Пн. Июл 22nd, 2024
Императрица и Самодержица Всероссийская, Герцогиня Курляндии и Семигалии
Годы жизни: 1693 — 1740
Предшественник: Пётр II
Преемник: Иван VI
Наследник: Анна Леопольдовна (до 1739)
Род: Романовы
Отец: Иван (Иоанн) V
Мать: Прасковья Фёдоровна
Супруг: Фридрих Вильгельм (герцог Курляндский)
Дети: нет

Дом Романовых — Анна Иоанновна

Анатолий Новосёлов

Годы жизни — 1693 — 1740
Годы правления — 1730 — 1740

Полненькая дама, но с жиров не плакала,
Приходилась дочкой Иоанна Пятого.
Братом сводным выпало Иоанну статься
Для Петра Великого.
Нечего брыкаться…

Выпала удача стать императрицей.
Сильно не ценили дочку царь с царицей.
Ей село Измайлово стало родным домом.
Жизнь у Анны с герцогом,
жаль,
сложилась комом.

Фридриха Курляндского хвора подцепила.
Через год с венчания — как траву скосила.
Пётр Второй ушёл когда, стала Анна править,
Но под списком правил ей
подпись всё ж поставить

Привелось.
Иначе же — выскочит из трона.
Только Иоанновна не того фасона.
И самодержавною очень скоро стала.
Свите заговорщиков планы поломала.

Вобрала в себя она с генами податливость.
Иоганна стать,
Бирона то бишь,
очень Анне нравилась.
Да души не чаяла в травле и зверинцах,
Так же благолепии разных проходимцев.

Обер-камергером стал Бирон отныне.
Только что мечтать нельзя было им о сыне.
С Турцией дралась страна. Крымский хан — причина.
Взяли Перекоп, Азов русичи-детины.

Миних, граф, напрасно вёл русов-войнов в битву.
Крым и Бессарабия отошли под бритву.
Мир белградский празднуя, лишь Азов добыли.
Главное — что в Питере глупый мир обмыли.

Тысяч сто солдат легло ни за что. Впустую!
Позже — виноватых лиц как-то арестуют.
Прежде чем оставить свет, Анна (да с посредником)
Иоанн Антоныча сделала наследником.

Анна Леопольдовна регента Бирона
В ссылку под конвоем удалила конным.
Времени Бирона суждено прерваться,
Как и Иоанну — в тюрьмах пресмыкаться…

Эрнст Иоганн Бирон

Вячеслав Анисков

Он нам всем почему-то известен
Как какой-то совсем подлый немец
Может был он конечно нечестен
Но безгрешен лишь только младенец

Раньше конюхом только являлся
Но потом первым стал он в России
И на самом верху оказался
Нестандартно ведь всё в этом мире

Наделён был царицей он чином
И слугой ей он был самым верным
Потому что её был мужчиной
Хоть известно что точно не первым

А всесильный подонок Волынский
Начинал как известно солдатом
И дошло до того, что он мыслил
На престол тоже стать кандидатом

Почему ж мы упорно считаем
Что для Родины был он спаситель
Ведь при этом давно уже знаем
Что он вор, негодяй и мучитель

И Бирон тогда сделал всё правильно
Что его он отправил на плаху
Скажем прямо: покончил со швалью
Молодец он, и мир его праху

И поэтому срочно нам надо
Переулок назвать в честь Бирона
Ну а если не все будут рады
Здесь не будет большого урона

Анна Иоанновна

Димитрий Кузнецов
(из цикла «Государи»)
Да, были времена Бирона,
И страх царил в глухой молве,
И даже царская корона
Была на женской голове.

А над страною, что стояла,
Как нерушимая стена,
Заря багровая сияла,
Суля иные времена.

Анна Иоанновна (1693 – 1740) — Российская Императрица из династии Романовых. Четвёртая дочь царя Ивана V (брата и соправителя царя Петра I) и царицы Прасковьи Фёдоровны. В 1710 году была выдана замуж за герцога Курляндского Фридриха Вильгельма. Овдовевшая через 2,5 месяца после свадьбы, Анна была отправлена Петром I в Курляндию. После смерти Императора Петра II была приглашена в 1730 году на российский престол Верховным тайным советом как монарх с полномочиями, ограниченными в пользу аристократов, но при поддержке дворян восстановила абсолютизм, распустив Верховный тайный совет. Время её правления позднее получило название «бироновщина» по имени её фаворита Эрнста Иоганна фон Бирона.

Анна Иоанновна


Димитрий Кузнецов

«Жизнь тем и интересна, что в ней сны могут стать явью».
Пауло Коэльо

И вот мне снится: призрачная даль темна,
Про Высший суд поёт незримый хор,
А ты — царица Анна Иоанновна —
Решаешь: дыба, кнут или топор?

