древний статью царской древний мир собой венчает.
Где красавец кареокий, в вихре кудри завитые?
Где она, чей вздох глубокий, как глоток воды в пустыне?
Где вы, воины лихие, пастухи и хлебопёки?
Но стирают в небе строки облаков стада седые.
И молчат угрюмо скалы, в саван каменный одеты
Только эхо, запоздало, отвечает — «Нету. Нету».
И вращаются планеты. В пустоте им горя мало.
И, открыв ворот забрало, город спит и ждёт рассвета.
Чуфут-Кале, Бахчисарай 
Михаил Седов
Древний город-крепость Крыма
и убежища в скале —
место ссылки караимов*
на горе Чуфут-Кале.
Эти ханские затеи —
опыт первых лагерей,
где томились иудеи —
караимский клан людей.
А внизу — палаты хана,
сад цветущий — сущий рай,
слёзы странного фонтана,
стольный град — Бахчисарай…
Это проклятое место
приснопамятно и тем,
что невольницам-невестам
злой судьбой здесь стал гарем.
До сих пор их души плачут.
Слёзы льются в Чурук-су.**
Та несёт их в речку Качу,
как рассветную росу.
А потом, с потоком горным
слёзы в море попадут…
Неспроста же его Чёрным
морем издавна зовут!
* Тюрки, исповедующие иудаизм.
** Речушка, текущая по Бахчисараю.
Чуфут — кале 
Рунова Надежда
Какой ландшафт, какой обзор!
Сюда брели мы очень долго.
Душа парит над цепью гор
И замирает от восторга.
Трава душистая растёт
И ветры буйные гуляют.
Чуфут — кале, он сотни лет
Над миром молча наблюдает.
Да, суетился здесь народ,
Любил, дружил, богам молился,
Старался выжить кто как мог,
В кенассы часто тропился.
Но жизнь прошла, остался след
Телег, что воду привозили
Из родника.Из века в век
Здесь караимы долго жили.
Дорога — нить внизу видна,
Пыль от авто, что проезжает.
Я у скалы стою одна,
От счастья сердце замирает.
2 просмотров
Обсуждение закрыто.