Совсем другая — гордая и грубая,
Знакомых черт в тебе не узнаю.
Но слышу, слышу ангельские трубы я,
Звенящие в заоблачном краю.

Мне не понять карающих богинь с верхов
Имперской власти и несдобровать
Во дни Биронов, под рукою Минихов,
Которым не дай Бог возревновать.

И ты молчишь, но приговор читается
Среди бумаг, подписанных Судьбой.
Всё сказка лишь, всё сон… а мне мечтается,
Хотя бы так, но встретиться с тобой.

Дождливый плач летит над чёрным городом,
Блестят на белой шее жемчуга.
Давай, палач, крути тяжёлым воротом,
Ломай скорее царского врага!

Я был с тобой —
Высокой и властительной,
Я был с тобой –
Убийственной, шальной,
Я был с тобой —
Жестокой, обольстительной,
Я был с тобой —
Единственной, одной.

Скрип досок, стон, вой ката заполошного,
Пронзая ночь, скрываются во тьму, –
Кошмарный сон из каземата прошлого
Уходит прочь по следу твоему.

Анна Иоанновна (1693 — 1740) — Российская Императрица.
Эрнст Иоганн Бирон (1690 — 1772) — фаворит Императрицы Анны Иоанновны, регент Российской империи в октябре — ноябре 1740 года.
Христофор Антонович Миних (1683 — 1767) — генерал-фельдмаршал, полководец эпохи Анны Иоанновны, сподвижник Императрицы.
Дыба — орудие пытки посредством растягивания тела жертвы с одновременным разрыванием суставов.
Кат — по старому, палач.

Анна Иоанновна

Иван Есаулков

Когда «верховники»* решили
Императрицей сделать Анну,
«Кондиции»** ей предложили,
Решив, что всё пойдёт по плану,
Что разработали они,
Иначе Анне свои дни

Влачить в Курляндии*** придётся.
Верны расчёты, точны планы:
В Митаве**** ждёт и не дождётся,
Когда в Москву поедет, Анна.
Но только был и у дворян
Другой расчёт и новый план.

Дворяне Анну попросили
Власть не делить, расстроить планы
«Верховников». Почуяв силу,
Кондиции порвАла Анна,
Взошедши на российский трон.
А власть к рукам прибрал Бирон*****.

Он действовал порой нахально,
Путём интриги и обмана.
Ему в своей опочивальне
Была во всём покорна Анна –
Ей не хотелось быть одной!
Бирон же управлял страной,

И не одна душа узнала
Жестокость этого тирана!
Монархиня жизнь прожигала
И развлекалась только Анна,
И умерла, оставив трон
России внуку******, а Бирон

Назначен регентом. Ивану –
Три месяца. Терпеть Бирона
Никто не мог, и снова Анну*******
Призвали править «по закону»…
А время движется вперёд,
И новый ждёт переворот.

* Члены Верховного Тайного Совета.

** Условия.

*** В герцогстве в Прибалтике, которым правила Анна Иоанновна.

**** В столице Курляндии.

***** Курляндский дворянин, фаворит Анны.

****** Внучатому племяннику Ивану Шестому.

******* Племянницу Анны Иоанновны Анну Леопольдовну, ставшую регентшей после ареста Бирона.

Анна Иоанновна и Бирон

Иван Есаулков

Она стреляла очень метко
Из растворённого окна,
И птицу всякую нередко
Сбивала на лету она.

Была наездницею смелой,
Держала множество коней,
Ещё охотилась умело —
Страсть стала с возрастом сильней!

Императрица выпивала
И била карлиц и шутих.
Избитых пожалев, бывало,
Потом одаривала их,

Но всё-таки была жестокой
Со всеми. Лишь один Бирон
Обласкан ею, недалёкой
Умом. Как много значил трон!

У императорского трона
Мужи толпились без конца —
От всемогущего Бирона
И до безусого юнца.

Бирон владел интриг искусством,
И много душ людских сгубил,
Играл умело Анны чувством,
Хотя её и не любил.

Раскинул сети шпионажа
Над всеми во дворце Бирон,
Был всемогущ, хотел он даже,
Чтоб сын занял российский трон.

Но герцог всё же просчитался:
Когда царица умерла,
То он в Пелыме оказался,
Ответив за свои дела…

Екатерина, Пётр и Анна,
Иван-младенец, дочь Петра…
Век восемнадцатый, век странный,
России смутная пора!

Полвека — гвардии смотрины
(Кто угадает, тот — герой!):
Зачин — с одной Екатерины,
А окончанье — на второй!

Анне Иоанновне Царствование 1730-1740г

Людмила Вышковская

Анна Иоанновна. Царство на Руси.
Мило ли, не мило ли, Господа спроси.
Кровь поди-ко царская. Отсвет голубой.
Слово с Делом сложится, ну само собой.
От ружейных всполохов шум и тарарам.
Меткая охотница из оконных рам.
Вкруг царицы топчутся шуты, да шутихи,
Дурочки убогие, плуты, да плутихи.
Хоть балет Италии, опера была,
Но на представлении матушка спала.
Грубых шуток месиво, дорогое платье.
-Ну-ка, гряньте весело, выхожу гулять я!
Царские помощники — немцы да шуты.
Немцы над Россиею, а потом уж ты.
Десять лет — не много ли?
Велика Россия!
С Богом ли, без Бога ли, кони вороные.
Темень каркнет вороном,
Филин вторит «охом».
Что для русских здорово,
То для немца плохо.

Ледяной дом

Сергей Мельников 62

Дом ледяной, он как дворец,
Искусных мастеров творение.
Ведут невесту под венец,
Во всём разгаре представление.

«А кто жених? Придворный шут»?
Он шут, но княжеского рода.
Смотрите, сам Волынский тут,
Встречает всех гостей у входа.

«Кто дама та вся в соболях»?
Да это русская царица.

«О, Боже, взгляд внушает страх.
Взирает строго как орлица.
Я слышал у неё недуг,
По городу гуляют слухи».

Рот на замок, любезный друг.
Подслушивают даже мухи.
Взгляните, сударь, вон туда.
Вы видите — стоит карета.
Сам Ушаков прибыл сюда.
Он мастер скорого ответа.

«А это кто как фараон?
Я чувствую — большая птица».

Так это герцог, сам Бирон.
Его бояться все в столице.
Да что в столице — На Руси.
Он фаворит, в его всё власти.
О, Боже праведный, спаси!
Такие здесь творятся страсти.
Ты здесь в полку всего три дня
И многого ещё не знаешь.
Держись, поручик, за меня.
Поверь, мой друг, не прогадаешь.
Ни с кем, ни с кем тут не делись
И спрячь язык свой за зубами.
Такая в Петербурге жизнь.
Слово и дело — меч над нами.

Как в сказке ледяной дворец.
Переливается, искрится.
Всему на свете есть конец.
Последний праздник твой, царица.

Летний дворец Анны Иоанновны

Сергей Мельников 62

Дворец засыпает таинственным сном,
Туман над Невою накрыл всё плащом.
Один караул свою службу несёт.
Вот полночь в объятия столицу берёт.

Царица не спит, её мучает страх.
Невинно казнённых мерещится прах.
Повсюду усопших преследует тень.
Тяжёлый сегодня ей выдался день.

Болезнь всё сильнее сжимает ей грудь,
Всё тело болит, тяжело ей уснуть.
Пугает и давит вокруг тишина
И смерть поджидает уже у окна.

Десятый уж год она правит страной,
Но только исход у царей всех земной.
Пускай на тебе даже царский венец,
Как ты не проси — неизбежен конец.

Пиры, развлечения, сокровищ ларец,
Весь в роскоши светится Летний дворец.
Жестокой, кровавой была её власть.
За то прожила без сомнения — всласть.

События промчались все в мыслях как гром.
Приёмы, балы, Ледяной её дом.
Ушло всё куда-то, назад не вернуть.
Все смертны и каждый закончит свой путь.

Царица не спит, она слышит шаги.
«А может быть там затаились враги»?
Не мешкая, молча, с пастели встаёт
И в тронную залу, качаясь, идёт.

О Боже, но что это видит она?
Себя в черном платье напротив окна.
Вот смело двойник её к трону идёт.
Солдат на посту честь ему отдаёт.

«Ко мне, караул. Эй, гвардейцы, сюда.
Схватить самозванку. О, Боже, беда»!
Но образ растаял внезапно как дым,
Наполнив всю залу туманом седым.

И, как под ногами качнулась земля.
«Я всё поняла, смерть явилась моя».
Вбежали придворные, свечи зажгли.
Царицу без памяти в спальню внесли.

Анна Иоановна

Сергей Прилуцкий

Жила себе в Курляндии девица,
И вот она уже императрица,
А вот при ней уже и шут Pedrillo,
И сам Бирон, ну надо ж подфартило.
Любила Анна очень пострелять
И представленьями себя позабовлять.

Ну и для государственной заботы
Немного доставляло ей охоты:
Достигли мы Японии, Аляски,
На верность присягнул народ казахский,
Основан Барнаул, Орск и Челябинск,
А также Петропавловск,- что Камчатский,

И Тихоокеанский флот, балет,
По чугуну мы обогнали свет,
Царь-колокол, тот что в Москве стоит,
При Анне Иоановне отлит.
Такая вот племянница Петра,-
Начальница российского двора.